Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Полный текст повести "Листопад"


Аннотация:
Первый отзыв неизвестного читателя о повести Холдора Вулкана "Листопад" в электронной библиотеке "Ридли".

 

Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга "Листопад" Холдор Вулкан окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. Не остаются и без внимания сквозные образы, появляясь в разных местах текста они великолепно гармонируют с основной линией. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Помимо увлекательного, захватывающего и интересного повествования, в сюжете также сохраняется логичность и последовательность событий. На первый взгляд сочетание любви и дружбы кажется обыденным и приевшимся, но впоследствии приходишь к выводу очевидности выбранной проблематики. "Листопад" Холдор Вулкан читать бесплатно онлайн необычно, так как произведение порой невероятно, но в то же время, весьма интересно и захватывающее. 19.09.2016.


Второй отзыв неизвестного читателя о повести Холдора Вулкана "Листопад" в электронной библиотеке "Ридли"


Дорогие читатели, есть книги интересные, а есть - очень интересные. К какому разряду отнести "Листопад" Холдор Вулкан решать Вам! Невольно проживаешь книгу - то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Данная история - это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными.

--------------------------------------------------------------


Спасибо Вам огромное за искренный отзыв на мое произведение.С уважением, Холдор Вулкан.(Х.В.)

 

 



Холдор Вулкан
Член Союза писателей Узбекистана


Листопад
(Повесть)


Любое коммерческое использование повести Холдора Вулкана "ЛИСТОПАД "запрещено без предварительного письменного согласия автора.(Холдор Вулкан)


1 глава
Весенние поля


Весна. Птицы поют на высоких тополях у полевого стана, где расцвела белая акация. Совсем недавно среди тернистых ветвей акации можно было увидеть гнездо сороки, а теперь оно исчезло из виду, среди листьев и цветущих гроздей этого дерева. Сороки очень умные птицы. Они знают, что мальчишки не могут залезть на дерево, у которого тернистые ветви, так как его острые колючие шипы могут больно поцарапать им руки и ноги и даже порвать им шаровары. Цветы акации пленили душу словно сувениры, сделанные из осколков белого фарфора. Приятный запах этих гроздей ветры разносят по всему полю, где работают дехкане. Хуршида работала, стуча кетменем на поле. Это была девушка лет восемнадцати, светлокожая, с густыми и нежными вьющимися волосами темно русого цвета, со стройной фигурой и пышней грудью, с карими глазами и ясными зрачками. Она так красиво улыбалась коралловыми губами, показывая белые здоровые и красивые зубы, что многие парни в селе были от неё без ума. Но Хуршида не обращала внимания ни на одного из них, так как она не испытывала к ним нежного чувства под названием любовь. Своим равнодушием она еще больше усиливала "гнет" над влюбленными. Она даже не отвечала на любовные письма, которые писали парни и передавали ей через её подруг.
Отец Хуршиды Абдулджаббар очень строг по отношению к своей дочери Хуршиде и своим тяжелым характером и поведением похож скорее на отчима, чем на родного отца. Он часто выпивает спиртное и устраивает пьяные дебоши. Но Абдулджаббар является хорошим специалистом в области стрижки овец. Работает он механиком на животноводческой ферме колхоза "Тиллакудук". Чинит на ферме доильные аппараты, автопоилки, транспортеры, очищающие коровники, комбайны, измельчители кормов и так далее. Хотя Абдулджаббар не является религиозным фанатиком, но он строго запрещает Хуршиде ходить на вечеринки, посвященные дням рождения ее одноклассниц, где присутствовали парни. Абдулджаббар поклялся, что если его дочь Хуршида опозорит их семью, то он ее проклянет. Поэтому Рахила каждый день настойчиво говорит Хуршиде, чтобы она не играла с огнем и была осторожной в общениях со своими одноклассниками и другими незнакомыми парнями, Рахила знает, что в классе ее дочери не все девушки относятся к Хуршиде дружелюбно. То есть некоторые девушки,завидуют Хуршиде черной завистью, потому что она красивая и многие парни были влюблены не в них, а в нее.
С такими мыслями Хуршида продолжала работать на поле, выравнивая грунт для посева хлопка. Она любит работать на полях в одиночестве, так как никто ей не мешает думать о том, о чем она хочет думать. Одиночество для нее свобода, как бескрайное небо. Иногда Хуршида останавливается, выпрямляя спину, внимая далекому и печальному голосу одинокого удода, который доносится из ивовой рощи, где бродит пьяный ветер. Там, вдалеке, за ивовой рощей, на хлопковом поле она увидела одинокий трактор, который безмолвно, скользил над полем словно корабль на поверхности зеленого моря хлопчатника. Хуршида задумчиво наблюдала за низкими проворными полетами ласточек. Они летали над полями, едва не касаясь земли своими белыми брюхами и крыльями, похожими на согнутые черные кинжалы, с острыми лезвиями. Потом она снова приступила к работе, напевая грустную песню о любви. А солнце тем временем медленно, но неизбежно поднималось к зениту. Хуршида долго работала на поле под палящим солнцем и приостановила работу только тогда, когда на пригорке повариха Тубо с криком начала зазывать людей на обед.
-Чойгааааааааа! - кричала она, и ее голос летел над весенними полями, как птица освободившая из ее грудной клетки.
Оставив кетмень на краю поля, Хуршида пошла в сторону полевого стана. Приближаясь к нему, она почувствовала тонкий аромат, душистый запах благоухающей белой акации, которая цвела около полевого стана, где росли высокие тополя и плакучие ивы. В этот момент из культиватора, который остановился рядом с полевым станом, спрыгнул молодой тракторист лет двадцати-двадцати пяти, в потертой тюбетейке, высокий, плечистый, курносый, с кудрявыми волосами, с усами над мясистыми губами. Особой приметой этого парня был его зеленый шрам на левой брови. Он придавал его внешнему виду суровость и мужественность. Своим видом он напоминал римских гладиаторов, которые голыми руками сражались с голодными тиграми. Хуршида раньше не видела этого тракториста в здешних местах, но сразу вспомнила его трактор, за которым она недавно наблюдала издалека на хлопковом поле. Пока Хуршида снимала с ветки тутового дерева свой небольшой мешочек, в котором были хлеб, сахар, заварка, алюминиевая ложка, и кружка с миской, тракторист уже стоял в очереди у полевого жестяного самовара, где труженики по очереди наливали себе кипяток. Взяв свою кружку, Хуршида насыпала в неё заварку и тоже встала в очередь. Увидев ее, парень повернулся вполуоборот и уступил ей место. Не ожидавшая такого джентльменства, Хуршида поблагодарила молодого тракториста и по-доброму улыбнулась. Спустя несколько минут парень начал разговаривать с ней:
- Девушка, давайте-ка я вам расскажу удивительную историю, чтобы быстрее шло время, пока мы стоим в очереди. Короче говоря, иду я вчера мимо этого дерева - красота!- от белоснежных цветов этой акации глаз невозможно оторвать. Не акация цветущая, а молодая невеста в белом подвенечном платье! Я невольно остановился, любуясь необычной красотой этого дерева, смотрю на него с восторгом, словно дехканин, приехавший из далекой деревни с мешком на плечах, который впервые увидел город. Тут раздались автоматные очереди. Думаю, ё-мое, какой - то террорист стреляет в меня из Калаша. Я быстро лег на землю, чтобы тот не изрешетил меня, выпустив всю обойму. Лежу, блин, лежу и гляжу, а там поет сорока. Ну и, думаю, дела... Стыдно стало даже самому перед собой. Встал, оглянулся вокруг, нашел свою потертую тюбетейку, стряхнул пыль, нахлобучил её на голову и пошел дальше. Хорошо, что, кроме меня, этого никто не видел.
Выслушав рассказ тракториста, все вокруг дружно рассмеялись. Хуршида тоже. Тут подошла их очередь. Но, как назло, кипяток перестал литься из краника самовара. Выяснилось, что причиной был тот факт, что в самоваре уровень кипятка понизился ниже уровня краника, вот он и перестал литься. Но тракторист нашёл выход из положения: он попросил Хуршиду нагнуть самовар и налить кипятку в кружку, которую он подставил.
- Хорошо - согласилась Хуршида и, когда молодой тракторист подставил свою кружку к кранику самовара, Хуршида осторожно нагнула самовар. Но тут случилась беда: Хуршида случайно уронила самовар, и он опрокинулся, ошпарив молодого тракториста кипятком. Тракторист, сделав гримасу на лице от сильного ожога, начал прыгать от боли, опираясь на одну ногу, втягивая воздух в легкие.
- Вс -а-аа-ах! Вс -аа-аа-аа-аа-ахх! Уууууухххх!- прыгал он от жгучей боли и крутился как собака, которая гонится за своим хвостом.
Хуршида заплакала от испуга и от жалости, не зная, что делать и как успокоить бедного тракториста. А труженики, которые уже приступили к приему пищи, дружно встали со своих мест, сочувствуя трактористу, который нечаянно ошпарился кипятком. А некоторые весело смеялись, особенно когда табельщик Абделькасум закричал, мол, тракторист, ты сними свои штаны и прыгай живо в арык!
- Ой, простите, ради бога, акаджон! Это я во всем виновата!.. Сильно обожглись?! Бедный!.. Не знаю я вашего имени... Как вас звать?.. - сказала Хуршида, плача и кружась вокруг парня в растерянности.
Молодой тракторист, держась за ошпаренное бедро, остановился на миг и с гримасой на лице сказал:
- Меня что ли? Вс -ааа-аа-- ахххх... меня зовут Султан!
- Ой, Султан-ака, простите ради Бога! Я не хотела... - просила прощения Хуршида со слезами на глазах.
-Да, вы не волнуйтесь, девушка, ничего... Вс -а-аа-аа-аххх... Ааа-аа-аа-ахх....До свадьбы заживет - сказал тракторист Султан, слегка улыбаясь сквозь гримасы на лице, продолжая скакать на одной ноге.
Потом спросил, искажая лицо от невыносимой боли:
-А вас? Как вас звать?
- Меня? Ах да, мое имя Хуршида
- Очень приятно... Вс -аа-аа аа-ааах... Ыыыых!Красивое у Вас имя, как вы сами, честное слово. Вы, Хуршида, не обращайте внимание на меня. Лучше поешьте чего-нибудь. Время обеда всё же... - сказал Султан, продолжая опираться на одну ногу, чтобы смягчить боль.
- Нет, ничего не буду есть. Ну, как же я могу есть, когда вы мучаетесь из-за меня адской болью? - плакала Хуршида.
Тут Султан тракторист перестал прихрамывать и сказал.
- Ну, что вы, Хуршида, перестаньте сейчас же плакать! Ведь люди смотрят на нас. Все. Уже отпустила боль. Вы не волнуйтесь. У меня все в порядке. Клянусь гаечным ключом. Вы что, не верите моим словам?.. Ну, тогда мне ничего не остается, кроме как доказать Вам, что я здоров как бык. Вот сморите.
Такими словами, напевая мелодию, он начал танцевать, притопывая своими кирзовыми сапогами, как чечёточник с большим стажем.
Султан танцевал, кружась, как вихрь и напевая веселую музыку. Увидев это, все вокруг смеялись, словно зрители, которые смотрят смешные представления бродячего артиста. Хуршида тоже улыбалась сквозь слезы, радуясь тому, что Султана отпустила боль.


2 глава
Первая любовь


Хотя Хуршида своими собственными глазами увидела, как тракторист Султан, залезая на свой культиватор, уехал обратно в сторону поля, но она все равно не смогла простить себя за то, что ошпарила кипятком по неосторожности бедного, ни в чем не повинного парня, ударника-механизатора колхоза Тиллакудук. Бедная думала только о Султане, и ей было жалко этого безобидного, терпеливого и веселого парня. Другой человек на его месте, думала она, разгневался бы и, может быть, даже ударил бы её, или, в крайнем случае, обратился бы в суд, с требованием заплатить ей определенную сумму денег в качестве компенсации за нанесенный вред его здоровью. А он? Он, наоборот, успокаивал Хуршиду, пританцовывая перед тружениками колхоза, которые могли бы дать показание в суде в его пользу в качестве свидетелей. Он стонал и прыгал от боли, а я, дура, спросила, как его звать. Несмотря на жгучую боль, он ответил. Да и не забыл пошутить, сказав, что рана его заживет до свадьбы. А как он танцевал! Как этот американец, Майкл Джексон, ей Богу! Интересно, а зачем он вообще работает трактористом, когда у него есть талант артиста-юмориста? Ведь он мог бы открыть свой собственный театр юмора и сатиры и зарабатывать нешуточные деньги. Странно, почему он работает трактористом?
С такими мыслями Хуршида долго не могла уснуть, внимая звонкому пению сверчков и глядя в открытое окно, зашторенное занавеской из белого тюля, сквозь которую светила круглая луна и мерцали далекие звезды. Издалека доносился усталый лай ленивых собак и кваканье лягушек в старом пруду, где цвели белые и розовые кувшинки.
Хуршида решила пойти утром на поле, где будет культивировать хлопчатник тракторист Султан, попросить у него еще раз прощения, и узнать, не болит ли его нога, которая вчера получила ожог по ее вине. Между тем, у открытого окна не сильный ночной прохладный ветерок нежно трепетал и слегка задувал занавеску, сотканную из тюля, напоминающую парус. Хуршиду клонило ко сну. Она уснула как больная под наркозом во время операции. Ей снился тракторист Султан, который работал на своем тракторе бороздя бескрайнее и вечное небо, покрытое облаками .
- Здравствуйте, Султан-ака! -сказала Хуршида, глядя в небо.
Услышав ее голос, Султан взглянул на нее и улыбнулся, продолжая вести свой воздушный корабль-бульдозер по бескрайнему небу.
- А, это вы, Хуршидахан?! Ну, как дела у вас?! - сказал он.
- У меня все в порядке! А как у вас?! Нога не болит?! - спросила Хуршида.
- Не-а, не болит! Вчера вечером я помазал ошпаренную ногу зубной пастой "Блендомет", и к утру рана перестала болеть, - как рукой сняло! Честное слово механизатора! Если не верите, то я могу вам показать зажившую рану. Секундечку. Вот, сейчас сниму джинсы, и Вы сами убедитесь в этом воочию... - сказал Султан.
С этими словами он поднялся с сидения и прыгнул на капот бульдозера, двигающегося над клубками серых облаков. Тут трактор под его ногами лихо пошатнулся, и Султан чуть не плюхнулся на землю. У Хуршиды екнуло сердце. Она страшно испугалась.
- Нет, нет, Султан-ака, не надо снимать брюки! Я вам верю! Ой, будьте осторожны! -крикнула Хуршида.
- Да?! Ну, как хотите! Тогда давайте ко я станцую вам чечеточку! - сказал Султан и, не ожидая ответа, начал танцевать чичетку прямо на капоте своего воздушного агрегата.
Тап -тап та! Тап -тап та! Тапа типа тапа типа тап типа та! Тапатипа тапатипа -тапатипа -тапатипа тап тап та!тапатапатапатапатапатапатап! Типатапа типатапа типатапа типа тапа тип тап та! - чеканил Султан своими кирзовыми сапогами, у которых звенели чугунные подковы, ударяясь о жестяный капот трактора.
Тут он неожиданно потерял равновесие и упал с капота воздушного бульдолайнера. Но он успел ухватиться за фару бульдозера. А бульдозер все ехал по небу, ехал, бороздя облака своими плугами. Молодой тракторист висел и старался всеми силами удержаться, чтобы не полететь вниз. Внизу Хуршида от страха чуть с ума не сходила.
- Ой, Боже, спаси Султан-аку! Держитесь, Султан-ака! Не отпускайте фару бульдозера! Я сейчас позову людей на помощь, и мы что-нибудь придумаем! Потерпите! -кричала Хуршида, бегая туда-сюда, но не отводя глаз от трактора и от тракториста Султана, который висел в небе как великий Голивудский каскадёр, ухватившийся за шасси реактивного бомбардировщика в фильме про американо-вьетнамскую войну.
Тут случилось нечто непоправимое: фара воздушного трактора оторвалась со всеми проводками, и тракторист Султан полетел камнем вниз. Летел он по воздуху с диким криком как десантник, у которого заклинило парашют. Хуршида от страха закрыла лицо ладонями, и через несколько минут он с грохотом ударился о землю, подняв облако пыли. Надо было видеть, как горько плакала Хуршида, обнимая тело бедного тракториста Султана, который свалился с неба!
- Простите меня, Султанака! Ох, простите, ради Бога! Это я во всем виновата! Если бы я не спросила у Вас о вашем здоровье, вы бы не встали с сидения вашего воздушного аэробульдозера, который бороздит бескрайное небо нашей солнечной системы и не пригнули бы на капот, на котором Вы танцевали чечётку для того, чтобы убедить меня в том, что у вас ошпаренная нога больше не болит! - плакала она, роняя горькие слезы.
Тут, на удивление Хуршиды, тракторист Султан очнулся. Хуршида от удивления замерла, как мраморная статуя Афродиты.
- Ну, что вы опять ревете, словно маленькая девочка в детском садике, дорогая Хуршида? Перестаньте же плакать.Я жив и здоров, как бык. Если не верите, то я могу встать и станцевать чечётечку - сказал Султан.
И поднявшись, он снова начал танцевать, кружась, как вихрь.
- Ой, слава тебе, Господи, что спас Султан-аку! Слава Богу! - плакала Хуршида, роняя слезы радости.
Тут она проснулась, словно больная после успешной операции. Поняв, наконец, что все это случилось не наяву, она облегченно вздохнула и поблагодарила Бога. Она обрадовалась, подумав, мол, как хорошо, что другие не увидят сна, который приснился мне. Когда она встала и, зашторив занавески, посмотрела в открытое окно, то увидела утренний небосвод, похожий на борозду.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Подробнее...

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Трещит клювом на минарете аист

(Сборник лирических стихов)




Книга посвящается памяти великого сына узбекского народа Шарафа Рашидовича Рашидова.



Копирование, распространение, а также коммерческое использование сборник стихов "Трещит клювом на минарете аист" без письменного согласия правообладателя запрещено. (Холдор Вулкан)


 

Восторг




На лодке деревянной плыл он ночью,
Мерно гребя веслами по реке.
Глядя на него, не смыкая очи,
Мерцали синие звезды вдалеке.

Плыл человек, сидя на борту спиной,
Лягушки дремотную песню заводили.
Шуршали на ветру тростники стеной,
Кувшинки луну с ума сводили.

Тихо и медленно поднялась луна,
Человек от восторга перестал грести.
От лунного света побледнела тьма,
Там, где тростник нежно шелестит.

Как околдованный сидел он на лодке,
В небе устало мерцали звезды.
В тишине слышались звонко и четко,
Звуки капающей воды с весел.


28/05/2018.
10:39 ночи.
Канада, Онтерио.



Картина




Такая тишина, что услышать можно,
Звук тихо падающей росы.
Когда проверяет осторожно,
Пульс времени настенные часы.

А на стене дома висит картина,
Осенняя, знакомая мне до слез.
Покрытая листвой крыша с антенной,
И макушки облетающих берез.

Как в картинной галерее Парижа,
Я, словно околдованный стою.
Роняет свои листья клен рыжий,
Гусиные стаи тянутся на юг.

Осеннее небо молчит над рекой,
Грустит, как глаза старого пса.
Я картину слегка потрогал рукой,
И она открылась в сад.


13/08/2019.
9:16 утра.
Канада, Онтерио.



Небо вспахано журавлиным плугом



Осень, ты подустала, как рыжая рабыня,
Звеня цепями золотых оков.
Колышется на ветру пьяная рябина,
Качая гроздьями у низких окон.

Торчат из тумана макушки сосен,
Где я растворяюсь душой и таю.
Я люблю тебя, рыжая рабыня осень,
Но, любишь ли ты меня, не знаю.

Горит твой безвредный тихий костер,
Леса и рощи полыхают кругом.
Полей опустелых широкий простор,
Небо вспахано журавлиным плугом.



04/10/2018.
2:30 дня.
Канада, Онтерио.



На трамвайной остановке



Над речкой с утра курят туманы,
Тихо, задумчиво облетают сады.
Осень в пожелтевшей одежде рваной,
Задумалась долго у воды.

А ветер важными делами занят,
Он облогает деревья налогом.
Шепот листопада нам не понять,
Усыпана листвой дорога.

Я поймал на остановке трамвайной,
Последний лист, который опал,
Чтобы он, кружась на лету, случайно,
Под трамвай не попал.


03/06/2018.
10:54 дня.
Канада, Онтерио.



Песня утопленника



Утонул я в твоих глазах навечно,
Словно в бескрайное глубокое море.
Если скажешь, что не так, то конечно,
Проиграешь, ты любимая в споре.

В них щелестят соленые волны,
Где утонули мечты и грезы.
Если думаешь, что это бред полный,
То попробуй на вкус слезы.

Пускай там тихий рассвет блещет,
И алеет малиновая заря.
Пусть в них слезы радости плещут,
Пускай не засохнут эти моря!


26/03/2015.
7:27 вечера.
г.Бремптон, Канада.


Уединение в зимней тишине

 

(Посвящается памяти великого узбекского певца Батыра Закирова)



В окнах усталый, утомленный свет,
О, молчание меня храни!
Кружится на ветру и шепчет снег,
Летит во мгле, не зная границ.

В окно стучит озябщая зима,
Калитка на ветру собакой лает.
Уснули в тишине усталые дома,
Снегом бережно укрываясь.

Ветви сосен раскачивает ветер,
Листая зимы нотная тетрадь.
Насупил сросшиеся брови вечер,
А снежинки все летят и летят.

Будто слушая музыку, стояли,
Деревья, взяв время на аванс.
На оледенелом белом рояле,
Ночь играла старинный романс.

Снежная пыль за окном блестит,
Реет зимы белая знамя.
Березовая полена в камине трещит,
Цыганкой гордо танцует пламя.


24/11/2017.
9:56 дня.
Канада, Онтерио.

 

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Бессонница



В опустелом морозильнике зимы,
Звезды инеем покрылись что ли?
Идут молча в белом тополя и ивы,
Через лунное, заснеженное поле.

В шубе снежной дремлет зима,
Деревья наверно тоскуют по весне.
Замерзла в небе, оледенела луна,
Без волос, без брови и ресниц.

Как пьяный сторож горожане спят,
Не знаю, фонари задумались о ком.
От бессонницы покраснели опять,
Глаза твоих подусталых окон.



09/10/2019.
6:41 утра.
Канада, Онтерио.

 

От звон цикад зазвенел воздух



Этот лист клена в осеннем парке,
Небезопасно тебе, милая дарить,
Который, на моих ладонях ярко,
Пламенеет, пылает, горит.

На глазах у людей свои наряды,
Деревья стесняются сменить.
Кругом осенний дивный беспорядок,
Лист последний на ветру звенит.

Роняют листья в речку березы,
Ободрана дятлом сосновая кора.
От звон цикад зазвенел воздух,
Прощаться нам с птицами пора.

Уж летят листья в золотой метели,
Прощально машут ветвями ивы.
Также наши прожитые годы улетели,
А мы даже не попращались ими.



08/10/2019.
2:25 дня.
Канада, Онтерио.


Снежная мгла



Свет еще в твоем окошке горит.
Ты спать еще наверно не легла.
И видно, не утихнет до самой зари,
Встревоженная снежная мгла.

Вою вьюги я одиноко внемлю,
Слышу летящих снежинок свист.
Которые несутся, то касаясь земли,
То поднимаясь резко ввысь.

Завалены снегом дороги и крыши,
Грусть задумчивых фонарей я видел.
О фонари, я готов отрезать уши,
Тому, кто вас нечаянно обидел!



08/01/2019.
10:50 дня.
Канада, Онтерио.


Далекая оттепель



Весенняя ночь, ветерок не резкий,
Шляется один за окном беспечно.
Глядя на силуэт луны на занавеске,
Вспомнил я далекие наши встречи.

Как засияла тогда над нами луна,
Потревожить безлюдную тишину боясь.
Восторженно замирая, с небес она,
Долго и безмолвно глядела на нас.

Прощались мы с тобой, дрожали звезды,
И я думал, тикают капельки весны.
Оказывется, падали горячие слезы,
С твоих нежных и длинных ресниц.



07/10/2019.
5:19 дня.
Канада, Онтерио.



Пропали деревья в метели



Играл на белоснежной гармошке ветер,
Снежные хлопья роем летели.
Будто никого нет на белом свете,
Пропали деревья в метели.

Свистит вьюга, как заколотая свиня,
Под окном озябшая рябина рыдает.
Шишками, словно сосульками звеня,
Сосна жалобно скрипит седая.

Как хорошо, внимать вьюге в тиши,
Хлебая у окна сладкого чая.
Спотыкаясь и скользя пешеход спешит,
Одуванчики фонарей облетают.

Метут заснеженную улицу позёмки,
Исполняя гордо танец живота.
Стук снежинок в стекло звонкий,
Калитки скрипучая зевота.



07/10/2019.
10:14 дня.
Канада, Онтерио.


Тишина



В безбрежнем небе молчание звезд
и млечный путь над дорогой дальной.
Причудливые тени ветвей деревьев
на побеленной стене соседского дома.
Такое чувство, что в безлюдной тишине
далекие собаки не заливаются лаем сонно,
а кашляют глухо и монотонно.
Как будто в мире ты остался один.
Такая тишина, что весь космос услышет
шум воды, спущенной в унитаз.



06/10/2019.
11:14 ночи.
Канада Онтерио.


Бабочки парами по лугам бродят



Колышутся хмельные березы в лесах,
Шарманщик ветер их с ума сводит.
Где научились они незнаю, плесать,
Бабочки парами по лугам бродят.

Жаворонок нарушает закон тишины,
Окрестность звонкой трелью полна.
Колышется море зрелой пшеницы,
Катится за волною волна.

На солнце засушивает знойное лето,
Сотканных из тонкой паутины сетей.
Гладит по башке одуванчиков ветер,
Как по голове беспризорных детей.



06/10/2019.
3:25 дня.
Канада, Онтерио.


Глядя в жестокое зеркало лужи



В парке старом клен облетающий,
Кой золото свое под ноги бросил,
Будто с протянутой веткой, как нищий,
Подаяние у прохожих просит.

Желтеет трава, как львиные гривы,
Ягоды рябины огоньками горят.
Пролетели серые журавли клином,
Улетающие за океаны и моря.

Уж солнце в небе не светит ярко,
Погода становится все хуже и хуже.
Уж деревья не узнают себя в парках,
Глядя в жестокое заркало лужи.



06/10/2019.
8:11 утра.
Канада, Онтерио.


В небе раскалённые угли звезд



Тихо раздевает деревьев в роще,
Бродяга ветер бесстижый.
Заглядывает в окна усталая осень,
Плачет в садах листопад рыжий.

Ночь проплакала нанизивая росу,
Словно слезы на паутинную нить.
Роняли листья деревья в лесу,
В тишине могильных плит.

Туманные луга под луной белеют,
В рощах звон листьев берез.
В топке бескрайных небес тлеют,
Раскалённые угли далеких звезд.



05/10/2019.
1:43 дня.
Канада, Онтерио.


Опустилась гильотина заката



Не облака в небе, а горящая вата,
Дрожа на ветру плачет трава.
Как отрубленная гильотиной заката,
Солнца покатилась голова.

Умолкли птицы, которые пели,
Воздух вечерний дымом пропах.
Стелилась, словно скатерть белый,
Над речкой лунная тропа.



05/10/2019.
10:35 дня.
Канада, Онтерио.


Антракт



Осенние костры в садах тлеют,
Уж поля вдали непробудно спят.
Листопад тихий в роще с деревьев,
Стряхивает листья опять.

Птицы, как выпушенные из клетки,
Летят тучей торопливо вдаль.
Кленовые листья, слетая с ветки,
Танцуют легкий, задумчивый вальс.

Чувствуется, что не за горами зима,
И вот - вот снег выпадет первый.
Завоет вьюга, сходя с ума,
Опустится тихо занавес белый.



05/10/2019.
7:23 утра.
Канада, Онтерио.


Ты уходила в предрассветном часу



Летали встревоженные звезды,
Ни души на извилистых тропах.
Затуманенные луга, где воздух,
Скошенной травой пропах.

Ты совершенно голая, без вуали,
Пришла снова навестить меня.
Глядела через глиняные дувалы,
Сверчковым хором звеня.

Плакала молча над прудом ива,
В саду трава роняла росу.
Ты уходила устало и молчаливо,
В предрассветном часу.



04/10/2019.
9:17 утра.
Канада, Онтерио.



Лужи, как опечаленные глаза осени



Осень греется у рябины, тепло,
Город затих за дождевой звесой.
Будто кто - то за окном на стекло,
Гроздья рябины повесил.

Рябина алая в переднике палача,
Несмазанных колес телеги скрип...
О нет, нет, это простуженные голоса,
Журавлей отдаленный хрип.

Летят они, как ангелы дружно,
Последние листья на ветвях дрожат.
Глядят в лужи полуголые березы,
Как осени в опечаленные глаза.



03/10/2019.
12:43 дня.
Канада, Онтерио.


Вижу молнии артерии и вены



Дождь шелестит за окном беспечно,
Плачет он, слезы радости льет.
Иногда от скуки гулко и ритмично,
На черепичной крыше чечетку бьет.

День на рентгеновский снимок похож,
Вижу молнии артерии и вены.
Как люди из витрин магазинов на дождь,
Глядят задумчивые маникены.



02/10/2019.
7:44 утра.
Канада, Онтерио.


Чтобы не рухнул карточный домик



Как паромы в затуманенной реке,
За лесами гудят, грохочут поезда.
Полетели рыжие звезды вдалеке,
Словно птицы из гнезда.

Не тревожьте тишину, моторы!
Пусть хору лягушачему внемлет.
Не будите человечество, которое,
Над ядерным вулканом дремлет.

Я, как по лесу сказочные гномы,
По улице осторожно иду,
Чтобы не рухнул карточный домик -
Наш мир, я имею в виду...



03/10/2019.
5:21 в предрассветном часу.
Канада, Онтерио.


Плясала на ветру под окном рябина



Словно мудрецы о чем - то важном,
Задумались молча фонари.
В такие дни немая тишина даже,
Тихо на языке дождя заговорит.

Улица, словно водопой зеркальный,
Где можно вдоволь напоит коней.
Мокрые лица в толпе замелькали,
Промокли деревья парков и аллей.

Дождь моет стекла заплаканных окон,
Проводит конкурс  зонтиков город.
Я слушаю у окна, не жалея ни о чем,
Дождя божественный шорох.

Глядя на дождь задумчиво и вяло,
Природа свое название позабыла.
Качаясь на ветру в стельку пьяная,
Долго плясала под окном рябина.

 


01/01/2019.
9:32 дня.
Канада, Онтерио.


Пожелтели леса, осенние равнины



Ты, ворона картавая, перестань каркать,
Дай мне отдохнуть, обо всем забыть.
Пусть на дорожках безлюдного парка,
Хороводят листья, молча, без обид.

Пожелтели леса, осенние равнины,
Деревья больше вертам не верят.
Они как старые и линялые павлины,
Теряют разноцветные перья.

Заасфальтированы трассы и дороги,
На забетонированной нашей планете.
Пьют синтетическое молоко коровы,
Дует заражённный радиацией ветер.



01/01/2019.
11:55 дня.
Канада, Онтерио.


Осенняя усталость



Усталое солнце медленно и плавно,
За полыхающий горизонт садится.
Раскаленным шаром погружается в лаву,
Чтобы там занова родиться.

Порезалась чем -то рябина в роще,
Будто кровь ее стекает с кисти.
Поношенное платье бедной осени,
В заплатках из кленовых листьев.



30/09/2019.
2:10 дня.
Канада, Онтерио.


Вечный колокол

(Памяти великого русского поэта Сергея Александровича Есенина)



Седые волны залива на Босфоре,
Шелестя задумчиво варили кисель.
Рыдало крикливыми чайками море,
Как язык колокол небес ты висел.

Болтал на веревке, как звонарь пьяный,
Который крепко запутался в веревках.
Росистый луг молча скорбил туманами,
О том, что он тебя не сберег.

С тех пор на ветру плачут березы,
Словно твои родные сестры.
Осень разводит, на ресницах слезы,
В парках погребальные костры.

Пылают до сих пор рябиновые кисти,
Вешаются листья на паутине тонкой.
А ты несмолкающий кристально чистый,
Глас колокол вечности звонкий!


30/09/2019.
9:52 утра.
Канада, Онтерио.



Лунная тишина



Весенняя ночь.Тебе не спится.Стоя у окна, которое смотрит на реку, ты глядишь задумчиво вдаль, где тронулся лед и вскрывшись разливается река, выходя из своих берегов, затопляя часть полей, проселочных дорог, заливных лугов и лесов. Весенние ивы и тополя стоят по колено в воде,  восторженно глядя на свои отражения в лунной тишине.Как будто в водных просторах затопленных полей, камыши зовут на помощь, как человек, который тонет, по горло в воде.Тихо катится вода, гонимая ветром, где на ранней вербе проклюнулись пушистые, свинцово - серые почки.В далеком небе летят рыжие искорки звезд и плывет одинокая луна, серебря вербам пушистые почки и зеркальные равнины вод, откуда доносится далекое кваканье лягушек.



29/09/2019.
7:49 утра.
Канада, Онтерио.


На водяной гармошке играет море



Над берегом молча поднимается луна,
Храня вечное молчание свое.
А ты, море, водяную гармошку рвя,
В лунном сумраке задумчиво поешь.

Ты двойник бескрайного небосвода,
Волны твои, как водяные горы.
Приливы и отливы длинный подол,
Твоих вод нижнего платье, море!

То исчезают, то на поверхность выходят,
Лысых береговых валунов макушки.
Приходят приливы и обратно уходят,
Оставляя водоросли и ракушки.



28/09/2019.
2:31 дня.
Канада, Онтерио.

 

Ивы исполняют журавлиный танец



Даль в мареве знойного лета,
Дробный стук дятла на сосне.
Такое ощущение, что все это,
Вижу и слышу я во сне.

Золотые волны бегут по полям,
Рожь словно всемирный потоп.
Как мачта Ноева ковчега тополь,
К дальнему плаванию готов.

Юный ветер по лугам скользит,
Высокой травы колыхая гривы.
Пляшут ивы, по пояс во ржи,
Исполняя танец журавлиный.



28/09/2019.
9:52 утра.
Канада, Онтерио.


Бегут как перекати поле волны



Идти за грибами еще не поздно,
Ветер врачует рябинам раны.
Лебеди крылями черпая воздух,
Небес переплавают океаны.

За твоим окном судорожно дрожит,
На голой ветке кленовый лист.
А я по берегу одиноко брожу,
Слушая молча ветра свист.

Далекие огоньки печально горят,
Шумят прибрежные камыши сонно.
Бегут по водяной пустыне моря,
Как перекати поле волны.



27/09/2019.
10:33 дня.
Канада, Онтерио.


Кленовые листья скользят по реке



Затихли уж без жаворонков поля,
Где ветер сумасшедший гуляет.
Греются в роще голые тополя,
У алого клена, который пылает.

Тревожно крыча к югу стремится,
Серая журавлиная стая вдалеке.
Как стая птиц кленовые листья,
Тихо и плавно скользят по реке.

Задумчивый вихрь сонно кружится,
Небесный склон изумрудно - синий.
Проглатывают целиком озябшие птицы,
Раскаленные огоньки рябины.



26/09/2019.
8:32 ночи.
Канада, Онтерио.



Слезы капают прямо на пол



Сиротливый голос сверчка звонкий,
В безлюдном сумраке синем.
И след летящей кометы тонкий,
Замерзших звезд в небе иней.

Голоса сверчков все тише, тише
На пустынной улице фонари.
Они, как люди, которые вышли,
Чтобы кормить кровью комарей.

Вдалеке у болот лягушек песни,
Стук сердца ритмично капал,
Как звуки слез, которые с ресниц,
Падают прямо на пол.



26/09/2019.
9:15 утра.
Канада, Онтерио.


Старая ива глядит на дорогу



Под листьями в осенних лесах,
Бедных грибов пряталась семья.
В садах умолкли птичьи голоса,
Где костры осенние дымят.

Шел я одиноко по тропе в тиши,
Чернели далекие леса стеной.
Как будто читал шепотом стихи,
Рыжий листопад за моей спиной.

Ветер с кленами беседу ведет,
Смотрит на дорогу старая ива,
Словно старуха, которая ждет,
Невернувшийся с войны сына.



25/09/2019.
4:53 дня.
Канада, Онтерио.


За окном рябина алая пылает


Последний лист на ветке висит,
На шее из паутины петля.
Осень в желтом, равнодушно свистит,
Заметая листву без метла.

Без диких гусей опустело поле,
Туман в лугах тишине внемлет.
По осенним лесам бродит голое,
Деревьев дикое племя.

Метут листьев рыжие метели,
Не за горами зима и вьюга злая.
За окном тополя молча облетели,
Где рябина алая пылает.


25/09/2019.
1:13 дня.
Канада, Онтерио.


Завещание

(Моему сыну Темурсултану)



Тебе в наследство я оставлю полей,
И лугов, я чрезмерно богатый.
Оставлю города с кленами аллей,
Тихие рассветы и алые закаты.

Тебе эти лунные сумраки синие,
Песни лягушек в тишине немой.
На побеленной стене деревьев тени,
И песня сверчка под яркой луной.

Печально гудящие паромы на реке,
Стук дятла в тополиной роще.
Плач одинокого удода вдалеке,
Крик поезда за полями тощий.

Тебе принадлежат океаны и моря,
Косогоры, равнины, заснеженные горы.
Огоньки, которые за полями горят,
Березовые рощи, дубравы и боры.

Пусть будет твоими бабочки эти,
Которые молча по лугам летели.
Седые одуванчики, бродячий ветер,
Вой вьюги и снежные метели.

Береги планету летом и зимой,
Отстаивай свою правоту, докажи. 
Если скажут, что мир этот не твой,
Ты эти стихи адвокатам покажи.



21/11/ 2012.
6:08 вечера.
Город Кембридж, Канада.


Ветер в лугах целует ромашек



Виновато опустил голову подсолнух,
За покосившимся старым плетнем.
Ветер бродит по огородам, вольный,
Как в поезде пассажир безбилетный.

Туниядец, нигде не работает, сволочь,
Прямо в лугах целует он ромашек.
А пугало рукавами рубахи в поле,
Долго птицам перелетним помашет.

Летающим оркестром к югу тянет,
Ансамбль журавлей песни и пляски.
В осенних рощах взгляд мне пьянит,
Алой рябины пылающие краски.



23/09/2019.
4:29 дня.
Канада, Онтерио.


Деревьям теперь негде присест



В хрустальных вазах пушистые вербы,
Вернулись певчие птицы в лес.
Заулыбнулся мне подснежник первым,
Деревьям теперь негде присест.

Не опишешь пейзажи простыми словами,
Птицы на рогах безобидных коров.
Ползут муравьиных поездов караваны,
По спине проселочных дорог.

Звенит над прудом необъятный клен,
Тихо, на весеннем ветру оголтелом.
На тугой веревке постельное белье,
Вздувается парусом белым.



23/09/2019.
10:29 дня.
Канада, Онтерио.

 

Кричит родящей женщиной поезд



Я думал, листопад вполголоса читает,
Старухи осени пожелтевших книг.
Оказывается он их просто листает,
Как занудный, пыльный дневник.

Они совсем неитересны ему наверно,
Метут равнодушные листьев метели.
Раскачивал ветер и листья деревьев,
Как с книг страницы облетели.

В пруду, словно под стеклом видны,
На песчаном дне плещущие рыбки.
Листья, как прожитые годы и дни,
Глядит на юг скворечник в кепке.

Ворона в тумане кортавит и хрипит,
Трава расчесываясь ветром, воет.
За далекими лесами истошно кричит,
Родящей женщиной поезд.



23/09/2019.
9:17 утра.
Канада, Онтерио.


Ты плачешь, глядя вдаль



Затянулся дождем непогожий день.
Он начал лить слезы и рыдать.
Даже тявкать в конуре собаке лень,
Уж недолго зимы осталось ждать.

Ветер шастает за окном и свищет,
Подглядывая соснам под юбки.
Шумит дождь и приятно его слушать,
У окна людей грустные улыбки.

Знаю, вспоминая о том, как мы гуляли,
Ты плачешь молча, глядя вдаль.
И смотришь по телевизору сериалы,
Поплотнее укутываясь в шаль.



22/09/2019.
1:55 дня.
Канада, Онтерио.


Глухой лай собак, клонит ко сну



Висят с крыши оледенелые слезы,
Скрип на ветру старой сосны.
Летят серебристые ледяные звезды,
Глухой лай собак, клонит ко сну.

Дома, словно нарисованные мелом,
Гудят и воют деревья и кусты.
Движется позёмка осминогом белым,
По заснеженным улицам пустым.

Шлифуя окна снежинки летели,
Мороз трескучий, колючий и колкий.
Тихо и задумчиво светится в метели,
Твой далекий квадрат желтый.


22/09/2019.
8:02 утра.
Канада, Онтерио.


Подсолнух



О как молча сгрустят подсолнухи вечерних полей, провожая солнце, глядя печальным взглядом на пылающий закат!И как радуются они на росистых, утренних полях, глядя на восток, встречая солнца на заре! Почему этот загадочный подсолнух разворачивается лицом к солнцу и глядит на него до тех пор, пока не засохнет сам в осенних полях? - думал я, глядя на ослепляющий диск восходящего солнца, словно подсолнух.



21/09/2019.
8:50 утра.
Канада, Онтерио.


Пролетели гуси над крышей



Поседели в лугах осенние туманы,
Спят в своих ракушках улитки.
Шатается ветер в стельку пьяный,
Открывая и закрывая калитки.

В тумане дорог извилистые колеи,
Незримая печаль тоску наводит.
Будто не туман, а за просторами полей,
Казенную махорку курят заводы.

Первые заморозки, уж зима близко,
Горят рябины рубиновые бусы.
Пролетели прямо над крышей низко,
Торопливо махая крыльями гуси.



21/09/2019.
5: 00. Впредрассветный час.
Канада, Онтерио.


x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Подробнее...

 

132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

The eighteenth letter of Mizhappar

 

 

(In loving memory of the great humorist of Uzbekistan Hadjibay Tadjibayev)

 


Let this letter, which I am writing on a stray dog skin which we slaughtered with a knife and ate with vodka, fly on the autumn wind, fly strictly to the West, where Mr. Sitmrat lives , there, where he often sits drinking whisky or tequila with some ice looking through the window, at the late tired midnight buses, with only a few people still waiting in the bus stops.
Hello, Mr. Sitmrat!
Yesterday Qurumboy called an extraordinary Congress of our party, climbed onto the roof of the pigsty. I ran to where the Convention was supposed to be. When I arrived, Qurumboy rejoiced and uttered this speech:
- Well, the member of the collective farm Mr. Mizhappar is here too. Now we have a quorum, and we can start congress, according to the point of the Charter of our party about holding congresses! So, comrades, if we really want to come to power, we must strengthen political propaganda among the population as never before! On this I declare Congress closed! Members of our party, members and guests of the Congress of our party immediately Yoldashvoy harnessed to a cart! Then he added - do you Hear the trumpet calling?
- Yes! - we answered.
- Then let's go! - shouted  Qurumboy.
We put the clamp on Yoldashvoy, and Qurumboy sat on the cart. We sat down too. We drove on the street, admiring the scenery and sometimes greeting passers-by. The soul sings. I love the road by nature. All around, the trees drop their yellow and crimson leaves. Behind the bare branches of the trees you can see the huts of farmers, with crooked chimneys. Qurumboy humed a melody, good mood from him. Mamadiyar sang some old song.

The cart rattled along, and suddenly it got stuck. Yoldashvoy tensed, trying to pull it out of the mud, but couldn't. Then Qurumboy went to help him, that is, began to beat him over the head with a long whip. Which tore Yoldashvoy's hat, made of dog skin. His pea-jacket was torn, too. Qurumboy mercilessly beat him constantly shouting:
- Get up, don't pretend, you sly quitter! Damned parasite!
Yoldashvoy struggled trying to pull the cart, but it didn't work. The poor man pulled the cart, wrapping the bridle around himself like a fly caught in a spider's web, injuring his shoulders, cutting his neck with swollen arteries. Then from fatigue and impotence he lay down in the mud. His face and clothes were filthy. We had to get off the cart to help Yoldashvoy. Mamadiyar and I pushed the cart from behind, leaning on it with our shoulders. Finally we pulled it out of the mud, and Yoldashvoy ran, dragging the cart along a paved road. We caught up with him and got back on the cart. We went, we waved our hands to children and old men who stood on a roadside watching us with a surprised look. We drove at high speed until our vehicle hit a man. This man was a drunk named Khurram, who was lying on the road tipsy. When we hit it, our cart went up and down again. Well, that local drunk Khurram not died. He got up from his seat and, throwing clods of dirt at us, began to scold us with all his might. Yoldashvoy added speed, but since we did not have a speedometer, we didn't know what speed he was driving at the moment. There were no drunks on the horizon but us. We ride on a high-speed creaking cart, plowing the air. The speed was too great, and suddenly there was an emergency. Our high-speed cart suddenly and unsightly tilted to one side, and one of its wheels fell off. Now the cart stopped listening to Qurumboy, and our uncontrolled carriage went off the road. Dragging Yoldashvoy, it rolled towards a small poultry farm of a local farmer. We rode it and screamed in panic, uttering only one sound:
-A - a - a - a - a -a!  - we shouted.
When we tore down the net, the chickens, geese, ducks, turkeys, too, were frightened, flying noisily away like frightened birds in the night. I don't remember how our cart fell. When I came to my self, I was lying like a boxer in the ring who had been knocked out. My friends too. Qurumboy lying in a pool among the ducks and geese. Mamadiyar was found in a chicken coop, where a thin, tall farmer was standing.
- They're all here, I guess. Now the farmer in despair will take his double-barreled gun and, having loaded it, will shoot us like partridges without trial - I thought.
No, he did not take up the gun, on the contrary, began to help us, at the same time photographing us from all sides for memory. We thought at first that when the poor farmer has calculated the material and moral damage, he went to the roof. Because instead of crying, he was happy as a child and even expressed gratitude to us .
- What are you happy about, bourgeois?! -  asked by Qurumboy, stuffing in his pipe and lighting chicken manure.
- How not to rejoice, Mr. proletarian, after destroying part of my farm you helped me.
-You what, are you crazy? We've done you enormous damage, like hurricane Catherine on the Atlantic coast, you fool! Or do you want to put us on trial? Mind you, my bodyguard Mizhappar abroad there are friends of human rights defenders. They'll raise an international political scandal if you sue. They are even ready to make a revolution for us! - Qurumboy sternly warned the poultry farmer .
- Yes, mister Qurumboy! Why would I sue you when there's another way to get rich? Now, thanks to you, I can write off thousands of chickens, geese, ducks and turkeys, which were taken away by the tax authorities, the Bank employees who gave us a loan, the district Shgabuddinov, then other small officials! - the farmer said.
Then he invited us to a free Banquet to wash up the natural disaster on his farm. While we were drinking tea and eating delicious scrambled eggs, the farmer's wife made rotisserie from the chickens. The farmer ran to the store and we started drinking vodka. After the tenth bottle, Yuldashvoy turned crosseyed, finding it difficult to pronounce the consonant letters. He just smiled and said the vowel sounds. The farmer's wife was a talented woman. She gave an Amateur performance and sang a song about chickens, dancing.    
After the twelfth bottle, the farmer, too, became intoxicated and suddenly turned to God, lazily licking his lips and looking at the ceiling with squinting eyes:
- God, why are you torturing only me?! Is there no one else in the world but me?! Why don't you torture the tax men who skin the poor farmers?! Why do you not punish unjust prosecutors, parasite lawyers, policemen, scaring the people, put innocent, law-abiding citizens behind bars, take away the last penny from people?! Do you not see the pupils and students who, instead of studying, gather cotton on the cold plantations, when the governors beat the teachers and make the prosecutors and police officers kiss the shoes for failing to meet the norm of cotton collection?! Why do you not destroy the unjust leaders who illegally master the people's good, sucking the blood of the people from their arteries and veins like leeches! Now these slaves of yours, instead of asking for forgiveness, are threatened by human rights activists who live a luxurious life abroad, when here the people are starving to eat straw! Is that fair, Lord? Though I don't see your image, I still love you, Lord! Please, God, what have I done to you?! Tell me! Why are you silent?! After all, I participated in the liquidation of the Chernobyl Nuclear Power plant accident. I was hauling radioactive waste out of the sarcophagus in a wheelbarrow, God! - The farmer could not finish his plea, as at that moment the earthquake began. The farmer's hut began to rock and shake. The farmer's wife was the first to evacuate, screaming in fear. Then the farmer shot out into the yard. I don't even remember how or when I ran out of the cabin. I see my party friends standing next to me, pale as the moon, trembling with fear like the skeletons of a hanged man in the wind who has been gnawed by crows. Yoldashvoy too sober, as a good person. Then the ground rumbled under our feet, and we felt as if we were on a Volcano about to explode. Then there was another jolt, and the roof of the farmer's hut went down. It collapsed with a roar, kicking up dust, like a bomb test on the Atoll Moruroa. Hear Qurumboy calling me:
-Comrade Mizhappar, the revolution is in danger! I command you to help me move. You know, Mr. Sitmrat, I was doing Kung Fu, and the commander's order is law to me. I thought Qurumboy was wounded. No, it turns out he's pissed his pants. I'm sorry, but I just have to write about it for the story. Qurumboy had so much shit in pants looking like 1937 military "golife" pants that could not even move independently. Had to pull the dagger out of Qurumboy from the tops of his boots without soles and stick in the pants, which are full of (excuse me again) shit. Qurumboy's Pants  exploded and everything around was yellow. So much for political propaganda among the population! Thank God everyone was alive.


To the following letters, Mr. Sitmrat!
The soldier and member of collective farm, Mr. Mizhappar.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

Эпитафия

(Бу дунёдан эрта кетган истеъдодли шоира Бахтинисо Маҳмудова хотирасига)




Эй бўронлар ичра ўчмай, парпираб ёнган чироқ,
Бир умр юрмоқни орзу айлабон кетдинг йироқ.

Ойга маҳзун термулиб, тун кечалар бедор эдинг,
Жиққа ёшли икки оху кўзларинг ойдин булоқ.

Турналарга силкидинг қўл, хўшлашиб, кўзларда ёш,
Кузги ғамгин боғу роғлар оҳига тутдинг қулоқ.

Шеърларингда гоҳи ғам, гоҳ отди мағрур қахқаха,
Кимсасиз саҳрода ёвлар устидан кулган Широқ.

Оҳ чекар зулматли боғда шом чирилдоқлар билан,
Тунги жавдарпоя узра ярқирар олтин ўроқ.

Титрагай кўз ёши янглиғ кўкда юлдузлар ҳамон,
Мунғаяр ойдинда пастак кулба, томи лойсувоқ.

Шеър ўқиб Жаннатда юргин хуру ғилмонлар билан,
Қоматинг сарв, мисли Кавсар ҳавзида ўсган қуроқ.




03/11/2019.
Кундуз соат 11:54.
Канада, Онтерио.



Epitafiya

(Bu dunyodan erta ketgan iste'dodli shoira Baxtiniso Mahmudova xotirasiga)




Ey bo‘ronlar ichra o‘chmay, parpirab yongan chiroq,
Bir umr yurmoqni orzu aylabon ketding yiroq.

Oyga mahzun termulib, tun kechalar bedor eding,
Jiqqa yoshli ikki oxu ko‘zlaring oydin buloq.

Turnalarga silkiding qo‘l, xo‘shlashib, ko‘zlarda yosh,
Kuzgi g‘amgin bog‘u rog‘lar ohiga tutding quloq.

She'rlaringda gohi g‘am, goh otdi mag‘rur qaxqaxa,
Kimsasiz sahroda yovlar ustidan kulgan Shiroq.

Oh chekar zulmatli bog‘da shom chirildoqlar bilan,
Tungi javdarpoya uzra yarqirar oltin o‘roq.

Titragay ko‘z yoshi yanglig‘ ko‘kda yulduzlar hamon,
Mung‘ayar oydinda pastak kulba, tomi loysuvoq.

She'r o‘qib Jannatda yurgin xuru g‘ilmonlar bilan,
Qomating sarv, misli Kavsar havzida o‘sgan quroq.



03/11/2019.
Kunduz soat 11:54.
Kanada, Onterio.

 

 

 

Аҳад Қаюм


Аҳад Қаюм 1987 йил 15 июнда Бухоро вилояти Шофиркон тумани Денов қишлогида туғилган.

2004-2008 йилларда Тошкент Давлат Ахборот Технологиялари Университетида таҳсил олган. Шу билан биргаликда "Муҳаммад Юсуф” номидаги адабий ижтимоий фонд қошида "Олтин қалам” газетасида муҳаррир ўринбосари вазифасида ишлаб, бадиий ижод билан шуғулланган.

Аҳад Қаюмнинг қатор шеърлари таниқли кўшиқчилар томонидан куйлаб келинмоқда. У "Шу Ватан” қўшиғи учун Ўзбекистон Республикаси Қуролли Кучларининг махсус сертификати билан тақдирланган.

Аҳад қаюм "Жийда гули” телесерияли учун ёзилган махсус шеърлар ва қўшиқларнинг, шунингдек 2010 йилдаги темирйўлчилар мадҳиясининг ҳам муаллифидир. "Яна соғиндим, яна” қўшиғи 2009 йилда "энг яхши соғинч ҳақидаги қўшиқ” ва "йилнинг энг хит таронаси” деб эътироф этилган.

2010йилда ёш ижодкорнинг "ЯНА СОҒИНДИМ, ЯНА” номли илк тўплами ҳам нашрдан чиққан.

Ҳозирда у Мусахон Нурматов, Азиз Ҳудойқулов, Нодир Арақулов, Нодир Умаров, Озодбек Назарбеков, Абдуҳошим Исмойилов, Зулайҳо Бойхонова, Мансурхон Нурматов, Ботир Қодиров, Хуршид Расулов, Ғуломжон Ёқубов,Гиос Бойтоев, Дилшод Раҳмонов, Дилдора Ниёзова, Анвар Ғаниев, Анвар Санаев, Анвар Собиров, Абдували Ражабов,"Сарбон” гуруҳи, Шуҳрат Қаюмов, Улмас Оллоборганов, Сойиб Ниёзов, Сардор Раҳимхон, Апишер Файз, Шерали Жўраев, Шоҳжаҳон Жўраев, Зоҳиршоқ Жўраев, Сарвара, Ойбек Ҳамроқулов, Отабек Раҳим, Баҳром Назаров, Жасур Умиров, Жалил Мавлонов, Акбар Атамуҳаммедов, Жамшид Ниёзов, Фарруҳ Комилов, Зиёда, Даврон Эргашов, Самандар Ҳамроқулов, "Уммон” гуруҳи, "Парвоз” гуруҳи, Божалар" гуруҳи, Каниза каби санъаткорлар билан доимий ижодий ҳамкорлик қилмоқда. Аҳад Қаюм бугунги кунда ижодини актёрлик ва қўшиқчиликда давом эттирмоқда. У "Ҳаёт жилғалари”да Дамин, "Девона фаришта”да куёв, "Жийда гули", "Беғубор орзуларим", "Девона фаришта,” "Умид”, "Сабоқ”, "Дада”, "Сароб”, "Танго ёхуд адашган совчилар”, "Фармацевт", "Етим”, "Оқ кабутар” фильмлари учун ёэилган махсус қўшиқ (саундтрек)ларнинг ҳам матни муаллифидир. 2010 йилда адабиёт ва санъатга ихлосманд ёшларни қўллаб- қувватлаш мақсадида ташкил этилган "АҲАД ҚАЮМ” продюссерлик марказининг раҳбари сифатида фаолият олиб бормоқда. Узоқ муддатли юрак хасталигини бошидан кечириб турган бир пайтда ижод майдонида ҳам серқирра ижодкоримиздан янгиликлар бисёр... Ўзбекистон халқ артисти Озодбек Назарбековнинг янги концерт дастурида шоирнинг бир неча янги шеърларидан фойдаланилди. Буларнинг ичидан энг эътиборга тушгани "Синишимни соғинди кимлар”, "Бегим деманг бегойим”, "Буғуборим кел", "Энди севмайман, энди,” "Соғиниб дил хаста бўлдим”,"Чиройлигим”, "Отамга ўхша ўғлим”, "Сени ўйлаб”, "Эй дўст” каби тароналар шулар жумласидандир.

Манба: Ок.Ру.


Мусофир юртларда юрган дўстларим

 


Сизларга Оллохдан омад сўрадим,
Сизларга Оллохдан соғлик тиладим.
Гоҳида сизларга ҳавасим келар,
Гоҳида сизларни ўйлаб, йиғладим.

Мусофир юртларда юрган дўстларим.

Ўзингизни асранг яқинлар учун,
Кутдирманг соғиниб кутган кўзларим.
Бажариб оталик, оналик бурчин,
Ўйлайсиз ҳар куни оила тинчин.

Мусофир юртларда юрган дўстларим.

Яшаш осон эмас, яхши биламан,
Сизларни ўйлаб мен кўксим тиламан.
Ватан деган сўзни юракка жойлаб,
Ватан деган сўзга жоним бераман.

Мусофир юртларда юрган дўстларим.

Оловнинг устида турган дўстларим,
Жонини хатарга қўйган дўстларим.
Гоҳ суйган, гоҳ куйган, тўйган дўстларим,
Нариги дунёни кўрмаган фақат,
Бир боши минг азоб кўрган дўстларим.

Яшайсиз хотира ичида йиғлаб,
Аҳад Қаюм ёзди сизларни ўйлаб.
Биз сизга шеър ёзиб, қўшиқлар куйлаб,
Ҳар оқшом хаёлни ўтмишга боғлаб,
Ҳар оқшом Ватанни соғиниб, йиғлаб,
Боболар қабрини борингиз йўқлаб.

Гўё қил кўприкда турган дўстларим,
Мусофир юртларда юрган дўстларим.




Тошкент шаҳри.

 

 

 

Xoldor Vulqon

O'zbekiston Yozuvchilar uyushmasining a'zosi

Darcham yonidan o'tdi uchib yovvoyi g'ozlar

(Lirik she'rlar to'plami)



(Ushbu she'riy kitobimni mehribon onam Muhtaramxon Mirzajalol qizi va mening ikkinchi onam E'zozxon Kenjaevalarning porloq hotiralariga bag‘ishlayman.)X.V.

Qorli dalalar




Xazonrez shamollar esdi guvillab,
Qushlar uchib ketdi gala va gala.
Kimsasiz xovliday qoldi xuvillab,
Qor qoplagan yaydoq kimsasiz dala.

Beligacha qorga botib, beomon,
Qurigan qamishlar bormoqda qayga?
Balki ular borar sohilga tamon,
Aylangani shamol shashtida nayga?



2017 yil, 16 noyabr'.
Kunduz soat 10 dan 48 daqiqa o‘tdi.
Kanada, Onterio.



Tasodifiy uchrashuv

 



Shamol, seni tanidim, ishon,
Bu sen, o‘sha dalada esgan.
G‘ir -g‘ir esib, ul otashfishon,
Jazirama taftini kesgan.

Hamqishloqlar omonmi, shamol,
Sog‘indimi el meni rostdan?
Yomon ko‘rma, olmagin malol,
Senga dardim aylasam doston.

Shaldirarmi daryo kechuvi,
Biz qo‘y, sigir haydab o‘tgan joy?
Yaltirarmi daryoning suvi,
Qo‘rg‘onlasa sukunatda oy?

Cho‘chqaxona haliyam bormi?
Shovullarmi teraklar hamon?
Yolg‘izoyoq so‘qmoq eltarmi,
Odamlarni sohilga tamon?

Balki bulutlarning tubida,
Oy siynasi qolar ochilib.
Shaffof sholipoya suvida,
Ming -ming yulduz yotar sochilib...

Kechir, yo‘ldan qo‘ydim nahorda,
Ulkan edim, uyga sig‘madim.
Ummon orti, olis shaharda,
Shamol, seni tanib, yig‘ladim.



25 aprel, 2014 yil.
Kunduz soat 5 dan 0 daqiqa o‘tdi.
Kanada.




Niyyat




Zulmatda chirildoq chirillagan on,
To‘lin oy porlasa paykalga qarab.
Yag‘ir do‘pping kiyib, yelkangda ketmon,
Dalalarda yursang yolg‘iz, suv tarab.


Sokin uvotlarda bo‘zraysa fonar,
Oqshom yulduzlarni birma bir yoqsa.
Og‘zini lang ochib oydin dalalar,
Oyning qo‘rg‘oniga ag‘rayib boqsa.


Suvlar jildirasa, pushtalar to‘lib,
Ko‘rshapalak uchsa shodon, ovozsiz.
O‘ltirsang porlagan oyga termulib.
Oddiy suvchi bo‘lsang, bo‘lsang savodsiz.


Shiypon tamondagi so‘rida yotsang,
G‘ir – g‘ir esaversa tungi shabada.
Uyg‘onsang to‘rg‘aylar chuldirayotgan,
O‘z ona yurtingda, tongi dalada.



7-avgust, 2010 yil.
Tungi soat 1 dan 56 daqiqa o‘tdi.
Toronto shahri, Kanada.

 

 

Kuz yomg‘iri



O‘ylanasan kuzgi kechada,
Cheki bormi deya firoqning.
Esi og‘ar bo‘m -bo‘sh ko‘chada,
Mayus o‘yga botgan chiroqning.

To‘lar sirli shivirga havo,
Ruhing kabi musaffo, toza.
Nahot sevgi ayladi qazo,
Yomg‘ir kimga ochmoqda aza?..

Osmonlarga elagin tutar,
Fonus g‘amgin nurin elaklab.
Bo‘m -bo‘sh shahar uyquga ketar,
Kuz yomg‘iri quyar chelaklab.


27 may, 2014 yil.
Tungi soat 10 dan 49 daqiqa o‘tdi.
Kanada.




Kuzgi qayin



Xazonlarni uchirmoqqa shay,
Kuzning o‘ychan, latif shamoli.
Avtoulov chumolixo‘rday,
Ishga shoshgan avom -chumoli.

Chirpiraydi yetim yaproqlar,
Kuz keltirdi barglarga qiron.
Xazon emas, tilla titroqlar,
Qo‘rqitadi ularni bo‘ron.

O‘ylamaydi bu haqda qayin,
Kokillarin yoyib nasimga.
Yo‘l bo‘yida shovullab mayin,
Qayta -qayta tushar rasmga.


27 oktyabr,2014 yil.
Erta bilan soat 9 dan 1 daqiqa o‘tdi.
Brempton shahri, Kanada.




Qorli kecha va yorug‘ niyyat



Qorong‘u zulmatda qo‘nadi sokin,
Qorlarning uchquni yelkamga yuzlab.
Nahot -deyman - sovuq bulutlar hokim,
Osmondan yulduzlar tushmoqda muzlab?

Bo‘ronlarda mahzun musiqa borday,
Bog‘lar qor qo‘ynida yotganday uxlab.
Sevaman - desayding, shivirlab qorday,
Sovqotgan qo‘llaring isitsam kuxlab.

Soyamiz tutashsa, uchqunlar tinmay,
To‘zg‘isa, chirpirab tushsa elanib.
Uzoq suhbatlashsak, ketgimiz kelmay,
Fonus yorug‘ida qorga belanib.



20 oktyabr, 2014 yil.
Kech soat 5 dan 39 daqiqa o‘tdi.
Kanada.

 

 


Подробнее...

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси


Ҳазрати Алишер Навоийдан то Эркин Воҳидовгача бўлган устозларимиз ғазалларида

муҳаббат ва фалсафий мавзулар қойил қилиб тараннум этилди.

Энди аруз вазнимизга манзара лирикасини олиб кириш ҳақида ҳам ўйламоғимиз керак.

 

Холдор Вулқон

 

Куз илҳомлари

 

 

Воҳ, кузги дарахт шаклида ҳайронани кўрдим,

Ёлғиз ва ғариб, бир дили вайронани кўрдим.

 

Жим жит кўчада ўйнади раққоса шамоллар,

Чарх урди ҳазон гирвати, парвонани кўрдим.

 

Дарчам ёнидан ўтди учиб ёввойи ғозлар,

Парвозию фарёдида девонани кўрдим.

 

Қушлар уясин тутди дарахт шохида, ё Раб,

Инларга боқиб, ғам тўла паймонани кўрдим.

 

Заъфар капалаклар каби учганда хазонлар,

Баргларга кўмилган кўча , остонани кўрдим.

 

Йўлларга хазонлар тўшади кузги Торонто,

Боққанча чинор баргига Фарғонани кўрдим.

 

Ишқ бодасидан масту аласт шому саҳар дил,

Узлат уйида хилвати майхонани кўрдим.

 

Дўст топмади Вулқон бу жаҳон мулкида излаб,

Ҳар ерда ғаним, вахшати бегонани кўрдим.

 

 

 

26 октябрь, 2010 йил.

Тонги соат 7 :35 .

Торонто шаҳри, Канада.

 

 

Kuz ilhomlari




Voh, kuzgi daraxt shaklida hayronani ko‘rdim,
Yolg‘iz va g‘arib, bir dili vayronani ko‘rdim.


Jim jit ko‘chada o‘ynadi raqqosa shamollar,
Charx urdi hazon girvati, parvonani ko‘rdim.


Darcham yonidan o‘tdi uchib yovvoyi g‘ozlar,
Parvoziyu faryodida devonani ko‘rdim.


Qushlar uyasin tutdi daraxt shoxida, yo Rab,
Inlarga boqib, g‘am to‘la paymonani ko‘rdim.


Za'far kapalaklar kabi uchganda xazonlar,
Barglarga ko‘milgan ko‘cha , ostonani ko‘rdim.


Yo‘llarga xazonlar to‘shadi kuzgi Toronto,
Boqqancha chinor bargiga Farg‘onani ko‘rdim.


Ishq bodasidan mastu alast shomu sahar dil,
Uzlat uyida xilvati mayxonani ko‘rdim.


Do‘st topmadi Vulqon bu jahon mulkida izlab,
Har yerda g‘anim, vaxshati begonani ko‘rdim.




26 oktyabrь, 2010 yil.
Tongi soat 7 :35 .
Toronto shahri, Kanada.

 

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Странные письма Мизхаппара

(Повесть)



(Светлой памяти великого юмориста Узбекистана Хаджибая Таджибаева)






Первое письмо Мизхаппара

 



Пусть это письмо, которое пишу сейчас, спеша как буря, бушуя словно тайфун, дойдет до руки многоуважаемого Сайтмират аки, который живет в тех странах, где процветает демократия как японская Сакура весной. Да будет это письмо понятно и ясно ему как полная луна в безлюдной тишины заснеженное поле колхозное, где мы весной сажаем хлопчатник. Ассаламу алейкум, Сайтмират ака, меня Мизхаппаром зовут. Я колхозник. Мои одноколхозники, отвечая своим ратным трудом на огненно - пламенные прызви власти, перевыполняют годовые планы, по сбору хлопка, мужественно победив все капризы суровой природы. Спасибо огромное, нашему мудрому президенту и властям, за то, что они делали хлеб дешёвым. Человек не помрет , если не употребляет мясо. То есть, он обойдется и без мяса. Для нас лиж бы хлеб с водой что бы не подорожало и воздух был бесплатным. Вот, прикиньте сами, Сайтмират ака, если одежда или сопоги вашы порвется, то, это не страшно.Можно их латать и одевайте на здоровье. А живот? Как вы думаете, можно ли зашить желудок хотябы на сутки и жить не кушая ничего? Как бы не так. Вот недавно, мы ходили в поисках хлеба по мельницам с мешкамы в подмышках. А сейчас, слава опять таки нашему премудрейшему президенту и властям, что хлеб, вода и воздух есть.Это самое главное. Я сейчас пишу этот историческое письмо и думаю, о тех днях, когда изчезли первые необходымые товары с прилавки магазинов и вспомнил одну смешную историю. История это очень смешная и когда я вспоминаю об этой случае, заливаюсь смехом и не могу остановиться. Немогу остановиться даже тогда, когда пристально смотрю на свои ногти, чтобы задавить свой смех. Вот сейчас тоже, пишу это письмо и тресется рука от смеха. Короче, в те суровые дни мой ровесник и родственник Курумбой из села "Латтакишлак" поехал в город в поисках растительное масло. Он шел среди лавок базара и увидель одного молодого человека, который торгавал растительной маслой. Курумбой спросил цену у этого продавца. Продавец назвал цену. Цена была приемлимая и Курумбой решил купить думая: "Цена приемлимая. Давайка я, куплю побольше. Лишную перепродам своим соседям в тридорого " . Пока он думал продавец задал ему деликатный вопрос, дескать: - Сколько вам литров, господин?
- Два... нет, три литра пожалуйста - сказал Курумбой, вытаскивая деньги из за галенище своих кирзовых сопогов без подошв. -Хорошо, господин - сказал Продавец и взял один из стеклянных трехлитровых банок с плотно закрытой крышкой. Потом вытирая её с помощи полотенцы, дал Курумбойу. Тот заплатил и осторожно положил трехлитровую стеклянную банку в мешок. Когда Курумбой приехал домой цел и невредим, на автобусе по марке "Пазик" похожый на буханку хлеба желтего цвета, его мать сильно обрадовалась. А как же иначе, конечно обрадуется. Ведь, они три месяца подрят не принимали горячего, а тут такое! Мама Курумбоя от радости даже заплакала. Потом очистила капусту, кукрузу, репу с картошкой и с хирургической осторожности налила в кател из растительного масло, кое принес Курумбой. Хорошо очишенное, прозрачное масло лежала в днише почерневшего котла. Курумбой начал кочегарничать, разводя огонь. Огонь в очаге горела давольно долго но, почему то масло не разогрелось. То есть, от него не поднимался дым. Вдруг разогретое масло начало кипеть. Увидев это, Курумбой и его мама окасели от удивление. Оказывается, тот продавец сволоч, продал Крумбою не масло растительное, а холодный чай.После этого Курумбой в течение одной недели тратив деньги на транспорт, ездил в город и искал того продавца негодяя на базаре, но не смог найти его. Теперь вот, растителное масло, слава богу появилась на прилавках. Хотя, дороже, но есть. Я не понимаю людей. Вот, некоторые жалуются все время, то на свет, то на газ, то на питьевой воде. Если бы мое воля, я бы уничтожил всех этих электролиний, столб, и электрокиоск в месте с рубильникамы. Оказывается это электрический ток самое опасное и вредное вешество для человеческой жизни. Эвон, сколько людей умерли от электирического тока в нашем селе, когда ковырялись они с отверткой в руках, в надежде перекрутить счетчик, как бы избегая от уплаты за электроэнергии. Как вспихнет огонь, с зелено - красной искрой и взорвется счетчик в месте с хозяином как бомба с часовым механизмом. У некоторых сгорели дома до тла от того, что вспышка из перемичек полетела прямо в чердак, где они хронили сухое сено на зиму для скота. Сена то энто, оказывается тоже огнеопасное вещество как порох в бочке. Лучще жить без электричество. В нашем селе имени Чапаева каждый день, с утра до вечера и от вечера до утра отключают свет. Естественно, я радуюсь этому. Мои родители, то есть, отчим с мачихой тоже радуются. Отчим говорить, когда электричество нет, Мизхаппар не будут смотреть телевизор и он пораньше уснет. Вчера я, как то чишу коровника от коровье дерьма, вдруг, неожиданно хором заорали сельчани и я чуть не прихватил инфаркт. Они громко кричали: Ураааааааааааааааааааааааааааааааааааа!. Думаю, неужели приехал Сайтмират ака на бронетранспортере с оппозицией и началась революция. Вышел я бегом на улицу и вижу сельчане бегут по домам, шурша тяжелыми тулупамы и топая кирзовыми сапогамы сорок восьмого размера.
-Что вы крычите, товарищи односельчане?! - спросил я у них.
-Подали свет!Спасибо, нашему мудрому президенту и властям! - отвечали они с радостным криком. Через пол часа, пока люди не успели толком поесть свой скудный ужин и постелить матрас и разогрет свои включенных теликов с черно белым изображением, кои работают с помощи стабилизаторов, сново отключили свет.
Некоторые граждане жалуются на отсутствие газа. Ну, что поделаешь, ежели эти дураки не знают даже, настолько опасно этот газ. В прошлом году зимой из за газа чуть не сгорел наш дом. В нашем селе люди для того, чтобы пользоваться газом устонавливает в трубу моторчики, смонтированные в консервную банку и с помощи этого механизма они скачивают газ из трубы, не оставляя голубое топливо своим соседям. Посоветовавшись с отчим и с мачехой я тоже купил маторчик такого рода и смонтировал его в трубу нашей печки буржуйки. Как моторчик начал работать, так сразу начал поступать голубое топлива в печку и наша буржуйка от радости страшно загудела словно корабль дальнего плавание в среди ледяных просторах северного ледовитого океана. Пламя в буржуйке трепетало как флаг на флагштоке и за короткое время нам стала жарко. Отчим с мачехой радуются, восхваляют меня. Когда стала душно, мне пришлось снимать бушлат с шапкой ушанкой и сидеть в майках барабаншиков черного света, в котром барабаншики играют на ударнике. Сидим как в финском сауне и вспотели весь. Даже дышать трудно стало от невоносимой духоты. Вдруг, моторчик смонтированный в консервную банку, раздавая звук летучего мыша взорвался, разлетаясь в разные стороны. Оказывается давление на газапроводе резко поднялось. Гляжу, пламя поднялось до полутра метра, если не больше, и наша хибара превратилась словно в каменную пищеру огненного ада. Мачеха в истерике кричит пронзительным голосом как гудок старинного завода, зазывая на помощь людей. Я в шоке. Стою как вкопанный. Смотрю, отчим тоже крычит как дикий человек у водопада.
- Мизхаппар! Гляди, сынок мой приёмный, овечья шкура горит с матрасом у печки! Потуши, ради бога! О, господииии! - крычал он.
- Вижу, вижу отчим! Сейчас локализую её! - крычал я в ответ и начал лихорадочно топтать пламю, которая страшно бушевала около нашей буржуйки. Я топтал огонь с помощи моих плоскостопих ног, похожие на ласти аквалангистов, и наконец, мне удалось успешно локализовать пожар. Но, во время борьбы с огнем, сгорели мои брюки на половину и они превратились в шорты. С тех пор я боюсь газа.Нас спасла от гибели наша бедность. Потому что у нас кроме глинянного пола, стены и глинянного потолка почти ничего не было. Если бы были у нас деревянные полы и потолки, роскошной мебели, то мы бы точно сгорели. Оттуда и народная поговорка модернизириовалась, что не красота, а беднота спасет мир. Вот вы большой ученый в области сквернословии, подумайте сами, если люди всей планеты были бы бедными, то они бы не смогли изобретать атомные и ядерные бомбы, правильно, Сайтмират ака? Ежели человек бедный и к тому же голодный, как он будет вообше думать об изобретениях всяких? Они бы тоже как мы в надеждах найти свой хлеб насушный, работали бы на хлопковых плантациях, с утра до вечера, собирая хлопок, не переставая даже в холодные дни декабря в месте со своими детьми. Я твердо убежден в том, что богатства и роскош враг номер один всего человечество. После пожара, который вспихнул в нашем доме, похоже на чулан, я демонтировал трубы от газапровода и мы стали топить нашу хибару с помощи кизяка, то есть, коровьем дерьмом. Хотя кизяк в буржуйке горит медленно и пахнет дурно, зато, оно безопасно для жизни человека. Добыт кизяка тоже не трудно. Сел на ишака и езжай ради бога на лужайку, где растут юлгуны можжевельники, там полно кизяков, которые произвели коровы. Собери на здоровье, положи их в свой мешок и милиционеры даже не будут за это привлечь тебе к ответственности. Иногда скошенное ржаное поле тоже превратится в карьер топливо энергетических ресурсов для нас, то есть для бедняков. Нужно жить в гармонии с природой, а не разрушать её.
С огромным уважением, колхозник Мизхаппар.


21 января, 2008 год. 19 часов 15 минут.
Колхоз "Чапаев".

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Подробнее...

 

132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

Letters of Mizhappar

(The short novel)

 

 

 

(In loving memory of the great humorist of Uzbekistan Hadjibay Tadjibayev)

 

 

The first letter of Mizhappar

 

 



Let this letter that I write now, rushing like a storm, storming like a Typhoon, reach the hands of dear Mr. Sitmrat, whom lives in those countries where democracy flourishes like the Japanese Sakura in the spring. Let this letter be clear to him as the full moon in the deserted silence of the snow-covered field of the collective farm, where we plant cotton in the spring. Hello, Mr. Sitmrat, my name is Mizhappar. I'm a member of the collective farm. My fellow farmers work from early spring until late autumn, cooperating with the government to reach their goal, to exceed the annual plans for the collection of cotton, bravely defeating all the vagaries of harsh nature. Thank you very much, our wise President and the government, for making bread cheap. A man will not die if he does not eat meat. That is, anyone will do without meat. For us as long as bread is cheap along with water. Now, think for yourself, Mr. Sitmrat, if your clothing or boots tear, you can patch them up. But the stomach? What do you think, is it possible to sew up the stomach at least for a day and live without eating anything? It is not so. Here is recently, we were in search of bread with bags in armpits. And now, we thank again our wisest President and the government that there is bread, water and air.This is the most important thing. I am writing this historic letter and I think about those days when the first mandatory goods disappeared from the shop counters and I remember one funny story. The story is very funny and when I think about this case, I burst into laughter and can't stop. I can't stop even when I stare at my fingernails to stifle my laughter. Even now as I write this letter and cracked hand from my hands are shaking due to laughter. In short, in those grim days of my age, me and relative Qurumboy from the village "Lattakishlak" went to town in search of cotton oil. He was walking among the shops of the Bazaar when he saw a young man selling cotton oil. Qurumboy asked the price from this seller. The seller named the price. The price was reasonable and Qurumboy decided to buy, thinking "the Price is reasonable. I'll buy more. I will resell the excess to the neighbors in tridorogo ". While he thought, the seller asked him a delicate question, he said: - How many liters will you have, sir?
- Two... no, three pints please, ' said Qurumboy, pulling money out from his tarpaulin boots without soles. -Well, Mister - he said, and took one three-liter glass jar with a sealed lid. Then wiping it with a towel, gave it to Qurumboy. He paid and carefully placed the three-liter glass jar in the bag. When Qurumboy arrived home safe and sound, on a bus branded "Pazik" with a loaf of yellow bread, his mother was very happy. And, of course will be delighted. After all, they have not eaten hot food for 3 months in a row, and now this! The mother of Qurumboy even cried of joy. They then cleared the cabbage, corn, turnips, potatoes with surgical care put them into a kettle of vegetable oil, brought by Qurumboy. The well-oiled, clear oil lay in the bottom of the blackened kettle. Qurumboy began spreading the fire by adding dry dung. The fire burned quite a long time but, for some reason the oil was not warmed up. there was no smoke rising from it. Suddenly the heated oil began to boil. Seeing this, Qurumboy and his mother became surprised. It turns out that the seller was a liar, and he sold Qurumboy not cotton oil, but cold tea, which looked similar to oil.Then Qurumboy spent one week using the money on transportation, he went into town looking for the seller, a scoundrel on the market, but could not find him. Now, cotton oil, thanks to the government and our generous president, appeared on the shelves. Although, more expensive, but there it was. I don't understand people. Some complain all the time, because of the light turning, then about the shortage of gas for their furnace, then about drinking water. If it was my choice, I would have destroyed all those power lines, poles, in general electronics. It turns out this electric current is the most dangerous and harmful substance for human life. How many people died from the electric current in our village, when they picked an eletric breaker with a screwdriver in their hands, hoping to twist the meter, as to avoid paying for electricity. As the fire breaks out, with a green-red spark, the meter explodes in place with the host like a time bomb. Some of their houses were burned to the ground by a flash from power lines on their roofs into the attic, where dry hay that they were gathering for the cattle is ignited. It turns out, too, it's as flammable as gunpowder in a keg. It's better to live without electricity. In our village named after Chapaev every day, from evening  to morning  we should turn off the electricity. Naturally, I rejoice in this. My parents, my stepfather and stepmother are also happy. My stepfather to say, when the electricity is off I will not be watching TV and i'll fall asleep early. Yesterday I, was cleaning cows butts, suddenly, a chorus of villagers yelled  and I slightly had a heart attack. They loudly shouted: Uraaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaa!. I think, Mr. Sitmrat came on an armored personnel carrier with the oppisition starting the revolution. I went out Jogging on the street and see the villagers fleeing their homes, rustling their heavy coats and stomping with their tarpaulin boots without the soles.
- What are you saying, fellow villagers?! - I asked them.
- The lights on! - Thank you, our wise President and government! - they answered with a shout of joy. Through later hours, as they finished their food, they were waiting to watch television, the electricity had turned off.
Some citizens complain about the lack of gas. Well, what can you do, if these fools do not even know how dangerous this gas is. Last year in the winter the gas is nearly burned our house. In our village, people in order to take more gas, installed motors mounted into the furnace. And with the help of this mechanism, they extract the gas from the pipe, leaving small amounts of fuel to their neighbors. After consulting with my stepfather and stepmother, I also bought a motor of this kind and mounted it in the pipe of our furnace. As the motor began to work, immediately began to create blue flames in the furnace and it terribly buzzed like a ship sailing in the icy expanses of the Arctic ocean. The flame in the furnace fluttered like a flag on a flagpole and in a short time we became warm.  My stepfather and stepmother rejoice, praising me. When it became stuffy, I had to take off my coat and hat with earflaps and sit in my undershirt. Our home became like a Finnish sauna and I had sweat all over me. Even breathing became difficult from the unbearable heat. Suddenly, the motor mounted into the pipe of the furnace, giving the sound of bats, flying in different directions, then the motor exploded. It turns out the pressure on the gas pipeline rose sharply. I saw the flames have risen to a meter and a half, if not more, and our shack has turned into a stone cave of a fiery hell. My stepmother in hysterics shouted in a shrill voice like a whistle of an ancient factory, calling for the help of people. I'm shocked. I stand still. I see my stepfather is also snarling like a wild man at a waterfall.
-  Mizhappar! Look, my adopted son, the sheepskin is burning with the mattress by the furnace!Put it out, for God's sake! Oh, Lord! - he growled.
- I see, I see, stepfather! I will put the fire out!  I growled in reply, and began feverishly to trample on the flame, which was raging terribly near our furnace. I trampled the fire with my flat-footed feet, like the fins of scuba divers, and finally, I managed to successfully contain the fire. But, during the struggle with the fire, my pants burned up to my knees and they turned into shorts. I've been afraid of gas ever since. Our poverty saved us from destruction. Because we except the clay floor, clay walls and ceilingmade out of almost nothing. If we had wooden floors and ceilings, luxurious furniture, it would definitely burn down. From there, and the popular saying complained that not beauty, but the poor will save the world. Here you are a great scientist in the field of profanity, think for yourself, if the people of the whole planet were poor, they would not be able to invent atomic and nuclear bombs, right, Mr. Sitmrat? Would a poor, hungry man think about inventions? they would only think about filling their stomach. They, too, would hope to find dry bread, and would work on the cotton plantations, from morning to evening, picking cotton, not ceasing even in the cold days of December in a place with their children. I firmly believe that wealth and luxury are the number one enemy of all mankind. After the fire that broke out in our house, it looked like a closet, I dismantled the pipes from the gas pipeline and we began to heat our shack with dung, that is, cow dung. Although dung in a furnace burns slowly and smells bad, at least it is safe for human life. Extracted dung is also not difficult. Sit on a donkey and go to the lawn where the juniper trees grow, where there is a lot of dung, which cows produced. Collect them, put them in your bag and the police will not even arrest you for it. Sometimes the mown rye field will also turn into a quarry fuel of energy resources for us, that is, for the poor. We need to live in harmony with nature, not destroy it.
With great respect, the member of collective farm, Mizhappar.



January 21, 2008. 19 hours 15 minutes.
Collective Farm "Chapaev".

 

 

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Подробнее...