Поиск

Xoldor Vulqon

O'zbekiston Yozuvchilar uyushmasining a'zosi

 


Darcham yonidan o'tdi uchib yvvoyi g'ozlar




(Ushbu she'riy kitobimni mehribon onam Muhtaramxon Mirzajalol qizi va mening ikkinchi onam E'zozxon Kenjaevalarning porloq hotiralariga bag‘ishlayman.)X.V.

 

 

 

Ko‘mak



Chag‘alaylar faryodi tutgan havoni,
Daryo to‘lqinlari qirg‘oqni yuvgan.
Baliqchi hayqirib, deydi: - xaloyiq!
Cho‘kkan ko‘rinadi baliqlar suvga!

Nega anqayasan, qo‘lingda chelak?
Yugirsangchi tezroq, odamlarni chaqir!
Baliqlarni tezroq qutqarmoq kerak,
Do‘stlik og‘ir kunda bilinar axir!

Boshqa baliqchi der, boshini qashib,
Baliqlarni o‘ylab, g‘amgin yuvinib:
- Xashar yo‘li bilan, chelaklab tashib,
Quritsakchi daryo suvini?..


19/03/2020.
Kunduz soat 11:39.
Kanada, Onterio.

Yo‘llar


O‘sha o‘sha yomg‘ir va o‘shanday yo‘l,
Qachonlardir birga ikkimiz yurgan.
Jilmayganding,jiqqa ko‘ylaklaring xo‘l,
Ruhim zulmatlarin to‘ldirib nurga.

Ikkimiz yurganda negadir ko‘cha,
Tez tugab qoladi - deganding, to‘xtab.
Tun bo‘yi daydiyman, chiroqlar o‘char,
Sensiz yo'llarimning poyoni yo‘qday.


18/03/2020.
Kunduz soat 10:28.
Kanada, Onterio.


Salamandra



Shaffof ko‘zgularga uraman kalla,
Sho‘ng‘iyman, suzaman, ketmayman cho‘kib.
Yassi Yer lappagin ko‘targan palla,
Bahaybat shoxida donishmand xo‘kiz.

Bemalol yuraman suv yuzasida,
Qahratonda daryo muzlagan mahal.
Qalin devorlardan o‘taman sizib,
Tumandan bo‘lsa u, har shomu sahar.

Xiyobonda yursam kuymas oyog‘im,
Lovullagan xazonlarni bosib,
Yelkamdagi yulg‘undan yo‘ngan tayog‘im,
Uchiga etiklarimni osib.

Uying devorlari o‘tib bo‘lmas tosh,
Biri kam bu dunyo emasdir to‘kis.
O‘tli nigohinga berolmasdan dosh,
Ko‘zing ummoniga ketarman cho‘kib.


17/03/2020.
Kunduz soat 4:17.
Kanada, Onterio.


Tumanli dalalar



Kimsasiz bog‘larda xazon shiviri,
Osuda sukunat hokimi mutlaq.
G‘ira shira ko‘ringan otlar uyuri,
Tumanli dalada jimgina o‘tlar.

Paxsa devorlarga yopilgan tappi,
Qish beg‘am qaydadir qayraydi qilich.
Quyuq tuman bosgan dalada kampir,
Sigirin izlaydi, qo‘lida xivich.
.

17/03/2020.
Erta bilan soat 9:31.
Kanada, Onterio.

 

 

 

Подробнее...

 

Хуршид Даврон

Ўзбекистон халқ шоири

"Шаҳардаги олма дарахти"

китобидан шеърлар.

 

ЁЗ ЭРТАГИ


Далаларнинг қоқ ўртасида
Еру осмон аро бир эртак –
Юлдузларнинг майин сасидан
Тебранади оппоқ беланчак.

Ухлаб қолар ҳориган ота,
Ухлаб қолар теримчи — сулув,
Ухлаб қолар чорбоғ ортида
Ариқчада жилдираган сув.

Фақат қора кўзларин очиб,
Ҳайратларга тўлдириб қучоқ.
Онасига ўхшатиб ойни,
Тамшанади ойдай чақалоқ.

Ва меҳрдан ийиб, кўксини
Чақалоққа тутар ой хушҳол.
Сўнг аллалар айтиб, ўксиниб,
Беланчакни тебратар шамол.

ЁНАЁТГАН ГУЛХАНЛАР


Кўз ўнгимда бепоён боғлар,
Япроқларда тилларанг ғубор.
Яқинлашиб қолгандек тоғлар,
Ҳаво шундай тиниқ, беғубор.

Шитирлаган тунги ёмғир ҳам,
Туманларни қучоқлаган тонг,
Қоп-қорайган дала-ю қир ҳам
Бари менга таниш, қадрдон.

Дарахтларда ловуллар гулхан,
Юрагимда унинг тафти бор.
Боғчадаги хазонлар билан
Учиб юрар кечаги баҳор.

Мени ташлаб кетмоқчи дўстни
Тўхтатмоқчи бўлгандай, бу он
Мен жимгина қўлим чўзаман,
Ёнаётган гулханлар томон.

ДАРАХТЗОР ҚОШИГА КЕЛАР БИР АЁЛ


Тунда силкитаркан дарахтни шамол,
Дарахтлар титраркан маҳзун, букчайиб,
Дарахтзор қошига келар бир аёл,
Нозик оёқларин шабнамга чайиб.

У гуллар сочади ҳовуч-ҳовучлаб,
Ҳайратга тўлади армонли боғлар. ,
У куйлай бошласа, гулларни тишлаб
Уйғона бошлайди қуриган шохлар.

КУЗ ЭРТАГИ


Теримчи қизлар
Шохлардаги қушлардай енгил,
Қоматли — хаёл,
Қуёш иси анқиб турар чеҳраларидан.
Улар
Тўлиб кетган армонлар каби
Эгатларга сочилган,
Орзулари мезонлар каби
Оппоқ-оппоқ учиб юргувчи
Ойдин шамолларга осилган.
Ҳув… Бўғилиб сайраган
Қушдан ҳам узоқ,
Қишлоғимнинг чексиз далаларида,
Оппоқ шийпонларда кўксини титроқ,
Илиқ, мовий шамоллар ўпиб,
Ухлаб ётар теримчи қизлар
Тушларини қуёшга кўмиб…

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Полный текст повести "Листопад"


Аннотация:
Первый отзыв неизвестного читателя о повести Холдора Вулкана "Листопад" в электронной библиотеке "Ридли".

 

Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга "Листопад" Холдор Вулкан окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. Не остаются и без внимания сквозные образы, появляясь в разных местах текста они великолепно гармонируют с основной линией. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Помимо увлекательного, захватывающего и интересного повествования, в сюжете также сохраняется логичность и последовательность событий. На первый взгляд сочетание любви и дружбы кажется обыденным и приевшимся, но впоследствии приходишь к выводу очевидности выбранной проблематики. "Листопад" Холдор Вулкан читать бесплатно онлайн необычно, так как произведение порой невероятно, но в то же время, весьма интересно и захватывающее. 19.09.2016.


Второй отзыв неизвестного читателя о повести Холдора Вулкана "Листопад" в электронной библиотеке "Ридли"


Дорогие читатели, есть книги интересные, а есть - очень интересные. К какому разряду отнести "Листопад" Холдор Вулкан решать Вам! Невольно проживаешь книгу - то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Данная история - это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными.

--------------------------------------------------------------


Спасибо Вам огромное за искренный отзыв на мое произведение.С уважением, Холдор Вулкан.(Х.В.)

 

 



Холдор Вулкан
Член Союза писателей Узбекистана


Листопад
(Повесть)


Любое коммерческое использование повести Холдора Вулкана "ЛИСТОПАД "запрещено без предварительного письменного согласия автора.(Холдор Вулкан)


1 глава
Весенние поля


Весна. Птицы поют на высоких тополях у полевого стана, где расцвела белая акация. Совсем недавно среди тернистых ветвей акации можно было увидеть гнездо сороки, а теперь оно исчезло из виду, среди листьев и цветущих гроздей этого дерева. Сороки очень умные птицы. Они знают, что мальчишки не могут залезть на дерево, у которого тернистые ветви, так как его острые колючие шипы могут больно поцарапать им руки и ноги и даже порвать им шаровары. Цветы акации пленили душу словно сувениры, сделанные из осколков белого фарфора. Приятный запах этих гроздей ветры разносят по всему полю, где работают дехкане. Хуршида работала, стуча кетменем на поле. Это была девушка лет восемнадцати, светлокожая, с густыми и нежными вьющимися волосами темно русого цвета, со стройной фигурой и пышней грудью, с карими глазами и ясными зрачками. Она так красиво улыбалась коралловыми губами, показывая белые здоровые и красивые зубы, что многие парни в селе были от неё без ума. Но Хуршида не обращала внимания ни на одного из них, так как она не испытывала к ним нежного чувства под названием любовь. Своим равнодушием она еще больше усиливала "гнет" над влюбленными. Она даже не отвечала на любовные письма, которые писали парни и передавали ей через её подруг.
Отец Хуршиды Абдулджаббар очень строг по отношению к своей дочери Хуршиде и своим тяжелым характером и поведением похож скорее на отчима, чем на родного отца. Он часто выпивает спиртное и устраивает пьяные дебоши. Но Абдулджаббар является хорошим специалистом в области стрижки овец. Работает он механиком на животноводческой ферме колхоза "Тиллакудук". Чинит на ферме доильные аппараты, автопоилки, транспортеры, очищающие коровники, комбайны, измельчители кормов и так далее. Хотя Абдулджаббар не является религиозным фанатиком, но он строго запрещает Хуршиде ходить на вечеринки, посвященные дням рождения ее одноклассниц, где присутствовали парни. Абдулджаббар поклялся, что если его дочь Хуршида опозорит их семью, то он ее проклянет. Поэтому Рахила каждый день настойчиво говорит Хуршиде, чтобы она не играла с огнем и была осторожной в общениях со своими одноклассниками и другими незнакомыми парнями, Рахила знает, что в классе ее дочери не все девушки относятся к Хуршиде дружелюбно. То есть некоторые девушки,завидуют Хуршиде черной завистью, потому что она красивая и многие парни были влюблены не в них, а в нее.
С такими мыслями Хуршида продолжала работать на поле, выравнивая грунт для посева хлопка. Она любит работать на полях в одиночестве, так как никто ей не мешает думать о том, о чем она хочет думать. Одиночество для нее свобода, как бескрайное небо. Иногда Хуршида останавливается, выпрямляя спину, внимая далекому и печальному голосу одинокого удода, который доносится из ивовой рощи, где бродит пьяный ветер. Издалека доносился приглушенный рокот одинокого трактора.Хуршида задумчиво наблюдала за низкими проворными полетами ласточек. Они летали над полями, едва не касаясь земли своими белыми брюхами и крыльями, похожими на согнутые черные кинжалы, с острыми лезвиями. Потом она снова приступила к работе, напевая грустную песню о любви. А солнце тем временем медленно, но неизбежно поднималось к зениту. Хуршида долго работала на поле под палящим солнцем и приостановила работу только тогда, когда на пригорке повариха Тубо с криком начала зазывать людей на обед.
-Чойгааааааааа! - кричала она, и ее голос летел над весенними полями, как птица освободившая из ее грудной клетки.
Оставив кетмень на краю поля, Хуршида пошла в сторону полевого стана. Приближаясь к нему, она почувствовала тонкий аромат, душистый запах благоухающей белой акации, которая цвела около полевого стана, где росли высокие тополя и плакучие ивы. В этот момент из культиватора, который остановился рядом с полевым станом, спрыгнул молодой тракторист лет двадцати-двадцати пяти, в потертой тюбетейке, высокий, плечистый, курносый, с кудрявыми волосами, с усами над мясистыми губами. Особой приметой этого парня был его зеленый шрам на левой брови. Он придавал его внешнему виду суровость и мужественность. Своим видом он напоминал римских гладиаторов, которые голыми руками сражались с голодными тиграми. Хуршида раньше не видела этого тракториста в здешних местах, но сразу вспомнила его трактор, за которым она недавно наблюдала издалека на хлопковом поле. Пока Хуршида снимала с ветки тутового дерева свой небольшой мешочек, в котором были хлеб, сахар, заварка, алюминиевая ложка, и кружка с миской, тракторист уже стоял в очереди у полевого жестяного самовара, где труженики по очереди наливали себе кипяток. Взяв свою кружку, Хуршида насыпала в неё заварку и тоже встала в очередь. Увидев ее, парень повернулся вполуоборот и уступил ей место. Не ожидавшая такого джентльменства, Хуршида поблагодарила молодого тракториста и по-доброму улыбнулась. Спустя несколько минут парень начал разговаривать с ней:
- Девушка, давайте-ка я вам расскажу удивительную историю, чтобы быстрее шло время, пока мы стоим в очереди. Короче говоря, иду я вчера мимо этого дерева - красота!- от белоснежных цветов этой акации глаз невозможно оторвать. Не акация цветущая, а молодая невеста в белом подвенечном платье! Я невольно остановился, любуясь необычной красотой этого дерева, смотрю на него с восторгом, словно дехканин, приехавший из далекой деревни с мешком на плечах, который впервые увидел город. Тут раздались автоматные очереди. Думаю, ё-мое, какой - то террорист стреляет в меня из Калаша. Я быстро лег на землю, чтобы тот не изрешетил меня, выпустив всю обойму. Лежу, блин, лежу и гляжу, а там поет сорока. Ну и, думаю, дела... Стыдно стало даже самому перед собой. Встал, оглянулся вокруг, нашел свою потертую тюбетейку, стряхнул пыль, нахлобучил её на голову и пошел дальше. Хорошо, что, кроме меня, этого никто не видел.
Выслушав рассказ тракториста, все вокруг дружно рассмеялись. Хуршида тоже. Тут подошла их очередь. Но, как назло, кипяток перестал литься из краника самовара. Выяснилось, что причиной был тот факт, что в самоваре уровень кипятка понизился ниже уровня краника, вот он и перестал литься. Но тракторист нашёл выход из положения: он попросил Хуршиду нагнуть самовар и налить кипятку в кружку, которую он подставил.
- Хорошо - согласилась Хуршида и, когда молодой тракторист подставил свою кружку к кранику самовара, Хуршида осторожно нагнула самовар. Но тут случилась беда: Хуршида случайно уронила самовар, и он опрокинулся, ошпарив молодого тракториста кипятком. Тракторист, сделав гримасу на лице от сильного ожога, начал прыгать от боли, опираясь на одну ногу, втягивая воздух в легкие.
- Вс -а-аа-ах! Вс -аа-аа-аа-аа-ахх! Уууууухххх!- прыгал он от жгучей боли и крутился как собака, которая гонится за своим хвостом.
Хуршида заплакала от испуга и от жалости, не зная, что делать и как успокоить бедного тракториста. А труженики, которые уже приступили к приему пищи, дружно встали со своих мест, сочувствуя трактористу, который нечаянно ошпарился кипятком. А некоторые весело смеялись, особенно когда табельщик Абделькасум закричал, мол, тракторист, ты сними свои штаны и прыгай живо в арык!
- Ой, простите, ради бога, акаджон! Это я во всем виновата!.. Сильно обожглись?! Бедный!.. Не знаю я вашего имени... Как вас звать?.. - сказала Хуршида, плача и кружась вокруг парня в растерянности.
Молодой тракторист, держась за ошпаренное бедро, остановился на миг и с гримасой на лице сказал:
- Меня что ли? Вс -ааа-аа-- ахххх... меня зовут Султан!
- Ой, Султан-ака, простите ради Бога! Я не хотела... - просила прощения Хуршида со слезами на глазах.
-Да, вы не волнуйтесь, девушка, ничего... Вс -а-аа-аа-аххх... Ааа-аа-аа-ахх....До свадьбы заживет - сказал тракторист Султан, слегка улыбаясь сквозь гримасы на лице, продолжая скакать на одной ноге.
Потом спросил, искажая лицо от невыносимой боли:
-А вас? Как вас звать?
- Меня? Ах да, мое имя Хуршида
- Очень приятно... Вс -аа-аа аа-ааах... Ыыыых!Красивое у Вас имя, как вы сами, честное слово. Вы, Хуршида, не обращайте внимание на меня. Лучше поешьте чего-нибудь. Время обеда всё же... - сказал Султан, продолжая опираться на одну ногу, чтобы смягчить боль.
- Нет, ничего не буду есть. Ну, как же я могу есть, когда вы мучаетесь из-за меня адской болью? - плакала Хуршида.
Тут Султан тракторист перестал прихрамывать и сказал.
- Ну, что вы, Хуршида, перестаньте сейчас же плакать! Ведь люди смотрят на нас. Все. Уже отпустила боль. Вы не волнуйтесь. У меня все в порядке. Клянусь гаечным ключом. Вы что, не верите моим словам?.. Ну, тогда мне ничего не остается, кроме как доказать Вам, что я здоров как бык. Вот сморите.
Такими словами, напевая мелодию, он начал танцевать, притопывая своими кирзовыми сапогами, как чечёточник с большим стажем.
Султан танцевал, кружась, как вихрь и напевая веселую музыку. Увидев это, все вокруг смеялись, словно зрители, которые смотрят смешные представления бродячего артиста. Хуршида тоже улыбалась сквозь слезы, радуясь тому, что Султана отпустила боль.


2 глава
Первая любовь


Хотя Хуршида своими собственными глазами увидела, как тракторист Султан, залезая на свой культиватор, уехал обратно в сторону поля, но она все равно не смогла простить себя за то, что ошпарила кипятком по неосторожности бедного, ни в чем не повинного парня, ударника-механизатора колхоза Тиллакудук. Бедная думала только о Султане, и ей было жалко этого безобидного, терпеливого и веселого парня. Другой человек на его месте, думала она, разгневался бы и, может быть, даже ударил бы её, или, в крайнем случае, обратился бы в суд, с требованием заплатить ей определенную сумму денег в качестве компенсации за нанесенный вред его здоровью. А он? Он, наоборот, успокаивал Хуршиду, пританцовывая перед тружениками колхоза, которые могли бы дать показание в суде в его пользу в качестве свидетелей. Он стонал и прыгал от боли, а я, дура, спросила, как его звать. Несмотря на жгучую боль, он ответил. Да и не забыл пошутить, сказав, что рана его заживет до свадьбы. А как он танцевал! Как этот американец, Майкл Джексон, ей Богу! Интересно, а зачем он вообще работает трактористом, когда у него есть талант артиста-юмориста? Ведь он мог бы открыть свой собственный театр юмора и сатиры и зарабатывать нешуточные деньги. Странно, почему он работает трактористом?
С такими мыслями Хуршида долго не могла уснуть, внимая звонкому пению сверчков и глядя в открытое окно, зашторенное занавеской из белого тюля, сквозь которую светила круглая луна и мерцали далекие звезды. Издалека доносился усталый лай ленивых собак и кваканье лягушек в старом пруду, где цвели белые и розовые кувшинки.
Хуршида решила пойти утром на поле, где будет культивировать хлопчатник тракторист Султан, попросить у него еще раз прощения, и узнать, не болит ли его нога, которая вчера получила ожог по ее вине. Между тем, у открытого окна не сильный ночной прохладный ветерок нежно трепетал и слегка задувал занавеску, сотканную из тюля, напоминающую парус. Хуршиду клонило ко сну. Она уснула как больная под наркозом во время операции. Ей снился тракторист Султан, который работал на своем тракторе бороздя бескрайнее и вечное небо, покрытое облаками .
- Здравствуйте, Султан-ака! -сказала Хуршида, глядя в небо.
Услышав ее голос, Султан взглянул на нее и улыбнулся, продолжая вести свой воздушный корабль-бульдозер по бескрайнему небу.
- А, это вы, Хуршидахан?! Ну, как дела у вас?! - сказал он.
- У меня все в порядке! А как у вас?! Нога не болит?! - спросила Хуршида.
- Не-а, не болит! Вчера вечером я помазал ошпаренную ногу зубной пастой "Блендомет", и к утру рана перестала болеть, - как рукой сняло! Честное слово механизатора! Если не верите, то я могу вам показать зажившую рану. Секундечку. Вот, сейчас сниму джинсы, и Вы сами убедитесь в этом воочию... - сказал Султан.
С этими словами он поднялся с сидения и прыгнул на капот бульдозера, двигающегося над клубками серых облаков. Тут трактор под его ногами лихо пошатнулся, и Султан чуть не плюхнулся на землю. У Хуршиды екнуло сердце. Она страшно испугалась.
- Нет, нет, Султан-ака, не надо снимать брюки! Я вам верю! Ой, будьте осторожны! -крикнула Хуршида.
- Да?! Ну, как хотите! Тогда давайте ко я станцую вам чечеточку! - сказал Султан и, не ожидая ответа, начал танцевать чичетку прямо на капоте своего воздушного агрегата.
Тап -тап та! Тап -тап та! Тапа типа тапа типа тап типа та! Тапатипа тапатипа -тапатипа -тапатипа тап тап та!тапатапатапатапатапатапатап! Типатапа типатапа типатапа типа тапа тип тап та! - чеканил Султан своими кирзовыми сапогами, у которых звенели чугунные подковы, ударяясь о жестяный капот трактора.
Тут он неожиданно потерял равновесие и упал с капота воздушного бульдолайнера. Но он успел ухватиться за фару бульдозера. А бульдозер все ехал по небу, ехал, бороздя облака своими плугами. Молодой тракторист висел и старался всеми силами удержаться, чтобы не полететь вниз. Внизу Хуршида от страха чуть с ума не сходила.
- Ой, Боже, спаси Султан-аку! Держитесь, Султан-ака! Не отпускайте фару бульдозера! Я сейчас позову людей на помощь, и мы что-нибудь придумаем! Потерпите! -кричала Хуршида, бегая туда-сюда, но не отводя глаз от трактора и от тракториста Султана, который висел в небе как великий Голивудский каскадёр, ухватившийся за шасси реактивного бомбардировщика в фильме про американо-вьетнамскую войну.
Тут случилось нечто непоправимое: фара воздушного трактора оторвалась со всеми проводками, и тракторист Султан полетел камнем вниз. Летел он по воздуху с диким криком как десантник, у которого заклинило парашют. Хуршида от страха закрыла лицо ладонями, и через несколько минут он с грохотом ударился о землю, подняв облако пыли. Надо было видеть, как горько плакала Хуршида, обнимая тело бедного тракториста Султана, который свалился с неба!
- Простите меня, Султанака! Ох, простите, ради Бога! Это я во всем виновата! Если бы я не спросила у Вас о вашем здоровье, вы бы не встали с сидения вашего воздушного аэробульдозера, который бороздит бескрайное небо нашей солнечной системы и не пригнули бы на капот, на котором Вы танцевали чечётку для того, чтобы убедить меня в том, что у вас ошпаренная нога больше не болит! - плакала она, роняя горькие слезы.
Тут, на удивление Хуршиды, тракторист Султан очнулся. Хуршида от удивления замерла, как мраморная статуя Афродиты.
- Ну, что вы опять ревете, словно маленькая девочка в детском садике, дорогая Хуршида? Перестаньте же плакать.Я жив и здоров, как бык. Если не верите, то я могу встать и станцевать чечётечку - сказал Султан.
И поднявшись, он снова начал танцевать, кружась, как вихрь.
- Ой, слава тебе, Господи, что спас Султан-аку! Слава Богу! - плакала Хуршида, роняя слезы радости.
Тут она проснулась, словно больная после успешной операции. Поняв, наконец, что все это случилось не наяву, она облегченно вздохнула и поблагодарила Бога. Она обрадовалась, подумав, мол, как хорошо, что другие не увидят сна, который приснился мне. Когда она встала и, зашторив занавески, посмотрела в открытое окно, то увидела утренний небосвод, похожий на борозду.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Подробнее...

 

132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

The eighteenth letter of Mizhappar

 

 

(In loving memory of the great humorist of Uzbekistan Hadjibay Tadjibayev)

 


Let this letter, which I am writing on a stray dog skin which we slaughtered with a knife and ate with vodka, fly on the autumn wind, fly strictly to the West, where Mr. Sitmrat lives , there, where he often sits drinking whisky or tequila with some ice looking through the window, at the late tired midnight buses, with only a few people still waiting in the bus stops.
Hello, Mr. Sitmrat!
Yesterday Qurumboy called an extraordinary Congress of our party, climbed onto the roof of the pigsty. I ran to where the Convention was supposed to be. When I arrived, Qurumboy rejoiced and uttered this speech:
- Well, the member of the collective farm Mr. Mizhappar is here too. Now we have a quorum, and we can start congress, according to the point of the Charter of our party about holding congresses! So, comrades, if we really want to come to power, we must strengthen political propaganda among the population as never before! On this I declare Congress closed! Members of our party, members and guests of the Congress of our party immediately Yoldashvoy harnessed to a cart! Then he added - do you Hear the trumpet calling?
- Yes! - we answered.
- Then let's go! - shouted  Qurumboy.
We put the clamp on Yoldashvoy, and Qurumboy sat on the cart. We sat down too. We drove on the street, admiring the scenery and sometimes greeting passers-by. The soul sings. I love the road by nature. All around, the trees drop their yellow and crimson leaves. Behind the bare branches of the trees you can see the huts of farmers, with crooked chimneys. Qurumboy humed a melody, good mood from him. Mamadiyar sang some old song.

The cart rattled along, and suddenly it got stuck. Yoldashvoy tensed, trying to pull it out of the mud, but couldn't. Then Qurumboy went to help him, that is, began to beat him over the head with a long whip. Which tore Yoldashvoy's hat, made of dog skin. His pea-jacket was torn, too. Qurumboy mercilessly beat him constantly shouting:
- Get up, don't pretend, you sly quitter! Damned parasite!
Yoldashvoy struggled trying to pull the cart, but it didn't work. The poor man pulled the cart, wrapping the bridle around himself like a fly caught in a spider's web, injuring his shoulders, cutting his neck with swollen arteries. Then from fatigue and impotence he lay down in the mud. His face and clothes were filthy. We had to get off the cart to help Yoldashvoy. Mamadiyar and I pushed the cart from behind, leaning on it with our shoulders. Finally we pulled it out of the mud, and Yoldashvoy ran, dragging the cart along a paved road. We caught up with him and got back on the cart. We went, we waved our hands to children and old men who stood on a roadside watching us with a surprised look. We drove at high speed until our vehicle hit a man. This man was a drunk named Khurram, who was lying on the road tipsy. When we hit it, our cart went up and down again. Well, that local drunk Khurram not died. He got up from his seat and, throwing clods of dirt at us, began to scold us with all his might. Yoldashvoy added speed, but since we did not have a speedometer, we didn't know what speed he was driving at the moment. There were no drunks on the horizon but us. We ride on a high-speed creaking cart, plowing the air. The speed was too great, and suddenly there was an emergency. Our high-speed cart suddenly and unsightly tilted to one side, and one of its wheels fell off. Now the cart stopped listening to Qurumboy, and our uncontrolled carriage went off the road. Dragging Yoldashvoy, it rolled towards a small poultry farm of a local farmer. We rode it and screamed in panic, uttering only one sound:
-A - a - a - a - a -a!  - we shouted.
When we tore down the net, the chickens, geese, ducks, turkeys, too, were frightened, flying noisily away like frightened birds in the night. I don't remember how our cart fell. When I came to my self, I was lying like a boxer in the ring who had been knocked out. My friends too. Qurumboy lying in a pool among the ducks and geese. Mamadiyar was found in a chicken coop, where a thin, tall farmer was standing.
- They're all here, I guess. Now the farmer in despair will take his double-barreled gun and, having loaded it, will shoot us like partridges without trial - I thought.
No, he did not take up the gun, on the contrary, began to help us, at the same time photographing us from all sides for memory. We thought at first that when the poor farmer has calculated the material and moral damage, he went to the roof. Because instead of crying, he was happy as a child and even expressed gratitude to us .
- What are you happy about, bourgeois?! -  asked by Qurumboy, stuffing in his pipe and lighting chicken manure.
- How not to rejoice, Mr. proletarian, after destroying part of my farm you helped me.
-You what, are you crazy? We've done you enormous damage, like hurricane Catherine on the Atlantic coast, you fool! Or do you want to put us on trial? Mind you, my bodyguard Mizhappar abroad there are friends of human rights defenders. They'll raise an international political scandal if you sue. They are even ready to make a revolution for us! - Qurumboy sternly warned the poultry farmer .
- Yes, mister Qurumboy! Why would I sue you when there's another way to get rich? Now, thanks to you, I can write off thousands of chickens, geese, ducks and turkeys, which were taken away by the tax authorities, the Bank employees who gave us a loan, the district Shgabuddinov, then other small officials! - the farmer said.
Then he invited us to a free Banquet to wash up the natural disaster on his farm. While we were drinking tea and eating delicious scrambled eggs, the farmer's wife made rotisserie from the chickens. The farmer ran to the store and we started drinking vodka. After the tenth bottle, Yuldashvoy turned crosseyed, finding it difficult to pronounce the consonant letters. He just smiled and said the vowel sounds. The farmer's wife was a talented woman. She gave an Amateur performance and sang a song about chickens, dancing.    
After the twelfth bottle, the farmer, too, became intoxicated and suddenly turned to God, lazily licking his lips and looking at the ceiling with squinting eyes:
- God, why are you torturing only me?! Is there no one else in the world but me?! Why don't you torture the tax men who skin the poor farmers?! Why do you not punish unjust prosecutors, parasite lawyers, policemen, scaring the people, put innocent, law-abiding citizens behind bars, take away the last penny from people?! Do you not see the pupils and students who, instead of studying, gather cotton on the cold plantations, when the governors beat the teachers and make the prosecutors and police officers kiss the shoes for failing to meet the norm of cotton collection?! Why do you not destroy the unjust leaders who illegally master the people's good, sucking the blood of the people from their arteries and veins like leeches! Now these slaves of yours, instead of asking for forgiveness, are threatened by human rights activists who live a luxurious life abroad, when here the people are starving to eat straw! Is that fair, Lord? Though I don't see your image, I still love you, Lord! Please, God, what have I done to you?! Tell me! Why are you silent?! After all, I participated in the liquidation of the Chernobyl Nuclear Power plant accident. I was hauling radioactive waste out of the sarcophagus in a wheelbarrow, God! - The farmer could not finish his plea, as at that moment the earthquake began. The farmer's hut began to rock and shake. The farmer's wife was the first to evacuate, screaming in fear. Then the farmer shot out into the yard. I don't even remember how or when I ran out of the cabin. I see my party friends standing next to me, pale as the moon, trembling with fear like the skeletons of a hanged man in the wind who has been gnawed by crows. Yoldashvoy too sober, as a good person. Then the ground rumbled under our feet, and we felt as if we were on a Volcano about to explode. Then there was another jolt, and the roof of the farmer's hut went down. It collapsed with a roar, kicking up dust, like a bomb test on the Atoll Moruroa. Hear Qurumboy calling me:
-Comrade Mizhappar, the revolution is in danger! I command you to help me move. You know, Mr. Sitmrat, I was doing Kung Fu, and the commander's order is law to me. I thought Qurumboy was wounded. No, it turns out he's pissed his pants. I'm sorry, but I just have to write about it for the story. Qurumboy had so much shit in pants looking like 1937 military "golife" pants that could not even move independently. Had to pull the dagger out of Qurumboy from the tops of his boots without soles and stick in the pants, which are full of (excuse me again) shit. Qurumboy's Pants  exploded and everything around was yellow. So much for political propaganda among the population! Thank God everyone was alive.


To the following letters, Mr. Sitmrat!
The soldier and member of collective farm, Mr. Mizhappar.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси


Ҳазрати Алишер Навоийдан то Эркин Воҳидовгача бўлган устозларимиз ғазалларида

муҳаббат ва фалсафий мавзулар қойил қилиб тараннум этилди.

Энди аруз вазнимизга манзара лирикасини олиб кириш ҳақида ҳам ўйламоғимиз керак.

 

Холдор Вулқон

 

Куз илҳомлари

 

 

Воҳ, кузги дарахт шаклида ҳайронани кўрдим,

Ёлғиз ва ғариб, бир дили вайронани кўрдим.

 

Жим жит кўчада ўйнади раққоса шамоллар,

Чарх урди ҳазон гирвати, парвонани кўрдим.

 

Дарчам ёнидан ўтди учиб ёввойи ғозлар,

Парвозию фарёдида девонани кўрдим.

 

Қушлар уясин тутди дарахт шохида, ё Раб,

Инларга боқиб, ғам тўла паймонани кўрдим.

 

Заъфар капалаклар каби учганда хазонлар,

Баргларга кўмилган кўча , остонани кўрдим.

 

Йўлларга хазонлар тўшади кузги Торонто,

Боққанча чинор баргига Фарғонани кўрдим.

 

Ишқ бодасидан масту аласт шому саҳар дил,

Узлат уйида хилвати майхонани кўрдим.

 

Дўст топмади Вулқон бу жаҳон мулкида излаб,

Ҳар ерда ғаним, вахшати бегонани кўрдим.

 

 

 

26 октябрь, 2010 йил.

Тонги соат 7 :35 .

Торонто шаҳри, Канада.

 

 

Kuz ilhomlari




Voh, kuzgi daraxt shaklida hayronani ko‘rdim,
Yolg‘iz va g‘arib, bir dili vayronani ko‘rdim.


Jim jit ko‘chada o‘ynadi raqqosa shamollar,
Charx urdi hazon girvati, parvonani ko‘rdim.


Darcham yonidan o‘tdi uchib yovvoyi g‘ozlar,
Parvoziyu faryodida devonani ko‘rdim.


Qushlar uyasin tutdi daraxt shoxida, yo Rab,
Inlarga boqib, g‘am to‘la paymonani ko‘rdim.


Za'far kapalaklar kabi uchganda xazonlar,
Barglarga ko‘milgan ko‘cha , ostonani ko‘rdim.


Yo‘llarga xazonlar to‘shadi kuzgi Toronto,
Boqqancha chinor bargiga Farg‘onani ko‘rdim.


Ishq bodasidan mastu alast shomu sahar dil,
Uzlat uyida xilvati mayxonani ko‘rdim.


Do‘st topmadi Vulqon bu jahon mulkida izlab,
Har yerda g‘anim, vaxshati begonani ko‘rdim.




26 oktyabrь, 2010 yil.
Tongi soat 7 :35 .
Toronto shahri, Kanada.

 

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Странные письма Мизхаппара

(Повесть)



(Светлой памяти великого юмориста Узбекистана Хаджибая Таджибаева)






Первое письмо Мизхаппара

 



Пусть это письмо, которое пишу сейчас, спеша как буря, бушуя словно тайфун, дойдет до руки многоуважаемого Сайтмират аки, который живет в тех странах, где процветает демократия как японская Сакура весной. Да будет это письмо понятно и ясно ему как полная луна в безлюдной тишины заснеженное поле колхозное, где мы весной сажаем хлопчатник. Ассаламу алейкум, Сайтмират ака, меня Мизхаппаром зовут. Я колхозник. Мои одноколхозники, отвечая своим ратным трудом на огненно - пламенные прызви власти, перевыполняют годовые планы, по сбору хлопка, мужественно победив все капризы суровой природы. Спасибо огромное, нашему мудрому президенту и властям, за то, что они делали хлеб дешёвым. Человек не помрет , если не употребляет мясо. То есть, он обойдется и без мяса. Для нас лиж бы хлеб с водой что бы не подорожало и воздух был бесплатным. Вот, прикиньте сами, Сайтмират ака, если одежда или сопоги вашы порвется, то, это не страшно.Можно их латать и одевайте на здоровье. А живот? Как вы думаете, можно ли зашить желудок хотябы на сутки и жить не кушая ничего? Как бы не так. Вот недавно, мы ходили в поисках хлеба по мельницам с мешкамы в подмышках. А сейчас, слава опять таки нашему премудрейшему президенту и властям, что хлеб, вода и воздух есть.Это самое главное. Я сейчас пишу этот историческое письмо и думаю, о тех днях, когда изчезли первые необходымые товары с прилавки магазинов и вспомнил одну смешную историю. История это очень смешная и когда я вспоминаю об этой случае, заливаюсь смехом и не могу остановиться. Немогу остановиться даже тогда, когда пристально смотрю на свои ногти, чтобы задавить свой смех. Вот сейчас тоже, пишу это письмо и тресется рука от смеха. Короче, в те суровые дни мой ровесник и родственник Курумбой из села "Латтакишлак" поехал в город в поисках растительное масло. Он шел среди лавок базара и увидель одного молодого человека, который торгавал растительной маслой. Курумбой спросил цену у этого продавца. Продавец назвал цену. Цена была приемлимая и Курумбой решил купить думая: "Цена приемлимая. Давайка я, куплю побольше. Лишную перепродам своим соседям в тридорого " . Пока он думал продавец задал ему деликатный вопрос, дескать: - Сколько вам литров, господин?
- Два... нет, три литра пожалуйста - сказал Курумбой, вытаскивая деньги из за галенище своих кирзовых сопогов без подошв. -Хорошо, господин - сказал Продавец и взял один из стеклянных трехлитровых банок с плотно закрытой крышкой. Потом вытирая её с помощи полотенцы, дал Курумбойу. Тот заплатил и осторожно положил трехлитровую стеклянную банку в мешок. Когда Курумбой приехал домой цел и невредим, на автобусе по марке "Пазик" похожый на буханку хлеба желтего цвета, его мать сильно обрадовалась. А как же иначе, конечно обрадуется. Ведь, они три месяца подрят не принимали горячего, а тут такое! Мама Курумбоя от радости даже заплакала. Потом очистила капусту, кукрузу, репу с картошкой и с хирургической осторожности налила в кател из растительного масло, кое принес Курумбой. Хорошо очишенное, прозрачное масло лежала в днише почерневшего котла. Курумбой начал кочегарничать, разводя огонь. Огонь в очаге горела давольно долго но, почему то масло не разогрелось. То есть, от него не поднимался дым. Вдруг разогретое масло начало кипеть. Увидев это, Курумбой и его мама окасели от удивление. Оказывается, тот продавец сволоч, продал Крумбою не масло растительное, а холодный чай.После этого Курумбой в течение одной недели тратив деньги на транспорт, ездил в город и искал того продавца негодяя на базаре, но не смог найти его. Теперь вот, растителное масло, слава богу появилась на прилавках. Хотя, дороже, но есть. Я не понимаю людей. Вот, некоторые жалуются все время, то на свет, то на газ, то на питьевой воде. Если бы мое воля, я бы уничтожил всех этих электролиний, столб, и электрокиоск в месте с рубильникамы. Оказывается это электрический ток самое опасное и вредное вешество для человеческой жизни. Эвон, сколько людей умерли от электирического тока в нашем селе, когда ковырялись они с отверткой в руках, в надежде перекрутить счетчик, как бы избегая от уплаты за электроэнергии. Как вспихнет огонь, с зелено - красной искрой и взорвется счетчик в месте с хозяином как бомба с часовым механизмом. У некоторых сгорели дома до тла от того, что вспышка из перемичек полетела прямо в чердак, где они хронили сухое сено на зиму для скота. Сена то энто, оказывается тоже огнеопасное вещество как порох в бочке. Лучще жить без электричество. В нашем селе имени Чапаева каждый день, с утра до вечера и от вечера до утра отключают свет. Естественно, я радуюсь этому. Мои родители, то есть, отчим с мачихой тоже радуются. Отчим говорить, когда электричество нет, Мизхаппар не будут смотреть телевизор и он пораньше уснет. Вчера я, как то чишу коровника от коровье дерьма, вдруг, неожиданно хором заорали сельчани и я чуть не прихватил инфаркт. Они громко кричали: Ураааааааааааааааааааааааааааааааааааа!. Думаю, неужели приехал Сайтмират ака на бронетранспортере с оппозицией и началась революция. Вышел я бегом на улицу и вижу сельчане бегут по домам, шурша тяжелыми тулупамы и топая кирзовыми сапогамы сорок восьмого размера.
-Что вы крычите, товарищи односельчане?! - спросил я у них.
-Подали свет!Спасибо, нашему мудрому президенту и властям! - отвечали они с радостным криком. Через пол часа, пока люди не успели толком поесть свой скудный ужин и постелить матрас и разогрет свои включенных теликов с черно белым изображением, кои работают с помощи стабилизаторов, сново отключили свет.
Некоторые граждане жалуются на отсутствие газа. Ну, что поделаешь, ежели эти дураки не знают даже, настолько опасно этот газ. В прошлом году зимой из за газа чуть не сгорел наш дом. В нашем селе люди для того, чтобы пользоваться газом устонавливает в трубу моторчики, смонтированные в консервную банку и с помощи этого механизма они скачивают газ из трубы, не оставляя голубое топливо своим соседям. Посоветовавшись с отчим и с мачехой я тоже купил маторчик такого рода и смонтировал его в трубу нашей печки буржуйки. Как моторчик начал работать, так сразу начал поступать голубое топлива в печку и наша буржуйка от радости страшно загудела словно корабль дальнего плавание в среди ледяных просторах северного ледовитого океана. Пламя в буржуйке трепетало как флаг на флагштоке и за короткое время нам стала жарко. Отчим с мачехой радуются, восхваляют меня. Когда стала душно, мне пришлось снимать бушлат с шапкой ушанкой и сидеть в майках барабаншиков черного света, в котром барабаншики играют на ударнике. Сидим как в финском сауне и вспотели весь. Даже дышать трудно стало от невоносимой духоты. Вдруг, моторчик смонтированный в консервную банку, раздавая звук летучего мыша взорвался, разлетаясь в разные стороны. Оказывается давление на газапроводе резко поднялось. Гляжу, пламя поднялось до полутра метра, если не больше, и наша хибара превратилась словно в каменную пищеру огненного ада. Мачеха в истерике кричит пронзительным голосом как гудок старинного завода, зазывая на помощь людей. Я в шоке. Стою как вкопанный. Смотрю, отчим тоже крычит как дикий человек у водопада.
- Мизхаппар! Гляди, сынок мой приёмный, овечья шкура горит с матрасом у печки! Потуши, ради бога! О, господииии! - крычал он.
- Вижу, вижу отчим! Сейчас локализую её! - крычал я в ответ и начал лихорадочно топтать пламю, которая страшно бушевала около нашей буржуйки. Я топтал огонь с помощи моих плоскостопих ног, похожие на ласти аквалангистов, и наконец, мне удалось успешно локализовать пожар. Но, во время борьбы с огнем, сгорели мои брюки на половину и они превратились в шорты. С тех пор я боюсь газа.Нас спасла от гибели наша бедность. Потому что у нас кроме глинянного пола, стены и глинянного потолка почти ничего не было. Если бы были у нас деревянные полы и потолки, роскошной мебели, то мы бы точно сгорели. Оттуда и народная поговорка модернизириовалась, что не красота, а беднота спасет мир. Вот вы большой ученый в области сквернословии, подумайте сами, если люди всей планеты были бы бедными, то они бы не смогли изобретать атомные и ядерные бомбы, правильно, Сайтмират ака? Ежели человек бедный и к тому же голодный, как он будет вообше думать об изобретениях всяких? Они бы тоже как мы в надеждах найти свой хлеб насушный, работали бы на хлопковых плантациях, с утра до вечера, собирая хлопок, не переставая даже в холодные дни декабря в месте со своими детьми. Я твердо убежден в том, что богатства и роскош враг номер один всего человечество. После пожара, который вспихнул в нашем доме, похоже на чулан, я демонтировал трубы от газапровода и мы стали топить нашу хибару с помощи кизяка, то есть, коровьем дерьмом. Хотя кизяк в буржуйке горит медленно и пахнет дурно, зато, оно безопасно для жизни человека. Добыт кизяка тоже не трудно. Сел на ишака и езжай ради бога на лужайку, где растут юлгуны можжевельники, там полно кизяков, которые произвели коровы. Собери на здоровье, положи их в свой мешок и милиционеры даже не будут за это привлечь тебе к ответственности. Иногда скошенное ржаное поле тоже превратится в карьер топливо энергетических ресурсов для нас, то есть для бедняков. Нужно жить в гармонии с природой, а не разрушать её.
С огромным уважением, колхозник Мизхаппар.


21 января, 2008 год. 19 часов 15 минут.
Колхоз "Чапаев".

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Подробнее...

 

132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

Letters of Mizhappar

(The short novel)

 

 

 

(In loving memory of the great humorist of Uzbekistan Hadjibay Tadjibayev)

 

 

The first letter of Mizhappar

 

 



Let this letter that I write now, rushing like a storm, storming like a Typhoon, reach the hands of dear Mr. Sitmrat, whom lives in those countries where democracy flourishes like the Japanese Sakura in the spring. Let this letter be clear to him as the full moon in the deserted silence of the snow-covered field of the collective farm, where we plant cotton in the spring. Hello, Mr. Sitmrat, my name is Mizhappar. I'm a member of the collective farm. My fellow farmers work from early spring until late autumn, cooperating with the government to reach their goal, to exceed the annual plans for the collection of cotton, bravely defeating all the vagaries of harsh nature. Thank you very much, our wise President and the government, for making bread cheap. A man will not die if he does not eat meat. That is, anyone will do without meat. For us as long as bread is cheap along with water. Now, think for yourself, Mr. Sitmrat, if your clothing or boots tear, you can patch them up. But the stomach? What do you think, is it possible to sew up the stomach at least for a day and live without eating anything? It is not so. Here is recently, we were in search of bread with bags in armpits. And now, we thank again our wisest President and the government that there is bread, water and air.This is the most important thing. I am writing this historic letter and I think about those days when the first mandatory goods disappeared from the shop counters and I remember one funny story. The story is very funny and when I think about this case, I burst into laughter and can't stop. I can't stop even when I stare at my fingernails to stifle my laughter. Even now as I write this letter and cracked hand from my hands are shaking due to laughter. In short, in those grim days of my age, me and relative Qurumboy from the village "Lattakishlak" went to town in search of cotton oil. He was walking among the shops of the Bazaar when he saw a young man selling cotton oil. Qurumboy asked the price from this seller. The seller named the price. The price was reasonable and Qurumboy decided to buy, thinking "the Price is reasonable. I'll buy more. I will resell the excess to the neighbors in tridorogo ". While he thought, the seller asked him a delicate question, he said: - How many liters will you have, sir?
- Two... no, three pints please, ' said Qurumboy, pulling money out from his tarpaulin boots without soles. -Well, Mister - he said, and took one three-liter glass jar with a sealed lid. Then wiping it with a towel, gave it to Qurumboy. He paid and carefully placed the three-liter glass jar in the bag. When Qurumboy arrived home safe and sound, on a bus branded "Pazik" with a loaf of yellow bread, his mother was very happy. And, of course will be delighted. After all, they have not eaten hot food for 3 months in a row, and now this! The mother of Qurumboy even cried of joy. They then cleared the cabbage, corn, turnips, potatoes with surgical care put them into a kettle of vegetable oil, brought by Qurumboy. The well-oiled, clear oil lay in the bottom of the blackened kettle. Qurumboy began spreading the fire by adding dry dung. The fire burned quite a long time but, for some reason the oil was not warmed up. there was no smoke rising from it. Suddenly the heated oil began to boil. Seeing this, Qurumboy and his mother became surprised. It turns out that the seller was a liar, and he sold Qurumboy not cotton oil, but cold tea, which looked similar to oil.Then Qurumboy spent one week using the money on transportation, he went into town looking for the seller, a scoundrel on the market, but could not find him. Now, cotton oil, thanks to the government and our generous president, appeared on the shelves. Although, more expensive, but there it was. I don't understand people. Some complain all the time, because of the light turning, then about the shortage of gas for their furnace, then about drinking water. If it was my choice, I would have destroyed all those power lines, poles, in general electronics. It turns out this electric current is the most dangerous and harmful substance for human life. How many people died from the electric current in our village, when they picked an eletric breaker with a screwdriver in their hands, hoping to twist the meter, as to avoid paying for electricity. As the fire breaks out, with a green-red spark, the meter explodes in place with the host like a time bomb. Some of their houses were burned to the ground by a flash from power lines on their roofs into the attic, where dry hay that they were gathering for the cattle is ignited. It turns out, too, it's as flammable as gunpowder in a keg. It's better to live without electricity. In our village named after Chapaev every day, from evening  to morning  we should turn off the electricity. Naturally, I rejoice in this. My parents, my stepfather and stepmother are also happy. My stepfather to say, when the electricity is off I will not be watching TV and i'll fall asleep early. Yesterday I, was cleaning cows butts, suddenly, a chorus of villagers yelled  and I slightly had a heart attack. They loudly shouted: Uraaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaa!. I think, Mr. Sitmrat came on an armored personnel carrier with the oppisition starting the revolution. I went out Jogging on the street and see the villagers fleeing their homes, rustling their heavy coats and stomping with their tarpaulin boots without the soles.
- What are you saying, fellow villagers?! - I asked them.
- The lights on! - Thank you, our wise President and government! - they answered with a shout of joy. Through later hours, as they finished their food, they were waiting to watch television, the electricity had turned off.
Some citizens complain about the lack of gas. Well, what can you do, if these fools do not even know how dangerous this gas is. Last year in the winter the gas is nearly burned our house. In our village, people in order to take more gas, installed motors mounted into the furnace. And with the help of this mechanism, they extract the gas from the pipe, leaving small amounts of fuel to their neighbors. After consulting with my stepfather and stepmother, I also bought a motor of this kind and mounted it in the pipe of our furnace. As the motor began to work, immediately began to create blue flames in the furnace and it terribly buzzed like a ship sailing in the icy expanses of the Arctic ocean. The flame in the furnace fluttered like a flag on a flagpole and in a short time we became warm.  My stepfather and stepmother rejoice, praising me. When it became stuffy, I had to take off my coat and hat with earflaps and sit in my undershirt. Our home became like a Finnish sauna and I had sweat all over me. Even breathing became difficult from the unbearable heat. Suddenly, the motor mounted into the pipe of the furnace, giving the sound of bats, flying in different directions, then the motor exploded. It turns out the pressure on the gas pipeline rose sharply. I saw the flames have risen to a meter and a half, if not more, and our shack has turned into a stone cave of a fiery hell. My stepmother in hysterics shouted in a shrill voice like a whistle of an ancient factory, calling for the help of people. I'm shocked. I stand still. I see my stepfather is also snarling like a wild man at a waterfall.
-  Mizhappar! Look, my adopted son, the sheepskin is burning with the mattress by the furnace!Put it out, for God's sake! Oh, Lord! - he growled.
- I see, I see, stepfather! I will put the fire out!  I growled in reply, and began feverishly to trample on the flame, which was raging terribly near our furnace. I trampled the fire with my flat-footed feet, like the fins of scuba divers, and finally, I managed to successfully contain the fire. But, during the struggle with the fire, my pants burned up to my knees and they turned into shorts. I've been afraid of gas ever since. Our poverty saved us from destruction. Because we except the clay floor, clay walls and ceilingmade out of almost nothing. If we had wooden floors and ceilings, luxurious furniture, it would definitely burn down. From there, and the popular saying complained that not beauty, but the poor will save the world. Here you are a great scientist in the field of profanity, think for yourself, if the people of the whole planet were poor, they would not be able to invent atomic and nuclear bombs, right, Mr. Sitmrat? Would a poor, hungry man think about inventions? they would only think about filling their stomach. They, too, would hope to find dry bread, and would work on the cotton plantations, from morning to evening, picking cotton, not ceasing even in the cold days of December in a place with their children. I firmly believe that wealth and luxury are the number one enemy of all mankind. After the fire that broke out in our house, it looked like a closet, I dismantled the pipes from the gas pipeline and we began to heat our shack with dung, that is, cow dung. Although dung in a furnace burns slowly and smells bad, at least it is safe for human life. Extracted dung is also not difficult. Sit on a donkey and go to the lawn where the juniper trees grow, where there is a lot of dung, which cows produced. Collect them, put them in your bag and the police will not even arrest you for it. Sometimes the mown rye field will also turn into a quarry fuel of energy resources for us, that is, for the poor. We need to live in harmony with nature, not destroy it.
With great respect, the member of collective farm, Mizhappar.



January 21, 2008. 19 hours 15 minutes.
Collective Farm "Chapaev".

 

 

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Подробнее...

 

132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

 

Key

(The story)




When the letter from the commander-in-Chief of The Air And Land forces, General Thomas Yakkabaloon, and his Deputy, Colonel Pascal Salvatore Alfonso de Valdemar, reached the presidential office, the Press Secretary of the President, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, thought deeply, staring at the envelope, not knowing what to do.
Then came the terrible command of the guards:
- Attention, all members of the presidential staff! Close the door of their offices on the bolt and clear the corridor! Mr. President is coming!  -the guards shouted through a tin horn. The President's press Secretary stood at attention as if in a photograph. Finally, the President appeared in the corridor, surrounded by heavy security. After a while, the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, came and stood for a moment at the entrance of his chic favorite spherical office. Before entering his office, he glanced briefly at the Press Secretary's Desk, where a pile of letters lay.
- Well, what news? What are they? Again from the citizens, or what? I am so tired of these stupid letters. Like I don't have anything else to do but read those stupid letters where they only write about their own problems. There is not among them at least one person who could write about the global economic problems, at least about those which concern problems of our state. Give me that big red envelope." Here I see something extraordinary. This letter is either from the leaders of other Countries, or from the diplomatic corps of the Commonwealth countries -said, as if guessing, the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, taking and examining the envelope with interest. Then he smiled broadly at the address of the letter.
- Oh a letter from a mental hospital? - looking interested at the letter, and he started laughing, shaking his whole body. - Huwah-hah-hah-hah-haaaah! Iehh-hah-hah-hah-haaaaa! Ahahahahahahaaaa! See, the letter from the mental hospital?! no way... This is the first time I've received this kind of letter in my 45-year presidency, honestly! I wonder what they wrote about. It's supposed to be funny...  the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, said, wiping tears from his eyes with his huge checkered handkerchief.
Entering his spherical office, he opened the envelope and began to read the letter of the patients of the mental hospital with interest , the commander-in-Chief Of the Air And Land forces, General Thomas Yakkabaloon  and his Deputy Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar.
To the President of our beloved country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic.


Mr. President!


Although healthy people consider us fools, crazy, but we, patients of the Central mental hospital of the capital of our independent country, paradoxically, are the most intelligent, the most brilliant people on the planet. We have famous poets, thinkers, philosophers of all stripes, there are psychics, clairvoyants, soothsayers, great scientists, astronauts, valiant invincible generals, telepaths, reading other people's thoughts, who declared themselves prophets and even gods, nomads of time, masters of the universe, defenders of humanoids in solar systems and in the nebulae of the universe, great Opera singers with soprano voices, baritone, tenor. There are also disgraced leaders of opposition parties, human rights activists pyan yes ragged, that could not become your "colleagues". This raises the question: why can't our state use the free services of these capable, talented patients in solving the problems that have arisen in the political arena of the world? To solve questions our forces, patients of our mental hospital in area defense. We often hear that hundreds, sometimes thousands, of innocent, mentally healthy young soldiers of our country are dying in the hot spots of our planet. And what if we, psychopaths, paranoids and schizophrenics, were drafted into the army in the place of healthy children, in the spiritual sense of the word? First, we are strong, healthy, brave, courageous people. Second, we have nothing to fear and nothing to lose. Thirdly, we will not sit here idly on subsidies, as they say, on the neck of our poor independent state when our innocent young compatriots die in hot spots. We are not interested in money, position, awards, titles, orders and medals. We also do not need any apartments, no family and no other completely unnecessary things. We, that is valiant and brave mentally ill of our homeland, can protect our territories from any invaders, including aliens! And we think we'll have a lot more fun at the front than we have here in a boring treatment center, believe me, Mr. President. I never tire of repeating that we are very capable people and, once we are taught how to use firearms, how to operate an anti-Aircraft Missile System, bombers and fighters and how to hijack them, how to fly military helicopters such as "shark", "Apache", use nuclear submarines with cruise Intercontinental ballistic missiles and so on, then I assure You and guarantee that our brothers in healthy talented cadets. They will fly freely on modern supersonic aircraft bombers like hawks and bomb city points in hot spots of the planet, comparing with the earth beautiful cities, Orthodox and Catholic churches, mosques, synagogues, residential neighborhoods, factories , schools, hospitals, pharmacies, kindergartens exactly, without leaving there a single living soul. Be sure that the army of schizophrenics and paranoids, using anti-Aircraft Missile Systems, will shoot down thousands of civilian Airliners with hundreds of passengers on Board, getting missiles in the top ten, then in this monstrous crime to blame the air force and air defense of the enemy!
With great respect, Commander-in-chief, Air Force and Land Forces General Thomas Yakkabaloon.
Deputy General Thomas Yakkabaloon , Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar ."
After reading the letter several times, up and down, the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic thought, looking bleary-eyed through the armored bulletproof window of his office, like a Hitler bunker.
- Yeaaaah, here is this letter! Unlike healthy people in the spiritual sense of the word, they did not write about their problems, on the contrary, they write about the urgent problems of our society and about strengthening the defense capacity of our long-suffering country. Although this letter is from a mental hospital, but it is still worth thinking about their initiatives. Moreover, they promise to protect the Fatherland for free. If we realize their dreams, then immediately decrease the financial costs for defense, for the army, for weapons, for provisions, for clothing and for canvas boots without soles millions and millions of pairs for our soldiers and officers. We are spending enormous amounts of money, which we annually allocate from the state budget.
And these schizophrenics of ours are ready to fight anywhere in the world, protecting the interests of our country, without military uniforms, barefoot.They don't have to pay a monthly salary. They promise to perform any task of the party, at any time of the day, even in the forty-five-degree frost in winter and fifty-five-degree heat in the desert. Oh all the money we can save with this idea! Why didn't we think about this project before? These living robots have nothing to lose. After all, they are kamikaze-suicide and are not afraid of death. And these our so-called soldiers and officers, at the first danger run away, or, lying in the trenches, shoot themselves in the leg and return home a hero, ringing clusters of orders and medals on their chest. To be honest, I have not received such an offer even from my military specialists, from experts who receive a huge monthly salary in dollars. Parasites! They're no good! I must confess that I used to laugh till I cried when I heard anecdotes about the insane. I guess I shouldn't have laughed then. On the contrary, it was necessary to cry and sob in a huge and leaky plaid handkerchief. That's how they reason! It is necessary, such ingenious people languish in mental hospitals of our immense country! And we ostensibly treating these brilliant people ! It seems to me that people who consider themselves healthy should go to psychiatrists and be treated properly before their mental illness worsens. Yes, these people with unstable mentality, people prone to violence is dangerous for society. But if you think about it wisely, I am one hundred percent sure that we can solve a lot of problems. We will put all the responsibility to their doctors, nurses and caregivers, calling them together with their patients in the army, and send them to the hot spots of the planet. Today in the world establish total control not only over the people and over the Media, over the opposition, but even over tsunamis, typhoons, earthquakes, volcanic eruptions, and so on. Are we worse than them? We, too, are able to establish control over patients, through their doctors in white coats, who have ultra-modern equipment, stun guns, sedative tranquilizers and durable straitjackets with long sleeves. Most importantly, we will automatically get rid of unnecessary pickets and rallies that are organized by human rights screamers, grant-eaters who protect the rights of the mothers of millions of dead soldiers who return home in sealed zinc coffins from the battlefield, where they heroically die defending the economic and geopolitical interests of our state. And death mentally ill on the field battlefield, not only causes pity, on the contrary, causes uncontrollable people laughing from souls, look at on tv or having heard about their ridiculous death in bloody battles. In short, this bill I must immediately submit to the Parliament of the country.Let our so-called illiterate MPs-parasites of both chambers and senators-sycophants, discuss and approve this strategic issue in closed sessions of Parliament without free journalists, unanimously in the first reading of the draft. It is clear that these so-called deputies and senators with slave psychology will never vote against what I offer them. I shouldn't worry too much about that, thought the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, lighting a gold pipe with diamond ornaments, stuffed with expensive flavored tobacco
The President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, before submitting the project to the Parliament, decided to first secretly meet with the authors of the secret letter and instructed his security forces to organize a secret negotiation with the authors of the unique project from the psychiatric hospital. Security forces accurately executed the order of the President, and brought two geniuses in a straitjacket barefoot and without a headdress and, having dressed them in suits of officials and in white shirts with starched collars and with tight ties on necks. They worked so well that even the aides of the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, seeing those two patients in civilian clothes, took them for high-ranking guests from abroad and hastily saluted, pausing like sticks. During the conversation, it turned out that these two are not only able to solve problems related to the strengthening of the country's defense, but also to create absolutely unthinkable fantastic things, to come up with unique, unheard-of ideas and hypotheses.
President Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic hugged them both and wept.
- Excuse me, gentlemen, and don't be surprised. These are tears of happiness in my eyes sparkle and tremble like distant stars in the December cold sky of our independent country, when our people drown their bourgeois stinking dung, barely recognizing each other through a veil of acrid smoke, coughing like frowning wipers in the thick fog of an autumn Park. I want to ask your forgiveness, gentlemen, for our psychiatrists, who incorrectly diagnosed, locked you up in psychiatric hospitals of our country, forcing you to drink disgusting liquids and pills. Care-givers beat you like punching bags suspended in sports underground training halls. I also apologize for our compatriots who laughed until they fell and still laugh at you, telling each other funny anecdotes about you. I saw with my own eyes today that you, the so-called patients with mental illness, are a thousand or even millions of times smarter than our deputies and bribe-taking officials! It turns out that we mistakenly locked you brilliant people in mental hospitals not only our country, but also the planet! I will issue a decree tomorrow to release all your brothers in sickness from the mental hospitals of our independent country, and to lock up the physicians, psychiators, and care-givers themselves in their stead. I will order that all my assistants - sycophants, poets and writers, officials and deputies-bribe takers and Ministers-parasites are immediately arrested. They do nothing, but receive large salaries in American dollars, and the citizens of our country because of total unemployment go to other countries, hoping to find at least some work there. They agree even on dirty work, sake of moreover, to find slice of bread and feed its family. They work as janitors and watchmen, work in garbage dumps, almost for free. That's all, I will carry out a reshuffle in all spheres of our society, that is, I will appoint you both as my main assistants, and I will also order that only those people who were previously treated in the mental hospitals of our long-suffering and vast state are appointed as deputies of the Parliament of both houses and senators of Congress. Governors of regions and districts, including chairmen of collective farms and committees, will also be appointed from brilliant people, that is, from your sick brothers. All governors and chairmen of the current system will now be treated for life and involuntarily in psychiatric hospitals until they fully recover. You can both accept the post of any Minister at once, and I congratulate you in advance, gentlemen! - said the President, concluding his speech.

General Thomas Yakkabaloon  and Pascal Salvatore Alfons de Valdemar, in return, they expressed their gratitude to the President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic for the warm welcome, mutual understanding and high trust. Before leaving, Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar appealed to the President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic:
- I have a little surprise for you, Mr. President, close your eyes, - he said.
The President closed his eyes with a Hollywood smile on his lips.
- Now open your eyes, Mr. President! - Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar - said, smiling toothlessly.
President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic opened his eyes and saw the key that Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar handed him.
The President's heart skipped a beat at the sight of the key, and his eyes widened.
- Well, thank you, Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar ! What an honest man you are! Where did you find it? - It was in my pocket!..
With that, President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic quickly checked his pants pockets and blushed with shame when he found a hole in his pocket where a key might have fallen on the carpet.
- I found this key here, under this chair where I was sitting. Let me, I think, I will pick it up and give it to Mr. President of our country Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, maybe I think Mr. President accidentally lost the key to his modest one-room apartment, located on the outskirts of the capital of the country, where he lives with his large family plus with his hungry fat grouchy mother in law - explained Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar.
-Oh, no, no, Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar ! This key is not from a one-room apartment, and from the nuclear suitcase! You have no idea what heroism You have committed before my eyes in the face of our long-suffering people! You saved the nation! It is a good thing that this key did not fall into the hands of my crazy Ministers, whom I have long distrusted. After all, these corrupt parasites , could easily sell villains religion fanatic terrorists this priceless key for a wad of dollars! And there would have been a third world atomic war! Nope, in my opinion You saved not only the nation, but also saved humanity and the entire Universe from apparent destruction, from thermonuclear war! I award you the order of the Hero of the Fatherland of the first degree! You are now the national hero of our country! From now on, your military rank is not Colonel, but Marshal! Thank you on behalf of our long-suffering oppressed independent and hardworking people and on behalf of all mankind, Mr. Marshal Pascal Salvatore Alfons de Valdemar! - the President said enthusiastically.
- Serving the Fatherland!"  Pascal Salvatore Alfons de Valdemar shouted, saluting President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic. When the two high-ranking officers left the Palace of Mr. President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, General Thomas Yakkabaloon  congratulated his colleague and brother on his high military rank.
- I congratulate you, Marshal, On your high rank." "Oh, no!" - he said, turning blue and green with black envy.
- At ease, General, at ease!" Thank you for your congratulations, - said Marshal Pascal Salvatore Alphonse de Valdemar, clapping General Thomas Yakkabaloon on the shoulder and head.
General Thomas Yakkabaloon continued:
- Excuse Me, Monsieur Le Marechal, but on the one hand, it is good to achieve such success. But on the other hand, I'm afraid we've missed a historic opportunity. By seizing the key to the nuclear briefcase, we could force the President to dissolve the Government and Parliament and resign as President. After all This, you would sleep well tonight, and Wake up in the morning the President of the country! Oh, what a chance missed, my God!  - said General Thomas Yakkabaloon .

- Yeah, don't you worry, General Lattapagon (Rag shoulder straps), I'm not such a fool as you think! When I went to the bathroom, I secretly and carefully removed the mold from the key of the nuclear suitcase, pressing it on this piece of soap. Now we can make a duplicate of the key of the nuclear suitcase from this cast. As they say, it is not yet evening. There is still time for me to become President of the country, and you - the Minister of Defense! The weight of the world is in our hands!  Marshal Pascal Salvatore Alphonse de Valdemar - said with a sly smile.


28/08/2014.
3:40 of the day.
Canada.the city of Brampton.



 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Ключ

(рассказ)





Когда письмо Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками Генерала Томаса Яккабалона и его заместителя, полковника Паскаля Салваторе Алфонса де Валдемара дошло до президентского аппарата, Пресс-секретарь Президента, Господина Аполлона Габриеля Толедо Пуэрто Карлоса Доменика, глубоко задумался, пристально глядя на конверт, не зная что делать.
Тут прозвучала страшная команда охраны:

- Внимание, все сотрудники президентского аппарата! Закройте двери своих кабинетов на засов и освободите коридор! Господин Президент идет! - закричала охрана в жестяный рупор. Пресс-секретарь Президента замер как на фотографии по стойке смирно. Наконец в коридоре появился Президент в окружении усиленной охраны. Через некоторое время Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик подошел и на миг остановился у входа своего шикарного любимого шарообразного кабинета. Перед тем, как войти в свой кабинет, он бросил беглый взгляд на стол Пресс-секретаря, где лежали куча писем.

- Ну, какие новости? Что за письма? Опять от народа, что ли? Ох, как надоели эти сволочи анонимщики своими вечными жалобами. Как будто нет у меня других дел, кроме как читать эти дурацкие письма, где они пишут только о своих проблемах. Нет среди них хоть одного человека, который мог бы писать не о своих проблемах, а о проблемах, если не глобального масштаба, то хотя бы о тех, которые касаются проблемам нашего государства. Ну-ка, дай-ка мне этот большой красный конверт. Тут я вижу, чего-то неординарное. Это письмо либо от руководителей других государств, либо из дипломатических корпусов стран содружество - сказал, как бы угадывая, Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, беря и с интересом разглядывая конверт. Потом широко улыбнулся, глядя на адрес письма.

- Ни фига себе, письмо из психбольницы! - воскликнул он и засмеялся, тряся всем телом. - Хувах-хах-хах-хах-хах-хаааах! Иехх-ххах-хах-хах-хааааа! Ваххахахахахахаааа! Смотрите, письмо из психиатрической больницы?! Ё-моё... Я впервые получаю такого рода письмо на протяжении 45-летнего своего президентства, честное слово! А интересно, о чем пишут они? Это должно быть смешно... - сказал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, вытирая в свой огромный клетчатый дырявый платок слезы,которые наворачивались на глаза от смеха.
Войдя в свой шарообразный кабинет он распечатал конверт и с интересом начал читать письмо пациентов психбольницы, Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками генерала Томаса Яккабалона и его заместителя полковника Паскаля Салваторе Алфонс де Валдемара.

"Президенту нашей любимой страны господину Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменику.

Господин Президент!

Хотя здоровые люди нас считают дураками, чокнутыми, но мы, пациенты центрального дурдома столицы нашей независимой страны, как ни парадоксально, являемся самыми интеллектуальными, самыми гениальными людьми на планете. У нас есть знаменитые поэты мыслители, философы всех мастей, есть экстрасенсы, ясновидящие, предсказатели, великие ученые, астронавты, доблестные непобедимые полководцы, телепаты, читающие чужие мысли, объявившие себя пророками и даже богами, кочевниками времени, властелины вселенной, защитники гуманоидов в солнечных системах и в туманностях вселенной, великие оперные певцы с голосами сопрано, баритоном, тенором. Есть среди нас также опальные лидеры оппозиционных партий, правозащитники пьянь да рвань, то есть не состоявшиеся ваши "коллеги". Тут возникает вопрос: почему нашему государству нельзя воспользоваться бесплатными услугами этих способных, талантливых пациентов в решении возникших проблем на политической арене мира? Решать вопросы нашими силами, силами пациентов нашего дурдома в области обороны. Мы часто слышим о том, что в горячих точках нашей планеты погибают сотнями, иногда и тысячами ни в чём не повинных психически здоровых молодых солдат нашей страны. А что если призвать нас, психопатов, параноиков и шизофреников в армию в место здоровых ребят, в душевном смысле этого слово? Во-первых, мы сильные, здоровые, смелые, отважные люди. Во-вторых, мы ничего не боимся, и нам нечего терять. В-третьих, мы не будем тут сидеть, сложа руки на дотациях, как говорится, на шее у нашего бедного независимого государства тогда, когда в горячих точках умирают наши безвинные молодые соотечественники. Нас не интересует ни деньги, ни должность, ни премии, ни звания, ни ордена и медали. Не нужны нам также ни квартиры, ни семья и ни прочие совсем ненужные вещи. Мы, то есть доблестные и храбрые душевнобольные нашей родины, можем защитить наши территории от любых захватчиков, включая инопланетян! И мы думаем, что на фронте нам будет гораздо веселее, чем здесь, в скучном лечебном центре, поверьте, Господин Президент. Я не устаю повторять, что мы очень способные люди и, стоит только нас учить, как пользоваться огнестрельным оружием, как управлять Зенитно Ракетным Комплексом, бомбардировщиками и истребителями и как угонять их, как летать на военных вертолетах типа, "Акула", "Апачи", использовать атомные подводные лодки с крылатыми межконтинентальными баллестическими ракетами и так далее, то я уверяю Вас и гарантирую, что наши братья по болезни быстро освоят эту сверхсовременную военную науку, не хуже чем психически здоровые талантливые курсанты. Они будут свободно летать на современных сверхзвуковых самолетах бомбардировщиках как ястребы и бомбить насаленные пункты в горячих точках планеты, сравнивая с землей красивые города, православные и католические храмы, мечети, синагоги, жилые кварталы, заводы и фабрик, школы, больницы, аптеки, детские сады в аккурат, не оставляя там ни одной живой души. Будьте уверены в том, что армия шизофреников и параноиков, используя Зенитно-Ракетные Комплексы, будет сбивать тысячи гражданских авиалайнеров с сотнями пассажирами на борту, попадая ракетами в десятку, чтобы потом в этом чудовищном преступлении обвинить ВВС и ПВО противника!

С огромным уважением,
Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками
Генерал Томас Яккабалон.

Заместитель Генерала Томаса Яккабалона, полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар."


Прочитав письмо несколько раз, вдоль и поперек, Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик задумался, глядя затуманенным взглядом в бронированное пуленепробиваемое окно своего кабинета, похожий на бункер Гитлера.

-Ндаааа, вот это письмо! Они в отличие от здоровых людей в душевном смысле этого слово, писали не о своих проблемах, наоборот, пишут о наболевших проблемах нашего общества и об укрепление обороноспособности нашей многостродальной страны. Хотя это письмо из психлечебницы, но всё же стоит подумать об их инициативах. Тем более, что они обещают защищать Отечество совершенно бесплатно. Если осуществим их мечты, то тут же уменшатся финансовые расходы на оборону, на армию, на вооружение, на провианты, на одежду и на кирзовые сапоги без подошв миллионы и миллионы пар для наших солдат и офицеров. Сэканомим денежных средств колоссального размера, которые мы ежегодно выделяем из государственного бюджета.

А эти наши шизофренники готовы вовевать в любой точке планеты, защишая интересы нашей страны, без военного обмундирования, босиком.Им не надо платить ежемесячную получку. Они обещают выполнять любую задачу партии, в любое время суток, даже на сорокапятиградусном морозе зимой и пятидесятипятиградусной жаре в пустыне. Эвон сколько сили и денежные средства будут сэканомлены! Почему мы раньше не думали об этом проекте? Этим живым роботам нечего терять. Ведь они камикадзе -самоубийцы и не боятся смерти. А эти наши, так называемые, солдафоны и офицеры, при первой же опасности разбегаются, или, лежа в окопах, простреливают себе ногу и героем возвращаются домой, звеня гроздьями орденов и медалей на груди. Если честно, я не получал такого предложения даже от своих военных специалистов, от экспертов, которые получают ежемесячную зарплату в огромном размере в долларах. Паразиты! Никакого толка от них! Я должен признаться, что раньше хохотал до слез, слушая анекдоты про душевнобольных. Видимо, зря я смеялся тогда. Наоборот, надо было плакать и рыдать в огромный и дырявый клетчатый платок. Вот как они рассуждают! Надо же, такие гениальные люди томятся в дурдомах нашей необятной страны! А мы этих гениальных людей якобы лечим! Мне кажется людям, которые считают себя здоровыми давно пора идти к врачам психиатрам и лечиться как следует, пока не обострились их душевные болезни. Да, эти люди с неуравновешенной психикой, люди, склонные к насилию опасно для общество. Но если отнестись к этому умом, то я уверен на сто процентов, что мы можем решить много проблем. Мы возложим всю ответственность их докторам, санитарам и воспитателям, призвав их вместе со своими пациентами в армию, и отправим в горячие точки планеты. Сегодня в мире устанавливают тотальный контроль не только над народом и над Средствами Массовой Информации, над оппозицией, но и даже над цунами, над тайфунами, землетрясениями, извержениями вулканов и т.п. А мы что, хуже их что ли? Мы тоже умеем установить контроль над больными, через их врачи в белых халатах, у которых есть сверхсовременные снаряжения, электрошокеры, успокаивающие препараты - транквилизаторы и прочные смирительные рубахи с длинными рукавами. Самое главное - мы автоматически избавимся от ненужных пикетов и митингов, которые организовываются со стороны крикунов правозащитников, грантоедов, защищающих права матерей миллионов погибших солдат, которые возвращаются домой в герметичных цинковых гробах с поле боя, где они героически погибают, защищая экономические и геополитические интересы нашего государства. А смерть душевнобольных на поле боя, не вызывает жалости не у кого, наоборот, вызывает неконтролируемый смех и люди будут смеяться от души, увидев по телику или услышав об их нелепой смерти в кровопролитных боях. Короче говоря, этот законопроект я немедленно должен представить на рассмотрение парламента страны.Пусть наши, так называемые малограмотные депутаты - дармоеды обеих палат и сенаторы - подхалимы, обсуждают и утверждают этот стратегический вопрос в закрытых заседаниях парламента без свободных журналюг, единогласно в первом чтении проекта. Ясное дело, что эти так называемые депутаты и сенаторы с рабской психологией никогда не проголосует против того, что я предлагаю им. Мне не стоит сильно беспокоиться по этому поводу - подумал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, закуривая золотую трубку с бриллиантовыми украшениями, набитую дорогоценным ароматизированным табаком

Президент страны господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик перед тем, как представить проект на рассмотрение парламента, решил сперва тайно повстречаться с авторами секретного письма и дал указание своим силовикам, чтобы они организовали тайный переговор с авторами уникального проекта из психушки. Силовики четко и аккуратно выполнили приказ Президента, и привезли двоих гениев в смирительной рубахе босиком и без головного убора и, переодев их в костюмы чиновников и в белые рубахи с накрахмаленными воротниками и с тугими галстуками на шеях. Они работали так ювелирно, что даже помощники Президента страны господина Аполлона Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, увидев тех двоих больных в штатском, приняли их за высокопоставленных гостей из-за рубежа и спешно отдали честь, замирая как палки. В ходе разговора выяснилось, что эти двое способны не то, что там решать проблемы касающиеся укрепление обороноспособности страны, но и создавать совершенно немыслимые фантастические вещи, придумывать уникальные, неслыханные идеи и гипотезы.

Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, крепко обняв обоих, заплакал.

- Простите, господа, и не удивляйтесь. Это слезы счастья на моих глазах искрятся и дрожат, как далекие звезды в декабрьском холодном небе нашей независимой страны, когда народ наш топит свои буржуйки вонючим кизяком, еле узнавая друг друга сквозь завесу едкого дыма, кашляя, словно хмурые дворники в густом тумане осеннего парка. Я хочу попросить у вас прощения, господа, за наших врачей психиатров, которые неправильно поставив диагнозы, упрятали вас в психиатрические больницы нашей страны, принудив выпить отвратительные жидкости и таблетки. Воспитатели амбалы били вас как боксерские мешки, подвешенные в спортивных подпольных тренировочных залах. Прошу так же прощения, за наших соотечественников, которые смеялись до упада и смеются до сих пор над вами, рассказывая друг другу смешные анекдоты про вас, ржут, угорают! Я сегодня воочию убедился в том, что вы, так называемые больные душевной болезнью, в тысячу, а то и миллионы раз умнее, чем наши депутаты и чиновники -взяточники! Оказывается, мы по ошибке заперли в психушки гениальных людей не только нашей страны, но и планеты! Я завтра же издам указ о том, чтобы выпустить всех ваших братьев по болезни из психушек нашей независимой страны и вместо них запереть самих медиков, врачей-психиаторов и воспитателей. Прикажу, чтобы немедленно арестовали всех моих помощников - подхалимов, поэтов и писателей - лизоблюдов, чиновников и депутатов -взяточников и министров-дармоедов. Они ничего не делают, но получают большие зарплаты в американских долларах, а граждане нашей страны из-за тотальной безработицы уезжают в другие страны, надеясь найти там хоть какую-нибудь работу. Они согласны даже на грязные работы, ради того, чтобы найти кусок хлеба и прокормить свою семью. Работают дворниками и сторожами, трудятся в мусорных свалках, почти бесплатно. Все, я буду проводить кадровую перестановку во всех сферах нашего общество, то есть назначу своими главными помощниками вас обеих, а также прикажу, чтобы депутатами парламента обеих палат и сенаторами Конгресса назначали только тех людей, которые ранее лечились в психических больницах нашего многострадального и необятного государства. Губернаторы областей и районов, в том числе председателей колхозов и махаллинских комитетов, тоже будут назначаться из гениальных людей, то есть из ваших братьев по болезни. Все губернаторы и председатели нынешней системы теперь будут пожизненно и принудительно лечиться в психиатрических больницах до тех пор, пока они полностью не выздоравливают. Вы оба сейчас же можете принять пост любого министра, с чем и поздравляю вас заранее, господа! - сказал Президент, завершая свою речь.

Генерал Томас Яккабалон с Паскалем Салваторе Алфонс де Валдемаром в свою очередь выразили огромную благодарность Президенту Аполлону Габриелю Толедо Пуэрто Карлос Доменик, за теплый прием, за взаимопонимание и высокое доверие. Перед тем уйти, полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар обратился к Президенту Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик :

- У меня небольшой сюрприз для Вас, господин Президент, закройте глаза - сказал он.

Президент закрыл глаза с голливудской улыбкой на устах.

- Теперь откройте, Господин Президент! - произнёс полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, улыбаясь беззубым ртом.

Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик открыл глаза и, увидел ключ, который протянул ему полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.

При виде ключа у Президента екнуло сердце, и расширились его глаза.

- Ну, спасибо Вам, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Какой Вы честный человек! Где Вы его нашли? Он же лежал в кармане моих брюк!..

С этими словами Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик быстро проверил карманы своих брюк и покраснел от стыда, обнаружив в кармане своих брюк дырку, откуда возможно упал ключ на ковер.

- Я нашел этот ключ вот здесь, под этим креслом, где я сидел. Дай, думаю, подберу его и отдам Господину Президенту нашей страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик, может, думаю, Господин Президент случайно потерял ключ от своей скромной однокомнатной квартиры, расположенная на окраине столицы страны, где он живет со своей большой семьей плюс с тешей - объяснил полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.

- О, нет, нет, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Это ключ не от однокомнатной квартиры, а от ядерного чемоданчика! Вы даже не представляете себе, какой героизм Вы совершили на моих глазах перед лицом нашего многострадального народа! Вы спасли нацию! Хорошо, что этот ключ не попал в руки моих сумасшедшых министров, которым я издавна не доверяю. Ведь эти дармоеды коррупционеры, могли бы запросто продать злодеям террористам ваххабитам этот бесценный ключ за пачку зеленых купюр! А там загремела бы третья мировая атомная война! Не-е-ет, на мой взгляд Вы спасли не только нацию, но и спасли человечество и всю Вселенную от явной гибели, от термоядерной войны! Я Вас награждаю Орденом Героя Отечества первой степени! Вы теперь национальный герой нашей страны! С сегодняшнего дня Ваше военное звание не полковник, а маршал! Спасибо Вам от имени нашего многострадального угнетенного независимого и трудолюбивого народа и от имени всего человечество, господин Маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! -сказал с восторгом президент.

- Служу отечеству! - крикнул Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, отдавая честь президенту страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик. Когда оба офицера высокого ранга вышли из дворца Господина Президента Аполлона Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменика, генерал Томас Яккабалон поздравил с высоким военным званием своего соратника и брата по болезни.

- Поздравляю Вас, Господин Маршал, с высоким званием! - сказал он, синея и зеленея от черной зависти.

- Вольно, генерал, вольно! Спасибо за поздравления - сказал маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, хлопая по плечу и по голову генерала Томаса Яккабалона.

Генерал Томас Яккабалон продолжал:

- Простите, Господин Маршал, с одной стороны, достичь такого успеха хорошо. Но, с другой стороны, боюсь, что мы с Вами упустили исторический шанс. Овладев ключом ядерного чемоданчика, мы бы могли заставить Президента распустить Правительство и Парламент и уйти с поста Президента. После всего этого Вы бы сегодня ночью поспали бы хорошенько, и утром проснулись бы Президентом страны! Эх, какой шанс упустили, Господи! - сказал генерал Томас Яккабалон.

- Да, ты не волнуйся, генерал латтапогон (Тряпочный погон), я не такой дурак, как ты думаешь! Когда я зашел в туалет, тайно и аккуратно снял с ключа ядерного чемоданчика слепок, придавив его на этот кусок мыла. Теперь по этому слепку мы можем изготовить дубликат ключа ядерного чемоданчика. Как говорится, еще не вечер. Есть ещё время для того, чтобы мне стать Президентом страны, а тебе - Министром Обороны! Вес мир в наших руках! - сказал маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар с коварной и хитрой ухмылкой на устах.



28/08/2014.
3:40 дня.
Канада.г. Бремптон.


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана


Косой

 

(Роман)



1 глава

Луна над виноградником




Саяк лет 25, среднего роста, худошавого телосложения, черноволосый, кудрявый, курносый, с косыми глазами, белокожий, живет в поселке Куйганяр со своей молоденькой женой по имени Зебо, которая вечно недовольна своей жизнью.Она каждый день упрекает, своего мужа, пилит в том, что он мало зарабатывает и не может нормально содержать семью, как другие мужчины, которые работают в ближнем зарубежье гастарбайтерами и регулярно отправляют зеленые деньги, заокеанского производства своим женам через компании "Вестрен юнион".
Саяк наоборот, из за того, что любит свою работу, не стремится к высоким цельям, таким, как построит роскошные коттеджи или приобрести автомобилей иностранного производства.У него интересная работа, есть кусок хлеба и он этим доволен.Он летом работает сторожом виноградного сада.У него есть высокий шалаш, похожий на строжевую вышку лагерей исправительных колоний, откуда окрестность видна, как на ладони.Саяк сидит в этом шалаше, отпугивая птиц с помощью баклуши, сделанные из под пустых железных банок рыбной консервы и под банок кока колы, подвешанные на проволоки, натянутые от балки шалаша к деревьям.Он кричит на весь голос, громко хлопая в ладоши.Когда он дергает проволоки баклушек, раздается оглушающие звуки железяки, отгоняя стаи прожорливых птиц прочь.Он из высокого шалаша глядит долго на стаи птиц, которые летят тучей над виноградным садом, создавая шум птичьего бурана своими крыльями, резко изменяя свое направления, то туда, то сюда, словно снесенные ветром парашюты.
Ночью, Саяк зажигает керосиновую лампу и сидит один, чистья стволов своего охотничьего ружья двустволки шомполом и протирая тряпкой его деревянный приклад до блеска.Вокруг горящей керосинки молча и задумчиво вращаются седые мотыльки.Небо над шалашом переполняется до краев синими и оранжевыми звездами.Потом наступает самые любимые моменты Саяка.Он восторженно наблюдает за луной, которая медленно и безмолвно поднимается над сентябрскими хлопковыми полями, над тополиными и ивовыми рощами, освещая окрестность, словно мошный прожектор.Такая тишина, что можно услышать гудение комариного роя, похожее на далекий и надрывный плач плакалшиц на пышных похоронах.Из далека доносятся усталые голоса бродячих собак.Лунный сумрак зазвенит от голосов неугомонных сверчков в унисон с хором лягушек, которые поют в болотах и тростниках берега реки "Кашкалдак".Под луной безлюдные проселочные дороги и даже тропинки видны, как днем.На берегу реки в глубоких оврагах густо растут юлгуны и шиповники, посреди которых можно обнаружать норы барсуков и лисиц, звери которые любят не только полакомиться курами и помишкаться, но и не брезгают сочными спелыми, сладкими гроздями винограда.Под сияюшей луной лисиц можно увидеть даже не вооруженными глазами из далека.Лиса быстро двигается, нюхая землю, как бы попутно определяя запахов. Иногда остановится на миг, осторожно нюхая воздух.Вот в таких трепетных моментах Саяк, вскинув ружье на плечо, внимательно прицеливается.Потом как пальнет!Дттиш!Дттиш!Ночная тишина вторит раскатистым эхом грохоту выстрела, как в горных ущелиях.Перепуганные птицы, спящие на ветвях близлежащих деревьев, от испуга полетят восвояси.В безлунные ночи Саяк прицеливается зверям между глаз, которые горят в темноте, как яхонты и жмет на курок.
Он предпочитает лунных ночей одиночеству и тишину.Луна, неспешно совершая свое путишествие по небу, долго бродит над безлюдными полями.Саяк снимая верхнюю одежду укрывается ватным одеялом, который называется "курпа" и ложится спать, думая о своем прошлом, глядя на несметные мерцающие алмазом звезды бескрайных небес и на луну, которая беспечно светит над спящим поселком "Куйганяр" и над дальными хлопковыми полями.Думает о своем далеком и трудном детстве.Своего отца, который злоупотреблял алкоголем, пил не просыхая неделями и месяцами, уходя в запой. Придя домой пьяным, он бил маму Саяка, волочил ее, как сани по двору.Мама Саяка плакала кричала, а он пытался как - то ее защитить, но ему было не в силах остановить своего сильного, как бык злого и пяного вдрызг отца.Соседи тоже молчали, хотя прекрасно слышали крики о помощи бедной мамы Саяка.Они вместо того, чтобы помочь, наоборот, тайно и с большим интересом наблюдая из за щели глинянных дувалов, смеялись от души.Однажды, его отец взял детский трехколесный велосипед Саяка и направился на улицу, чтобы поменять его на водку.О, как бегал тогда Саяк за своим отцом, умоляя, чтобы он не продал его любимый велосипед.Но он ударил его локтем по лицу и разбил ему нос.Из разбитого носа Саяка, сочилась кровь.Через год отца Саяка не стало. То есть его сбил огромный грузовик "Камаз" и он умер прямо на месте происшествие.После похорон отца заболела и его мама.Несмотря на осенние холода, Саяк в целях помочь своей больной маме, решил работать, заниматься мытьем легковых автомобилей, которые спускались с горных перевалов и остановливались у дороги, чтобы перекусить и отдохнуть в местной чайхане.Дули холодные ветры снежных вершин с горных склонов. Саяк стоял на обочине, беспрестанно крутя мокрую тряпку, как пропеллер самолета, чтобы как - то привлечь внимания богатых водителей.Тут один водитель остановил свой автомобиль на обочине и Саяк предлогал ему свою дешовую услугу.Водитель согласился. Маленький Саяк, черпнув ведром ледяную воду из арыка и вжимая тряпку, усердно начал работать.Пока он чистил грязные колесы, и мыл стекла автомобиля, руки его покраснели на морозе и начали болеть суставы пальцев его опухшых рук.Когда стали коченеть пальцы его рук, он старался пригреть их своим дыханем.Потом снова продолжал работать.Он работал не покладая рук, думая о своей больной маме и сильно обрадовался, когда водитель дал ему денег.Правда небольшые, но дал.Саяк, чтобы сэканомить денег, вернулся домой голодным, не позволяя себе сьесть что - нибудь на ужин. Собрав все деньги, которые он заработал честным трудом, побежал домой, чтобы обрадовать свою маму.Но когда зашел во двор, там он увидел соседских женщин и одна из них обняв Саяка горько зарыдала.
-О, бедный Саяк, ты теперь остался совсем один! Теперь нету твоей мамы! -сказала она рыдая и поглажывая ему голову. Как плакал тогда Саяк, о как плакал, обняв тело своей покойной мамы, тресясь всем телом! После похорон его хотели отправить в детский дом, где воспитовались осиротевщие деты, но его бабушка не отдала его в детский приют, обещая сама воспитывать Саяка и выростить.
Саяк познакомился с Зебо, в школе, когда он учился в десятом классе. В те времена он ходил в школу неохотно, как беспородистая, не охотничья собака, которая хозяин ведет на охоту, волоча ее за собой, словно сани в сторону болот, где он хочет пальнуть из ружья, пристрелив уток и гусей.Школа для Саяка была, как исправительная колония, где он себя чувствовал узником. Учителя казались ему злыми надзирателями тюрьмы а директор школы напоминал ему начальника исправительной колонии, который он видел в кино.Саяк сидел за партой, расположенной у окна, которое иногда будет открыто, где он сделав бумажные самолётики из тетрадного листа, запускает в полет.Он первым выбегал из класса во время перемен, особенно тогда, когда окончится уроки, чувствуя себя заключенным освобожденный по амниции.Летом на каникулах Саяк с утра до вечера пас корову в пойме реки "Кашкалдак".Пока его буренка паслась с другими коровами на лугу, он со своими друзьями купался в реке, над которой неслись стаями драчливые чайки, дружно и шумно крича.С приходом задумчивого сентября, его дни снова становились пустыми, грустными, как сама осень, как глаза осла с печальным взглядом.Вопросы учителей казались ему допросами под пыткой в следственном изоляторе.Однажды Саяк с рюкзаком на плечах пошел в школу, шурша опавшими листями осенних кленов.Попутно спланировав совершить побег из школы.Но увиданное в начале урока, резко изменило его планы и ему пришлось отложить побег на другой день.

-Так, тихо, товарищи ученики!У нас новая ученица из города!Познакомтесь, ее зовут Зебо!Фамилия Ниязова!Документы показывают, что она училась на отлично в своей школе -сказал классный руководитель, учитель Увадагуппиев.

Ученики молчали.Зебо тоже.Она глядела из под земли на свои новые одноклассники большими оленьими глазами, краснея от смущения и играя кончиками своих косичек.Эта тощая, черноволосая и черноглазая новая ученица с длинными коровьими ресницами оказалась очень превлекательной девушкой.Ее тонкая и нежная шея, ее алые губы, напоминающие поспевшую черешню, белая кожа, гладкие руки, словно из слоновой кости, тонкие и длинные, как у музыкантов пальцы рук просто околдовали Саяка.

-Ну, Ниязова, садитесь за парту рядом с учеником Сатыбалдиевом.Его Саяком зовут.Он у нас неуспевающий ученик.Вот вы ему и поможете -сказал учитель Увадагуппиев, указывая новой ученице парту, где сидел Саяк, как загипнотизированный.

Зебо села за парту.Учитель Увадагуппиев обратился к Саяку.

-Чего ты уставился на меня, школьник Сатыбалдиев?! Чем - то недоволен?! Ты, это, даже не вздумай обидеть ее!Не то я сам лично напишу жалобу на тебе участковому милиционеру товарищу Когозкардонову, и он отправит тебя в детскую колонию, понял?! -сказал он.

-Понял, товарищ Увадагуппиев, понял...Чуть что милиция, детская колония...Да я не на вас смотрю, а на нее, то есть на новую ученицу.А что мне делать, если у меня такие косые глаза?! -сказал Саяк.

Услышав это ученики хором засмеялись.А Зебо еще сильнее покраснела.

Учитель Увадагуппиев захохотал даже, глядя в потолок, показывая гланды и крупные зубы, похожие на зубы бобра, который построит дамбу в лесной речке, легко перегрызая ветви деревьев и даже сваливает небольшие деревья. Он долго смеялся над Саяком, угорая от смеха.Потом, еле задавив свой смех и утирая слезы своим клетчатым дырявым носовым платком, сказал:

-Ну ладно, садитесь, товарищ школьник Сатыбалдиев.

Саяк присел, думая о том, как хорошо что он косой.Теперь никто не будет подозревать, когда он смотрит на эту красивую девушку Зебо.Наивный учитель Увадагуппиев тоже подумает, что Саяк смотрит в доску...
Такими мыслями Саяк долго лежал в высоком шалаше, похожий на сторожевую вышку исправительных колоний, глядя на луну и даже не заметил, как заснул.





2 глава

Любовь с первого, косового взгляда





Саяк, лежа в высоком сторожевом шалаше снова начал думать о своем прошлом, о том, как начал встречаться со своей женой Зебо в далекой юности. Он во время уроков и даже на переменах никак не мог оторвать тогда свои косые глаза от Зебо.Помнит он тот день, когда окончились уроки и школьники спешно беря свои портфели, рывком бросились к выходу, радостно и дружно крича, как чайки на берегу море. Саяк тоже выбежал из школы и быстро догнав Зебо, стал идти с ней в ногу, все еще не отрывая свой косой взгляд от нее.От волнения сердце его учащенно билось, словно свободалюбивая птица в клетке.Наконец он взяв себя в руки, начал говорить:

-Ну, как, Зебо, понравилась вам наша школа?

-Да - ответила Зебо, красиво улыбаясь и зажмурив глаза от лучи сентябрского солнца.

-А деревня наша? -спросил Саяк, чтобы не прерывался разговор, словно кинолента старинного киноаппарата, которая с шорохом обрывалась в летних кинотеатрах на самом интересном месте индийского конофильма про любовь, где безумно влюбленный в Радху Сундар, играя на рояле, поет печальную песню о неверном друге, глядя в потолок, чтобы не уронить кипящие слезы на глазах.
Типа:
Дост дост на раха, пиаар пиаар на раха,
Зиндагииии хамееейн тера, айтубааар на раха.
И друг больше не друг, и любимая больше не любимая,
Жизнь я больше не верю в тебя, больше не верю...

-Все очень красиво в вашей деревне.Широкие поля и луга, где бабочки бродят, как в раю. Я часто замираю на тропинке, посреди лугов, когда тоскливо поет одинокий удод в полден за знойными полями, вдали.Я раньше часто приезжала сюда к моей бабушке и влюбилась в деревенские пейзажи - сказала Зебо.
-Пейзажи? О, вы рассуждаете как художники и поэты- удивился Саяк.
Зебо заулыбнулась в ответ.
Саяк продолжал разговор: - А вы видели нашу реку "Кашкалдак"?
-Да, видела.Только из далека. Помню, я даже внимала там голосу кукушки. Высокие овраги, зеленые рисовые поля на берегу, где несутся чайки над волной.Просто глаз не оторвать! - ответила Зебо.
-Вы правы, Зебо.Ничем не сравнить зеленые луга в пойме реки, рисовые поля, старые ивы и тополя в дельте, шумящие на ветру по колено в воде с гнездами птиц на своих ветвях.Камыши, растущие стеной на берегу и цветущие белые кувшинки в тихих, зеркальных затонах. А на острове мы пасем коров, исчезая в юлгуновых зарослях и в высокой сочной траве.Вечером, когда мы устало воротимся домой, переходя реку вброд, погоняя караван сытых коров с тельятами, запоют лягушки хором вдали и засияет луна. Коровы с телятами воротятся домой, мыча по пыльной деревенской дороге - похвастался Саяк.

-Да, я тоже обожаю деревенскую тишину в лунных вечерах.А у нас в городе, шум, пронзительные звуки тормозов машин и душераздирающие вои сирен.Когда мы жили в городе, бабушка моя иногда приезжала к нам в гости и она долго не могла оставаться там.Старалась как можно быстрее возвращаться домой, сюда в свою родную деревню.
-А кто ваша бабушка? -спросил Саяк.
-Бабушка Сатти - ответила Зебо.
-А, Сатти хола? Она очень хорошая старуха.Ну, та, которая живет в низком покосившемся домике, рядом с водокачкой да? - сказал Саяк.
-Да, та самая - подтвердила слова Саяка Зебо.
-Вы приехали со своими родителями или одна? -продолжал интересоваться Саяк, словно следователь городской прократуры.
-Вместе с моим отцом. Мои родители развелись.Мама моя больше не живет с нами... -сгрустнула Зебо.
Потом продолжала: - Она вышла замуж за другого человека и уехала с ним в другой город.
-О, извините ради бога, Зебо.Я не знал, что у вас родители развелись... вы уж простите меня, я кажется, сам того не замечая насыпал соль на вашу еще не зажившую свежую рану -виновато просил прощения Саяк.
Зебо грустно вздохнулась, одобрительно качая головой, как бы принимая извинение Саяка за свой неуместный вопрос и продолжала рассказывать свою историю.
-Мама хотеле увезти меня за собой, но я не пошла с ней.Потому что она была не права.Она все время ссорилась с моим отцом, назвав его неудачником, нищим голодранцом, поднимала скандалы, кричала, плакала, разбивая тарелки и вазы, говоря мол какая она несчастливая и зачем вообще она вышла замуж за моего отца.Она каждый день обещала, что скоро уйдет из дома и больше не вернется к нам никогда.Она так и сделала. Ушла с другим.После этого отец мой спился.Он перестал бриться и часто возвращался домой пьяный на четвереньках.Но никого не обижал.Наоборот, когда он выпивал, стал еще добрее.Гладил меня по голове и плакал, просил прощения за то, что он нехорошый отец.Недавно мой отец пообещал мне и моей бабушке, что он бросит пить спиртное раз и навсегда.Теперь вот, по просьбей моей бабушки мы с отцом приехали сюда.Отец мой пристроился даже на работу трактористом - сказала она.
-Это хорошо, что отец ваш бросил пить.Одного жалко, что ваши родители развелись.Ну ничего, вы сильно не переживайте.Моя бабушка часто говорила мне, что от своей судьбы не убежишь - сказал Саяк, стараясь успокоит Зебо.
Зебо молча шагала, шурша опавшими листьями.
Саяк тоже.С облетающих осенних кленов и тополей, которые росли вдоль дороги тихо опадали желтые и багровые листья.Наконец они дойдя до водокачки, на которой аисты соорудили огромное гнездо из стебли хлопчатника, остановились.
-Ну вот, я пришла -сказала Зебо, красиво улыбаясь.
Саяку не хотелось растаться с красивой девушкой.Когда Зебо начала бежать домой, он спешно крикнул вслед за ней:
-Если хотите, я вам покажу красивые места нашей реки.
Зебо задумалась и почему то покраснела.Потом ответила:
-Хорошо.Но я должна спросить разрешения у моей бабушки.Если она разрешит... -скзала она.
-Хорошо, Зебо, хорошо.Договорились.После обеда я буду ждать вась здесь -сказал Саяк, облегченно.
-Хорошо -сказала Зебо и открыв скрипучую калитку, направилась во двор.Саяк стоял, глядя вслед за ней своими косыми глазами, до того, пока она не исчезла из виду.
Потом радостно сделал жесть рукой, как бы потягивая за невидимую веревку сигнала, который издает гудки на старинном речном пароме в тумане.После этого он тоже побежал домой с преподнятым настроением.
На улице гулял одинокий осенний ветер, сиротливо кружа опавшие листья.

 

 

Подробнее...