Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана



"Я горжусь тем, что мои предки - узбеки, и в моих жилах течет узбекская кровь."


Алишер Усманов.

 

Богатство

(Посвящается узбекскому миллиардеру Алишеру Бурхановичу Усманову)

 


Богатые тоже иногда от счастья,
Тихо и безмолвно плачут.
Слезу, на алмаз похожую они часто,
От глаз посторонных прячут.

Вам, Алишер Бурханович, несложно,
Купить себе острова на Гавайях.
Но вам дружба народов дороже,
Важнее Байрон, Пушкин и Наваий.

Самое бесценное богатство - это,
Наша Родина за океанами и морями.
Родные берега, бродячий ветер,
Трель жаворонка над полями.


29/10/2014.
9:36 утра.
г.Бремптон, Канада.




 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Утрата

 

И утраты не чует страна.

Сергей Лавров



Пока просторы не замела метель,
И чтобы не слышать воя вьюг,
Журавли огромными стаями улетели,
Крикливо махая крыльями на юг.

Уходили за синие океаны и моря,
Птицы, как соотечественники наши.
Пустеют безлюдные скошенные поля,
Где пугало птицам рукавами машет.

В заброшенной деревне оголели ивы,
Пляшет в горящем платье осень.
Неспешно шагая, тихо и молчаливо,
По сквозным лесам бродят лоси.

Не попращавшись даже, прямо  на глазах,
Ушло безоглядно, по английски лето.
А в глазах моих слезы дрожат,
От горького дыма отечества это.


17/11/2018.
11:23 дня.
Канада, Онтерио.

 

 

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси



Ҳамдардлик


Ўзбекистон халқ шоири, устоз Шукруллонинг бевақт вафотлари муносабати билан, марҳумнинг яқинларига, дўстларига, шогирдларига ва муҳлисларига чуқур таъзия изҳор қиламиз.

Шоирнинг жойлари Жаннатдан бўлсин.

Қуйида Холдор Вулқоннинг рус тилида ёзилган "Далекие огни", "Олисларда ёнган чироқлар" номли повестидан Шукрулло домла ҳақида ёзилган бобни ҳукмингизга ҳавола қиламиз.


Хорошие люди

 

(Глава повести Холдора Вулкана "Далекие огни")

 



Я зашёл в уютное кафе пообедать и там кто-то зовет меня. Смотрю - это Народный Художник Узбекистана, скульптор, Узбекский Микеланжело Равшан -ака Миртаджиев, который является автором великолепных изваяний в Ташкенте, таких как скульптуры Алишера Навои , Аль Беруни, Гафура Гуляма, Айбека и многих других деятелей литературы и науки. Кроме того он - автор огромной статуи Захириддина Бабура и Чулпана в городе Андижане. Случилось так, что тот день Равшан-ака приехал в Андижан по делам. Мы поздоровались, сели за стол, ели, пили и беседовали о литературе об искусстве.

- Ну, как у вас дела, Холдор? Как творчество? Когда вы нам подарите свою книгу с автографом? - спросил Равшан-ака, вежливо улыбаясь.

Я рассказал ему о своих проблемах, о том, что ищу спонсоров на этот счет. Равшан-ака задумался, потом сказал:

- Да вы не падайте духом. Мы же с вами представители изобразительного искусства. Мы должны жить, помогая друг другу. Если публикация вашей книги требует не очень большую затрату, то я готов попробовать вам помочь в этом плане. Я поблагодарил его за заботу, но мне не верилось, что он на самом деле сможет помочь мне в качестве спонсора. Даже когда Равшан-ака станет спонсором, издатели, возможно, побоятся издать мою книгу, книгу такого диссидента, как я. Но несмотря на это, я решил попробовать.

- Тогда я сначала поговорю с издательством, а потом позвоню вам - сказал я.

- Да, да, вот мои координаты - сказал Равшан-ака Миртаджиев и протянул мне свою визитную карточку. После долгой беседы мы распрощались.

На следующий день я поехал в Ташкент и зашел в издательство "Янги аср авлоди" (Поколение нового века)", чтобы поговорить с тогдашним директором, Народным Поэтом Узбекистана Нормурадом Нарзуллаевом.

- Ну, как поживаешь, шоири замон (поэт эпохи)? - сказал Нормурад-ака.

- Слава Богу, не жалуюсь - сказал я, и продолжал:

- Нормурад-ака, если я найду спонсора, моя книга выйдет? - спросил я.

-Конечно, выйдет. Издавать книги такого поэта, как ты, для нас честь - сказал Нармурад Нарзуллаев.

-Тогда пусть ваша бухгалтерия посчитает расходы на публикацию моей книги и даст мне калькуляцию. Эту калькуляцию я передам своему спонсору, и он перечислит деньги на банковский счет вашего издательства - сказал я.

Нормурад-ака согласился и дал поручение своим бухгалтерам. Они взяли мою рукопись и подсчитали расходы. Я взял эти расчёты и позвонил Равшану Миртаджиеву. Он спросил, какая сумма денег, и я назвал.

- Триста тысяч сумов - сказал я, боясь, что он сейчас скажет, что это слишком большая сумма и что, простите, мол, не могу перечислять такие большие деньги. Но, вышло наоборот.

- Триста тысяч? A я думал - издательство просить колоссальную сумму денег. Всё, не беспокойтесь, Холдор, я обязательно перечислю деньги. Только вы оставьте мне их банковские реквизиты - сказал Равшан-ака.

Я так и сделал. Потом снова поехал в Андижан и продолжал жить, как и прежде. Я даже забыл на время о своей книге. Вдруг мне звонит сам Нормурад Нарзуллаев и говорит:

- Эй, шоири замон, (Поэт эпохи) где тебя носит? Приезжай скорее, твой спонсор перечислил деньги, и мы должны начать публикацию твоей книги стихов. Приезжай и подпиши корректировку и документы! - сказал он.

Я тогда своим ушам не верил. Ну, думаю, неужели это правда? Я в тот же день поехал в Ташкент, окрыленный светлыми надеждами. Подумайте сами, для поэта слышать о публикации своей книги всё равно что услышать о том что у него родился сын!

Приехал в Ташкент, зашел в издательство и, прочитав корректировку, подписал её. Моя первая книга "Песня туманных полей" тоже издавалась именно в этом издательстве, и я никогда не забуду тот счастливый момент, когда я зашел типографию, где издавалась моя первая книга. Запах бумаги, и страницы моей книги и обложки с рисунком одинокого поэта в плаще и в шляпе, уходящего под моросящим осенним дождем по просёлочной дорогой, где блестят лужи, которые чеканит холодный дождь.Гляжу на свою тоненькую книгу, похожий на тетрадь и никак не нарадуюсь.

Итак, вышла моя третья книга "Ночной снегопад". Она была для меня словно термоядерная бомба, которая способна уничтожать армию враждебно настроенных завистников по отношению ко мне и моему творчеству. Те жалкие завистники, особенно после дормонских событий, радующихся и наслаждающихся "ошибкой" которую я совершил спяну, с твердой уверенностью думали, что, мол, теперь Холдору Вулкану конец и власти не допустят публикацию его книги никогда. Но, правильно говорит русская поговорка, что человек полагает, а Бог располагает.

Я подарил свою книгу с автографом великому скульптуру Равшан-аке Миртаджиеву и поблагодарил его за помощь. И сказал:

- Как только получу положенный мне гонорар за книгу, я верну вам деньги, которые вы перечислили на банковский счет издательства.

Тогда Равшан ака взял бумагу с ручкой и написал, что он не намерен получить обратно те деньги, которые он перечислил издательству.

Когда он подписал и отдал мне этот документ, я просто ошалел.

Оказывается, мир не оскудел ещё добрыми людьми.

У меня слезы наворачивались тогда на глаза.

Я никогда не забуду тех добрых людей, которые оказали мне безвозмездную помощь, когда мне трудно жилось. Они не забывали и не бросили меня, несмотря ни на что, хотя я часто забывал о них .

Но это ещё не всё. В литературной газете «Адабиёт ва санъат» - "Литература и искусство Узбекистана" по инициативе тогдашнего редактора, великолепного журналиста и хорошего человека Ахмаджана Мелибоева напечатали 5 или 6, сейчас точно не помню, моих стихов вместе с моей фотографией.

Таким образом, мои стихи получили широкое признание среди массы читателей.

Однажды, приехав в Ташкент, я зашел в журнальный центр, чтобы навестить своих друзей, поэтов и писателей, которые работали тогда в газетах и журналах. Заглянул в редакцию журнала "Шарк юлдузи" и увидел там одного из талантливых поэтов Узбекистана Икрама Атамурадова. Человек среднего роста, черноволосый и чернобровый, с орлиным носом. У него были бакенбарды, как у Пушкина. Его кумиром был знаменитый казахский поэт Олжас Сулейменов, который тоже носил в свое время бакембарды. Икрам Атамурадов говорил медленно, но мудро и бархатным голосом. Я посвятил этому талантливому поэту стихотворение и назвал его "Канглум" так как он любил использовать слово "Канглум", то есть душа в своих стихотворениях. Это слово присутствует почти на каждом его стихотворение. С Вашего позволения, ниже я приведу это стихотворение.

 

На снимке один из талантливых поэтов Узбекистана и хороший человек Икрам Атамурадов.

Душа (Канглум)

(Стихотворение посвящается Икраму Атамурадову)

 

 

Душа моя рухнула давно,

как заброшенная, старая могила.

Теперь её не поднять никому.

А там, ведя за собой врагов заклятых

спешно идёт нужда-предательница

проклятая...

Почему я не уничтожил нужду,

почему? - сказал я самому себе

и сжег висячие деревянные мосты,

которые заполыхали над пропастью

бездонной.


Прочитав этого стихотворение, Икрам Атамурадов поблагодарил меня. Потом сказал:

- Пламя Вулкана видно даже из далека. Спасибо, укажон (братышка), что посвятили мне стихи. Я рад.

Потом вспомнив о чем - то важном, он продолжал.

- Ах, чуть не забыл. Прочитав ваши стихи, которые были опубликованы недавно в литературной газете "Узбекистон адабиёти ва санъати" поэты и писатели ищут вас. Особенно поэт Шукрулло. Он унес с собой вашу книгу, которую вы подарили мне с автографом, чтобы прочесть.

- Икрам, если приедет Вулкан, ты немедленно сообщи мне - сказал Шукрилло-ака.Вот его телефонные номера. Срочно позвоните ему. Он Вас ждет вот уже месяц - сказал Икрам Атамурад.

Я позвонил.

Трубку поднял сам поэт Шукрулло, который побывал в Сталинских лагерях и написал книгу "Захороненные без саван".

- Ассалому алейкум, Шкрулло-ака! Это я Холдор Вулкан вас беспокою - сказал я.

- Аа-аа, поэт, приехал? Ну, как у тебя дела? - спросил Шукрилло, домля.

-Хорошо - ответил я коротко.

- Слушай, если я скажу мой адрес, ты сможешь приехать? - сказал Шукрулло- ака, продолжая разговор.

- Конечно - ответил я снова коротко.

Шукрулло домля дал мне по телефону свои координаты, и я, попрощавшись с Икрамом Атамурадовом, поехал в район, где жил Шукрулло-ака. Приехал и нажал на кнопку на воротах. Аксакал Узбекской литературы, не заставляя ждать себя долго, вышел ко мне навстречу в домашней пижаме. Что было характерно, этот тощий поэт, который отсидел в свое время в сталинских лагерях, в пижаме напоминал мне узника концентрационного лагеря "Бухенвальд". Мы поздоровались, и большой поэт пригласил меня войти в дом. Он, оказывается, жил в роскошном двухэтажном коттедже, с подвалом, разумеется. Мы зашли в огромный зал, посреди которого стоял длинный и широкий банкетный стол и вокруг стола было расставлены дубовые стулья. Стол был покрыт белой скатертью, и когда мы сели, невестка пожилого поэта быстро накрыла стол. Шукрилло-ака указывая на стул, который я сидел, с гордостью сказал:

- На стуле, где ты сидишь, когда - то сидел мой друг Расул Гамзатов. Рядом Кайсин Кулиев, Чингиз Айтматов, Давид Кугультинов и многие мои друзья. Многие из них ушли из жизни. Теперь остались я, Одил (Одил Якубов), и Чингиз (Чингиз Айтматов).Ты, поэт, это, не стесняйся, ешь, бери кишмиш, фисташки, фрукты. Приехал из далека через горные перевалы. Наверное, проголодался, как волк. Дай-ка я тебе чая налью. Ты ешь, ешь, не стесняйся. Сейчас принесут вкусную шурпу - сказал Шукрулло домля. Мы ели, пили и беседовали. Долго читали стихи. Тут кто-то звонил на домашний телефон. Шукрулло-ака, побеседовав по телефону с тем человеком, который звонил, обернулся ко мне:

- Поэт, в чайхане нас с тобой ждет целая махалла. После того, как мы с тобой поговорили по телефону, я им сказал о твоем приезде. Они сварили плов и ждут нас. Айда в чайхану - сказал он.

- Нет, Шукрилло-ака, как-нибудь в другой раз. Я устал - сказал я.

- Ну , как знаешь - сказал Шукрилло-ака. Мы продолжали читать друг другу стихи, не замечая даже о том, что во дворе уже ночь. Я начал собираться уходит, но поэт остановил меня.Куда пойдешь сейчас, на ночь глядя. Ты можешь переночевать у нас. Я своей старухе скажу, и она постелит тебе постель на чорпае во дворе.

- Хорошо -сказал я. Мы вышли во двор. Смотрю - жена поэта Шукрулло-аки, постелила мне постель на чорпае.

-Ладно, поэт, спокойной ночи тебе - сказал Шукрилло-ака.

-Спокойные ночи - сказал я.

После этого Шукрулло домля пошел в дом со своей женой. Я лег спать. Перед сном я лежал на чорпае, глядя на звезды, которые мерцали высоко в небесах, над Ташкентом. Одинокая луна сонно бродила где-то там, над Хадрой. Глядя на звезды, я не заметил, как уснул. Проснулся утром. Гляжу - поэт Шукрулло прогуливает по двору в полосатой пижаме, держа руки за спиной, точь-в-точь узник концентрационного лагеря "Маутхаузен". Когда я встал с постели, поэт поприветствовал меня.

- С добрым утром, поэт! Ну как спалось? Отдохнул маленько? - сказал он.

Я поблагодарил его за гостеприимство. Потом помылся, и мы с аксакалом прошли в зал, чтобы позавтракать. Когда мы сели за стол, Шукрулло домля разламывал лепёшку. Потом сказал:

- Слышь, поэт, я наверное разломал хлеб на слишком мелкие куски, словно Садриддин Айний.

- А что, разве Садриддин Айний ломал хлеба на мелкие куски? - удивился я.

-Ещё бы - сказал поэт. Потом продолжал:

- Садриддин Айний иногда, когда муха утонет в его первое блюдо он, для того чтобы зря не выливать шурпу, брал ту муху за крылья с двумя пальцами аккуратно и, хорошенько пососав муху, ел шурпу до конца - сказал Шукрулло домля. Он так артистично рассказывал о трапезе Садриддина Айний, что когда он показал, как Садриддин Айний держал муху, мне казалось, что он на самом деле держит ее двумя пальцами.

Мы смеялись.

Через некоторое время я встал, и, взяв свои вещи, направился к воротам. Шукрулло-ака пошел за мной. На улице мы попрощались в обнимку, и я ушёл. Пройдя метров сто, я обернулся и увидел, как знаменитый поэт Шукрулло, стоял, держа тощие руки за спиной, в своей полосатой пижаме, словно, заключённый сталинских лагерей, задумчиво глядя мне вслед.

 

 

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

 

Нормурод Нарзуллаевни ёд этиб


Ўзбекистон халқ шоири Нормурод Нарзуллаев нафақат устоз шоир, балки кўнглида кири йўқ, ҳалол, ҳақиқатпарвар инсон эдилар.

Бир куни китобим нашри учун ҳомий топилиб, қўлёзмани қўлтиқлаб Тошкентга, "Янги аср авлоди"(собиқ "Ёш гвардия") нашриётига бордим.

Нашриёт директори Нормурод Нарзуллаев (Нарзий) экан. Катта шоир мени танимаса ҳам керак дея ўйлагандим ўшанда.

Аксинча, у мени кўрибоқ, ўрнидан туриб, менга пешвоз чиқаркан, сенлаб: -Ие, кел, шоири замон, қалайсан? Яхши юрибсанми? Ижодларинг яхшими? - дедилар. Мен шоирга раҳмат айтиб, муддаога кўчдим. Суҳбат адоғида, ишонқирамай: - Китобим чиқармикин ўзи? - дедим. Ие, нага чиқмасакан, жуда чиқадида. Сандай шоирларни китобини чиқармай, кимнинг кимнинг китобини чиқарамиз? -дедилар Нормурод ака, менинг кўнглимни кўтариб.

Ўша куни калкульяцияланган қўлёзма нархини аниқлаб, ҳомийга қўнғироқ қилдим. Китоб нашри учун пул ўтадиган бўлди.

Бир куни уяли телефонимга Нормурод ака ўзлари шахсан қўнғироқ қилиб: - Шоири замон, қаёқларда юрибсан? Пулинг нашриёт хисоб рақамига тушди.Корректурани ўқиб, имзо чекиб кетгин, китобни нашр қиламиз - дедилар.

Бордим. Корректировкани ўқиётсам, Нормурод ака: - Шоир, қўлёзмада "Ҳотиржам одам" деган бир шеър бор экан. Ўқиб, тўғриси, кўзимдан ёш чиқиб кетди. Шунақаям ёзасанми? Нега энди санинг қўй сигир эчкиларинг бўлмаслиги керак? Яхши нийят қилгин. Сан унақа ҳотираларда яшашга шошилма, бола. Кел, яхшиси, биронта бошқа шеърингни қолдиргинда, ўша тушкун кайфиятдаги шеърингни тўпламдан чиқариб ташлайлик -деди. Мен таклифга рози бўлдим.

Шундан кейин китоб "Тунги лайлакқор" номи билан Ватанимиз пойтахти Тошкентда, "Янги аср авлоди" нашриётида чоп этилди.

Ўша пайтлар "Холдор Вулқон Чўлпондай қораланди, энди унинг китоблари ҳеч қачон нашр қилинмайди" дея ўзича башорат қилиб, ич ичида севиниб юрган ёғийларнинг, дастхат ёзиб, бепул совға қилган китобимни титроқ қўлларида тутиб, хасаддан кўкариб кетганларини кўрганман ва Худонинг қудратига яна бир бор қойил қолганман.


Нормурод Нарзуллаев шунақа ҳалол, бировнинг дилини ранжитмайдиган, ҳаммага бирдай яхшиликни раво кўргувчи, қалби пок, меҳрибон инсон ва улуғ шоир эдилар.

 

Ўша инсоннинг панду насихатлари билан кейинчалик яхши нийятли, ёруғ шеърлар ёзадиган бўлдим.


Устознинг жойлари Жаннатдан бўлсин.




17/07/2020.
Кеч соат 7:42.
Канада, Онтерио.

 

 

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилар уюшмасининг аъзоси

 

 

Таъзия


Ўзбекистонда хизмат кўрсатган артист, аммо, элимиз орасида халқ артистларидан ҳам юз марта ҳурматлироқ ва севимлироқ, шу билан бирга камтарин актер, пок қалбли инсон Абдурайим Абдувахобов оламдан ўтди.


Қуйидаги мақола шум бола роли билан халқимиз меҳри муҳаббатига сазовор бўлган Абдурайим Абдувахобовнинг порлоқ ҳотирасига бағишланади.


Марҳумнинг яқинларига, дўстларига ва шогирдларига чуқур таъзия изҳор қиламиз.

Жойлари жаннатдан бўлсин.

 

Ғафур Ғуломни ёд этиб



Биз кейинги пайтларда Комил Яшинни ҳам, Ҳамид Олимжонни ҳам, Уйғунни ҳам, Саййид Аҳмадни ҳам, ҳатто Ғафур Ғуломни ҳам сотқин дейишгача бориб етдик ва бу билан тарихий ҳақиқатни ўрнига қўйдик гўё.


Хўп, улар қиличидан қон томган НКВДнинг дахшатли тергов изоляторларида ўз жонларини қутқазиш учун билганларини ёзиб бергандирлар. Яъни бизга ўхшаб ботир бўлмаган улар.

Лекин бизчи?

Ўзимиз ҳамкасб ёзувчи шоирлар қамоқларда қийноқларга солиниганида, ҳатто ўлдирилганларида ёки сибирга сурилганларида уларнинг ҳимоясигв чиқмасак ҳам, лоақал юқорига хат ёзиб, хатни имзолаб: - Ҳой, жаноблар, нима қиляпсизлар?! Инсоф борми сизларда?! Худонинг қаҳридан қўрқмайсизларми?! - дейиш тугул, ҳатто қўрқувдан пусиб, дағғ - дағ титраб, юрагимизни ҳовучлаб, Дўрмондаги сокин чорбоғлар чироғини ўчириб, қоронғуда кўзларимиз йилтиллаб, сас - садо чиқазмай ўтирдикку.


Бу сотқинлик эмасми?


Фақат Шавкат Мирзиёев Ўзбекистон Республикаси президенти этиб сайлангачгина, димиққан Ватан деразалари қия очилиб, тоза ҳаводан энтикиб нафас олиб, энди сал тилимиз чиқиб қолди.


Шубҳасиз, репрессив жамият тамонидан қатл қилинган Абдулла Қодирий ўзининг "Ўткан кунлар" романи билан халқимиз меҳрини қозонган улуғ, истеъдодли ёзувчи сифатида тарихларда қолди.


Кейинчалик у "Обид кетмон" асарини ёзаркан, обид, яъни ибодатли инсон бўла туриб, худосизлар жамиятига, колхозга аъзо бўлгач, хаддан ташқари катта, баҳайбат кетмони билан туну кун ишлаб, баланд баланд қир - адирларни ҳам текислаб, пахта далаларига айлантирган афсонавий қизил қаҳрамон Обид Кетмон ҳақида ёзаркан, шу тариқа колхозлаштириш устидан кулиб, НКВДнинг жиғига тега бошлади.


НКВД тишини тишига қўйиб, бунга ҳам чидаб юрди.


Лекин Абдулла Қодирий "Уруш бўлса, Хитлер енгади" дея фашизмни очиқдан очиқ қўллай бошлагач, унинг боши узра ажал қиличи ярақлай бошлади ва НКВД бошқа ўзбек ижодкорларини ҳам тафтиш қилишга, астар пахта, бити сирка қилиб, бирин кетин уларнинг шўрини қуритишга киришди.


Алалоқибат Абдулла Қодирийнинг: - Мен марксистман! - дейишига ҳам қарамай, Юнусобод дахасида, эл донг қотиб ухлаётган субҳи содиқ маҳал вахшийларча қатл қилдилар.Унинг эгасиз, қаровсиз жасадини чумолию қурт - қумурсқалар еб кетди.


Кўплар сотқинга чиқараётган Ғафур Ғуломнинг эса, ўзбек адабиёти ҳазинасига қўшган хиссаси беқиёс.

Унинг ҳажвияларини ўқиган одам, шубҳасиз, кулиб, қотади.

Ғафур Ғулом шеърияти юксак ва бебаҳо.

Шоирнинг "Турксиб йўлларида" номли қофиясиз шеърини одам юз марта қайта ўқиса ҳам зерикмайди, маза қилади, у шеърдаги сўзларнинг сеҳрли жозибасидан, ҳазин ички мусиқасидан, ажойиб ташбеҳларидан шеърият ихлосмандлари ҳали ҳануз ҳайратланадилар.


Бу йўлдан беш миллион, ўн миллион, юз миллион нафар,

қуллар ва туллар, гарданида чўяндан қуйилган занжир,

ерларда ҳашарот каби, очликдан, хорликдан,гезариб лаби,

оч махкум, хор ва бетадбир, нон дея, нон дея суриниб кечмишдир.



дея ёзади буюк Ғафур Ғулом.

Шеърни ўқир экансиз, кўз ўнгингизда ҳолсизликдан юролмай, ерда ўрмалаётган, озиб тўзғиган, кўзлари косасига ботиб, гўлайиб, лаблари гезарган оч одамларнинг, очарчиликнинг қиёфаси худди кинодагидай яққол кўз олдингизга келади. Тасвир аниқлигидан ва тиниқлигидан таҳайюр туйиб, беихтиёр шоир санъатига тасанно айтасиз.

Ўша шеърда яна:

Кўлга отилган кесак парчаси каби

уфқлар бир карра липиллаб қолар


деган мисралар билан шоир, поезд ойнасидан липиллаб ўтаётган манзараларни юксак дид ва оригинал ташбеҳлар билан ифода этаркан, унинг рассомона маҳоратига яна бир бор қойил қолади одам.

"Сен етим эмассан" шеъричи?

Бу ерда аждар халқумли вахшат тўпларининг қахқахаси йўқ.


Қандай ажойиб образли ифодалаш санъати!

Ҳа, Ғафур Ғулом ҳам худди Абдулла Қодирийлар каби Ватан қайғуси, Халқ дарди билан яшаб, ижод қилган забардаст шоирлардан биридир.


Фақат унинг турмуш тарзи, ўрисча айтилса, "С волками жить - по волчьи выть", ўзбекча айтсак, "Бўри галаси ичида қолсанг, бўри бўлиб ули" қабилида кечди. Агар шундай қилмаса, НКВД унинг ҳам бошини ғажир эди ва Абдулла Қодирийдек, унинг ҳам жуда кўп ажойиб асарлари ёзилмай қолиб кетган бўлар эди.


Ғафур Ғулом устози Владимир Маяковский сингари, диний инквизиция тахдид солиб турган, "Ер юмалоқ ва у айланади" деган олим гулханда ёқиладиган тахликали замонларда "Ер юмалоқ, у қуёш атрофида айланади" дея айтиб, кейинчалик гелиоцентрик ғоялар устида олиб борилган илмий тадқиқодларини яна давом этдириш учунгина, ўз сўзидан қайтган, илму фан ривожи учун ҳатто қўрқоқ, сотқин номини олган, шогирдлари юзига туфлаб кетган буюк немис олими Галилео Галилей йўлини тутди.


Эсланг, Галилео Галилейни барча шогирдлари ташлаб кетади.Фақат битта Ганс деган шогирдигина у билан қолади. Йиллар ўтаркан, Галилей ўз илмий тадқиқодларини ёзиб, яшириб, улкан глобус ичига ташлайверади. Охири унинг кўзлари кўрмай қолади.Бир куни Галилей шогирдининг юзларини пайпаслаб: - Ганс, раҳамат сенга. Ҳамма шогирдларим мендан юз ўгиришди, мени ташлаб кетишди.Фақат сен қолдинг. Анави глобусни ағдар, ичидаги менинг илмий тадқиқодларим бор, уларни тартибга келтир -дейди.


Ганс глобусни ағдариб, илмий тадқиқодлар битилган вароқларни қучганича, ҳўнг ҳўнг йиғлайди.Воқеадан хабар топган бошқа шогирдлар ҳам келиб, юзига туфлаганлари учун йиғлаб, буюк олимдан кечирим сўрайдилар. Оламдан ўтаётган Галилей шогирдаридан хафа эмаслигини айтади.Мен шундай йўл тутмасам, гулханда куйиб кетардим ва бу илмий тадқиқодлар ўзим билан кетган бўларди дея шогидларидан кечирим сўрай сўрай, бу оламни тарк этади.


Энди, юқорида айтганим, Ғафур Ғуломнинг халқ дарди, Ватан қайғуси билан ижод қилгани тўғрисидаги гапларимни мантиқан асослашга ҳаракат қиламан.


Тадқиқодни Ғафур Ғулом нега ўз поэмасининг лирик қаҳрамонига Кўкан дея ном қўйганидан бошлай қолайлик.


Хўш, "Кўкан" дегани нима ўзи?


Кўкан бу "Кўх", "Тоғ" маъносини онглатгувчи форсий сўздан олинган "кўхи кан", яъни теша билан тоғу тошларни пароканда қилиб, ариқлар қазиб, водию вохаларга сув элтгувчи афсонавий қаҳрамон дегани.


Хўш, нега Ғафур Ғулом ўз поэмасини "Кўкан батрак" дея атади? Бошқа ном қўйса бўлмасмиди? Нега айнан, Кўхикан батрак?


Ҳа, Ғафур Ғулом тузумга қарши сўз айтганнинг боши сапчадай учадиган қаттол замонларда КЎКАН БАТРАК дея тоғни урса толқон қиладиган, инсониятнинг тафаккур саҳроларига илму маърифат дарёларини олиб келган Фарходкелбат пахлавон ўзбек халқи охир оқибат ўзлигидан жудо бўлиб, қимматбаҳо пахта етиштирадиган энг арзон ишчи кучига, қулга, БАТРАККА айлантирилганини авлодларга англатмоқ учун шундай консператив ишоратлардан фойдаланган эди.


Ғафур Ғуломнинг "Шум бола" повестини ўқиб, ёки киносини кўрар эканмиз, Қоравой тандирга ўт қалаётган маҳал, харпана учун ўғирлаб липпасига урган бир бўлак ёғ тандир оловининг тафтида эриб кетганда онаси : - Ҳа жувоннамак!Кап катта бола иштонинга сийиб қўйдингми? - дея косов билан бошига ургач, пилтаси чиққан яғир тўппи остидаги тухум синиб, миясининг қатиғи чиғиб қолган эпизоддан кулавериб, ичагимиз қотади.


Айниқса, бойнинг қўрғонида юз берган дахшатли ёнғинни ўчириш учун бричкада сув ташиш оқибатида хомлик қилиб, харом қотган қашқа тўриқ гўштига бўкиб ўлган итнинг терисини шилаётганларида синган дондон сопли пичоқ, бойваччанинг фожиали ўлими, "Вой жигарееем!Вой жигареееееем!" дея саннаб, хачир устида ҳўнг ҳўнг йиғлаб, ўйнашининг уйидан келаётган золим, мешқорин, ебтўймас, таппаталар бой эпизодларини тамошо қилиб, кулиб қотамиз.


Аслида эса, ўз халқини жондан севган Ғафур Ғулом, биз китобини ўқиб, ёки фильмини кўриб, кулиб қотадиган бу асарини йиғлаб ёзган.


Яхшилаб эътибор беринг.Повесть бош қахрамонининг исми Қоравой.


Нега Оқбой эмас, айнан Қоравой? Ҳеч шу ҳақда ўйлаб кўрдикми?


Асрлар мобайнида ҳақ - хуқуқсиз итоаткор қулга айлантирилган, жазирама иссиқда меҳнат қилавериб офтобда қорайган қоратўри халқимизнинг аянчли портрети эмасми бу?


Ёки дейлик бугун тирикчилик илинжида ер юзига тариқдай тарқаб, совуқ подвалларда, кўприкларнинг остига картон каробкалар тўшаб, бошига газетага ўралган ғиштни ёстиқ қилиб, тунаб, ота - онасига, аёлига, болаларига юбориш мақсадида пулни тежаб, қуруқ бўлка нону пиёз билан озиқланаётган, кўп қаватли биноларга раствор тўлдирилган пақирларни қўлда кўтариб ташиб, зинадан юқорилаётиб, ҳолсизликдан боши айланиб, пастга қулаб, боши тарвуздай ёрилган чоғида ҳам, ишдан хайдалмаслик учун яна тиришиб тирмашиб юқорига интилган, азбарои зўриқишдан бўйнининг томирлари ўқловдай бўлиб лой ташийдиган, баъзан уйига қуруқ қўл билан ва хатто фанеркадан ясалган қутида қайтгувчи қоравойларимизнинг ўша замондаёқ Ғафур Ғулом тамонидан қойиллатиб чизиб қўйилган қайғули қиёфаси эмасмикин мабодо?


Айтгандай, нега Ғафур Ғулом ўзининг "Шум бола" асарида дўппи остидаги тухум ҳақида ёзди?


Бу тасодифий эпизод эдими?


Йўқ албатта.


Қўпол бўлса ҳам айтишга мажбурман. Бу дунёда тамоми жонли мавжудод тухумдан чиқади. Хатто одамзод ҳам. "Тухум" деган сўз "уруғ" маъносини ташийди.

Уруғ бирламчи ва усиз дунёда ҳаёт тўхтайди.


Ғафур Ғулом айнан шу кулгили эпизод ёрдамида ўз фарзанди кийган дўппи остидаги тухумни косов билан уриб абжағини чиқариб, яна вой боламлаб йиғлайдиган она, ўз фарзандларининг уйдан, ватандан кетиб қолишларига сабаб бўлгувчи қаттол жамият образини яратди.


Она дўппи остидаги тухумни синдириб қўйди.


Дўппи кийган жамиятнинг абжағини чиқарди!


Арзимаган хатоси учун ўз боламнинг бошини косов билан уриб, ёриб қўйдима! - дея ўйлаб, дахшатга тушаётган она ҳали фожеа кўламини англаб етганича йўқ. Тухумнинг, дўппи остидаги жамият келажагининг пачоғи чиққанидан мутлоқо бехабар.


Қоравойнинг ҳам парвои фалак.


У ўзига ўхшаган, мактабда ўқимаган бир саводсиз, дайди дўсти билан бойларнинг уйларида ўз қорнини тўйдириб, хизматкор бўлиб юраверади.

Она эса, ўғлининг йўлларига кўз тикиб, изтироблардан,қайғу ҳасратлардан силласи қуриб, касалланиб, тўшакка михланади.


Ниҳоят Қоравой уйига қайтади. Синглиси Қоравойнинг қучоғига отилиб, йиғлаб, бечора ойиси унинг йўлларига интизор кўз тикиб, кута кута охири оламдан ўтгани ҳақидаги хабарни айтади...

Ҳа, Ғафур Ғулом шубҳасиз даҳо шоир ва буюк ёзувчи.

 

Бундай буюк адиб ҳақида бирон нарса дейиш ёки ёзишдан олдин, ўзимиз ҳеч йўқ бирон арзигулик асар ёзолган бўлмоғимиз керак.



Абдулла Орипов айтганларидай:


Жуда ёмон деймиз манабу нарса,

Гўё ҳукм каби янграр сўзимиз.

Ўйлаб кўрганмизми бирон бир марта,

Киммиз ўзимиз?




01/01/2020.
Тонги 7:38.
Канада, Онтерио.


 


 

Зебо Мирзаева


Бадиий ижод бошқа ижодкорлар истеъмол қилмаган, янги, ўзига ҳос ташбеҳлар билан инсонга муайян кайфият, туйғу ва ҳайрат бахш эта олиш санъатидир.

Замонавий ўзбек адабиётида давр ўтиши билан ўзгармайдиган, ўз моҳиятини ҳеч қачон йўқотмайдиган мангу мавзу - муҳаббат лирикаси ривожига улкан хисса қўшган ёниқ шоиралардан бири - бу шубҳасиз нафис ва юксак шеърият эгаси Зебо Мирзаевадир.

Унинг шеърларида, ҳамма айтавериб увадаси чиққан сийқа жумлалар, ўқувчининг медасига тегувчи оддий, одми, газетавий сўзлар, макр, ғийбат, фитнаю фисқу - фасод, ўткинчи, муваққат ижтимоий сиёсий бақир - чақир, миллатчилик, ирқчилик тарғиботи ва  шеърни овора қилиб ўтирмай, шундай, даханаки айтиб қўйса ҳам бўладиган примитив ёзғавалар йўқ.

Зебонинг янги ташбеҳларга бой, ўрик гуллаётган ойдин кеча каби осуда, қорли далалар тонгидай ўйчан, масех сўзлар нафаси билан жисмларга жон бахш этиб, руҳ билан ёзган шеърлари ҳақиқий санъат асарларидир.

Унинг шеърларини ўқигувчи юз марталаб қайта - қайта ўқиса ҳам зерикмайди, қайтага, яна ўқигиси келаверади, у шеърларни муттасил соғинаверади.

Арши аълодан илкис кўтарилиб, курраи замин узра айланаётган, қанотлари қордай оппоқ, гала гала малоикаларга қалбини қўналға қилган илоҳий истеъдод эгаси, шоира Зебо Мирзаева, умрида ҳеч кимга ёмонликни раво кўрмаган, разилликнинг, қабохатнинг остонасидан ўтмаган, бировнинг дилини оғритмаган, Худо раҳматига лойиқ ва ёниқ шоир, устоз Муҳаммад Раҳмон бешигини тебратган, гулларга бурканган гўзал Кифти об (яъни теварагида Сиёб каби дарёлар ўркач ўркач туяланиб, хайқириб оққан серсув - сероб жаннатий гўша) Китоб шаҳрида дунёга келган.У Тошкент Давлат Университетининг журналистика факультетини битирган.

Холдор Вулқон


20/11/2019.
Тонги соат 9:41.
Канада, Онтарио.


Зебо Мирзаева

 

Сев мени!



Оловли

вулқонни ютгандай замин,

Кўтаргани каби жаннатни осмон,

Қовжираб кутгандай томчини саҳро,

Сақлагани каби сиррини уммон!..

Сўнгги нафасдаги...

бир ютум ҳаво...

Ҳаёт каби азиз, қадрли жондай!

Ўлса хиёнатдай,

қолса – бахтсизлик,

Кетса – бирга кетадиган имондай;

Руҳлар оламида бирга туғилиб,

Бирга ўладиган ёлғиз ёр каби,

Осса ўзин осиб,

бироқ ўзгага

Ўзини бермаган баланд дор каби!..

Ҳеч кимга ҳеч нарса демасдан,

бориб

Ғаюрлар бошига ёғилган тошдай,

Қаҳратон қишларни

бепарво ёриб,

Яшринган ғоримга кирган қуёшдай!..

Бу ғаним тошларга аччиқма-аччиқ,

Қисмат йўлларига қарама-қарши,

Худонинг қошидан келган

Нур янглиғ,

Кўтариб келгандай муҳаббат Аршин!..

Сев мени!

Мен сени севганим каби!

Кўзларим кўзингда турсин жаранглаб...

Руҳингга туташсин

Исмим гулхани,

Шундай ёнки, ҳеч ким тутолмасин лаб!

Қаҳримда,

зулмимда,

борим-йўғимда

Шу қадар севгинки, сўрмасдан: “Нега?”

Наинки – бу дунём,

у дунёмда ҳам,

Сендан ўзга инсон бўлмасин эга!..

Сев мени.

 

 

ҚАЙТИНГ

 

Уйга қайтинг...

Юракка қайтинг...

Агар қолган бўлса.... Севгингиз омон...

“Ниҳоят... Мен келдим!

Келдим!..” – деб айтинг...

Қолсангиз-да, зулмат ичида пинҳон...

Йўлга тушинг,

Тушинг ғурур отидан...

Бу ёғи Ёлғизлик – Руҳият йўли...

Чиқинг бу қафасдан...

Хасм ёдидан...

Чирмашиб тортса-да чирмовуқ қўли...

Дунёни қолдиринг...

Қолдиринг танни...

Илон терисини ечгандек... Ечинг!

Изланг... ичингизда кутган Ватанни...

Занжир Олтин бўлса-да... Кечинг!..

Онангизга боринг...

Тирик бўлса – У!

Кетган бўлса, агар... қабрига боринг.

Ёруғ дийдорини кўрмоқ бўлсангиз,

Кўксингизнинг ўртасин ...ёринг!


Бир пиёла чашма...

Бир оби ҳаёт...

Сизга берган кўз ёш –

томган томчи Нур!

Тирик томирингиз тупроқда токи...

Демак,

Руҳингизда Ҳақ этар зуҳур!

...қайтинг. Уйга қайтинг...

Лойсувоқ... девор...

Ўчмагансиз ҳали хотирасидан...

Бир дилни топасиз...

Румий ё Машраб...

Ва ёки Навоий чодирасидан!..

...агар унутмаган бўлсангиз йўлни,

Тиконлар қоплаган бўлса сўқмоқни...

Исодан...

Мусодан сўранг... Дуч қилсин

Расуллуллоҳ байт қилган тоғни!

...агар тош устида бўлса мусича,

Агар ғор оғзини тўсса ўргимчак...

Қайтинг!

Белингизда ҳали зуннор бор,

Ҳали ичингизда Бутлар бор... демак!


...жойнамозга йиғланг...

Кўкка очинг кафт...

Чўк тушинг...

Энг гўзал васлдир Сужуд!

“Ахир борлигингиз учун дунё бор,

Ахир ёрлигингиз учун Ишқ мавжуд!”

...ҳижоб – Сиз!

Девор – Сиз!..

Эшик – ўзингиз!..

Тақиллатинг уни!..

“Келдим!..” деб айтинг!

Сизни кутиб турган шу дийдор ҳаққи...

Парвардигор ҳаққи,

Асл Ёр ҳаққи...

Ичкарига киринг!..

Юракка қайтинг!

 

 


2020 йил. 30 март.



***

 


Юрагимга босиб ухласам
Ёдингизни, дийдорингизни.
Болам каби қучиб йиғласам
Менга берган озорингизни.
Кафтингизда очилсам гулдай.
Тунингизнинг моҳи мен бўлсам,
Ҳеч кимсага билдирмай чеккан.
Кўксингизнинг оҳи мен бўлсам,
Нигоҳингиз паноҳларида
Ойдиндаги майсадек ўссам.
Нафасингиз титроқларидан
Оқиб кетса минг йиллик ғуссам.
Арш устида ўқилса номим,
Дарвозасин очса фалаклар.
Кўкдан тушса ғайб инъоми,
Никоҳимиз қийса малаклар…
Севаверсам сизни билмасдан,
Севилсаму ўзим билмасам..
Бағрингизга бориб ўлсаму
Бағрингиздан қайтиб келмасам…
Шундай севсам,
шундай яшасам,
Дилга етса пичоқларингиз.
Кетай десам икки дунёда
Қўйвормаса қучоқларингиз…

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

Миннатдорлик туйғуси



Худога шукур, мен ҳам умрим давомида бир қанча бадиий асарлар ёзишга улгурдим. Озми кўпми, муҳлислар ҳам йўқ эмас. Албатта менинг бадиий асарлар ёза олиш даражасига етишимда устоз Фарид Усмоннинг хизматлари беқиёс. Мен илк бор устознинг столи устида қалам билан ёзилган шеърларга кўзим тушиб: - Домла, бу шеърлар кимники? - дея сўрадим. Фарид Усмон у шеърларни ўзи ёзганини айтганларида, мен ҳайратдан анграйиб қолганман ва: -Ие, сиз шоир бўлиб ҳам ишлайсизми? - дея савол берганман.Шунда устоз кулиб, ҳеч ким шоир бўлиб ишламайди. Шеърни оддий одам ҳам, министр ҳам ёзаверади -дея тушунтирганлар. Бироз ўйланиб туриб: -Мен ҳам ёзсам бўладими? -дея савол бердим. Ҳа - дедилар Фарид Усмон.Шу куни мен шеър ёзишга ахд қилдим, аммо юз бора уринсамда, бирон мисра ёзолмадим. Эртасига келиб, домлага, ҳарчанд ҳаракат қилсамда, бирор мисра шеър ёзолмаганимни афсус билан маълум қилдим. Шунда устоз менинг шууримда илк бор манзара туйғусини уйғотиб: - Мана, ҳозир баҳор. Дейлик, шаббода ҳақида тахминан мана бундай ёзиш мумкин дея, тўрт мисра шеър ёздилар. Ўша мисралар ҳамон ёдимда.

 

Эй шаббода, майин шаббода,

Елганингда рақс этар барглар,

Ўйноқласанг кўкда, ҳавода,

Қанот қоқиб силкинада пар.



Эртасига домланинг ёзиб берган юқоридаги мисраларини давом эттириб, шеър

ёзиб келдим.

 

Тунда эссанг кўкда тўлин ой,

Табассумла беради далда.

Тўлқинингга чидолмасдан сой,

Ўз кучини синар амалда.


Янги чиққан момақаймоқ ҳам,

Саломинга алик олади.

Бу ҳаммаси, чексиз яйлов ҳам,

Оғушингда ўйга толади.

 


Бу менинг биринчи бор ёзган шеърим эди. Шеърни ўқиб чиққач, устоз менга бир лахза ҳайрат билан термуларканлар, шеърни чин юракдан мақтадилар. Шундай қилиб мен, буюк бир шоирнинг назаридан ўтдим.Бугунга келиб, шу устоз туфайли адабиётда униб, ўсиб, ҳатто рус тилида ҳам, қўлдан келганича кўплаб насрий асарлар ва манзара лирикаси билан суғорилган юзлаб туйғули шеърлар ёздим. Фақат бир нарса менга армон бўлиб қолмоқда. Устозга, ҳеч йўқ битта чопон кийдиролмадим. Бу дил сўзларимга кўзи тушган инсофли яхши одамлар устоз Фарид Усмонга менинг салом ва дуоларимни етказишларидан умидворман.

Қадрли устоз, мен океанлар ортида, Америка қитъасида яшасамда, сизни ҳар доим миннатдорлик билан эслаб юраман.Сизга таъзим қиламан. Умрингиз узоқ бўлсин. Адабиётимиз бахтига доимо соғ бўлинг. Илоҳо, яхши кунларда учрашиш насиб этсин.Қуйида сизга бағишлаб ёзган шеъримни илова қилмоқдаман.

Ҳурмат билан, Холдор Вулқон.

 

19/06/2020.
Кеч соат 7:32.
Канада, Онтерио.


 

Фарид Усмонга



Қон томирлар риштадир, шундан жарангдор созимиз,

Бизга шундай соз ато этган Худодан розимиз.

 


Шеър ёзишдек бедаво бир дардни юқтирган азиз,

Камтарин шоир Фарид Усмон бизим устозимиз.

 


Шум қадамлар етмаган тош қоялар мангу макон,

Кўкда бургутлар каби кўз илғамас парвозимиз.

 


Қилмағаймиз эътибор ёғий ғанимлар ҳайлига,

Бор адолатли Худо -явмул қиёмат Қозимиз.

 


Йиғламай қувноқ яшармиз бу фано тупроғида,

Титратар оламни гарчанд оҳ ила фарёдимиз.




16/06/2016.

Кеч соат 8:02.

Канада, Онтерио.

 

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана



Остров




Недавно, гуляя по берегу океана, я увидел стеклянную бутылку от старинного рома,торчащую из мокрого песка, которая приливные волны выбросили на берег.Бережно откупорив пропку, я вынул бумажку из бутылки и развернув ее, начал читать текст письма, который был написан на узбекском языке. Ну думаю, мои узбеки непоседы, где вас только нет! Руки мои треслись от волнение, как рука алкоголика, который держит ограненный стакан с жгучей водкой. Думал, в этом письме должно быть отмечено местонахождение бесценного клада с нарисованной таинственной картой, по которой я могу найти захороненного пиратами несметнего богатство.У меня даже появились слезы радости на глазах, поблагодарил Бога, который дал мне наконец то, о чем я всю жизнь мечтал.Какое счастье, Боже мой!Теперь я реально разбогатею и первым делом куплю сотни тысячи акров плодородной земли, построю себе сказочные замки. У меня будут свои круизные лайнеры, собственные самолеты.Одним словом, весь мир будет под моими ногами.Такими мыслями я принялся читать письмо с диким интересом, как говрится, взахлёб. Текст записки был таков:

Здравствуйте!


Я рад, что мое послание попало наконец в ваши руки и я очень надеюсь на то, что вы об этом немедленно сообщите властям, которые создадут черезвычайный штаб спасения при кабинете министров и направляют отряды спасателей, чтобы найти меня. Я живу на необитаемом острове и боюсь, что скоро окончательно сойду с ума в одиночестве.Чтобы этого не случилось, я всячески стараюсь развлекать себя, запевая песни и разговаривая сам с собой, как сумасшедший, не обращая внимания на оглушительные крики чаек, бакланов и альбатросов. Бегу вдоль песчаного берега шумящего океана один, занимаясь спортом.Рисую с помощью палочки на песке различные рисунки, пишу стихи и рассказы, чтобы как - то вспомнить, кто я и откуда.Самое плохое то, что я не помню, когда, откуда, и на каком корабле приплыл сюда. Кто знает, может я потерял память, после того, как корабль, на котором я приплыл, потерпел крушение, ударившись о гранитных береговых скал во время шторма.Я тшательно проверив, твердо убедился в том, что на этом острове кроме меня никого нет.При осмотра этого острова я обнаружил страшные нахотки, от которых у меня волосы встали дыбом.Так как на железных бочках, которые я обнаружал, были нарисованы знаки радиационной опасности в виде череп с костями. Оказывается, на этом острове долгие годы проводили ядерные испытания.Я уверен на все сто, что я заражен радиацией, так как питаюсь плодами диких деревьев и ягодами, дышу воздухом этим.Рыбы и крабы, которые я ловлю каждый день на берегу океана, тоже заражены радиоактивными веществами. Сидя на скалистом, высоком берегу, я одиноко гляжу на бескрайного звездное небо по ночам, наблюдая при луне за полетами летучих мышей. Днем разговариваю с волнистыми зелеными попугаями, кои удивляя меня, говорят на человеческом языке, выучив наизусть некоторые слова, кои я произнес когда - то.Они дразнят меня, повторяя одни и те же слова.Не смотря на это, я постараюсь поддерживать дружеские отнашения с этими пернатыми крикунами, кои перемещаются по ветвям деревьев с помощью клюва.Вот, на таком пропитанном смертоносными радиоактивными веществами острове я живу один, встречая зарей и закатов, в ожидании кораблей. Вокруг нет другого острова, где можно было жить.

С глубоким уважением, одинокое Человечество.


Прочитав записку, я разозлился. Потом, запихнув письмо в бутылку, с размаху выбросил ее обратно в океан.


19/06/2020.

9:09 утра.

Канада, Онтерио.

 

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 


Х.В. со своим внуком Бунёдбеком. Июнь, 2020. Канада.

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана




Осенний праздник

(Моему внуку Абдусаламову Бунёдбек Азизбековичу)




Словно осенние мысли, внук мой,
В сентябре ты родился как раз.
Осыпая дорогу опавшей листвой,
Облетали клены, меняя окрас.

В лесах протяжно трубили лоси,
Укрывались туманами луга.
По рощам и лесам бежала осень,
С горящим факелом в руках.

Прощаясь с нами гуси крикливо,
Над равнинами летели вдалеке.
Склонившись молча над водой ива,
Стирала старое платье на реке.




07/11/2018.
10:53 дня.
Канада, Онтерио.


132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

Autumn holiday

(The poem dedicated to my grandson Abdusalamov Bunyodbek Azizbekovich)




As a last thought, my lovely grandson,
You were born in the month of September.
Showering the road with fallen leaves,
The maples changing color all over.

In the forest trumpeted the moose,
The mists covered the land.
Autumn was running through the woods,
With a burning torch in hand.

Saying goodbye to us geese shouting,
The plains in the distance they flew over.
Silently over the water the weeping willow,
Washing it's old clothes on the river.



07/11/2018.
10:53 of day.
Canada, Ontario.

 

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана



Гордость

 

(Посвящается чемпиону мира по смешанным единоборствам в тяжелом весе Муроду Хантураеву)

 


Как в шкуре тигра в полосатом чапане,
Скромные соотечественники мои,
Без спортивного зала и без татами,
По рестлингу устраевают бои.

Они загарают не у моря, а на полях,
Собирая хлопок, поднимаясь рано,
Когда, облетая в рощах тополя,
Провожают птиц в далекие страны.

Кто вам сказал, что у нас не живут,
Львы и тигры, скажите, миледи?
Когда, стоя на ногах разгневанно ревут,
Огромные азиатские медведи.



13/11/2019.
7:36 утра.
Канада, Онтерио.