Поиск

Турсун Али



1952 йили туғилган. Тошкент давлат университети (ҳозирги ЎзМУ)нинг филология факультетини тамомлаган.

“Зангори овоза”, “Юракдаги сўзлар”, “Ёруғ кунлар”, “Ёлғизим”, “Уйғоқ сукунат”, “Туйғулар ранги”, “Сокин ҳайқириқ”, “Сайланма”, “Қуш пати”, “Қор шуъласи”, “Турналар йўли” каби китоблари нашр этилган.


Накурт

 

1

 

(Накуртлик Оллоёрбой
ота руҳига бағишланади)




Қутурган тўлқинда сузаётган кемадек

Чайқалиб-чайқалиб борар йўловчи.

Тошлар айқаш-уйқаш.

Ўйилган кўзлардек ўнқир-чўнқир йўл.

Икки тараф тепалар – гўё ўлик туялар.

Адир қоялари –

Бамисли лангарлар.

Ҳар ер – ҳар каваклар

Оғизлари ланг очиқ.

Қай бир ерин чирмаб олган чангаллар,

Худди ўсиб ётган чипқонлар.

Асрларни қаритган

Сертирноқ тошларни борар босиб йўловчи,

Гўё дорда кетаётир у.

Теграсида эсар шамоллар,

Турар ўлим ёнма-ён.

О, йўловчи шиддаткор,

Худо унга мададкор,

Бешбармоқ қояларин қучмоққа.

Орзу қанотида учар у.

Ана,

Манзил кўринар алҳол,

Шундоқ яқиндан

Чангалларин чўзар қоялар…

Не тонг,

Тўрт тараф тоғ ўрмони –

Ёввойи дарахтлар сурони.

Тўлғаниб ётар қамишзор…

Уни илонлар,

Чаёнлар,

бақалар,

бўрилар,

айиқлар,

тулкилар айлаган макон.

Ўйлар гирдобига чўмар йўловчи,

Тин оладир пўлат каби оғир.

Бешбармоқ қояларига тикилар Йўловчи,

Меҳри товланар Қуёшдек.

Ичида уйғонар овчи,

Бас, кўнгли сари борар у…

Адо бўлар тўқайзор,

ва чекинар ёввойи махлуқлар.

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Осенний шиповник



Из за тебя с деревьев опадают листья,
Это, ветер, ты во всем виноват.
Усталым деревьям наверно снится,
По ночам мягкая, скрипучая кровать.

Осень - ведьма уж садится на метлу,
Чтобы улететь, когда наступит тьма.
Шиповник шепчет и плачет на ветру,
О том, что не за горами зима.



29/09/2015.
9:57 утра.
Канада.

 


Поседел от горе одуванчик бедный



Устало выглядит сентябрское солнце,
Так быстро и незаметно прошло лето.
Жизнь одуванчика подходит к концу,
Для него страшно все это.

Перелетные птицы улетели за море,
Тихо опал с ветки и лист последний.
Думая о судьбе своих семян, от горе,
Поседел наверно одуванчик бедный.

Ветер задул его, как бы прощаясь,
И нежные пушинки тихо полетели.
Летели они, задумчиво вращаясь,
Как снежные хлопья в метели.



11/07/2018.
11:02 ночи.
Канада, Онтерио.

 


Осенняя грусть



Спящие доли все еще не проснулись,
Уплывает плот журавлей на юг.
Чтобы отстающие за ними подтянулись,
Они крикливо друг друга зовут.

Трактор земельку на косогоре пашет,
На дорогах пусто, не видно никого.
Пугало журавлям улетающим машет,
Своим пустым и длинным рукавом.

Когда зовет тебя за полями поезд,
О, рыжая осень ты грустишь о ком?
Иногда молчаливо все моешь и моешь,
Дождливыми слезами стекла окон.



24/11/2018.
8:17 утра.
Канада, Онтерио.

 


Скатерть дороги под луной белеет


Сумрак сверчками стрекочет сонно,
Через леса и поля вьется колея.
Далеких лягушек рокот монотонный,
Скатерть дороги под луной белеет.

Как будто на точилке луны небеса,
Точат что то и  искорки летят.
Не боясь темноты деревья в лесах,
Не ложась, стоя спокойно спят.

Полет совы одинокой долго длится,
Летит вслепую и крылатая мышь.
Лунный блик мягко и нежно серебрится,
На чешуях черепичных крыш.



23/11/2018.
8:34 ночи.
Канада, Онтерио.

 


Спасибо тебе, Родина, спасибо!



За окном небоскребы, парки и аллеи,
Но мне моя далекая деревня снится.
Луга и просторы хлопковых полей,
Ивовые рощи, где поет синица.

Пойма реки, проселочные дороги,
Бродячие ветры далеких долин.
Шелестящие волны, берег пологий,
Где серебрится горькая полынь.

Желтые сережки весенной ивы,
Цветущие урюки, глиняные дувалы.
Дальный крик осла и ветры, которые,
В небе облака в клочья рвали...

Я прячу дрожащие слезы улыбкой,
Спасибо, Родина, чтобы приехать я мог,
Ты слегка приоткрыв садовую калитку,
Не закрыла на замок.



22/11/2018.
10:27 дня.
Канада, Онтерио.

 


Небо над прудом



В зеркальной воде отражение берез,
Над ночным прудом наклонилось небо.
И посыпало как корм крупинки звезд,
Словно крошки белого хлеба.

Пруд прям как подводная столовая,
Сыпется еда - бесплатный корм.
Рыбы вздутыми губами их ловят,
А лягушки ржут, хихикают хором.



21/11/2018.
8:09 ночи.
Канада, Онтерио.


Улыбка месяца до самых ушей



Словно острый серебряный серп,
Яркий месяц поднимается выще,
Играет ветерок с ветвями верб,
Где разлив реки туманами дышет.

Устлана тенями деревьев улица,
Бродят в тишине ежи и яноты.
Время словно прожорливая курица,
Клюет, стуча секунды и минуты.

Стрелки часов как дворники, которые,
Машут мерно на рассете метлой.
Уж кувшинки цвести в прудах готовы,
А на улице безлюдно и светло.

Рассеянно скрипит на ветру калитка,
Легко и спокойно у меня на душе.
За окном месяца сияющая улыбка,
Широкая, до самых ушей.



21/11/2018.
9:34 утра.
Канада, Онтерио.


От назойливых мух устали фонари



Думаю, неужели тополиный пух,
Летит, кружится за окном в метели?
Оказывается там снежные мухи,
Гигантским роем в воздухе летели.

Они как саранчи над городом летят,
Заметая бульвары дороги и дворы.
Которые как медведи в берлоге спят,
От назойливых мух устали фонари.

Исчезла из виду оледенелая река,
Летят белоснежные мухи в тиши.
И никто во мгле с мухабойкой в руках,
Прихлопнуть их не спешит.



20/11/2018.
7:30 утра.
Канада, Онтерио.

 

 

 

 

Подробнее...

 

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

About the short novel of Holder Volcano "Falling Leaves"



Review by an unknown reader about the short novel of Holder Volcano "Falling leaves" in the electronic library"Ridley".



Dear readers, we sincerely hope that the short novel of Holder Volcano "Falling leaves" will not look like any of the already read by you in this genre. Through images do not remain without attention, appearing in different places of the text they perfectly harmonize with the main line. It is clear that the issues raised here will not lose their relevance in time or space. Considerable attention is paid to the place of events, which gives the color and realism of what is happening. Fascinating, sometimes funny, very touching makes it possible to think about yourself, evoking memories from life. Portrait of the protagonist picked up very well, from the first lines imbued with sympathy for him, empathize with him, rejoice at his success, and upset failures. There is a certain feature, try to go beyond the basic idea and to introduce the uniqueness, thanks to which there is a desire to return to read. As you get closer to the outcome, it becomes more important great and beautiful, cleverly hidden than what it seemed at first glance. As you get closer to the apotheosis inadvertently freezes the spirit and later felt the desire to follow multiple reading. In addition to the fascinating, exciting and interesting narrative, the plot also retains the logic and sequence of events. At first glance, the combination of love and friendship seem mundane and bored, but later come to the conclusion that the evidence of the selected studies. The short novel of Holder Volcano "Falling leaves" read free online unusual, as the product is sometimes incredible, but at the same time, very interesting and exciting.



19.09.2016.



Thank you very much for the sincere review of my work.

Sincerely, Holder Volcano.



This short novel  has magic. If you start reading this book, you won't be able to stop.The story just drags you in like quicksand in the desert and swallows. Read and enjoy.



Copying, distribution, and commercial use the short novel of Holder Volcano "Falling leaves" without the written consent of the copyright holder is prohibited.



Sincerely, Holder Volcano.



Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

"Falling Leaves"


(The short novel)



(Translated by author)




Chapter 1

Spring fields



Spring, birds singing in the high poplars at field mill, where the white acacia. Recently, among the thorny branches of acacia could see a nest of magpies, and now it disappeared from sight among the leaves and flowering bunches of the tree. Magpies are very smart birds. They know that boys can't climb a tree, whose thorny branches, as its sharp spiny thorns may hurt to scratch his hands and feet and even to rip their harem pants. Acacia flowers have captured the soul like Souvenirs made from pieces of white porcelain. The pleasant smell of these bunches winds spread across the field where farmers work. Khurshida worked, knocking hoe on the rocky field. It was a girl of eighteen, fair-skinned, with a dense and gentle curly dark brown hair, with a slender figure and magnificent Breasts, with hazel eyes, and clear eyes. She is so beautiful smiling coral lips, showing white healthy and beautiful teeth, that a lot of guys in the village were crazy about her. But Khurshida did not pay attention to either one of them, as she felt for him the tender feelings called love. His indifference she has increased "oppression" on the lovers. She didn't even answer your love letters that boys wrote and passed her through her friends.


Khurshida"s father Abduljabbar very strict towards his daughter Khurshida and his difficult character and behavior more like a stepfather than her own father. He often drinks alcohol and satisfied with drunken fights. But Abduljabbar is a good specialist in the field of sheep shearing. He works as a mechanic on a cattle farm. Repairs on the farm milking machines, automatic drinking bowls, conveyors, cleaning barns, combines, forage shredders and so on.

Although Abduljabbar is not a religious fanatic, but he strictly prohibits Khurshida to go to parties dedicated to the birthday of her classmates, which was attended by boys. Abduljabbar swore that if his daughter Khurshida will disgrace their family, he will curse. So mother of Khurshida Raheela every day insisted that she did not play with fire and was cautious in communication with her classmates and other unknown guys, Raheela knew that the class of her daughter not all girls were friendly with Khurshida. That is, some girls are jealous of Khurshida and look at her with despise, because she's pretty and many guys were in love her but not with them.


With these thoughts in mind, Khurshida continued to work on the field, leveling soil for planting cotton. She loves to work in the fields alone, as nobody bothers to think about what she wants to think. Loneliness for her freedom was like the boundless sky. Sometimes Khurshida stops to straighten her back, listening to the distant of a sad voice of an alone hoopoe which comes from Willow Grove, where the wind wanders drunk. There, in the distance, a willow grove, a cotton field, she saw an alone tractor that silently glided over the field like a ship on the surface of a green sea of cotton. Khurshida thoughtfully watched agile low flying swallows. They flew over the fields, almost touching the ground, and its white belly and wings similar to bent black daggers with sharp blades. Then again she set to work, humming a sad song about love. And the sun slowly but surely rose to the tip of the sky. Khurshida worked on the field under the scorching sun and stopped work only when on the hill, the cook Tubo shouting the beginning to entice people for lunch.


-Choygaaaaaaaaa!- she cried, and her voice flew over the spring fields, like a bird freed from its chest.


Leaving the hoe on the edge of the field, Khurshida went to the side of the field mill. Approaching her, she smelled a delicate sweet smell fragrant acacia which bloomed near the field camp, which grew tall poplars and weeping willows. At this point, of the cultivator, which stopped near a field camp, jumped a young tractor driver of about twenty to twenty five, in a worn skullcap, tall, broad-shouldered, snub-nosed, with curly hair, with a mustache above fleshy lips, a peculiarity of the guy with a green scar on his left eyebrow. It gave him the appearance of harshness and masculinity. His appearance resembled a Roman Gladiator who fought with his bare hands with hungry tigers. Khurshida had not seen this tractor driver in these parts, but I just remembered his tractor, which she just watched from afar in the cotton field. While Khurshida was removed from the branches of the mulberry tree a small pouch in which was bread, sugar, welding, aluminum spoon, and a mug with a bowl, the tractor driver was already standing in the queue at the field tin samovar, where workers were poured theirself a Cup of boiling water. Taking her mug, Khurshida poured her the tea and also got in line. Seeing her, the guy turned to look and gave up his place. Not expecting such a gentleman, Khurshida thanked the young tractor driver and kindly smiled. After a few minutes the guy started to talk to her:

- Girl, let me tell you an amazing story while we stand in line. In short, yesterday I go past this tree - beauty!- from the white acacia flowers that you can’t stop looking at. The acacia blooming was like a young bride in a white wedding dress! I stopped involuntarily admiring the unusual beauty of this tree, looking at it with delight, like a farmer who came from a distant village with a bag on his shoulders, who first saw the city. Then there was gunfire. I thought, there was a terrorist shooting at me from the machine gun. I quickly lay down on the ground, so he couldn’t fire the whole clip at me. I layer down for a while and I look, and there's a singing magpie. Well, I felt ashamed about myself. Stood up, looked around, found my dirty skullcap, shook off the dust, jammed it on my head and went on. It’s a good thing nobody but me saw it.


After hearing the story of the tractor driver, everybody having lunch amicably laughed. Khurshida too, then came their turn. But, unfortunately, boiling water ceased to flow from the samovar's tap. It turned out that the cause was the fact that in the samovar boiling water level dropped below the level of the faucet, so it stopped showering. But the tractor driver found a way out: he asked Khurshida to bend the samovar and pour the boiling water into a mug, which he set up.


- Okay - agreed Khurshida and when the young tractor driver framed his mug to the tap of the samovar, Khurshida gently bent the samovar. But then disaster struck: Khurshida accidentally dropped the samovar, and he fell over, the young tractor driver scalded with boiling water. Tractor driver, making a face from a severe burn, started to jump from the pain, leaning on one leg, pulling air into the lungs.


- Vsss -ah-aaah! Vsss-ahh-ahhhh! Ooooohhhh!- he jumped from the stinging pain and spun like a dog chasing its tail.


Khurshida started to cry, not knowing what to do and how to calm the poor tractor driver. And workers who had already begun eating, all got up from their seats, feeling for the tractor driver who accidentally scalded with boiling water. Some laughed, especially when the timekeeper Abdelkasim cried, you take off your pants and jump right into the pond!


- Oh, excuse me, for God's sake, mister! This is all my fault!.. Badly burned?! Poor!.. I don't know Your name... what your name? - Said Khurshida, crying and circling around the guy in confusion.


A young tractor driver, holding his scalded thigh, stopped for a moment and with a grimace on his face said:


- Me? A-aaaaah- ahhhh... my name is Sultan!


- Oh, Mister Sultan, sorry! I didn't want to... - said Khurshida with tears in her eyes.


-Don't worry, girl, about anything... Aa-a-ahhh-ahhh... Ahh-ahh-ahh....My leg will get better before the wedding - said tractor driver Sultan, smiling through the grimace on his face, continuing to jump on one leg.

Then he asked, distorting the face of unbearable pain:

-And You? What's your name?


- Me? Oh yeah, my name is Khurshida.


-Very nice... Vsss-aaaaa-aah... Yyyyh! That's a beautiful name, like you, honestly. You, Khurshida, do not pay attention to me. Better get yourself something to eat. Its lunch time right now... - said Sultan, continuing to rely on one leg to alleviate the pain.


- No, I will not eat. Well, how am I supposed to eat when you suffer because of me? - cried Khurshida.


Here the tractor driver Sultan stopped limping and said.


- Well, Khurshida, now quit crying! After all, people are looking at us. Already released the pain, don't you worry. I have everything in order. Don’t you believe my words? Well, then I have no choice but to prove to you that I'm healthy as an ox.

Here look and, humming a tune, he began to dance, stamping their tarpaulin boots, as a dancer with great experience.


Sultan danced, whirling like a whirlwind and singing cheerful music. Seeing this, everyone around laughed as if the viewers who are watching a funny presentation of a wandering artist. Khurshida was also smiling through her tears, rejoicing that the Sultan let go of the pain.

 

 

 

 

 

Подробнее...

 

132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

 

Chapter 7 of the short novel of Holder Volcano "Falling leaves"

(Translated by author)

7 chapter

Funny story of the tractor driver Sultan




- Daughter, have you collected information about the guy? -asked Raheela.

- Yes, mother, I learned that the tractor driver Sultan from the village of "Tuyamuyun", located at the foot of the Charvak mountains. According to him, near the mountain village flows the river, which originates high in the snowy peaks, where even in summer the snow does not melt. Healing water, the air crystal clear, the village is in the verdure he says. At the foot of the snowy peaks stretch for miles, pistachio, apricot and hazelnut trees, mountain ridges covered with tall thickets of wild raspberry, old spruce forests, where woodpeckers knock, run and jump squirrels in the pine trees, the chirping of birds - in short, a Paradise on earth. Here will go there, spend a day or two, and all You have, says he, will disappear forever the desire to return home, it is here in the farm Tillaquduq. If you want You can stay there for life he said.

And why is he leaving such a wonderful mountainous land here? How did he even get here? You did not ask him?- asked Raheela.

- The fact that he is out of his mountain village went to Tashkent to enter the University, but he failed, and he was ashamed to go back. He decided to work here next year to try again to enroll at Tashkent State University. Prior to that, he is graduated from proof those College and received a law tractor. And he found a job here. In short, that his fate is - explained Khurshida.

- Well, that aggravates the situation, and I'm afraid that your father will never agree to let you marry him because you're our only daughter. If you had brothers or sisters, it would be possible for you to give in marriage, at least in Canada, at least in Europe or in Africa .And I don't want you to go away in distant lands, because without you, I can slowly fade away like a kerosene lamp, which is running out of fuel. Yes, your father is strict but he loves you more than life, and that is why he is demanding to see you. In life anything can happen. In order not to happen something irreparable, we must be very careful. Especially you, because it all depends on you - said Raheela.

What if he wants to stay here and live? -Khurshida asked, not looking up from his work.

- And are you confident in this? He himself said about this?

- No. I'm just guessing.

- I don't know, daughter. You should talk to him about everything.A life of marriage is not a toy. Marriage is for life. But many lovers parted with their beloved, who immediately after the wedding, who later when there are differences and different issues between them. It's the fact that they didn't know about each other before the wedding. The world is a market and life together by. The person, who wants to buy something, must carefully inspect the goods. Or they can buy what he will soon have to throw in the trash. Well, let's say, you bought shoes in the store. In a day or two you feel it's too tight. Going back to the store and change them. A man is not shoes to be able to go and change. To not have to change after marriage, girls should be able to choose the right husband, after a careful examination and testing before getting married said Raheela. Khurshida thought then asked:

- Mom, what if I bring him here? I would talk about everything specifically in your presence.

- Not a bad option. But will he agree to this? And what will the people who see it with us? - said Raheela.

- I need to talk to him about this and bring him here - said Khurshida.

- Good - agreed Raheela.

Mother and daughter worked until lunch, during lunch, Khurshida spoke to the tractor driver Sultan, and he agreed to go there, where Khurshida with her mother. After lunch, did not wait long, the tractor driver Sultan arrived at the appointed place. After they shook hands, Raheela the first to start a conversation:

- I beg do not judge us strictly, son. Frankly, I know about your warm relations, and see that you are a good guy. Although I believe in you, but all the same I need to know the guy my daughter wants to link their fate. Don't get me wrong. In my place any mother would do the same. Khurshida told me about a mountain village where you come from. In my opinion everything is fine .But, you know, to confess, father of Khurshida strict man with a tough character, and I'm afraid he will not agree with me if I say that I intend to give her husband for you, since you live in a remote mountain village "Tuyamuyun". My question is as follows. Once you are accepted into Tashkent State University, you will go back to your village, or want to live in our area?

- To be honest, Auntie, I used to think that enrolling in Tashkent State University, I live in Tashkent. After graduation, I think to go to the native village, and there to teach lessons to students at a local school. And now I have other plans. You see, that I check young and I am only twenty-five, but I'm still not married. I'd show you my passport, so both of you have seen this,

But I left my passport at home that is in the tractor Park, where I live temporarily. I don't want to carry all the time, both in the area where the curfew, right? - He said.

After these words, Raheela, too, began to laugh.

- Oh, You Joker. And I, naive fool, believed. Don't worry. I believe you, son - she said.

- Thank you for your trust, Auntie. To be honest, though, my name Sultan, means king, but I'm really, pathetic slave of your daughter. Now I'm ready to do anything to be with Khurshida. Not to stay in these parts, I am ready even to go to the edge of the world if Khurshida wants. Day and night I thank God for what he sent me here, and Iet such a beautiful girl like Your daughter. My life acquired meaning only after I met her. I used to be a simple tractor driver. But despite this, I read a lot for example the novel "don Quixote Lamanchas". Loved the library of our village, where always reigned peace, comfort and tranquility. Come, walk between shelves, looking at books, and relax the soul. Dizzy from the fragrant smell of books, get drunk. Well, the library was for me something quiet resort, free resort, where people restore their health. Read Jack London, Tolstoy, Turgenev, Gogol, Cervantes, Hemingway, Pushkin, Kafka, Yesenin, Abdullah Kadiri, Chingiz Aitmatov and many wonderful writers and poets of world literature. Once I was asked if I wanted to earn a little in the field of sports. I grew, interesting you people of the Lord. So, who wants to earn money, especially in my situation? Of course, want. After that we went. We drove for a long time through the wilderness, crossed the desert, and went to the trailer of the truck, "lorry" of the Stalin era through the mountain passes, where we were being chased by the mute moon. A torn piece bedspread fluttered in the wind like a tattered flag on Mars. We finally arrived in a city. Walked into a building where there were people - a full house. There I was told to take off my clothes. I stand, then, in his shorts and holey t-shirt. They put my skinny arms like sticks, Boxing gloves, and one of them, says he, I am your coach, Mr. Trendeldinov, and you will participate in the world championship on Boxing. Then I accompanied with healthy big boys went to the side of the stage, enclosed by ropes resembling a sheep pen. When everyone walked out on the stage, that is, in the ring, I left my opponent, a short, bald referee with a goat's beard. When the referee introduced us, I was surprised to see his rival, with overly large heads and slanting eyes. The opponent reminded me of Bigfoot, and he continually jumped up and down. His muscular body, from head to toe was covered with tattoos. He drew on his body, the devil knows what: naked mermaid, an octopus, a dragon, devil, Rhino, skull, cemetery, graves, and crosses - in General, a gallery of creepy paintings. Despite his scary appearance, he seemed a good, honest, helpful friendly honest God-fearing man. Finally it was the long-awaited Gong. You see, slash the opponent hits me. I said that you, dear scythe rival, beat me, that said, have I done wrong?! And slash the opponent instead of stop and apologize, even stronger began to beat me. Well, I think things... Crazy to some a patient who just escaped from a psychiatric hospital. He hits and I'm freaking out screaming, through crushing blows. Wanted was to turn to the undersized bald referee with goat beard, but he could not, began to poison us with each other:

- Fight! Fight, scum fighting dogs, rabid bulldogs and pit-bull in human form! Kill, gnaw, throat each other, and tear, meat ripped up!

I said shame on you, comrade undersized bald still narrow-eyed referee with a goat's beard?! Then slash the opponent hit me in the face, and I almost fell. Look - my coach, friend of Trendildinov, also looks with interest and does not take the necessary measures of intersection to solve problems peacefully sitting at the negotiating table.

- Help, people-All! Christians! Jews! Muslims! Bhuddists! Godless atheists -Communists! Well though someone! - I shouted to the whole room.

But my voice disappeared in the noise of onlookers. And people used to to separate us, on the contrary shouting in unison:

- Go-RIL-La! Go-RIL-La! Cross eyed gorilla, kill the skinny boxer with hands like sticks!..

Well, I think, really, not a bit of pity left in this world. Well, to my happiness, came the long-awaited Gong, saving me from the apparent death. I was moving on all fours, barely reached the stool, which was missing one leg. Sitting on a stool, my nose broken, eyes lined on his forehead a lump a size of a lemon, mouth dripping bloody saliva as the count Dracula. Breathe. Suffocating. Give, grew, water. The coach opened the thermos and pours me a cut in a Cup of boiling water. I said, well, you are a greedy miser, where, grew the sugar? Eaten?

- Oh Yes! - remembered my coach friend of Trendeldinov, and pulling from his pocket bodysuits sugar "Comrating", throws in a glass. Coach Trendeldinov, says he, let's chug it down to the bottom, sugar, helps alert, which had lossed a lot of blood in the ring. Then I started to rush, let's great faster, they say, the second round started, and again sounded the Gong. One pot-bellied woman in a quilted jacket with a short, curves and skinny legs in a dirty canvas shoes without soles walked across the stage, raising high the banner with the words "Round 2". I said, comrade coach Trendeldinov, but may not be necessary, they say, stop this bloodshed? Coach, says he, no, not Sultan. People, bought expensive tickets with great hope to see a bloody hand to hand combat modern Gladiator with a fatal outcome. We, says he, now, is doomed. If you pause the fight, the crowd, very angry and could attack us and trample, stoned. Can even apply to us in the Basmanny court, so we returned them the money they spent from the family budget to buy expensive tickets. You, says he, must fight to the end. Then I drank the second glass of water, got up, and again started beating him in the literal sense of the word. When the blows intensified, I began to suspect that slash the opponent whether wearing iron gloves, or inside the glove he put lead knuckles. I'm covered in blood, yelling wildly, beckoning for help, but no one, unfortunately, never responded to my call. In the skull of my head came a solid crack from where a red fountain spurted blood. Bald and diminutive referee with goat beard did not run in the paddock and was driving around in my blood, like ice skating at the arena and shouted, pitting us all against each other. Then, to my luck, the doctor asked to suspend the combat, to cover a crack in my skull something and bandage tape, and that skinny athlete (me) can die, and the carnage will stop earlier than scheduled, greatly disappointing the audience. Only then the referee decided to give me a break. After examining my wound and measure its width and length by using a hand caliper, and the doctors were so scared, pale face as the boy was attacked by a vicious dog. In their conclusion, the crack in my head was so dangerous that through the crack was visible to my brain, like a walnut kernel. Doctors quickly after consulting among themselves, decided to cover the crack of my skull antiquated way, and they put her back a towel. When the towel disappeared in my head, they've sealed the gap with tape. Then let me again return to the ring and fight to the end. But I could no longer fight, as I lost consciousness and fell. In-about-from, so please forgive me if I say silly words that you don't like, -finished his funny story Sultan, wearing his skullcap, which he kept in his hand. After hearing his story, Khurshida and her mother laughed heartily.

- A joke is a joke, but I do not intend to part with Khurshida, even in that light, if not ask about it me she - said the tractor driver Sultan.

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Ветром снесенный парашют



Ветер рой опавших листьев кружит,
Свистит, увядшую траву теребя.
Деревья с удивлением глядят в лужи,
Как в зеркале едва узнавая себя.

Их пожелтевшие рукописи листая,
Осень неустанно в роще ворошит.
Вдали скворцов обезумевшая стая,
Как ветром снесенный парашют.

Птичья стая над облетающим садом,
Ты выйдешь тихо во двор за дровами.
И смотришь молча задумчивым взгядом,
На улетающие гусиные караваны.



18/04/2018.
6:05 вечера.
Канада, Онтерио.

 


Реставратор старых картин



Пускай улетают птицы, не грусти,
Ты непоколебым могучий и силен.
Под осенним дождем редеющий,
Друг мой одинокий клен.

Бегут в укрытия промокшие дамы,
Улицы рекой из берегов вышли.
Затопляя мне взгляд разливами,
Как в водовороте кружатся мысли.

А деревья дружно пустились в пляски,
Дождь одинокий реставратор болтливый.
Он с окон смывая старые краски,
Реставрирует картины.



13/11/2015.
8:06 утра.
Канада.Онтерио.


Летят гуси над осенними полями



Город чугунными кальянами опять,
Дымит все и задумчиво курит.
Огромными стаями крикливо летят,
Над опустелыми полями трубадуры.

Алыми гроздьями тонкая рябина,
Тянет к себе птиц и манет.
Летя над морским заливом синим,
Гуси растворяются в тумане.

Старая мельница зовя издалека,
Беспрестанно мне крыльями машет.
Кажется за полями в роще у реки,
Бьют снова друг друга наши.



12/11/2018.
7:56 утра.
Канада, Онтерио.


Книга



Играют в бильярд с громами молнии,
Бегут волны как отара кудрявых овец.
Эти шелковистые приливы вольные,
Как подол свадебного платья невест.

Нет, чайки жалобно не скулят, не лают,
Как охотничьи собаки на своре.
Они перелистывают крыльями и читают,
Шелестящие страницы море.



11/11/2018.
8:28 утра.
Канада, Онтерио
.

 

 

Избавление



Шелковая трава на ветру шелестит,
Мчится поезд, гремят вагоны.
Где то локомотив истошно свистит,
Его даже ветер не догонит.

Воздух чист словно звонкий хрусталь,
Вечер хмельной шатается босой.
О, лунная мгла, я зверски устал,
Напои меня вечерной росой!

Остались вдали бульвары и парки,
Звезды в небе кишмя кищат.
На моих плечах на кончике палки,
Мои старые ботинки висят.



27/02/2018.
12:54 ночи.
Канада, Онтерио.

 

 

Слово о словах



Я раньше пологал, что слова тоже как люди
рождаются, влюбляются, женятся, рожают,
умножаются и они бессмертны.
Оказывается это совсем не так, то есть слова
тоже умерают, но не сами по себе.
Их убивают.
И что странно, есть у них кладбища свои,
с воротами, сделанные из твердых переплетов.
Самое странное то, что кровавых палачей слов
награждают званиями, орденами и медалями
баснословными гонорарами из госбюджета,
поошряют почетными грамотами даже.

 

10/11/2018.
8:28 ночи.
Канада, Онтерио.

 

 

Горе



Покойника бережно положили в гроб,
На последок его одели и обули.
Как седые одуванчики заросших троп,
Молились за него, плакали бабули.

Пас он всю жизнь на пастбище коров,
Жил честно и скромно на этом свете.
Говорят, что умер он глядя на дорогу,
Но на похороны не приехали дети.

Покойник был человеком хорошым,
Кристально чист, как воздух Кавказа.
О как плакали его осиротевшие голошы,
Рты свои открыв до отказа...



10/11/2018.
12:25 дня.
Канада, Онтерио.



Ночная метель


Белая бумага лежала на столе.
Он взял карандаш и поставил точку
в центре той бумаги и сказал:
- Как ей одиноко в этом заснеженном
и безлюдном бумажном поле!
Потом точку спешно стер резинкой
и снова произнес со вздохом: - теперь
бедная исчезла в снежной метели...
Такими словами он глядел в окно,
за которым снежинки летели.



09/11/2018.
3:07 дня.
Канада, Онтерио.

 

Летучие деревья



Природа медленно сходит с ума,
Птицы стаями тянутся к югу.
Осень на исходе, не за горами зима,
Скоро завоет на полях вьюга.

Деревья словно луговые фазаны,
Теряют перья в рощах тополя.
Плачет листопад золотыми слезами,
Как душа осенью опустели поля.

Думал, что деревья без крылья и перья,
Не могут летать и понятно это.
Так как к их корням словно гиря,
Накрепко привязана Планета.

Но они полетели как орлы и на лету,
Птицы на них с удивлением глядят.
Крепко держа в когтях планету,
Летят деревья по космосу, летят.



07/07/2017.
11:21 дня.
Канада, Онтерио.

На осеннем косогоре



Почему дрожат неопавшие листья,
Может они от стужи озябли?
Или остерегаются, боятся,
Моих рук, похожие на грабли?

Над полями тихо клубится туман,
Пасмурное небо хмурит.
Трубкой дымит словно шаман,
У костра седой дворник.

Теряя лес вид свой прежный,
Редеет как линялый павлин.
Безлюдные дороги как линия жизни,
На ладони осенних равнин.



02/11/2014.
6:18 вечера.
г.Бремптон, Канада.



Одиночество



Плавал он на плоту по дельте реки,
Двигаясь молча длинным шестом.
Огоньки деревень мерцали вдалеке,
Сквозь деревья, в сумраке пустом.

Можно прикоснуться к лотосу рукой,
На палубе лампа керосиновая горела.
Чешуя луны серебрилась над рекой,
Вода в свете лампы заалела.

О какое затишье царствует там!
Человек под сияющей луной одинок.
И стремится тихо к далеким огонькам,
Душа его как одинокий мотылек.



09/11/2018.
7:50 утра.
Канада, Онтерио.




На реке начинается ледоход



Апрель идет за подснежником в лес,
Сердце как птица, а клетка тесна.
В тишине по ночам раздается треск,
Из яйца льдов влупляется весна!



08/11/2018.
3:20 дня.
Канада, Онтерио.


На берег тихо надвигалась гроза



Человек несговорчивый, сутулый,
Угрюмый, одинокий и седой.
Увидел водолазов, которые,
Плавали под прозрачной водой.

Потревожив песчинки на дне,
Плавали они, что то искали.
Даже летящие пузырки видны,
Которые водолазы пускали.

На берег тихо надвигалась гроза,
Синий залив, бухты и причали.
Ему казалось, что тараша глаза,
Водолазы безмолвно кричали.

В такую трудную ситуацию под водой,
Каждый может попасть.
Взял свой спиннинг человек седой,
И водолазов бедных спас.

Вон они хлопают жабрами, глянь,
Задыхаются, лежат рядом.
Жаль, что наш воздух для них,
Оказался ядом.



08/11/2018.
10:05 дня.
Канада, Онтерио.



Осень дала мне пощечину листвой



Летели листья, как от костра искры,
Загорела роща, заполыхала сама.
Если бы не потушил дворник их быстро,
Сгорели бы обветшалые дома.

Чувствуется, что не за горами метели,
И поет на ветру от радости трава.
Птицы тучами крикливо улетели,
В этом я не виноват.

Тишина - безмолвная песня глухого,
В лугах туман клубится густой.
О, осень, что я сделал тебе плохого,
За что дала мне пощечину листвой?



07/11/2018.
5:55 вечера.
Канада, Онтерио.


Ты родился осенью как раз

(Посвящается моему внуку Абдусаламову Бунёдбек Азизбековичу)



Как мои осенние мысли, мой внук,
Ты родился осенью как раз.
Когда в парках клены вокруг,
Облетали, меняя окрас.

Крапивой и лопухом заросла тропа,
Тянулись гуси к югу косяком.
Осень по косогорам бежала, торопясь,
С факелом в руках и босиком.

Родился ты, когда одинокая ива,
Склонилась над рекой, вдалеке,
Как прачка, которая кропотливо,
Стирает белье в реке.



07/11/2018.
10:53 дня.
Канада, Онтерио.

 

 

Кричат чайки над туманной рекой



В осенние дни совершаются чудеса,
Как ангелы в рог трубят журавли.
Листопад читает молитву в лесах,
Прекращают забастовку муравьи.

Словно угрюмый дворник свистя,
Во дворе ветер лениво пылесосит.
Летят, кружатся и хороводят листья,
Загрустит задумчивая осень.

В туманных бульварах и в парках,
Облетают тихо золотые тополя.
Вороны на деревьях начинают каркать,
Глядя на опустелые поля.

Силуэт парома различается смутно,
Укутывается молча туманами река.
Расстаться с тобой и прощаться трудно,
Тут без крика чаек никак.

 

06/11/2018.
4:08 дня.
Канада, Онтерио.

 

Исчезая в тумане домашнем



Метель в полях безутешно воет,
Воздух горящей древесиной пропах.
Снежинки летят гигантским роем,
Заметая следы на дорогах и тропах.

У седой зимы характер коварный,
Как у горностая с пушистым хвостом.
Летит за лесами поезд товарный,
Громыхая рельсом и мостом.

Гудят в снегопаде сосновые леса,
Исчезают из виду дороги и улицы.
Снежинки летят, как будто лиса,
Щипает пух белой курицы.

Железная калитка в метели лает,
Одичалым голосом собачим.
А человек курит у окна, исчезая,
В домашнем тумане табачном.



06/11/2018.
10:22 дня.
Канада, Онтерио.


Побег



Ветер ловко играет на баяне реки,
Растягиваются как складки волны.
Зеркало половодья блещет вдалеке,
Весенний простор музыкой полный.

Молоко облаков поднимается, кипит,
В кострюле небосвода, я видал.
Деревья глядят в ожидании птиц,
Из зеркального разлива вдаль.

Я тоже птиц перелетных жду,
Держитесь деревья, не надо робеть!
Любуясь весенними разливами, иду,
Из дома снова совершив побег.



05/11/2018.
4:56 дня.
Канада, Онтерио.


Приглушенный лай доносится пса



На лунном берегу соловьи поют,
Эх, как хорошо жить на белом свете!
Сверчки в сумраке друг друга зовут,
Задувает пушинки одуванчиков ветер.

Нет грома войны и грохот канонады,
Как слезы радости искрится роса.
Стволы берез как мраморные колонады,
Приглушенный лай доносится пса.

От тихо облетающих лепестков вишен,
Сумрак как поля заснеженные белый.
Деревья в лунной безлюдной тишине,
Боятся собственной тени.



05/11/2018.
10:17 дня.
Канада, Онтерио.



Грохочут вдали железные караваны



Куда идут деревья, сонно бредя,
Неужели в лес, за дровами?
Я тишине молча внимаю, глядя,
На грохочушие железные караваны.

Несутся они в сумраке галопом,
Слышу копыт торопливый топот.
В дельте реки, где то за болотом,
Лягушачьего хора шёпот.

Рубиновая звезда полетела далеко,
Лунный свет мягкий и яркий.
Который блещет над сумрачной рекой,
Как серебристые чешуи русалки.

Туман над вечерным лугом нежно,
Как медуза в море тихо плывет.
Поплавок луны над дельтой неподвижный,
Видимо там рыба не клюёт.



04/11/2018.
4:00 дня.
Канада, Онтерио.


 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 


Поле удодами плачет вдали

(Сборник стихов)


Эта книга посвящается памяти великого узбекского певца Батыра Закирова.

Песни великого узбекского певца Батыра Закирова так за душу берёт, что, каждый раз, когда слушаю и переслушиваю их, мне хочется плакать от душы так как его пропитанный болью голос звучит неземной, божественной израненной тоской.Я слушаю его песни и мне кажется, что не Батыр Закиров поет, а ангел небесный над облаками.Его песни похожи на освещенные луной вечера, на одиночество и покой.Он пел и поет как соловей в лунной тишине, заливаясь трелью, забывая себя.Пусть душа этого соловья покоется миром в Раю!


Холдор Вулкан
16/05/2018.5:00 дня.Канада.

 

Копирование, распространение, а также коммерческое использование сборник стихов "Поле удодами плачет вдали" без письменного согласия правообладателя запрещено. (Холдор Вулкан)

 

 



Небо вспахано журавлиным плугом





Осень, ты подустала как рыжая рабыня,
Звеня цепями золотых оков.
Колышется на ветру пьяная рябина,
Качая гроздьями у низких окон.

Торчат из тумана макушки сосен,
Где я растворяюсь душой и таю.
Я люблю тебя, рыжая рабыня осень,
Но, любишь ли ты меня, не знаю.

Горит твой безвредный тихий костер,
Леса и рощи полыхает кругом.
Полей опустелых широкий простор,
Небо вспахано журавлиным плугом.



04/10/2018.
2:30 дня.
Канада, Онтерио.




Харакири





О как я люблю тишину на рассвете,
Когда утихают дворцы и шалаши.
Когда спят сладко как невинные дети,
Даже кровожадные палачи.

В тихом предрассветном часу сонно,
Забредят птицы, кои проснулись.
Когда, еще задумчиво и безмолвно,
Светят фонари безлюдных улиц.

В тишине река времени течет,
Трещина небосвода все шире и шире.
О небо, неужели ты японским мечом,
Сделало себе харакири?!



15/11/2017.
4:28 дня.
Канада, Онтерио.




Шедевр





Луна как диск, нарисованный мелом,
Шепчет на ветру сад мой зеленый.
На стене дома, как на экране белом,
Мягкие тени кленов.

Ветви деревьев качает ветер,
Такая волшебная картина живая.
Сегодня у луны творческий вечер,
Танцуют клены, ветвями кивая.

Увидев галерею вечера земного,
Вдалеке звезды сходят с ума.
Дай полюбоваться еще картиной нимного,
Не уходи, луна!



30/07/2017.
2:38 ночи.
Канада, Онтерио.





Рокочет трактор в туманном поле




Сумасшедшая осень заболела всерьез,
Трудно ей теперь все это пережить.
Она с полыхающими факелами берез,
Как участница олимпиады бежит.

Перекинулось пламя в рощи и боры,
Обуглились  деревья, оголели.
Дай Бог, чтобы птицы над морем ,
Гриппом птичьим не заболели.

Бежит осень с факелом в руках, голая,
И не толпа над ней хором хохочет.
Это в туманном и безлюдном поле,
Одинокий трактор рокочет.



27/07/2016.
8:30 вечера.
Канада.





Взмахами крыльев не погасите свечи!




На крыши домов медленно роняют,
Свои багровые листья клены.
Они как не расчетливые люди швыряют,
На ветер свои миллионы.

Крикливо улетающие на юг журавли,
Я прощаюсь с вами и кричу.
Не погасите мол взмахами крыльев,
Рыжие березы как пламя свечи!



13/08/2015.
10:26 дня.
Канада.




Замерзшие слезы



Плакала вьюга всю ночь на пролет,
Поседели за ночь молодые березы.
На дорогах черный зеркальный гололед,
Летят замерзшие белые звезды.

Надрывный плач вьюги я слышу
Далекие огни как глаза лисят.
Не сосульки звенящие на краю крыши,
А зимы замерзшие слезы висят.



21/06/2017.
6:36 утра.
Канада, Онтерио.

 




Туманы




На верхных ветвях деревьев сидя,
Качаются как на качелях вороны.
Из - за тумана им наверно не видны,
Вспаханные поля и дороги.

Кричит, кортавит воронье хором,
Пугаясь от собственного крика само.
Молчат туманами укутанные боры,
Где уснули деревья давно.

Сгушаются туманы разлуки эти,
Я в них растворяюсь и таю.
Туман, где сливались наши силуэты,
Ты вспоминаешь часто, знаю.



22/10/2015.
9:24 утра.
Канада.





Танец под дождем




Ночная улица как пустая дискотека,
Где все ушли, зверски устали.
Дождь льет шумно, словно из лейки,
Не нарушая природы уставы.

Он заливает улицу слезами,
Глядя на огненно -горячий танец.
Где сумрак со связанными глазами,
Танцует гордо, словно испанец.


25/09/2017.
9:21 утра.
Канада, Онтерио.





Прерванный концерт





Снег идет молча, идет он в белом,
Словно под луной цветущая сирень.
А снеговик за сараем обветшалом,
Надел ведра набекрень.

Деревья словно ангелы в роще,
Кристально чистый воздух, горный.
Под белым ковром парк и площадь,
Заболонникам снятся корни.

Вихрь начал на льду танец свой,
Заснеженные просторы ветрами пели.
Тут увидев меня с топром и пилой,
Деревья в ужасе одеревенели.



21/09/2018.
9:31 утра.
Канада, Онтерио.





Окликнет меня поезд из далека





Поеду я на родину, поеду когда то,
Переночую дома и проснусь на заре,
Разбудят меня жаворонки как солдата,
Крылатые будильники полей.

Сделав удочку как в детстве из палки,
По узкой заросшей тропинке босой,
Скрипя ведром пойду я на рыбалку,
Теряясь в траве как косарь с косой.

Останавливаюсь посреди поле и тут,
Внимаю далекому голосу кукушки.
Глдя туда, где кувшинки цветут,
И заводят песни хором лягушки.

Гляну на луговые ромашки долго,
Заискрится жемчужная роса.
Рот свой, открывшийся от восторга,
Прикрою я, чтобы не влетела оса.

Спущусь к берегу, росой умоясь,
Где шелестя волнами несется река.
Летя по мосту куйганярскому поезд,
Окликнет меня из далека.



30/05/2018.
5:43 дня.
Канада, Онтерио.





Бедные деревья





Эх, деревья, я бы впустил вас в дом,
И вы сидели бы с нами,
Не замерзая под снегом и льдом,
Погрелись бы у пламьи.

Но вы не подвижны у дороги,
В парках в садах и у ворот.
И греетесь семьями на морозе,
Как оставшийся без топлива народ.

Знаю, что у вас нет койки,
И не имеете над головой кров.
Но неужели нету у вас буржуйки,
И нимного дров?



04/03/2015.
2:08 дня.
г.Бремптон, Канада.





На трамвайной остановке





Над речкой с утра курят туманы,
Тихо, задумчиво облетают сады.
Осень в пожелтевшей одежде рваной,
Задумалась долго у воды.

А ветер важными делами занят,
То есть облогает деревья налогом.
Шепот листопада нам не понять,
Он разговаривает с Богом.

Я поймал на остановке трамвайной,
Последний лист, который опал,
Чтобы он кружась налету случайно,
Под трамвай не попал.



03/06/2018.
10:54 дня.
Канада, Онтерио.

 



Восторг




На лодке деревянной плыл он ночью,
Мерно гребя веслами по реке.
Глядя на него, не смыкая очи,
Мерцали синие звезды вдалеке.

Плыл человек, сидя на борту спиной,
Лягушки монотонную песню заводили.
Шуршали на ветру тростники стеной,
Где цветут белые кувшинки и лилии.

Тут тихо и медленно поднялась луна,
Человек от восторга перестал грести.
От лунного света поседела тьма,
Тростник в тишине нежно шелестит.

Как околдованный сидел он на лодке,
В небе устало мерцали звезды.
В тишине слышались звонко и четко,
Звуки капающей воды с весел.



28/05/2018.
10:39 ночи.
Канада, Онтерио.

 

 

Ласточки грелись на утренном солнце



Я видел раны небосвода на рассвете,
В лугах туманы встали дыбом.
Бродил шпана, беспризорный ветер,
Кто то полоснул бритвой небо.

Сотни ласточек на проводах сидели,
Греясь на солнце, глядя на юг.
Скворечники из под ладони глядели,
На поля, где жаворонки поют.


20/11/2017.
1:07 дня.
Канада, Онтерио.


 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 


Ветер как сапожник свистит от скуки

(Сборник стихов)


Эта книга посвящается памяти великого узбекского поэта Алишера Наваи.


Копирование, распространение, а также коммерческое использование сборник стихов "Ветер как сапожник свистит от скуки" без письменного согласия правообладателя запрещено. (Холдор Вулкан)

 



Летучие деревья




Природа медленно сходит с ума,
Птицы стаями тянутся к югу.
Осень на исходе, не за горами зима,
Скоро завоет на полях вьюга.

Деревья словно луговые фазаны,
Теряют перья в рощах тополя.
Плачет листопад золотыми слезами,
Как душа осенью опустели поля.

Думал, что деревья без крылья и перья,
Не могут летать и понятно это.
Так как к их корням словно гиря,
Накрепко привязана Планета.

Но они полетели как орлы и на лету,
Птицы на них с удивлением глядят.
Крепко держа в когтях планету,
Летят деревья по космосу, летят.



07/07/2017.
11:21 дня.
Канада, Онтерио.




На осеннем косогоре




Почему дрожат неопавшие листья,
Может они от стужи озябли?
Или остерегаются, боятся,
Моих рук, похожие на грабли?

Над полями тихо клубится туман,
Пасмурное небо хмурит.
Трубкой дымит словно шаман,
У костра седой дворник.

Теряя лес вид свой прежный,
Редеет как линялый павлин.
Безлюдные дороги как линия жизни,
На ладони осенних равнин.



02/11/2014.
6:18 вечера.
г.Бремптон, Канада.





Побег




Ветер ловко играет на баяне реки,
Растягиваются как складки волны.
Зеркало половодья блещет вдалеке,
Весенний простор музыкой полный.

Молоко облаков поднимается, кипит,
В кострюле небосвода, я видал.
Деревья глядят в ожидании птиц,
Из зеркального разлива вдаль.

Я тоже птиц перелетных жду,
Держитесь деревья, не надо робеть!
Любуясь весенними разливами, иду,
Из дома снова совершив побег.



05/11/2018.
4:56 дня.
Канада, Онтерио.

 

 

Тоска по весне




Весна как любовь творит чудеса,
Разбудив природу от сладкого сна.
Скоро оглушая криками небеса,
Перелетные птицы воротятся к нам.

Придет в нежных шароварах весна,
Стройная молоденькая леди.
И на высоких тополях запоет синица:
-Чка ди-ди-ди-ди-ди-ди-ди!

Услышав это на время в тиши,
Люди перестанут огороды копать.
Будут наслаждаться пением птиц,
Прислонившись к черенкам лопат.




16/10/2015.
4:53 дня.
Канада.

 

 


Приглушенный лай доносится пса




На лунном берегу соловьи поют,
Эх, как хорошо жить на белом свете!
Сверчки в сумраке друг друга зовут,
Задувает пушинки одуванчиков ветер.

Нет грома войны и грохот канонады,
Как слезы радости искрится роса.
Стволы берез как мраморные колонады,
Приглушенный лай доносится пса.

От тихо облетающих лепестков вишен,
Сумрак как поля заснеженные белый.
Деревья в лунной безлюдной тишине,
Боятся собственной тени.


05/11/2018.
10:17 дня.
Канада, Онтерио.



Композитор




Он не богатый и живет проще,
Иногда где то что то пишет.
В его стихах апрель в роще,
Подснежники ищет.

Не верьте, если скажет, что он,
Пишет стихи, не стихи это,
А печальной кукушки далекий стон,
На разгаре знойного лето.

В его стихах на осенних косогорах,
Зашумят березы рябины и тополя.
Золотых рубиновых листьев ворох,
И безлюдная тишина на полях.

В рощах деревья палочками махают,
Дирижируют, листву листая.
Как симфония поднимается в воздух,
Огромная журавлиная стая.

В его стихах метели свищут,
Которые ты любишь и славишь.
Он с помощью слов музыку пишет,
Нажимая на клавиш.




28/10/2015.
5:04 дня.
Канада.

 



Грохочут вдали железные караваны

 



Куда идут деревья, сонно бредя,
Неужели в лес, за дровами?
Я тишине молча внимаю, глядя,
На грохочушие железные караваны.

Несутся они в сумраке галопом,
Слышу копыт торопливый топот.
В дельте реки, где то за болотом,
Лягушачьего хора шёпот.

Рубиновая звезда полетела далеко,
Лунный свет мягкий и яркий.
Который блещет над сумрачной рекой,
Как серебристые чешуи русалки.

Туман над вечерным лугом нежно,
Как медуза в море тихо плывет.
Поплавок луны над дельтой неподвижный,
Видимо там рыба не клюёт.



04/11/2018.
4:00 дня.
Канада, Онтерио.



Дождливый июль




Вот весело зашумели дожди,
Остывает, снижается жара.
От дождя укрывается каждый,
И мне в укрытие пора.

Гром гремит раскатом, вольный,
Вызывая на земле дрожь.
Дай Бог, чтобы от этой молнии,
Не перекинулось пламя в рожь.

Дождь струится рыбаловной леской,
Из дождя зашторенный тюль.
Будто за серой нежной занавеской,
Купается застенчивый июль.




4/09/2013.
10:00 утра.
город Кембридж, Канада.

 

 


Звездное небо над полем




Стебли хлопчатника в костре горели,
Искры в небо взлетали пулей.
Как огненные светлячки в лугах Карелии,
Как пчелы покидающие ульи.

C треском горел во мгле хворост,
Пламя клонилось то вправо, то влево.
Алыми искрами летящими переполнилось,
Вечное и бескрайное небо!




18/11/2014.
12:05 дня.
г.Бремптон, Канада.

 



Зимняя рябина




В свете фонарей ветер читает,
Белую книгу чорадейки зимы.
Срываются страницы, клочки летают,
Освещая белизной владение тьмы.

Будь осторожен, путник убогий,
Не заблудись в пурге, прямо иди!
И чтобы не пронзили насквозь тебе ноги,
Как битое стекло на дороге льды.

Заснеженное поле - белый блокнот,
Там музыка вьюги, дикий вой травы,
А бедная рябина стучит в окно,
Кисти ее в крови.



20/09/2015.
12:47 дня.
Канада.




Ангелы в белом




Листья как птицы в клетке бились,
Тополиные рощи и дубравы голы.
Березы раздевшись к речке спустились,
Они утопиться решили что ли?

Кружа опавшие листья пролетел,
Растрепанными крыльями ветер.
О, тихий листопад -золотая метель,
Шепчет твоим шорохом вечер.

Осень прядет на прялке сама,
Из туманов шелкового волокна.
Чтобы натянув холст на подрамник зима,
Нарисовала белого полотна.

Зима голодная художница без хлеба,
Она свои картины нарисует мелом.
Чтобы восхищаться ее картинами, с неба,
Спустятся ангелы в белом.



23/10/2015.
9:37 утра.
Канада.

 

 


Исчезая в тумане домашнем

Метель в полях безутешно воет,
Воздух горящей древесиной пропах.
Снежинки летят гигантским роем,
Заметая следы на дорогах и тропах.

У седой зимы характер коварный,
Как у горностая с пушистым хвостом.
Летит за лесами поезд товарный,
Громыхая рельсом и мостом.

Гудят в снегопаде сосновые леса,
Исчезают из виду дороги и улицы.
Снежинки летят, как будто лиса,
Щипает пух белой курицы.

Железная калитка в метели лает,
Одичалым голосом собачим.
А человек курит у окна, исчезая,
В домашнем тумане табачном.



06/11/2018.
10:22 дня.
Канада, Онтерио.

 


Рвя небо в клочья




Не спится людям и им не снится,
Лунное молоко, куда канут березы.
А в далеком небе рыжие ресницы,
Звездные очи и золотые слезы.

Летный сумрак белеет и в нем,
Летят пушинки одуванчиков прочь.
У всех становится день за днем,
Жизнь все короче и короче.

Не зря луна молча сияет,
Лунные ночи, ах вы лунные ночи!
Вот почему поезд крикливо рыдает,
Рвя небо как бумагу в клочья.



05/10/2015.
5:18 дня.
Канада.



Рябина в метели




Рябина гроздями в холодное окно,
Стучит вновь и вновь.
С кем она дралась не знаю, но,
Из ее раны сочится кровь.

Эй, ненасытный человек, короче,
Ты у этой рябины учись.
Она в метели ягодами в роще,
Угощает голодных птиц.

За окном пляшет снежный вихрь,
У рябины рана,невыносимая боль.
Сыпятся снежные хлопья тихо,
Как на рану рябины соль.




12/08/2015.
5:57 утра.
Канада.




Гроза




С порывистым ветром бушует гроза,
Сверкают молнии и громы гремят.
С ужасом поднимая в небо глаза,
Время успокаевает своих времят.

Бей, небо - громадный колокол в набат,
Пробуждающие звони вали!
Пусть трясется весны зеленый кровать,
И просыпаются уснувшие дали...

Вот, прошумел дождь, образуя разливы,
А время со своими времятами утекло.
Не треснуло даже и не разбилось,
Упавшее с неба тонкое стекло!



30/09/2013.
12:18 дня.
г. Кембридж, Канада.


 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Туманы



На верхных ветвях деревьев сидя,
Качаются как на качелях вороны.
Из - за тумана им наверно не видны,
Вспаханные поля и дороги.

Кричит, кортавит воронье хором,
Пугаясь от собственного крика само.
Молчат туманами укутанные боры,
Где уснули деревья давно.

Сгушаются туманы разлуки эти,
Я в них растворяюсь и таю.
Туман, где сливались наши силуэты,
Ты вспоминаешь часто, знаю.



22/10/2015.
9:24 утра.
Канада.



Ласточки грелись на утренном солнце


Я видел раны небосвода на рассвете,
В лугах туманы встали дыбом.
Бродил шпана, беспризорный ветер,
Кто то полоснул бритвой небо.

Сотни ласточек на проводах сидели,
Греясь на солнце, глядя на юг.
Скворечники из под ладони глядели,
На поля, где жаворонки поют.

 


20/11/2017.
1:07 дня.
Канада, Онтерио.

 


Небо вспахано журавлиным плугом


Осень подустала как рыжая рабыня,
Звеня цепями золотых оков.
Колышется на ветру пьяная рябина,
Качая гроздьями у низких окон.

Торчат из тумана макушки сосен,
Где я растворяюсь душой и таю.
Я люблю тебя, рыжая рабыня осень,
Но, любишь ли ты меня, не знаю.

Горит осени погребальный костер,
Леса и рощи полыхает кругом.
Полей опустелых широкий простор,
Небо вспахано журавлиным плугом.



04/10/2018.
2:30 дня.
Канада, Онтерио.

 


Равнодушие



Да, я пронзил своим пальцем небо,
Открыв новую озоновую дыру.
Тишина в пруду молчала как рыба,
Храпел дятел в дремлющем бору.

Кто то пырнув бритвой в живот,
Выпустил заката кровавые кишки.
А сосна спокойно по косогору идет,
Держа на кончиках пальцев шишки.



04/09/2018.
10:44 дня.
Канада.Онтерио.



Заём


Снова всемирное облысение деревьев,
Тихий листопад, унылая беспечность.
Дни как птицы без крыльев, без перьев,
Улетели стаями в вечность.

Чтобы в долговую яму не попасть,
Деревья выпустили из листьев заем.
Кружится несметный золотой запас,
И гудит ветер в кармане моем.



23/10/2013.
9:49 утра.
г. Кембридж, Канада.

 

Тишина бродит туманы волоча



Ромашки как бабочки не знают обид,
Колышутся на ветру, тихо дрожат.
Их нежный взгляд невозможно забыть,
Райские цветы, похожие на глаза.

Луна незаметно и медленно уходит,
В небесном своде зажелтеет полоса.
Утренняя тишина по лугам бродит,
За собой мягкие туманы волоча.



20/06/2017.
9:54 ночи.
Канада, Онтерио.


Острая нехватка



У меня есть хлеб и на зиму дрова,
Кров над головой тоже.
Мне только не хватает слова,
Дай мне слова, Боже!

Чтобы изобразить из него миг каждый,
Боль, печаль и лунный блик,
Раскаты грома, шум дождей,
Журавлей прощальный крик,

Нужны мошные слова, которые,
Разварачивают пласты плугом.
Чтобы можно было на осеннем поле,
Пахать ими в тумане глухом.

Дай мне слова, которые бы пели,
Удодом за оврагами, на краю.
Чтобы я тосковал по моей деревне,
Не только на чужбине, но и в раю!




09/11/2014.
6:51 утра.
г.Бремптон, Канада.

 


Полуночный дождь



Нет, дождь не плакал и слезы не лил,
Просто исполнял на улице танец.
Клокоча каплями чечёточку бил,
Словно гордый испанец.

На пустых улицах грустели фонари,
И бескрайное небо долго рыдал.
Город светящимися окнами до зари,
Глядел молча в дождливую даль.



08/09/2017.
10:28 дня.
Канада.Онтерио.


Знойное лето



В знойных полях вдали тоскливо,
Плачут удоды, дрожит марево.
С закрытыми глазами под старой ивы,
Лежат и жвачку жуют коровы.

Летят ласточки, низко над рекой,
Луг цветущий и пышный.
В тенистых садах тишина и покой,
Где кровоточат вишни.

Бабочки налету целуются тихо,
Вкус поцелуев у ромашек на губах.
На грунтовой пыльной дороге вихрь,
Танцует с кинджалом в зубах.



29/07/2017.
1:43 дня.
Канада, Онтерио.


Бежали волны, спотыкаясь о камни




Белая бумага на столе моем лежит,
Напоминая мне белые ночи.
И зимнюю мглу где тихо снежит,
Когда город спит, не смыкая очи.

Она и раньше так безмолвно лежала,
Как лунный берег детства давный.
Где ко мне на встречу дружно бежали,
Белые волны, спотыкаясь о камни.

Чем она не рассвет тихий и бледный,
Как туманами поседевший утренний луг.
Над которым жаворонка веселые трели,
Сиротливый полет бабочек вокруг.

Как напоминает она сентябрские поля,
Где народ мой собирает хлопок.
Она больно похожа на белые тополя,
На белизну луной освещенных тропок.

От этой безлюдной безмолвной белизны,
Не сложно человеку сойти с ума.
Вдали мчится скакун железный,
И в окно молча заглядывает луна.



19/07/2018.
10:40 дня.
Канада, Онтерио.

 


Осенняя пустота безлюдных дорог



Пожелтели леса, поляны заалели,
Октябрь деревья как свечи зажег.
Там, где березы полыхали горели,
Бедная рябина получила ожог.

Я видел в тумане, где усиливался холод,
Смутный силуэт человека в шляпе.
И спросил у него дорогу в город,
А его рот кто то заткнул кляпом.

Пугалом огородным оказалось оно,
От одуванчиков луг стал седым.
Излить душу туманам не каждому дано,
Плача как в кабаке, пьяный в дым.

Старуха в тумане окликает, ищет,
Козла своего, который пропал.
Бармочет листопад все тише и тише,
Зима идёт туманной тропой.



08/08/2018.
10:44 дня.
Канада, Онтерио.

 


Сольный танец в осеннем саду

 


Бездомные ветры свистят тоскливо,
Птицы воздушными караванами уходят.
Облетают беспечно тополя и ивы,
От потер они с ума не сходят.

Легкоронимая осень тихо с дождями,
Причитая шепотом плачет о ком?
Тонкая рябина хвастается гроздьями,
Пляшет за низким старым окном.

Нет, в рощах клены не распяты,
Они прихода зимы с нетерпением ждут.
И широко распахнув свои объятия,
К нам огромными толпами идут.

Только одуванчик лысый на ветру плачет,
Среди крапивы и высокой травы.
Рябина свои раны ни от кого не прячет,
Танцует на ветру вся в крови.



28/08/2017.
10:00 утра.
Канада.Онтерио.

 

Рваная рана ветерана

(Участникам Второй Мировой Войны посвящается)



Весенний праздник девятого мая,
Духовой оркестр играет вальс легкий.
Плачет ветеран, по улице шагая,
Вспоминая друзей и дни далекие.

Майское небо над земным шаром,
Ветер трепещет волосы ветерана.
Шагает он мерно в пиджаке старом,
В душе неизлечимая рана.

Захотелось мне поздравить его,
Праздник победы как никак.
Я хотел пожать ему руку, но у него,
Отсутствовала рука.

Его терзает невыносимые боли,
От его друзей не осталось ни кого.
На ветру как у пугало в поле,
Трепещут его пустые рукава.



14/03/2014.
3:08 дня.
г. Бремптон, Канада.

 

 

Утро



Бумага на столе как заснеженная тундра,
Куда тишина полярная легла.
Бледнеет небосвод охрой и умброй,
Рассеивается туманная мгла.

Утренний воздух свежий и молод,
Скоро в саду запоет зяблик.
С утра заядлый курильщик город,
Дымит сигарами заводов и фабрик.

Гуляет по пустынной улице ветер,
Молча бледнеет звезда вдалеке.
Дворник гребет метлой на рассвете,
Словно веслом по туманной реке.



09/08/2018.
10:18 дня.
Канада, Онтерио.


Оледенела от одиночества луна




Заглажены утюгом ветрами зимы,
Заснеженные холмы и равнины.
Устало глядят огоньки из тьмы,
Деревья как белые павлины.

Далекие звезды, покрытие инеем,
Мерцают, не нарушая людского сна.
От одиночества в небосводе синем,
Оледенела озябшая луна.



28/09/2018.
7:58 утра.
Канада, Онтерио.

 

 

В сумраке дождливом и пустом



Шелестит дождь, как из ведра льет,
И стучит в окна, не зная покой.
Тает в зеркалах тротуаров мед,
Стекая с сот непогашенных окон.

На улице дождь босиком пляшет,
На зеркальном площади чистом.
Как танцор в темном и мокром плаще,
В сумраке безлюдном и пустом.

А рябина голая от стужи онемела,
Осень, ты ее снегами укрой!
Чтобы она зимой стайку свиристелей,
Угощала красной икрой.



23/09/2018.
12:17 дня.
Канада, Онтерио.




Луна как в кружке нищего монета



За окном неугомонные сверчки,
Стрекочут, ничей не нарушая покой.
Туманы словно кудрявые овечки,
Пасутся стадами над рекой.

Лягушки о чем то самозабвенно пели,
Изрешетив своим рокотом мрак.
В пруду заснули с согнутой шеей,
Лебеди как вопросительные знаки.

А луной освещенный сумрак седой,
Как сиротливая душа поэта.
Луна дрожала под прозрачной водой,
Словно в кружке нищего монета.



19/09/2018.
9:55 ночи.
Канада, Онтерио.


Луга с испугом глядят на дымящие города



Небеса от стаи птиц загудели,
Улетели огромными стаями гости.
О, деревья вы сильно похудели,
Как узники, кожа да кости!

Вы лупите друг друга локтями,
Вдоль проселочной дороги.
Там, где вытерает рыжий октябрь,
На алый ковер осени ноги!

Даль нас тянет к себе и манет,
Тихо приближаются холода.
С испугом глядят сквозь туманы,
Луга на дымящие города.



30/10/2018.
9:50 утра.
Канада, Онтерио.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Село Маслахат, где родился и вырос Холдор Вулкан.

 

Кўнглима орзулар солган, қишлоғим,
Олис-олисларда қолган, қишлоғим.

Келиб қоларми деб, ҳар саҳар, ҳар шом,
Кўзлари йўлимда толган, қишлоғим.


Равшан Файз

 

Подробнее...

 

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

The furniture

(The story)



It was exactly six months since I stopped gambling, which brought me so much grief and suffering. Since then, I sometimes play cards, but not for money. Just for fun.
I love a game of cards called "fool." In this game Usta Garib my eternal and unlucky rival. Every time he loses to me, he's a fool. After winning the game, from these decks of cards I specifically leave two sixes and put them on the shoulders of of Garib, and then I tell him:
This is for you, shoulder straps. You are the legendary General of fools.
I remember once again we were sitting at the open Window of the Barber's shop while I and Garib were playing cards. Mentally attacking my opponent, I say:
- Usta, do you know who Osip Mandelstam is? - No - replied Garib, looking at the unfolded newspaper "Yosh leninchi" - "Young Leninist" where he had not yet picked up his deck of cards.
- Who is this Mandelstam?
He is a poet and he once wrote a poem about you.
- Yeah?.. - said Usta Garib picking up all the cards that were on the unfolded newspaper "Yosh Leninchi" He picked up a bunch of his playing cards. The playing cards in his hands resembled a Japanese fan.
- And what are the poems of ? - asked Mouth Usta Garib, adjusting the card. I answered:
- He wrote so:

Power is as disgusting as a Barber's hand.

The word "Barber" means Hairdresser. That is the power is as disgusting as hands of the hairdresser - he wrote. Not about the current government, or the era of Stalin, he wrote.
- He wrote that? And why does he writes such strange poems about me? What have I done to him? Well, damn, you serve people, you serve from the heart, you shave them, you cut them, and here you are... Customers are ungrateful... In what revision does it works, this is it...that poet?
- He hasn't worked in a while. Stalin did the right thing shooting him during his repressions, felts he died of starvation in the cold barracks, where the prisoners were fed by his blood, lice, fleas and bedbugs. Some historians write that he has gone mad from paranoia, not sleeping at nights, staring wild-eyed from his torn blanket, for fear that a the others are plotting to poison him - I said.
- Really? - Usta Garib said. - I thought he was our contemporary. But still, Stalin did the right thing, shooting him. Think about it really, why does write such bad poems? why doesen't he write about the flowers there... About a woman... About love. Or, like, wine or vodka like Omar Khayyam, right? And he, the fool, took it and scribbled about hairdressers, calling them even.
Usta Garib looked at his hands and thought for a moment. Then he said:
- Interestingly. Was Stalin a hairdresser, too? - he said looking with amazement at palms.                 
I replied:       
- Yes, he was a great hairdresser. With a huge razor, he shaved off everything that grows.
Then he is a Colleague to us, huh? Well, I just didn't know - Usta Garib
- He must have had a lot of clients? - he said.
- Yes, he had millions of clients... millions... it's huge and an acute sharp razor - ...Wow, how much of his customers rotted in prisons, under torture! Died from exhaustion, from typhus, cholera and dysentery, like flies in concentration camps located in the distant and cold Magadan and in the Gulag archipelago. Many of them drowned in the swamp during logging. Most of them were shot, and branded "Enemy of the people." With these words, I finished the game, saying victoriously:
Here you have two sixes on your suspenders. Sew it on their jacket.
- Al Qasum, how do you manage to win all the time? You must, he tells Satan Alihullana - said Usta Garib, collecting his cards.
- Do you want to play again? - he said.
I refused.:
- No, thank you. I should probably get going. look in the mirror and keep playing with your reflection. And I believe that you never will win.
But with my words Usta Garib did not react. On the contrary, through the open window stared at the street where his house was located, at the car, as if it were a meat truck. And there are people unloading something like furniture. Watching this process, Usta Garib said with surprise:
- Oh, my... What are they unloading? Furniture or something?! Perhaps Adill sent his duty goods. My wife scolds them. Well, Adill! He had to pay the debt in cash. It's against street law. That's mean. I'm not letting him of the hook. Today will go to the theif in law and I will inform them about this situation.
- Come on, Al Kasum, let's go. I'll send his furniture back now. Let him drive the debt in cash. Why do I need furniture? I don twant any furniture. I'm a villiager I dont live in the City or something...
- We ran with Usta Garib to where the car was. When we came closer, we saw one officer and four soldiers. Kalashnikovs, were hanging on the shoulders of the soldiers, and with bowed heads, the soldiers stood the iron casket. Usta Garib's, wife was hugging his son's coffin, crying. At the sight of this Usta Garib had dramatically pale face and convulsively trembling lips.
The officer approached Usta Garib, taking off his cap. Then, pointing to the address and offering condolences, they gave him a letter of command.
Usta Garib took the letter with his shaking hands and read it and screamed like a wild man:
- Oh my God! For what?!.. Salahiddun! Salahidduuuun! Son! My one and only! Oh my Salahiddun! It's my fault! Allah must have me punished for what I played dice! How we dreamed with your mother to marry you to the neighbor girl Gulbahor, who you loved!I wish I had grandchildren too!As I rejoiced then, seeing you together on the Bank of the river, among the jungles, where you talked, laughed, not noticing me.How then was filled with trills, and skylarks on a flowery meadow! I remember you both fell silent for a while, listening to the distant voice of a lonely cuckoo. Apparently cuckoo cuckoo, telling you only have a short life, and we did not understand! How am I going to live in this world without you, son! I blame myself! This, I sent you to the army! I'm sorry, my son! I'm sorry, for God's sake!
Usta Garib, hugging the coffin of his only and beloved son, cried. Then I learned that the regiment of the son of Usta Garib, who served in The Soviet Army, was stationed in Afghanistan, where he was serving afghanistan but he returned home in a coffin. I tried to somehow calm Usta Garib and his wife, but they did not listen to me.
Hearing the noise, the neighbors came out and the crowd quickly gathered. Usta Garib's wife was grieving and tearing her hair out she hit his head on an electric pole, and broke her forehead. She passed out. Blood spurted from the wound, forming a puddle of red. From the blood of his wife's head and Usta Garib's wive's head became red. The women bringing it to themselves, lifted her head and to stop blood, someone brought soot from a copper pot. Then this soot was sprinkled on the wound and bandaged with a rag to prevent the bleeding.
Usta Garib roared. I, too, could not hold back tears and cried from the heart, because Salahiddun was a good guy in Afghanistan everyone roared. Soldiers, wiping away tears in their cap, too, silently crying.
At this moment they brought a coffin into the house. By lunchtime all the relatives of Usta Garib had gathered, and on the street, sharing the grief of the poor hairdresser, stood sympathetic people, talking in a whisper.
Finally came masjide Imam Sheikh Gainutdin ibn Zainuddin, to read janaza (Islamic funeral) to the dead, and said:
- Mullah Abdusalam, you quickly go get a corpse decorator from a morgue and with him in the cemetery begin to dig a grave. Mullah Halmurza you run Let him come and wash the dead. Mullah Abidjan you put him in your car and urgently bring the welder of Ergashbay Ibn Rahimjan and with him weld it so we can cut the lid of the iron coffin.
When his words were translated into Russian, the officer approached Zainutdin Ibn Gainutdin, he began to speak. I translated his words. In particular, he said:
- I categorically forbid you, comrade, to open the lid of the coffin and demand that you comply with the laws of the Union of Soviet Socialist Republics. The Constitution says that before the law from small to large all are equal. I have a document on that Which says to open the lid on this coffin is strictly prohibited! If you dont want a new epidemic to spread all over your republica then dont open it!
But, Sheikh Gaynutdin Ibn Zaynutdin sharply rejected the words of the officer:
- You're right. Everyone is equal before the law. But the Soviet laws, that Is, the state Constitution is not for the dead. For this simple reason, you have no right to forbid us to open a coffin.
Moreover, after death the person becomes independent from any laws that are created by people. We are simply obliged to open the coffin in order to purify the body of the deceased by Holy ablution according to Sharia law and wrap it in a shroud.
Then the officer said:
- Well, all right, comrade Mullah. In that case, you must give us a written refusal so that I can report to my superiors.
-Well, - said the Sheikh Gainutdin Ibn Zainuddin. On the paper given by the officer, the Sheikh wrote a letter of explanation.
At this time, the Mullah Abidjan brought a welder with a blowtorch, who lived not far from the house of Usta Garib. They with the help of autogen began to cut the lid of the coffin. Finally they opened the lid. Mullah Abidjan removed the lid of the coffin and stood as a statue made of bronze. Those people who dared to look inside the coffin also stood as if petrified. In the coffin the son of Usta Garib did not lie there, but absolutely another, red-haired guy with a slit throat. Little yellow centipedes were running across his face.
-Mullah Abidjan began to tear. He vomited on the coffin cover. Usta Garib stared at the coffin and the officer. Then, taking out his knife from his pocket, rushed to where the officer stood with the soldiers. But we restrained him. He was screaming like a madman.
-  i'll kill you! I'll slaughter you! What kind of abuse is this?! Where's my son?! Answer the Questions?! Where's Salahiddun?!
From the mouth of Usta Garib appeared foam, like a mad dog. Frightened, the officer removed his pistol from his holster and took aim at Usta Garib. Zainuddin Ibn Gainutdin started to calm Usta Garib:
- Usta Garib, pull yourself together. Your son is probably alive and well. thank God. For he loves the grateful...
Taking advantage of the moment, the frightened officer ordered the soldiers to quickly load the coffin of a young soldier of the Soviet Army, who was stabbed in Afghanistan. The soldiers pushed the coffin back into the car, following the order of their commander, and quickly left.
The people didn't know what to do. Gainutdin Ibn Zainuddin gave a retreat to the grave diggers and corpse cleaner that washed the body and buried the dead. Then he again turned his mouth to Garib and said:
- Compose yourself, Usta Garib. Good thing they opened the coffin. God grant that your son will return home safe and sound. It turns out there was a big misunderstanding. But the young soldier is a pity. Somewhere in distant countries his parents are also waiting for him. God rest his soul. All people, regardless of their religion or race, are sons and daughters of Adam and eve. All people in the world are equal before God, and the damned war is the work of Satan! Let us pray that there will be no war in the world and that young people will not die in the hot spots of the planet. Let us pray that the son of Usta Garib will return home safe and sound. Omin!

And we all present prayed for the soldiers of the world and for the son of Usta Garib too. Then we went home.

 

 

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 


Правосудие

(Рассказ)


1



Село "Маслахат" расположено на берегу реки "Карадаря". В переводе на русский язык это название звучит как "Черная речка".Жизнь жителей этого села тесно связана с этой рекой.В пойме реки они пасут скот, сеют рис в рисовые поля, многие занимаются рыбаловством.По зеркальным рисовым полям бродят длинноногие белые аисты, как на ходулях, охотясь на лягушек.Плотно пообедав аисты полетят в сторону водокачек и электрических столб, где расположены их гнезда, построенные из сухих прутьев и стебли хлопчатника "гузапая". Аисты по природе немые птицы, но как они опрокинув свои головы, трещат острым клювом, похожий на горкий, красный перец!Над виноградными садами летят тучей стаи прожорливых птиц, резко изменяя свой полет, то направо то налево, образуя крыльями гудящий ветер. В тополиных рощах запоет иволга и в далеких полях плачет одинокий удод.Крутые овраги реки, похожие на качественный голландский сыр со множеством дыр, где гнездятся в норах береговые ласточки, зимародки и голубые вороны.Они гнездятся в стенах оврагов, чтобы не могли забраться к их гнездам змеи и двуногое сушество.В дельте растут старые горбатые ивы и тополя, растут также стеной камыш, шелестя на бродячем ветру, колыхаясь зеленой волной.В тихих и зеркальных затонах цветут белоснежные кувшинки, и их бутоны торчат посреди тонких круглых листьев, похожие на зеленые блины.В один из таких прекрасных дней компания друзей спустились к реке, чтобы порыбачить с помощью рыбаловной сети.Они долго возились по горло в воде как ондатры и бобры, волоча рыбаловную сеть по реке.Над ними летели чайки драчливой стайкой и нервно кричали.Вдруг один из рыбаков с диким восхищением крикнул.
-Есть! Наверно крупный сазан, метров полтора, не меньше!Я почувствовал, она уже в сети!Давайте, быстро тените сеть к песчаному берегу!
-Да, я тоже почувствовал! Крупная рыба! Тените помедленнее, чтобы она не ускользнулась, порвав сеть! - крикнул другой.Такими словами они дружно и осторожно потенули рыбаловную сеть к берегу.Вытаскивая с трудом снасти к песчаному берегу, они замерли от ужаса, увидев в сети опухший труп человека.Потом приходя в себя, они сообщили об этом милицию и долго не заставляя ждать приехали оперативники с криминалистами. Голова трупа так было изуродовано, что никто из присутствующих не мог его опазнать.После долгого обследование и составление протокола, оперативники увезли труп в морг.



2

 


Через недели, после того, как обнаружили труп неизвестного человека милиця аростововала жену Султана Савдогара Зубейду, обвиняя ее в убийстве собственного мужа на почве ревности, изуродовав его голову с помощью скалки.Труп Султана Савдагара опознали близкие по татуировке, которая в виде змеи была у него на левой руке. Мать Султана Савдагара, время от времени пала в обморок, горько плача и проклиная свою сноху. Братья покойного, избили Зубейду до полусмерти.Они бы ее убили, если во время не приехала милиция.
Зубейду арестовали в качестве подозреваемой. Отвергая обвинение, она долго и горько рыдала.Но никто не поверил на ее слова.Скопившаяся толпа требовала устроить самосуд.
-Ее нужно сжечь на костре, как ведьму, прибив в ее сердце осиновый кол! - кричал кто то из толпы.
-Нет, отдайте ее мне и я эту тварь буду волочить по улицам села и по полям, по проселочной дороге, привязав ее за конский хвост! - предлогал другой!
-Один бородатый мужик обратился к толпе с идеей, учинить Зубейде "тошбуран". То есть по шариатскому закону публично казнить ее, забросывая камнями.
Но милиция сделала всё, чтобы не допустить самосуд. Перед уходом Зубейда кричала:
- Люди добрые, поверьте мне! Я не убивала его! Неужели вы верите этому?! Это же клевета! Побойтесь Бога! Как я могу убить своего собственного мужа, отца моих детей?!Ведь я любила его и люблю больше всего на свете! - плакала она.
Она рыдала. Но слёзы её не спасли. Всё же её увезли. Расследование длилась долго. Через месяц состоялся суд. В суде она под давлением полностью осознала вину. После долгого шушуканья суд вынес приговор. Её приговорили к десяти годом лишения свободы и отправили в женскую колонию. После этого в газетах опубликовали ряд статьей, посвящённых этой теме. По телевизору передавали материал о жутком и гнусном преступлении Зубейды. Вся страна хором проклинала её. За раскрытие этого преступления следователь младший лейтенант Хуррамкардон Одыльганиювгич получил звание майора.
Детей Зубейды отправили в интернат, где воспитываются осиротевшие дети беспризорники. Зубейду лишили родительских прав и дети тоже отреклись от нее за то, что она зверски убила их любимого отца.



3



После шести лет, как посадили Зубейду, в селе всем на удивление появился "покойник" Султан Савдогар. Он приехал домой и, не обнаружив никого, спрашивал у соседей, где, мол, моя семья.
Увидев его живым, испуганные соседи отшатнулись. Потом обрадовались. Но эти радости быстро померкли. Люди начали прятать глаза. Они не знали, что сказать. Молчали. Женщины заплакали. Одна старуха только осмелилась рассказать все:
- Где ты шлялся, шайтан?! - сказала она плача.
Султан Савдагар на эти грубые слова обиделся даже:
- Чего вы меня ругаете, бабушка? Я же поехал в Россию не для того, чтобы танцевать, а чтобы зарабатывать деньги на жизнь! Чтобы прокормить свою семью! А там свои узбеки продали меня за какие то двесте долларов США другим узбекам - рабовладельцам и они забрали мой паспорт и мобильный телефон, чтобы я не мог позвонить домой. Потом сказали, что отправят меня в одно место, где я могу зарабатывать большие деньги. Я согласился. Нас увезли ночью и мы долго ехали на автобусе без окон, где нам трудно было дышать.На рассвете мы приехали куда, знаете?!Ну конечно не знаете. Оказывается нас переправили в Чернобыль, где когда то взорвался четвертый энергоблок Атомной Электростанции, где высокий уровень радиации. Там нас заставляли работать на плантациях, где вырашивали анашу.Мы работали в подпольных лабороториях, где изгатавливаются марихуана, представляете? Шесть лет я там ишачил, но мне ни копейку не дали гады!Мне пришлось совершить побег.Бежал ночью, когда рышут огромными стаями кровожадные волки.Чудом спасся.Переправившись на территории России, мне пришлось скрытся от полиции, огядываясь почти на каждом шагу так как у меня не было паспорта.Но, оказывается мир не оскудел хорошими людьми.Добрые люди помогли мне добраться до своей Родины.Вот такие дела... А где мои дети? Где моя жена? Неужели Зубейда вышла замуж за другого и уехала, забрав с собой детей, подумав, что меня уже нет на белом свете? - спросил Султан Савдагар.
Старуха продолжала:
- Ой, сынок, беда заглянула в твой дом. Жена твоя сидит в тюрьме! - сказала она, плача. Султан Савдагар удивился:
- Что?! Как это?.. Почему в тюрьме? А за что ее?..
- За убийство её посадили! - сказала старуха, еще больше удивляя Султана Савдагара.
- За убийство?! А кого она убила? - сказал, продолжая удивлятся Султан Савдагар.
- Тебя! - сказала старуха.
- От таких слов Султан Савдагар испугался даже. Потом сказал:
-Что вы говорите, бабушка?! Вы шутите?!Не понимаю, ей богу. Такого не бывает! Я тут жив и здоров, а они посадили мою жену, обвинив в убийстве меня? Они в своём уме?!
- Да в том-то и дело, сынок! Произошло недоразумение. Шесть лет тому назад нашли у реки труп. У трупа на левой руке обнаружили рисунок, похожий на твою. Его одежда тоже была похожа на твою. Но голова была настолько изуродована что, милиция не смогла установить личность покойного и спутала с тобой.Твоих детей отправили в интернат - пояснила старуха.
- Нифига себе! Вот гады а!Что они наделали?! О Боже мой! Боже мой!О бедная моя жена!Бедные мои дети!- сказал Султан Савдагар, сквозь слезы.
Старуха продолжала:
- Ты вот что сынок, иди сейчас же в милицию и скажи им всю правду. Может они освободят Зубейду.
Султан Савдагар побежал в сторону гузара, чтобы нанять такси и ехать прямо в тюрьму. В тюрьме, узнав о появлении Султана Савдагара и услышав его слова, начальник тюрьмы замер как вкопанный. И шокируя своих, он передал новость по инстанциям вышестоящим чиновникам.
Прокуратура тут же взялась за это дело и начали заполнять соответствующие документы. Через три дня Зубейду реабилитировали и освободили, пообещав возместить моральный ушерб, причиненный ей и наказать виновных по всей строгости закона. Обещали так же восстановить родительских прав Зубейды и вернуть им детей.В эти дни Зубейда долго плакала, услышав рассказ о скитаниях своего беднего мужа.
- Прости меня, любимая, прости - сказал Султан Савдагар, обнимая по дороге свою жену за плечи и целуя ее. Она задумчиво посмотрела на мужа и сказала:
- Почему я должна простить тебя? Ведь ты не виноват. Слава богу, вернулся домой. Теперь я счастлива...
Она так и сказала. Султан Савдагар тайно продал свою почку, чтобы оплатить лечение своей любимой жены. Но через месяц Зубейда скончалась.




25/10/2018.

12:11 ночи.

Канада, Онтерио.


eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)