Поиск

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

Letters of Mizhappar

(The short novel)

(In loving memory of the great humorist of Uzbekistan Hadjibay Tadjibayev)


The fourteenth letter of Mizhappar





Thank you and your friends, Saitmirat-aka, for the letter with millions of signatures that you wrote and sent to the head of our prison, while exerting strong pressure on the administration of the colony. The results on the face, that is, we were released. We got our old clothes back. We even got money for the road, We rode on the bus "Borsa Kelmes" to the capital. Although, the words "Borsa Kelmes" sound translated as" Who went there, will never return from there, " yet, we were able to return. But when we arrived in the capital, we were in danger again. There we were stopped almost at every step by policemen and they checked our documents. Although we have all the documents were in order, but we are tired of all these endless checks. We decided to go home by train and so we bought tickets to the compartment wagon, we got on the train. After the announcement of the dispatcher,  a whistle sounded on the autumn platform,and the train creaked. After the conductor checked the tickets, we were given torn, semi-dry bed linen. The conductor, walking down the corridor, warned the passengers:
- Be alert gentlemen passengers! The locks in the door compartments are poorly closed, and we can not guarantee you full protection! At the stations our train could get armed bandits and rob you to the bone - he said.
We drove in silence. We were traveling with a well-dressed type forty-five, who introduced us and talked about:.
- My name is Tuhtasin, and my last name is Chemadanov. I'm a prominent businessman and owned a manufacturing and trading firm "The Edelweiss" abroad.
- Bourgeois? - said Qurumboy, filling his pipe with tea leaves and lighting it.

- Yes - said Chemadanov, then continued:
- I am engaged in delivery of live goods under the contract. I mostly sell donkeys. There is a great demand for donkeys abroad.
-What are You, really? - said Yuldashvoy surprised.
- Yes, I swear on my firm! - he said, removing her black English jacket and carefully hanging it on a hanger. Then, adjusting his red tie on the background of his white shirt, went on to say:
- The goods are at my fingertips, almost free. I go home, I buy for pennies of these donkeys, I lock them in commodity cars and I send to customers. That's all my work
- Why do your customers need donkeys when everyone drives expensive foreign cars? Or do they ride these donkeys to the mountains to smuggle marijuana or weapons to neighboring countries? - asked Mamadiar.
I don't care about that. I sell them, and let them do what they want with those donkeys. it's Their business. And I do not care - said Chemadanov.
- You don't sell zebras?  asked Yuldashvoy.
- No, I don't sell zebras. Reluctant to go to Africa. I have my own Serengetti.

Why do you ask about zebras? - surprised Chemadanov.


- The fact is that we also have a good, young and obedient donkey. Could you help us sell it? - Qurumboy asked.
- Well, of course I will. Do you have the papers on your donkey? I mean, the passport. Did you get his passport or not?

We looked at Qurumboy. He took the pipe out of his mouth, looked at Chemadanov, and asked:
-What is the passport? Don't donkeys have passports too?
-Certainly. How could it be otherwise? No one can buy a donkey without a passport. Passport around the head! - explained Chemadanov.
- I wonder what they look like... donkey passports? - asked again Yuldashvoy looking down from the third shelf of the compartment.
- What? Have you seen the donkey's passport?! Well, well! The passports donkeys are the same as we have - said Chemadanov.
- And, also there is no ID, - said Qurumboy.
- Yes? That's bad. Then, I can't help you, gentlemen - said Chemadanov.

Chemadanov and Qurumboy continued the conversation, we were getting ready to sleep. I could not sleep for a long time, looking through the window of the wagon into the night steppes, where sadly flickered distant lights. I also looked at the moon, which was running behind the train. The rhythmic tapping of the iron wheels on the rails, and the wagon rocking with a mill creak, were like a cradle for a child. I didn't notice when I fell asleep. I woke up from the noise of the tramp of feet and dull blows. I see the intruders have arrived in our compartment. They hit and kick Chemadanov, and he begs them not to kill him.
- What, you got a rat?! Thought we'd never be able to find you, huh? That so-called slave owner you sold us to, we killed and took our passports! You're scum, how many of their compatriots were sold into slavery by deception for some pennies! Scoundrel, scum! Remember when you called us donkeys? And in fact, your companion, the slave owner of the shitty, he turned out to be the biggest donkey! Because we took away from him all the money, which he collected all these years at the expense of state workers, from whom he took away passports, so that they could not go out. Now he lies in a ditch with his trousers off. Now it's your turn to be a donkey like your friend. We are not the donkey, you are! Now we will cut your tongue off, or we will throw you off the train and murder you- said the uninvited masked guests.
- Okay, okay.. Now... - said Chemadanov lying on the floor.
He started to yak like a real donkey. Uninvited guests again began to kick him everywhere. Then they together raised Chemadanov and was thrown from the train through the window. I did a double somersault and jumped down when the masked murderers left. My friends at this time having  slept, as if the bodies of the dead in the morgue. I woke them and told them, as uninvited guests threw businessman Tuhtasin Chemadanov from the train. After that, we couldn't sleep anymore.

When the train stopped at the station named Vasily Chapaev, we jumped off the train and disappeared in the dark. We fled to the village on a footpath which crossed the cemetery, and in the light of the moon I saw Qurumboy. He ran ahead of us, wearing Chemadanov's black suit over his coat, which hung on the hanger before he left. Quietly dozing, the cotton fields were under the bright moon.




October 20, 2008.
1 hour 33 minutes night.
Village, "Chapayevka".

 

 

 

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

16 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Университет




Перед тем, как уехать в Ташкент, Зульфия посоветовалась со своим отцом и бабушкой по поводу своей учебы.Она рассказала все.


-Отец, я тебя понемаю, но я вынуждена сказать все.Сам в курсе, что я вот уже месяц готовлюсь к экзамену, чтобы учиться в Вузах. Недавно мне позвонила одна женщина и она сообщила о том, что мама моя хочет мне помочь поступить в Университет и готова оплатить контракт. Что ты думаешь по этому поводу? Мне нужно твое согласие - сказала она.

Мирзомухиддин задумался на миг, потом сказал:

-А что я могу сказать... Я согласен, доченька.Пусть она помогает.Ты должна учиться. Я хочу только, чтобы у тебя все было хорошо.Ты выросла в городе, но все же, будь осторожна. Старайся избежать ошибок.Мне очень жаль, что у меня нет такие деньги, как у твоей мамы, чтобы оплатить твою учебу -сказал Мирзомухиддин, обнимая свою дочь.

-Так не говори, отец.Не все на свете измеряется деньгами.Главное, что ты жив-здоров.Я люблю тебя! Ты самый хорошый отец на свете! - сказала Зульфия, глядя на своего отца полными слез глазами.

Увидев это бабушка Зульфии тоже прослезилась и благословила ее.Просила, чтобы она звонила ей почаще.

Мама Зульфии Зебо сдержала свои слова и оплатила учебу и передала достаточную сумму денег через своего знакомого на непредвиденные расходы своей дочери.Зульфия поступила в Университет и это было самым незабываемым событием в ее жизни.Поздравляли ее родные и близкие по телефону.Бабушка ее даже заплакала от радости.Больше всего за нее радовался Магриб. Он даже отправил поздравительное сообщение.

Здравствуйте госпожа герцогиня Джулиана Людовик Зулизаветта ханум!

Услышав радостное сообщение о том, что вы поступили в Университет, я даже молча заплакал от радости, тайком вытирая слёзы с косых глаз в дырявые рукава своей полосатой тельняшки.Потом запригнул в телегу, взял в руки вожжи и поехал в Ташкент, стегая осла длинным свистящим кнутом.Осел побежал по проселочной дорогой через бескрайные луга и поля нашей необъятной страны.Осленок тоже бежал, не отставая от телеги.Еду я стоя, радостно кричу.Длинный кнут как лопасти вертолета кружится над моей головой и мне казалось, что вот вот я полечу вместе с телегой запряженной ослом над бескрайными хлопковыми полями, где трудится наш народ. Ехал я с бешенной скоростью и чуть не сбил жену Камариддуна Таппарова, бывшую библиотекаршу Шарифахона, которая собирала на лугу кизяки на зиму, со своими маленькими детьми.Мешок ее зацепился за край телегии и порвался как парус старинной шхуны в штормовом море.Кизяки, которые она собрала полетели и покатились в разные стороны. А я даже не думал тормозить, спешил к вам, чтобы поздравить вас с грандиозным событием.Еду, стегая осла кнутом и дико крича, а осел бежит изо всех сил.Осленок тоже.Тут случилось невероятное.То есть отвалилось одно колесо телеги, кое было намного крупнее другого и телега с грохотом перевернулась.Мои ноги запутались в вожжи, а испуганный до смерти осел все бежал, волоча перевернутую телегу и меня.Осленок тоже бежить, исчезая в облаках пыли.Я кричу, крою осла многоэтажным матом, но он вместо того, чтобы остановиться, бежал еще быстрее от испуга.Он бежал до того момента, пока от усталости не упал на землю.Но вы не волнуйтесь, госпожа герцогиня Джулиана Людовик Зулизаветта ханум, у меня все в порядке и я весьма рад, что вы поступили наконец в Университет.Примите мои сердечные поздравления!

С уважением, эрцегерцог Уильям Сотвальдсон.

Прочитав сообщение, Зульфия засмеялась.Ее новые подруги -сокурсницы тоже.

-Какой веселый парень!Он наверно высокий и красивый? -спросила одна из девушек, интересуясь.

-Да, сказала Зульфия, красиво улыбаясь. Тут зазвенел ее мобильник.Зульфия, увидев телефонные номера своего любимого парня, которые она выучила наизусть, обрадовалась.Потом включила телефон.

-Да, эрцегерцог Уильям Сотвальдсон, как у вас дела?Как мой отец с бабушкой, живы - здоровы? Как ваши родители? Какие новости? - спросила она сторонясь, чтобы девушки не мешали беседе.

-Все живы и здровы.Новости тоже есть, но не хорошие. Недавно Камариддун Таппаров сбежал из под стражы, сейчас его розыскивает милиция. В магазинах, на автобусных остановках расклеивали его фоторобот - сообщил Магриб.

Услышав это, Зульфия испугалась.

-Ой, что теперь будеть? Как ты думаешь, поймают ли его скоро? -забеспокоилась Зульфия.

-Я не Настрадамус и не Ванга, для того , чтобы предсказывать будущее. Но есть предположения о том, что особо опасный преступник Таппаров, вооруженный бритвой сел на плацкартный поезд, который отправлися в Ташкент.Кто знает, может он уже находится в студенческом городке.Вы, это, будьте бдительны и не забудьте закрыть двери на засов, перед сном - предупредил Магриб.

-Ты это серьезно, что ли? О,Боже! Неужели это правда, Магриб? - испугалась Зульфия.

Магриб смеялся.Потом начал говорить: - Да я пошутил! Не бойся.Ну, как у тебя дела? Как учеба? Не трудно учиться? Ты, это, если помощь нужна, скажи сразу и не стесняйся.Я увсехда хотов помочь! -сказал он.

-Ой, слава Богу, что жуткое сообщение о Таппарова оказалось шуткой! Ты напугал меня до смерти, юморист! -вздохнула облегченно Зульфия, потом продорлжала: - Спасибо, Магриб, у меня все в порядке, то есть проблем пока нет.Не хватает только одного. Тебя.Каждый день и каждый час, даже иногда на лекциях, сама того не замечая, начинаю вспоминать о тебе, о нашых встречах. Думаю о полях и оврагах, где мы с тобой внимали далекому голосу удода.Вспоминаю луг, где мы косили росистую траву на заре, когда пели жаворонки, звеня словно колокольчики, подвешанные к белым облакам, невидимой нитью.Ничем не сравнить тот воздух, пропитанный запахом цветущей облепихи. Помню райский запах скошенной травы на лугу и рой безмолвно порхающих белых безобидных бабочек. Не могу забыть и те весенние ночи, где пели сверчки звенящим голосом, оглушая окрестьность за открытым на распашку окном и плавала по небу одинокая луна, освещая просторы безлюдных полей - вспоминала Зульфия.

-Мне тоже не хватает тебя. Вчера я снова пошел на рыбалку, без тебя.Плыву на лодке в сторону дельты, думая о тебе. Остановил лодку посреди цветущих белоснежных кувшинок, где торчать по прежнему из прозрачной воды их крупные бутоны и листья, похожие на тонкие зеленые блины.Как ты восхищалась тогда, глядя на них! Я сидел в лодке, внимая тишине. Тихо шумели на ветру зеленые камыши, кои росли стеной в дельте и колыхались изумрудно - зеленой волной.Потом я поплыл к островку, заросший камышом и кугой.Поднял вершу, выташил из нее рыбы, не испытывая той радости, которая мы испытовали с тобой тогда.Квакали лягушки о чем то печальном.Воротился я обратно домой, под криками чаек, тихо гребя веслами и мне казалось, что чайки не кричали, а горько плакали - сказал Магриб. Зульфия молчала.

-Алло, Зульфия, ты меня слышишь? Чего молчишь? - спросил обеспокоенным голосом Магриб.

-Я плачу...Плачу как те чайки, которые летели над твоей лодкой - ответила Зульфия.

 

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

15 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Смерть пастуха



-Зульфия, я знаю, что ты день и ночь готовишься к экзамену и это хорошо.Но я сомневаюсь в том, что в Вузы можно поступить просто так, своими знаниями, без деньги.В коррумпированных Вузах нашей независимой страны базовые знание, способность и талант не играет большую роль. Для того, чтобы поступить в какой нибудь университет, достаточно, чтобы абутуриенты были сыновьями или дочерьми жирных пузатых чиновников, либо должны иметь "заленый свет", то есть большие заокеанские деньги зеленого цвета, чтобы сделать "каплама" - дать взятку ректорам и профессорам коррупционерам - сказал Магриб, укладывая скошенную сухую траву на телегу с помощью вилы.
Зульфия, прислоняясь к черенку грабли и глядя на жаворонки, которые пели над лугом, начала говорить:

-Знаешь, недавно подруга моей мамы, которая на днях тоже хочет уехать на заработки в Дубаи, позвонила мне и сообщила о том, что мама моя хочет помочь мне поступить в Университет, то есть она готова оплатить любую сумму, ежегодно, если я буду учиться на контрактной основе. А я отказалась от ее помощи, говоря мол она бросила нас с моим отцом и уехала в арабские страны с каким то мужиком.Подруга моей мамы сказала, мол, я не имею права судить свою маму и в священных книгах написано, что Рай у ног матерей, а огорчить их является грехом.Теперь вот, не знаю с кем посоветоваться и как моему отцу это объяснить - сказала она, все задумчиво глядя вдаль.

-А что, правильно говорила подруга твоей мамы. Мы дети не должны судить своих родителей, наоборот должны любить, кем бы они не были. Я думаю, что дядя Мирзо поймет тебя.Он хорошый человек.Недавно мы встретились с ним в поле и он мне сказал, что знает все о нас с тобой и благославил нас.Но пообещал о том, что если я брошу тебе или случится что то полохое с тобой, то он демонстративно задавит меня своим бульдозером.Твой отец человек с чистой душой и он понемает все.Я не знаю, какая женщина твоя мама, но она тоже имеет права позаботится о тебе и помочь когда нужно.То есть ты не должна отказаться от ее финансовой помощи. Я боюсь одного и не знаю, смогу ли жить без тебя, когда ты уедешь учиться. Ведь здесь все напоминает мне о тебе, почти на каждом шагу.Но я благодарен своей судьбе, что встретил тебя и слава Богу, который отправил тебя учиться сюда в деревню, к нам, в нашу школу. Только год мы с тобой учились в одном классе, сидя за одной парте. Но этот короткий промежуток времени для меня целая эпоха, переполненная незабываемыми радостными событиями в моей жизни. Ничего, Зульфия, у нас есть телефон, чтобы связываться каждый день, каждый час и беседовать от души. Только ты... это... не вздумай коситься в сторону, то есть встречаться с другим. Без тебя мне конец - сказал Магриб, глядя на Зульфию своими косыми глазами.

-Знаю, Магриб, знаю.Ты думаешь, что мне легче? Как же я могу встречаться с другим, если я все время думаю о тебе и по ночам с нетерпением жду рассвет, чтобы поскорее встретиться с тобой.Где бы я не была, ты всегда со мной, как моя тень -сказала Зульфия.

-Ндааа, тень это как преданный и несговорчивый друг человека. Он всегда ходит рядом с ним.Она неразлучно и молча бродит вместе с человеком, когда он выйдет на прогулку под сияющей луной, когда горят на дальнем небосклоне синие и рыжие звезды, дрожа от глухого лая усталых бродячих собак и от пение далекого лягушачьего хора.

Она молча будет сидет рядом с человеком и не уходит, даже если он сидит в тюрьме, одиноко глядя на луну через зарешеченный проем и не сбежит, когда его пытают, подвесив за руки, бьют использовав его как боксерскую грушу.

После того, как освободят человека от занимаемой должности, от человека могут уходить, друзья, которые дали клятву верности ему о том, что они готовы умереть за него когда надо и даже не задумываясь. Но тень не уходит, когда человек останется совсем один, в больничной койке онкологии, или в доме престарелых, теряя буквально все, молодость, здоровье, силу, имущества и надежду в завтрашний день в конце концов. Да, только тень, уйдет в молигу вместе с человеком - сказал Магриб.

Такими словами влюбленные закончили работу и начали воротиться в деревню.Зульфия сидела на сене, а Магриб на краю телеги, держа в руках вожжи.

-Чух! -скомандовал Магриб ослу, стегая его кнутом.Телега тронулась, скрипя колесами, за которой последовал и осленок.Сидя на сене Зульфия, ехала как девушка в далеком Индустане, которая едет на слона, запевая грустную песню о любви.

Не доезжая до деревни, влюбленные остановили телегу, увидев толпу людей, которые шли в сторону кладбище с тобутом на плечах. Впереди толпы шли близкие усопшего, в полосатых зеленых чапанах и с тюбитейками на головах, опираясь на палки и скорбно причитая: -Дадаммо! Дадаммоооо! Это в переводе звучит как "О, отец мой! Отец родной!".

Магриб успел спросить у одного своего односельчанина о том, кто умер.Человек остановившись на миг, сказал, что умер пастух Бужуркардон. Его загрызли волки в горах. После того, как односельчанин побежал вслед за толпой, Магриб со вздохом сказал: - Аль касосу минал Хак! То есть "Месть природы".

Услышав это, Зульфия удивилась: - Магриб, почему ты так говоришь? О мёртвых либо хорошо, либо ничего - сказала она.

-Я знаю, но отец мой рассказывал когда то грустную историю об этом человеке - продолжал Магриб - Оказывается в советские времена этот Бужуркардон работал пастухом в колхозе имени Ленина.Однажды он тайно перепродав несколько овец, хотел закрыть это дело всеми возможными способами, чтобы отчитываться перед бухгалтерией.Чтобы убедить бухгалтерию и народ, он придумал гнусный план, обвинив обо всем свою собственную преданную собаку, которая в горах неоднократно спас его отару овец и его вместе с семьей от кровожадных волков. Якобы та собака по породе "алапай" напала на овец и загрызла их.Мало того, пастух Бужуркардон уволок ее, привязав с помошью длинного аркана к конскому хвосту, говоря односельчанам, мол, в гибели овец виновата она, то есть его собака. Безжалостный пастух Бужуркардон скакал по улицам деревни с большой скоростью, пока бедная собака, теряя силы не стал скользить на животе как полозья по неровной не асфальтированной дороге, вслед за скачушим испуганным до смерти конем. Когда люди остановили пастуха Бужуркардона, собака не могла подняться на ноги и из ее живота виднелись окрававленные кишки.Она глядела на людей, не понемая, почему его хозяин мучает ее. Этот собачий вопрос без ответа так и остался на всю жизнь в воспоминаниях моего отца.Теперь вот, того нечестного пастуха загрызли волки в горах, то есть матушка природа отомстила за бедную собаку, которая умерла в адских мучениях, так и не узнав, за что ее зверски пытали - объяснил Магриб.

-Бедная собака - вздохнула Зульфия, утирая краем платья слёзы.Потом сказала: -Почему он обвинил собаку, когда есть волки?


-Потому что это было весной, когда еще чебаны не погнали отары овец в горы -пояснил Магриб.


-Понятно - вздохнула снова Зульфия.


eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

14 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Ловушка



Зульфия сидела за шатким старым столом, в тени виноградной лозы и читала книгу взахлеб, стараясь запомнить прочитанное.Она усердно готовилась к экзамену, чтобы поступить в Университет.В саду гулял легкий бродячий ветер, стараясь полистать книгу, как будто он тоже умеет читать. На ветру тихо звенели серебристые тополя и на кустах висели виноградные кисти, как хрустальные люстры, как радостные слезы влюбленных.Где то запела иволга, типа: "Блю -блю -блю!". Будто она признавалась в любви кому то, плача: "Люблю, я тебя люблю!". Рядом журчал арык, переполненный до краев прозрачной водой.Тут зазвенел мобильник Зульфии и глядя на экран телефона, она улыбнулась.

- Алло, это вы, господин Тундра Тамба?!- спросила она.

-Да, госпожа. Я скачу к вам голопом на огромном носороге, зыркая по сторонам своими косыми взглядами, лечу через поля и луга, стреляя попутно из бамбуковой трубки дротиками, которые отравлены смертоносным ядом черной Мамбы, уничтожая таким образом обездоленных голодных врагов народа, которые ходят с тарнспорантами в руках, требуя свои человеческие права и демократии от властей у Президентского дворца. Ах, черт! Я кажется упал с носорога и моя нога запуталась в вожжах! Испуганный носорог, занесенный в красную книгу, бежит с бешенной скоростью в стороны водокачки, волоча меня за собой!О слава Богу, что носорог остановился наконец, задыхаясь от усталости! Вот, я уже здесь, за озолоченной металлической оградой вашей роскошной усадьбы и привязываю своего носорога к ажурной решетке скрипучей садовой калитки.И вы наверняка видите меня, следя за моими дейтвиями с помощью своего белого бинокля, который вы держите в своих нежных и гладких руках похожие на лебединые шеи... - сказал Магриб, тяжело дыша.

-Да, вижу вас, господин Тундра Тамба, вижу! - сказала Зульфия, весело смеясь.Потом, оглядываясь и убедившись в том, что никого вокруг нет, она подошла к глиняному дувалу старого сада, построенный из не жженных овальных кирпичей "Гуваля". Они поздоровались, смеясь. Магриб продолжал говорить:

-Знаешь, сегодня мне в голову пришла уникальная идея.

-Какая идея? Если в библиотеку, то я скажу сразу, не пойду - улыбнулась Зульфия.
-Нет, не туда.На сей раз мы с тобой отправимся на рыбалку. Будем, как говорится отдыхать на едине с матушкой природой.Это полезно, особенно тебе, после таких изнурительных подготовках к экзамену - сказал Магриб.

-О, на рыбалку?! Это очень интересная идея!Я на протяжении всей своей жизни не разу не была на рыбалке. А у тебя есть лишняя удочка для меня? - спросила Зульфия.

-Нет, мы будем рыбачить не с помощью удочек, а ловушкой, которая называется "верша". Свою вершу я сплел собственноручно из прочных прутьев черной ивы.Ловить рыбу с помощью вершы, это очень интересное занятие. Поверь мне. На такой рыбалке отдыхаешь не только физически, но и душой - пояснил Магриб.

Такими разговорами влюбленные пошли к реке, где шумно кричали крачки и чайки.Там они сели в деревянную лодку и поплыли в сторону дельты.Магриб гребал мерно деревянными веслами и как будто лодка не плыла, а скользила по прозрачному зеркалу вместе со своим отражением, как улитка.В тростниках квакали лягушки.

-А где твоя ловушка, как ее там... верша? - спросила Зульфия.

-Там.Я вчера бросил ее в воду, положив в нее камни и кирпичи, чтобы она не всплыла на поверхность воды.Я обычно делаю отметку, чтобы потом легче было найти ловушку там, куда я ее бросил. Ее крепко приязываю веревкой к дерево так, что никто не заметить ее местонахождение - обяснил Магриб, продолжая мерно грести веслами.

-Понятно - сказала Зульфия.Они плылы в солнечные просторы дельты, где растут стеной камыши с кугой и цветут снежно -белые кувшинки, большие и круглые листья которые лежат над прозрачной водой, словно тонкие зеленые блины.Увидев это, Зульфия ахнула от восторга.

-Ну как, нравится?! -улыбнулся с гордостью Магриб, глядя на Зульфию своими косыми глазами и продолжая работать с веслами.

-Вот это даааа!Боже, какие красивые цветы!Глянь, на их лепестках все еще искрится утренняя роса!Они цветут как в Раю и как шелестят эти высокие камыши, колыхаясь на ветру зеленой волной! - восхищалась Зульфия.

-Мне тоже нравится этот шум зеленых камышей и цветы кувшинки.Видишь бутоны торчат из воды? К вечеру они тоже раскроются. О как я хотел, чтобы ты увидела их ночью, под луной!В сумерках цветы белой кувшинки, кажутся светильниками.Сидеть в лодке, молча глядя на них своими косыми взглядами, внимая далекому рокоту лягушачьего хора в божественной лунной тишине -сказал Магриб, тихо двигая веслами, словно боясь нарушать тишину.Такими словами они подплыли туда, куда Магриб утопил свою ловушку.

-Вот здесь.Я ее привязывал вот к этой тонкой иве.Сейчас ее подниму со дна и ты увидешь какие здесь водятся рыбы - сказал Магриб, причаливаясь к берегу одного из островков, покрытый густым камышом и кугой.Потом, найдя веревку, медленно поднял ловушку набитую рыбой на сушу.В ловушке лежали различные рыбы, как окунь, сазан, пескарь и даже сом, трепеща плавниками.

Увидев такое, Зульфия радовалась как маленькая девченка.Но она боялась даже потрогать бьющихся рыб в конвульсиях.Магриб бросил все рыбы в лодку, где они прыгали в судорогах.Потом утопил вершу обратно в воду.

-Какой улов! - сказала с восторгом Зульфия.

-Дааа! Делимся пополам - улыбнулся Магриб.

-Ой, как обрадуется моя бабушка, увидев рыб!Отец тоже! - ликовала Зульфия.

После всего этого влюбленные снова сели в лодку и поплыли в сторону деревни.Когда они начали плыть среди цветущих снежно -белых кувшин, Зульфия просила Магриба, чтобы он разрешил ей сорвать из этих прелестных райских цветов.Магриб остановил лодку и Зульфия начала собирать цветы кувшинки.

-Осторожно, не переверни лодку - предупредил Зульфию Магриб.

-Какая сказочная красота!Даже уходить не хочется отсюда. Такое чувство, что вот вот всплывут русалки из воды- продолжала восхищаться она.

Тут начал летать вертолет над рекой, высоко в небе, отражаясь в зеркалной воде дельты.Влюбленные глядели на ветролет из под ладони своих рук до того, пока он не исчез из виду и не умолкли звуки его лопастей вдали.

-Спасибо тебе, Магриб за незабываемый отдых на природе -сказала Зульфия, подойдя осторожно в качающийся лодке к Магрибу и обнимая его, с букетом цветов кувшинки в руках.

-Не за что - улыбнулся довольной улыбкой Магриб, обнимая свою девушку и в прозрачной воде дельты тихо слились их отражения.



 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

13 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Гроза




Было воскресенье.Летное утро благоухало запахом цветущей облепихи.Над полями и лугами пели жаворонки, заливаясь звонкой трелью.Магриб со своей любимой девушкой Зульфией ехал по неровной проселочной дороге в сторону облепиховой рощи на скрипучей телеге, запряженной ослом.Он ехал, сидя на краю телеги, держа в одной руке узду, а в другой плеть.Покорный осел серого цвета шел семеня, мелкими шажками, не поднимая голову.Рядом с ним шел и симпатичный осленок, не отставая от своей мамы.Зульфия молча сидела в телеге, держа в руках косу. Рядом с ней лежал кумган, то есть узбекский чайник - самовар для кипячения воды, топор, нож, шумовка, котелек с черпаком, продукты питания так же дыня с арбузом.Казалось, вот вот отвалится левое колесо телеги, которое вертелось крыво. Тут пролетела мимо Зульфии бродячая одинокая белая бабочка, чуть не прикасаясь к ней своими нежными крыльями.Вдали блестела река, словно крывая сабля древных воинов. Крутые обрывы реки напоминали высококачественного продырявленного голландского сыра, где гнездились зимародки, ласточки и голубые вороны, выкапывая себе норы.С далеких хлопковых полей доносился печальный голос одинокого удода.Вдоль проселочной дороги звенели белые тополя на вольном ветру.Зульфия думала о вчерашнем выпускном вечере, где из за нее Магриб дрался со своим одноклассником Кахрамоном, когда он начал приставать к ней. Когда Магриб сказал ему, что он поступает не по мужски.Кахрамон стал издеваться над ним: -Ты куда смотришь, косой, смотри на меня!Чего ты защищаешь ее?!Ты ей кто, брат, муж или родственник?!Катись отсюда, чувак, пока я не отправил тебя в накаут прямо здесь -сказал он, продемонстрируя приемы боевых искусств.

-Может выйдем? - сказал спокойно Магриб.

-Ах, так, ну давай, раз уж надоело тебе жить на этом свете - коварно улыбнулся Кахрамон, снимая свой малиновый пиджак.Однокласснники хотели последовать за ними, чтобы смотреть бесплатный бой бесправил с близкого расстояния, но их остановил Кахрамон.

Зульфия умоляла Магриба, чтобы он не лез в драку, но он не слушался ее, говоря, чтобы она не ходила за ним.
Потом Магриб с Кахрамоном вышли во двор, чтобы выяснять отношения один на один.Зульфия не смотря на запреты Магриба, все же вышла во двор школы через двери спортзала.Она хотела что то предпринять, пока этот спортсмен не укокошил его парня.

-Ну, косой, покажи на что ты способен! -сказал Кахрамон, делая разминки перед мордабоем, скрипя костями своих рук и нанеся удары в воздух ногами.

Тут он проскальзнулся на корке арбуза и упал на землю,ударившись головой о бетонный бордюр клумбы.Кахрамон лежал как неопытный боксер на ринге, пропустившый сильный аперкот своего соперника.

Увидев это, и подумав, что Магриб молниеносным ударом накаутировал Кахрамона, участники выпускного вечера дружно ахнули, глядя из окна.Магриб даже испугался, подумав о том, что Кахрамон скончался и теперь ему придется долгие годы сидеть в тюрьме, мотая срок вдали от своей любимой девушки Зульфии.Но не тутто было.Через некоторое время Кахрамон пришел в себя и его увезли в больницу.После чего приехал на свой служебном мотоцикле участковый инспектор милиции лейтенант Когозкардонов, который после короткого допроса составил протокол и увез Магриба с собой в участок, для дальнейшего расследование.Лейтенант Когозкардонов, учитывая незаконные действия Кахрамона, освободил Магриба из - под стражи и отпустил его на все четыре стороны.
Такими мыслями Зульфия даже не заметила, как телега запряженная ослом подъехала к облепиховую рощу, где они остановились, как цыганы на поле.За облепиховой рощей находился луг, где растут высокие сочные травы.В небе сияло солнце и над лугом самозабвенно пели полевые жаворонки.Магриб первым делом освободил осла от телеги и взял в руки косу с точилкой.Потом начал точить косу, прислушываясь к пению жаворонков, глядя в небо, зажмурив свои косые глаза.

-Какая красота!Какой пейзаж!Голова кружится от райского запаха цветущей облепихи! -сказала Зульфия, распластав свои белые, гладкие как слоновые кости руки и закрыв глаза с крученными густыми и нежными ресницами.

-Да, Зульфия, это наша Родина, солнечный Узбекистан, наземный рай, где мы живем с тобой как Адам и Ева! Самые сладкие экологически чистые дыни и арбузы, винограды, абрикосы и другие фрукты растут только у нас, в Средней Азии! - сказал с гордостью Магриб.

-Жаль, что Аральское море засыхает день за днем и скоро оно может превратиться в лужу.Часто песчаные бури поднимая соль, пыль и ядохимикаты засыхающего море, разносят по полям, по лугам, по городам, уничтожая флору и фауны. Если дело пойдет такими темпами, то в ближайшее время этот рай покроется соленым песком и превратится в пустыню - сказала с сожелением Зульфия.

-Ты права, Зульфия.Этот наземный рай, который мы унаследовали от своих предков, должны беречь и передать его в целости и сохранности грядущим поколениям! Иначе история нас не простит. Для того, чтобы этот наземный рай не остался под барханами соленых песков, мы обязаны спасти Аральское море, строив судоходный канал соединяющий его с Каспийском морем и только таким способом мы можем реанимировать Аральское море, которое умерает прямо на глазах человечества!Только таким путем мы можем предотвратить экологический дисбаланс мирового масштаба. Другого выхода из этого критического положения у нас пока, к сожелению нет -сказал Магриб.Потом начал косить траву римично и широко махая косой. Зульфия, плетя из ромашек красивый венок надела его на свою голову.В облепиховой роще запела кукушка.Зульфия, взяв другую косу тоже взялась за работу, пьянея от запаха скошенной травы.Через некоторое время Магриб остановился, и начал смеяться, утирая пот со лба на подол своей дырявый полосатой тельняжки.Увидев это Зульфия тоже остановилась.

-Чего смеемся? - удивилась она.

-Косой косарь косит траву на косогоре - сказал Магриб.

Зульфия засмеялась. Потом они снова начали работать.Среди скошенной травы лежали синеглазые васильки, ромашки, донники и медуницы.Вокруг роями летели разноцветные бабочки, беззаботно и весело коротая свою однодневную жизнь. Они долго работали и Зульфия первым остановилась и улеглась на скошенную траву.

-Все, я устала -сказала она.

-Я тоже - сказал Магриб и тоже прилег рядом с Зульфией.

Они лежали, глядя на бескрайное небо, где плавали облака.Зульфия бережно сорвала пушистого одуванчика, чтобы не сдувались с него пушинки и глядя на него задумалась.Потом начала говорить: - Магриб, на что похож этот одуванчик?

-На старого и седого старика -ответил Магриб.

-Не а.Он напоминает мне круглые городские уличные фонари - сгрустнула Зульфия.

-Ты сдуй его - сказал Магриб. Зульфия сдула и пушинки плавно полетели с одуванчика словно белые медузы в море.

-Вот теперь пушинки одуванчика выглядят как снежные хлопья, которые кружатся и летят вокруг ночного уличного фонаря -вздохнул Магриб.

-Да, точно - подтвердил его слова Зульфия.В это время в небе стали сгушаться тучи.Когда поднялся резкий порывистый ветер, влюбленная пара насторожилась.С неба начали падать крупные капли дождя и вокруг заметно стемнело.

-Гроза начинается!Бежим в укрытие! - радостно крикнул Магриб.Они бежали в укрытие, держась за руки и прямо над их головами загремел раскатистый гром, оглушая окрестность и засверкали молнии.Крупные капли быстро превратились в шумный ливень.Влюбленные укрылись под телегой.

 

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

12 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Над весенним разливом безмолвствует луна




Магриб проснулся вполночь от звонка своего мобильного телефона.На связи была Зульфия.Она тревожным голосом начала сообщить о том, что река "Кашкалдак" вышла из своих берегов, затопляя полей и лугов.

- Деревня Куйганяр тоже уходит под воду!Я с моим отцом и с моей бабушкой сидим на крыше дома!Отец мой успокаевает нас, что все будет хорошо, но я боюсь, Магриб!Мы много раз звонили в службу спасения, но никто не отвечает на наши звонки!Что будет теперь?! - кричала она в трубку, плача от страха.

-Не бойся, дорогая! Дядя Мирзомухиддин правильно сказал.Действительно, все будет хорошо!Власти нас не бросят на призвол судьбы и я уверен, скоро спасатели приплывут на шлюпках или прилетят на вертолетах!Слышешь, все будет окей!Не плачь, любимая моя! Я сейчас  что нибудь придумаю! -сказал он.Такими словами Магриб выскочил из кровати и быстро оделся как солдат.Потом разбудил своих родителей, стуча в дверь комнаты, где спали Дехканбай с Базаргулем.

-Что случилось, сынок?! Пожар что ли вспыхнул?! Горим?! -сказал его отец. А мама его в панике начала плакать.

-Быстро оденьтесь и залезайте на крышу! Река "Кашкалдак" вышла из берегов!Половодье затопило полей и лугов и большой часть нашей деревни!Мама, ты не бойся и не плачь!Сейчас приплывут спасатели и они эвакуируют насиление в безопасное место! - сказал Магриб, глядя в низкое окно хижины своими косыми глазами.За окном шлепала вода как на берегу синего залива.В небе одиноко и сиротливо сияла луна и мерцали сонные звезды.На крышах соседных домов семьями сидели люди, с ужасом глядя на потоп, в ожидании спасателей.
Родители Магриба вышли из комнаты и он начал им помогать залезть на крышу.Наконец Дехканбай с Базаргулем забрались на крышу а Магриб остался внизу.

-А ты, сынок куда?! - крикнул отец Магриба.

-Я плыву за спасателями!Не волнуйтесь, я скоро вернусь!
-сказал он и открыв окно на распашку, прыгнул в воду как лягушка.Он долго плавал по водному простору под луной, в сторону водокачки, верхная часть которой виднелась из далека, где чернело большое гнездо аиста, построенное из стеблей хлопчатника.Когда он подплыл ближе к водокачке, то он увидел директора школы Чотиркардонова, который сидел со своей семьей на опустелом гнезде аиста, в надеже спастись от потопа.

Тут Магриб увидел деревянную кровать - топчан, которая называется в народе чорпоя.Она плавала над водой вместе с матрасами и с простынями.Магриб залез на чорпою и лег на нее, чтобы нимного передохнуть.Потом поднял из воды длинный шест, который плавал рядом.С помощью чего он продролжал плыть на деревянной чорпое по воде, как на плоту.Увидев его Зульфия обрадовалась как маленькая, забывая на миг страх и неожиданно она прыгнула в воду, как девушка, любовь которая отверг его любимый парень и она решила пригнуть с высокого ажурного моста ночного Парижа в реку Сена.Бабушка Зульфии закричала в ужасе, подумав, что ее внучка упала с крыши.Мирзомухиддин хотел была то же прыгать вслед за нее, но его тут же удержала старуха Сатти.Но когда увидел, что Магриб спасла ее, протенув ей длинный шесть, он нимного успокоился.Зульфия успешно забралась на чорпою.

-Доча, что ты делаешь?! Будь острожна!Это опасно!Чорпоя может перевернуться!  -крикнул ей Мирзомухиддин.

-Не волнуйтесь, дядя Мирзо и бабушка Сатти, она со мной не пропойдет -сказал Магриб.

-Отец, бабушка, простите меня, что так получилось.Я сорвалась с крыши! - просила прощения у своих родных Зульфия.

-Ладно!Вы только будьте осторожны и не уплывите далеко! Магриб, ты береги ее, слышешь?!Если с ней случится что то, то... короче ты меня знаешь! - предупредил парня Мирзомухиддин.

-Не волнуйтесь, дядя Мирзо, все будет в порядке! -успокоил Магриб отца и бабушку Зульфии. Двое влюбленные сидели на плавающей чорпое, как на плоту, глядя друг на друга, а чорпоя плавала, медленно кружась и двигаясь по воде.Над затопленной деревней все сияла луна, молча глядя на свое отражение, которое дрожало в воде весеннего разлива.Люди семьями ждали спасателей, сидя на крыше домой, укрываясь теплыми одеялами.

Магриб поднял на борт плавучей чорпои еще несколько деревянных шестьев и построил из них уникальный шатёр, похожий на чуму северных оленоводов.Покрытый простынями шатёр стал каютой для влюбленных.

-Господи, плывем как на море.Как будто случилось очередной всемирный потоп.Похоже на то.Потому что никто не отвечает на звонки и не спешат на помощь -сказала Зульфия.

-Не волнуйся, дорогая.Ты лучше зайди в шатёр и спокойно отдохни.К утру спасатели прилетят на вертолетах, поверь мне - сказал Магриб, успокаевая Зульфию.

-Ты чего, Магриб, как можно спокойно отдохнуть в таких ситуациях? -сказала Зульфия.Она сидела, обняв свои колены и задумчиво глядя на луну. Но через часа два она начала зевать от усталости и зайдя в шатёр улеглась.А Магриб двигал в тишине плавающую чорпою, с помощью длинного шеста, задумчиво глядя на бескрайное звездное небо, на луну и на зеркальные водные просторы.Потом он тоже зашел в  шатер и прилег рядом со своей любимой девушкой, которая в это время уже спала.Он лежал, глядя через приоткрытую часть шатра в небо, где кишмя кищат несметные звезды как воздушная кукуруза.Глядя в небеса Магриб тоже уснул.Утром они оба проснулись от громкого крика стаи драчливых чаек, которые летали над плавающей чорпоей влюбленных.Первым выбежал из шатра Магриб, потом Зульфия.Увидев утренний пейзаж они оба замерли от удивления, так как их чорпоя плавала в открытом море.Вокруг чорпои кружились кровожадные акулы, бороздя воду мошными плавниками.Увидев это, Зульфия закричала от страха пронзительным криком, похожим на свисток, с помощью чего пугают акул. Она крикнула так сильно, что Магриб проснулся в холодном поту.

- Ох, слава Богу!Слава Богу, что все это происходило во сне - подумал он, облегченно вздыхая и с испугом глядя своими косыми глазами в окно, где сияло луна.В тишине что то тикал мерным монотонным звуком.Магриб подумал, что это тикают стрельки настенных часов или капают капельки воды из самодельного умывальника, сделанный из узколоба, который он сам смастерил.Но внимательно прислушываясь тишине, он понял, что за окном тает снег и капают радостные слезы ранней весны под луной.

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

11 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Суд




-Так,  Дамы и Господа!Прекратите базар!Судебное заседание объявляется открытым!Сегодня расматрывается уголовное дело Таппарова Камариддуна Хаппарувуча о нанесении тяжких телесных повреждений.Слово предоставляется прокурору, для изложения сути обвинения.Пожалуйста, господин прокурор! -сказал судья .

Прокурор начал говорить: -Здравствуйте уважаемый суд, уважаемые присяжные заседатели!В  19 сентября, 2014 году, в 11 часов дня, в хлопковом поле бригады номер 3 ширкатного хозяйство имени "Мустакиллик" совершено преступление гражданином Таппаровом Камариддуном Хаппарувичем, предусмотренное двумя статьями уголовного Кодекса Республики Узбекистан.

Гражданин Таппаров Камариддун Хаппарувуч нанес колотое ранение гражданину Ходжанасретдинову Мирзомухиддину, в области ноги, с помощью ножа, причинив тем самым тяжкого вреда здоровью - пояснил он.

-Благодарю, господин прокурор.Присядьте пожалуйста. Такими словами судья обратился к подсудимому Таппарову, который сидел в клетке:

-Так, встаньте подсудимый! -сказал он. Таппаров встал.

-Подсудимый Таппаров, вам понятно предъявленное обвинение?

-Да!

-Вы признаете себя виновным?!

-Нет!Я не виноват, ваша честь!Я только защищался! Он сам полез первым в драку, с холодным оружием в руках  то есть с большим гаичным ключом, вмешиваясь в наши семейные дела - объяснил Камариддун Таппаров.

-Понятно, садитесь -сказал судья .Потом продолжал:

- Какаво позиция защиты?! -спросил он адвоката.

-Я считаю, что мой подзащитный не виновен - ответил адвокат.

-Хорошо, господин адвокат, садитесь.Мы начинаем с допроса потерпевших.Потерпевшая Шарифахон Хошимходжаева, подойдите к трибуне, пожалуйста! -сказал судья .
Когда библиотекарша Шарифахон подошла к трибуне, судья спросил:

-Вы гражданка Хошимходжаева Шарифахон Ашурмерганувна, 1988 года рождения, замужем, мать пятерых детей и работаете библиотекаршей в средней школе?!

-Да, ваша честь! -ответила библиотекарша Шарифахон.
Судья объяснил ей права и обязанности потерпевших, потом сказал:

Стороны, пожалуйста, вопросы к потерпевшей!

После чего прокурор с адвокатом начали ее допрашывать.

-Гражданка Хошимходжаева, расскажите суду, что случилось в 19 сентября, 2014 году в 11 часов дня, в хлопковом поле бригады номер 3 ширкатного хозяйство имени "Мустакиллик"? -спросил адвокат.

-В тот день я, по приказу директора нашей школы господина Чотиркардонова, вышла на хлопковое поле, на всеобщий хашар, чтобы собирать хлопок. Тут появился мой муж Таппаров Камариддун Хаппарувуч и начал требовать деньги на выпивку.Я не дала.Тогда мой подвыпивший муж начал меня колотить, ругая меня на чем свет стоит.Естественно, я начала защищаться и кричать.На помощь откликнулся вот этот мужчина, тракторист, который приехал к нам работать из города и завязалась драка между моим мужем и этого гражданина.Мой муж Камариддун Таппаров нанес ему телесное повреждение с помощью ножа.Гражданин Ходжанасретдинов помог мне тогда.Он не виновать.Наоборот, мы должны выразить ему благодарность за то, что он не оставался равнодушным к чужой беде и помог мне, рискуя своей жизнью -сказала библиотекарша Шарифахон.

-Да уж, ты наверно не только поблагодарила, но и наградила его некоторыми органами своего тело, сучка поганая! -крикнул из клетки Таппаров.
Судья начал нервно стучать своим деревянным молотком:

- Встаньте подсудимый Таппаров!Чего вы кричите как чайка в штормовом море!Вы находитесь в суде, а не на хлопковом поле!Оскорблять кого либо в зале суда не допустимо!Следите за своими словами!Понятно вам?! - сказал он.

-Да, ваша честь! -ответил Таппаров, недовольно глядя  из подлобья в сторону своей жены.
Садитесь! -сказал судья.

Таппаров сел.Суд продолжая работу, пригласил к трибуне потерпевшего Мирзомухиддина.Он отвечая на вопросы прокурора и адвоката, сказал следующее:

-Уважаемый суд, уважаемые присяжные заседатели!Я прощаю товарища Таппарово и прошу вас освободить его от уголовной ответственности, ради его маленьких несовершеннолетных детей, учитывая так же его участья в ликвидации аварии на Чернобильской АЭС, где, по его словам, он тоскал ядерные отходы на тачке, работая на крыше  взорвавшегося четвертого энергоблока, рискуя своим здоровьем, несмотря на высокую дозу радиации, которая он получил.

После этих слов Мирзомухиддина, суд выслушал свидетелей.Перед прением сторон, адвокат обартился к суду с ходотайтсвом, выслушать одного свидетеля.Судья удовлитворил его ходотайство и пригласил в зал свидетеля:

- В зал приглашается свидетель Чотиркардонов Шарбашуемблдон Тандиркаллаювуч! -объявил он громко.

В зал зашел Чотиркардонов и начал отвечать на вопросы сторон.

-Свидетель Чотиркардонов Шарбашуемблдон Тандиркаллаювуч, вы знакомы с моим подзащитным Таппаровом Камаридуном Хаппарувучом? -спросил адвокат.

-Конечно знаком.Его жена Шарифахон работала у меня в школе библиотекаршей.До того момента, пока мы не поймали ее с этим мерзким типом, трактористом Мирзомухиддином, я тоже отнасился к Таппарову неготивно, как к непорядочному пьющему человку.Теперь я стал думать по другому то есть в клетке не Таппаров должен сидеть, а этот Мирзомухиддин!А он сидит здесь как потерпевший.Какая несправедливость, Господи!Он хочет выйти сухим из воды.Врет и не краснеет.Вот из за таких сволочей распространяется по всей планете спид!Рождаются внебрачные дети, подкидыши с серьезными отклонениями здоровья!А мы говорим о здоровом поколении!А детям говорим, что их принес аист, других нашли в капусте!Вот живой пример перед вами!Меня и в самом деле нашли в капусте то есть в поле, где вырашивали капусту.Да, да, не удивляйтесь! Меня нашли завернутым в лозунг, написанный на красной материи с помощью зубного порашка 60 годов, типа "Дети - наше будущее!". Одним словом эти любовники осквернили нашу школьную библиотеку, нашу святыню, занимаясь там любовью среди бела дня!Я тут же отстранил от занимаемой должности эту женщину!-сказал свидетель Чотиркардонов Шарбашуемблдон Тандиркаллаювуч.

-Что?! О чем ты, козел!За такие слова я шею тебе сверну!Следи за базаром, директор ты чокнутый! -крикнул Таппаров.

-Это клевета!Как вам не стыдно, господин директор?!Я в тот день зашел в библиотеку, только чтобы поговорить, посоветоваться с этой женщиной о моем заявление, где я просил следователя, чтобы он освободил от уголовной ответственности Таппарова.Во время беседы она схватилась за сердце и я стал оказать ей первую медицинскую помощь.Потому что она начала задыхаться.Она могла умереть до прихода врачей.Потом этот директор с учителями ворвался в библиотеку! -сказал Мирзомухиддин.

Библиотекарша Шарифахон стала плакать, закрыв свое лицо ладониями рук.

-Ах так!Ну тогда, уважаемый суд, прощу просмотреть видео, которое я заснял на свой мобильный телефон как вещественное доказательство!Это видео приобшено к материалом уголовного дело! - сказал свидетель Чотиркардонов.

Суд, посоветовавшись на месте, решил посмотреть это видео.
Когда начали продемонстировать тот видео, Таппаров взбесился в клетке как оборотень, треся клетку изо всех сил, крича во вес голос: -Ну все, ты труп, тракторист вонючий!Ты не жилец! Я тебя найду хоть из под земли и на ремни порежу! Клетка была довольно крепкой, но она оказалась не прикрепленной к полу.В результате перевернулась и подсудимый Таппаров выбежал из нее.Он бросился на Мирзомухиддин.

Присяжные заседатели и другие присутствуюшие в панике дружно встали и разбежались в разные стороны.Охранники бросились на Таппарова, чтобы обезвредить его.Но он ускользнулся и побежал в сторону окна, чтобы выпригнуть из него.

-Держите его! - кричал прокурор, стараясь бить Таппарова с помошью папки.Тут судья поймал Таппарова и изо всех сил стал наносить удары с помощью своего деревянного молотка по его голове, чтобы обезвредить опасного беглеца.Судья так сильно нанес удары, что его деревянный молоток сломался.
От нанесенных ударов судьи, Таппаров упал на пол и все успокоились, облегченно вздыхая.

 

 

 

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

10 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Фельдшер



День был морозным и на крышах домов висели длинные и крывые сосульки, словно клыки неведомого зверя.Воздух был пропитан запахом горящего кизяка и резины. В садах громко и нервно каркали вороны и им вторила зимняя заснеженная тишина.

Мирзомухиддин шел, хромая из за того, что его раненная нога еще полностью не выздоровела.Он шел в сторону школы, по снегом покрытой улице, чтобы поговорить посоветоваться с библиотекаршей Шарифахоном по поводу его заявление, где он просит следователя, освободить от уголовной ответственности Камриддуна Таппарова, который поранил его ножом.То есть он прощает Таппарова, ради его маленьких несовершеннолетных детей, учитывая его участия в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, где он спас жизнь многих людей, рискуя своим здоровьем.

Чтобы увидев его в школе, учителя не думали о нем плохого, Мирзомухиддин прихватил с собой замечательную книгу, которая подарила ему библиотекарша Шарифахон.Когда он пришел в школу, во дворе школьники играли в снежки, закидывая друг друга снежными комками, весело крича и звонко смеясь.Мирзомухиддин топал сапогами у входа, отбивая снег.Потом сняв заячую шапку, зашел в фойе, а потом начал идти по коридору, здороваясь с учителями и учительницами, слегка хромая.Он остановился у двери, где на табличке было написано "Библиотека".Мирзомухиддин осторожно постучал в дверь.

-Да, войдите! -послышался знакомый ему голос библиотекарши Шарифахона.

Открыв дверь, Мирзомухиддин зашел в библиотеку и увидел жену Камариддуна Таппарова, которая сидела за своим рабочим столом и усердно писала что то на тетрадь.

-Здравствуйте, Шарифахон! -сказал, Мирзомухиддин.


Услышав голос взрослого мужчины, Шарифахон подняла голову и встала:

-Ой, здравствуйте... это вы? Простите ради Бога, я... - сказала она растерянно и почему то покраснела.Потом продолжала: -Зайдите, подойдите к печке, погрейтесь.На улице холодно и вы замерзли наверняка...Такими словами она указала на стуль, который стоял рядом с чугунной печкой, которая гудела.

Мирзомухиддин, поблагодарил женщину, присаживаясь на стуль и греясь у печки.

-Незачто - сказла библиотекарша Шарифахон и открыв топку печурки, бросила туда пара кизяков.

-О, у вас в школе печи топятся кизяком?- спросил Мирзомухиддин, глядя на кизяки, которые лежали в мешке, около печки.

-Да, нет, у нас школьники учатся в холодных, нетопленных классах, сидя в куртках, в ватных брюках, надев валенки, и нахлобучив шапки ушанки.Они пишут в перчатках, некоторые в варежках как полярники и их волосы торчащие из под шапок, брови и ресницы покроются инеем как в морозильнике. Потому что нет дров и угля для отопления.Отопительная система не работает.Бедные ученики заходят иногда ко мне в библиотеку в надежде погреться.Многих ребят, которые замерзли, приносят на носилках, чтобы приводить их в чувство здесь.Эти кизяки я принесла из дома.Мы их собирали летом с моими детьми.А что прикажете делать, ежели в нашей деревни нет природного газа? А электричество отключают каждый день на 12 часов.Поэтому мы летом собираем кизяки, идя по лугам, с мешками в руках,  как грибники, которые  ходят за грибами в лес, с лукошкой в руках, надев резиновые сапоги с длинными голенищами.Это очень забавное занятие.Мы страшно обрадываемся, когда найдем кучо кизяков, похоже на коричневые розы.Если внимательно смотрите на кизяк, то вы твердо убедитесь в том, что это стратегически важное топливо для население, больно похоже на розу.Одна моя городская подруга, любовница одного чиновника говорит, что терпкий запах кизяка отвратительно и как вообще народ держит руками такое вонючее дерьмо и топит им свои дома -говорит она. А я, наоборот, люблю ароматный запах кизяка и нюхаю его как розу, разширяя до придела ноздры своего носа и закрыв глаза, погружаясь в море наслаждений до того, пока не окосеют мои глаза - сказала библиотекарша Шарифахон.Потом продолжала, глядя на книгу, которая держал в подмышках Мирзомухиддин.

-Я вижу, вы принесли ту книгу, которая я вам подарила.Это книга не из библиотеки.Я купила ее за свои деньги, заработанные честным путем в книжном магазине и подарила вам, в знак благодарности за то, что вы спасли мне жизнь -сказала она.

-Я знаю, Шарифахон, знаю.Это... как бы вам объяснить... Я прихватил ее с сабой для маскировки, чтобы учителя не думали обо мне плохого, увидев меня здесь.Я пришел, чтобы поговорить с вами об одном важном деле.Дело в том, что я написал заявление, где я убедительно просил следователя, чтобы он освободил от уголовной ответственности вашего мужа Камариддуна Таппарова,  если конечно он раскается в содеянном и просит прощения у вас.Я долго думал и пришел к такому выводу, что нет лучшего варианта для меня, чем простить его, ради ваших несовершеннолетных детей так как им нужен отец - пояснил Мирзомухиддин.

Услышав его слова библиотекарша Шарифахон задумалась на миг.Потом сказала: -Спасибо вам, Мирзомухиддин, что прощаете Камариддуна ради моих детей.Но врятли мой муж раскается в содеянном и будет просить прощения у меня.Горбатого, как говорится исправит могила.Вы думаете, что он поможет нам чем то? Ошибаетесь. Наоборот, он будет мешать нам жить.Лучше жить мне без мужа, чем жить с таким подлым алкашем и тираном.Господи, почему я вышла замуж за него? Почему он не такой, как вы, например? Вы не пьющий, сильный, добрый и благородный человек. А он... Ох, чего то у меня с сердцем...

Такими словами библиоткарша Шарифахон неожиданно схватила за сердце и начала задыхаться.

- Что с вами, Шарифахон?! Вам плохо?! Сейчас я вызову скорую помощь! - сказал Мирзомухиддин.

-Нет, не надо.Сейчас отпустит...Иногда у меня случаются такие приступы.У меня проблемы с сердцем.Вы лучше сделайте мне, пожалуйста массаж вот здесь, в груди - сказала библиотекарша Шарифахон, тяжело дыша и стоная.

-Хорошо -сказал Мирзомухиддин и усердно начал массировать грудь бедной женщины.


Тут ногами открыв дверь на распашку, в библиотеку зашел разгневанный директор школы Чотиркардонов вместе с учителями.Потом завхоз с уборщицей и сторож тоже.

-Вот полюбуйтесь, Дамы и Господа, чем занимается наша очаровательная библиотекарша в рабочее время, среди бело дня,  в таком святом месте, как библиотека!Как они смели согрешить в алтаре нашей школы?! Кругом ученики, учителя, уборщицы! Как тебе не стыдно а, тракторист Мирзомухиддин?!Городской еще называется!Оказывается Камариддун Таппаров не зря тебя пырнул ножом!Тебя зарезать мало!Вот сволоч а!Если бы закон позволил, я бы его задушил вот этими своими собственными руками прямо здесь!Вот из за таких неверных и гулящих появляются на свет валади зино то есть незаконнорожденные, харомдан боганы! Говорят, что его бросила жена и правильно сделала!Уважающая себе женщина никогда не захочет жить с таким гулящим, конченным подонком!Ничего, вот я  заснял все это на свой мобильный телефон и это видео будет неоспаримым доказательством в суде и я уверен на сто процентов в том, что после просмотра этого видео, мнение присяжных резко изменится и они освободят беднего Камариддуна Таппарова прямо из зала суда. А вы, Шарифахон с этого момента отстранены от занимаемой должности за то, что вы превратили нашу школьную библиотеку в публичный дом, в бордель!Найдите себе другую работу!Господин завхоз, быстро позвоните участковому милиционеру лейтенанту утто Когозкардонову!Пусть он приезжает на своем служебном мотоцикле и арестовывает этого нехорошего тракториста! -  сказал директор школы Чотиркардонов.


-Что вы говорите, товарищ Чотиркардонов, вы в своем уме?! О чем вы говорите вообще?! Какой грех?!Это клевета! Не пачкайте грязью чистое имя порядочной женщины! У нее случился сердечный приступ и я хотел помочь чисто по человчески, оказав ей первую медицинскую помощь! сказал Мирзомухиддин.


Директор школы Чотиркардонов, вместа того, чтобы слушать слова Мирзомухиддина, злобно захохотал, словно джын, который только что освободился из лампы.Учителя и другие работники тоже.Еле задавив свой смех, и вытерая слезы с глаз в свой огромный носовой платок, Чотиркардонов сказал:


-Видете ли, он оказал первую медицинскую помощь! Да, заткнись, ты тракторист несчастный!Мы знаем как помогают молодым очаровательным женщинам такие мерзавцы, как ты!Тоже мне доктор терапевт! Фельдшер, работающий на "Скорой помощи"! -сказал он и снова поднимался дружный смех работников школы.



 

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

Letters of Mizhappar

(The short novel)

(In loving memory of the great humorist of Uzbekistan Hadjibay Tadjibayev)




The first letter of Mizhappar




Let this letter, which I write now, hurrying like a storm, raging like a Typhoon; reach the hands of the esteemed Sitmirat, who lives in those countries where democracy thrives like Japanese Sakura in the spring. Let this be the letter is clear to him like the full moon in a deserted silence of the snowy field of the farm, where we plant cotton in the spring. Hello, Mr. Sitmirat , my name is Mizhappar. I'm a worker of the collective farm of 'Chapaev'. My friends, workers obey the Government of our Country collective farm 'Chapaev' exceeded the annual plans for the collection of cotton, courageously defeating all the vagaries of a harsh nature. Thanks to our wise President and Government, for making bread cheap. A man will not die if he does not eat meat. That is, it will cost and without meat. For us to lick the bread with water that would not have risen in price and the air was free. Now, Mr. Sitmirat, if your clothing or boots rips, it's not scary. You can patch them up, and the stomach? What do you think, is it possible to sew up the stomach at least for a day and live without eating anything, as it is not so. Recently, we went in search of bread for mills with bags in the armpits. And now, thanks again to our wise President and the Government that bread and water is cheap, air is free. That's important. I am writing this historic letter and thinking about those days when disappeared from the store the first necessary items with the shops, and remembered one funny story. The story is very funny and when I think about this case are filled with laughter and can't stop. I can't stop even when I'm staring at my nails to crush my laughter. Here is now, too, write this letter and is cracking hand from laughter. In short, in those grim days of my age and relative Qurumboy from the village "Lattaqishlaq" went to town in search of vegetable oil. He walked among the shops of the Bazaar and saw a young man who traded vegetable oil. Qurumboy asked the seller for the price. The seller called the price. The price was acceptable and Qurumboy decided to buy thinking: "the Price is acceptable. I'll buy more, excess resale to their neighbors in the at exorbitant prices ". While he thought the seller asked him a delicate question, say: - Haw many liters, sir?
- Two... no, three pints please - said Qurumboy, pulling money out for genies his tarpaulin boots without soles. -Well, Mr. - He said, and took one three-liter glass jar with a sealed lid. Then wiping it with a towel, gave Qurumboy. He has paid and gently put a three-liter glass jar in a bag. When Qurumboy arrived home unharmed, on the bus on the brand "Pazik" like a loaf of bread yellow, his mother was very happy. Anyhow, of course I will be happy. After all, they are three months in a row did not take hot, and now this! The mother of Qurumboy even cried due to joy, then cleared the cabbage, corn, turnips, potatoes and surgical care poured into the pot of vegetable oil, some brought by Qurumboy. Well purified, transparent oil lay in the bottom of the blackened boiler. Qurumboy began spreading the fire. The fire in the hearth burned a long time ago but, for some reason, the oil is not warmed up. I mean, he didn't smoke. Suddenly, the heated oil began to boil. Seeing this, Qurumboy and his mother were touched by surprise. It turns out that the seller is a bastard, bought by Qurumboy not vegetable oil, but cold tea. Then Qurumboy in one week spends the money on transportation, he went into town and was looking for the seller of a scoundrel on the market, but could not find him. Now here is, vegetable oil, thank God emerged on counters. Although, more expensive, but there is. I don't understand people. Here, some complain all the time, it came to light, gas, and drinking water. If I had, I would have destroyed all those electrolytes, the pole, and the electric strip from the switchboard. It turns out that electric current is the most dangerous and harmful substance to human life. See, how many people died from the electric current in our village, when they were picking on a screwdriver in their hands, hoping to twist the meter, as if avoiding paying for electricity. As the fire breaks out, with a green-red sparkle and explode counter in place with the host as a bomb with clockwork. Some burned houses to the ground from the fact that the outbreak of the jumpers flew straight into the attic, where they kept dry hay for the winter for livestock. Hay ethno, is also an inflammable substance like gunpowder in the barrel. It's better to live without electricity. In our village Chapaev every day, from morning to evening and from evening to morning turn off the lights. Naturally, I rejoice in it. My parents, that is, my stepfather and stepmother are also happy, stepfather to say, when no electricity, Mizhappar will not be watching TV, and he'll fall asleep early. Yesterday, I, as played by barn from cow dung, suddenly, in unison shouted, selcan and I almost took a heart attack. They shouted loudly: -Huraaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaaay!.
I think, really came Mr. Sitmirat on an armored personnel carrier with the opposition and the revolution began. I went out Jogging on the street and saw the villagers fleeing their homes, rustling in heavy coats and stomping in tarpaulin boots size forty-eight.

- What are you doing, fellow villagers?! - I asked them.

- Light up! Thank our wise President and Goverment! - They answered with a joyful cry. After half an hour, while people really did not have time to eat his meager dinner and lay the mattress and warmed up their TV set with the included black and white picture, which works with the help of stabilizers, again turned off the light.

Some citizens complain about the lack of gas. Oh, well, if these fools don't even know, so this dangerous gas. Last winter our house almost burned down because of the gas. In our village people in order to use the gas in the tube install motors, mounted in a tin can with the aid of this mechanism they installed the gas pipe, leaving the blue fuel to their neighbors. After consulting with my stepfather and stepmother, I also bought a mother of this kind and mounted it in the pipe of our solid fuel burning stove. As the motor started to work, it immediately began to do the blue fuel in the stove and our stove with joy roared terribly like a ship far sailing in among the icy expanses of the Arctic Ocean. The flames in the solid fuel burning stove fluttered like a flag on the flagpole and in a short time we became hot. Stepfather and stepmother are happy, praising me. When it became stuffy, I had to remove a jacket with a hat with ear flaps and sitting in a t-shirt and in the Finnish sauna and sweating. Even breathing has become difficult in the unbearable heat. Suddenly, a motor mounted in a tin can, handing out the sound of a bat exploded, flying in different directions. It turns out the pressure on the pipeline rose sharply. Suddenly, the flames rose to semi-meter, if not more, and our shack has become like a stone in the caves of hell fire, Stepmother in hysterics screaming piercing voice as the sound of an old factory bell, calling for the help of people. I'm shocked. I stand rooted to the spot. Look, the stepfather also critic like a wild man at the waterfall.

- Mizhappar! Look, my son is adopted; the sheepskin is lit with a mattress near the stove! Put it out, for God's sake! Oh, gentlemen! - He ratted.

- I see, I see, stepfather! - I'll put it out! - I answered shouting and began to feverishly stomp on the flame, which is terribly raged about our stoves. I trampled the fire with the help of my flat feet, similar to the fins of divers, and finally, I managed to successfully localize the fire. But while fighting the fire, my pants burned to the ground and they turned into shorts. I've been afraid of gas ever since, saved us from the death of our poverty, because we accept the clay floor, clay walls and ceiling almost nothing. If we had wooden floors and ceilings, luxurious furniture, we would have burned down. And from there the proverb was modernized, not beauty, but the poor will save the world. Here you are a great scholar in the field of swearing, think about it, if the people of the planet would be poor, they would not have been able to invent the atomic and nuclear bombs, right, Mr. Sitmirat? If a poor man and a hungry one, he will generally think about inventions all over the world. They would also like we are in hopes to find his bread, they would work on cotton plantations from morning to evening, picking cotton, not ceasing even in the cold days of December with your children. I firmly believe that wealth and luxury is the number one enemy of humanity. After the fire that broke out in our house, like a closet, I dismantled the pipes from the gas pipeline and we started to heat our shack with the help of pressed dung, that is, cow shit, although the dung in the stove burns slowly and smells bad, but it is safe for human life. Produced dung is also not difficult. He sat on his ass and for God's sake goes to the lawn, where growing junipers, it was full of dung, which cows produced. Collect on health, put them in your bag and the police will not even bring you to justice. Sometimes the mowed rye field will also become a quarry of fuel for energy resources for us, that is, for the poor. It is necessary to live in harmony with nature, not destroy it.
With great respect, the worker of the collective farm 'Chapaev' Mizhappar.



21 January, 2008. 19 hours and 15 minutes.
Collective Farm "Chapaev".

 

 

 

 

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

9 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Снегопад



Совсем недавно Зульфия рассказывала, что ее отец, не смотря на ножевое  ранения, которое полностью не выздоровело, вышел на работу и он пахал на полях, ночуя в полевом стане, чтобы успеть закончить пашню, пока не выпал снег.Чувствовалось тогда, что зима уж не за горами и осенний сезон пашни подходит к концу. По ночам с далеких полей доносился рокот одинокого бульдозера, похожий на квакание далеких лягушек.Магриб часами прислушывался этому печальному рокоту трактора в ночной тишине до тех пор, пока не уснет.

А сегодня ему не спится и в ночных полях царит полярная тишина.Просторы лугов и полей покрыты первым снегом.Снег все еще идет. Идет как белая безмолвная симфония, которая Магриб слушает глазами, неподвижно глядя в ночное окно.Снежинки царапали стекла окон, шепча нежным шорохом напоминающий вздох.В доме безмолвствовала тишина.Магриб снова начал думать о Зульфие, задумчиво глядя косыми глазами в темное окно.После того как Зульфия просила, чтобы он больше не писал свои шуточные письма на бумаге, опасаясь о том, что эти письма могут попасть в руки учителя Увадагуппиева, одноклассников и еще хуже, в руки директора школы Чотиркардонова, как это случилось недавно во сне Магриба, они оба купили себе мобильные телефоны.Но в столь поздный час звонить кому либо, чтобы разговаривать не только неудобно, но и неприлично.То есть он может обеспокоить не только свою девушку, которая спит, но и ее отца или бубушку тоже.А что, если она не спит сейчас и сидит у окна, глядя на ночной снегопад как он?

Такими мыслями Магриб решил отправить ей СМСку и сталь писать текст:


"Тайный агент контразведки товарищ Ниязува!Чтобы не засветиться, я пишу вам важное сообщение на азбуке морзе, излогая свои мысли знаками перепинания.Я сообщаю, что ваша жизнь в опасности.Приказываю от имени декабрской революции! Немедленно сделав двойное сальто, выпригните в окно и садясь в собачью упряжку, скачите в сторону тундры, исчезая среди мелколесья карликовых берез, мчась с бешенной скоростью, стегая свору бедных собак с помощью длинного свистящего кнута, который вертится над вашей головой как винт военного вертолета!Максимально увеличивайте скорость собачей упряжки, когда за вами начинает гоняться стая голодных полярных волков и пусть ваша собачая упряжка ударившись в лед, который лежит под снегом, поднимется носом вверх, словно гигантский кит в окене, волоча за собой вас и с грохотом падает вниз, поднимая облако снежной пыли.Услышав громкий лай своих собак, я выбегу из чумы оленоводов и спасу вас от стаи полярных волков, выстрелив в воздух из охотничьего ружья.


С уважением, товарищ Тундра Тамба."


Написав текст, Магриб отправил его на мобильный телефон Зульфии в виде СМС.Потом ждал ответа, мысленно представляя себе Зульфию, которая прочитав СМСку смеется в подушку, чтобы своим громким хохотом не разбудить своего отца и бабушку, которые спят.


Через несколько минут последовал ответ:


"-Господин Тундра Тамба! Я смертельно боюсь волков, особенно полярных.Лучше сами прискачите на своем северном олене, у которого отвалилась одна рога."


Тчк.товарищ Зулья.


"-Я вас понял, госпожа.Сейчас выпрыгнув в окно я сяду на северный олень и голопом поскачу по заснеженной тундре на север, через остров Врангеля, где на льду отдыхают огромными стаями жырные и толстые моржы, как наши руководители в кавычках на курорте, развлекаясь с моржыхами легкого поведения, нанеся иногда удары друг другу с помощью своих пожелтевших клыков.Недалеко от них стоят хмурые и сутулые пингвины на двух ногах, как толпа бедных граждан, которая обявила политическую голодовку у президентского дворца и требует от власти свои законные права, то есть демократию, не косметическую, а настоящую.


С огромным уважением, оленовод Тундра Тамба.


Отправив очередную СМСку, Магриб бесшумно оделся и чтобы не разбудить своих спящих родителей, тихо вышел из дома, осторожно ступая, как рысь на мягких лапах.

На улице бесшумно шел снег.В морозном воздухе витал запах горяшей древесины и угля. Снежные хлопья летели по воздуху как гигантский рой белых пчел, кружась на ветру вокруг скрипучих подвесных деревенских уличных фонарей, которые висели на деревянных сосновых столбах.Эти качающихся на ветру старые уличные фонари напоминали немые колокола без языков.Магриб шел сквозь снегопад, спотыкаясь в снегу, по пустынней улице в сторону дома, где ждет его любимая девушка.Ему хотелось как можно скорее увидеться с ней, крепко обнимать ее и целовать в мягкие губы бродя вместе по безлюдной заснеженной улице деревни.

Его шаги озвучивал снег, как старая скрипучая белая половица и казалось, что время медлит, словно озябщая улитка.Согнутые тяжестью снега ивы и тополя вдоль дороги, напоминали белого сказочного шатра.

Наконец Магриб пришел к дому Зульфии и тихо постучал в светящееся окно.Зульфия, как всегда красиво улыбаясь подошла к окну.Она жестами говорила Магрибу как спецназовцы, что ей нужно одеться потеплее и через пять минут выйдет.Магриб одобрительно кивнул ей головой, глядя на нее с косым взглядом.Через несколько минут Зульфия вышла на улицу с зонтиком в руках.


-Вот умница -подумал Магриб.И влюбленные снова обнялись по дороге, попутно целуясь под зонтиком.


-Я люблю тебя, Зульфия!Без тебя не могу жить -сказал Магриб, переходя на ты.


-Я тоже - сказала Зульфия шепотом.Они были безмерно счастливы.Идя по заснеженной дороге, Магриб вдруг остановил Зульфию и сказал:


-Слышешь, любимая тихий шорох.Это снег шепчет, стуча по нашему зонтику.Какая волшебная речь!Какая ночь и какой снегопад! - сказал с восторгом Магриб.


-Да -сказала Зульфия, стараясь поймать снежинки губами, которые садились то на ее волосы, то на крученные длинные ресницы. Тут они услышав человеческий голос, остановились на миг.Потом увидели сквозь снежной пелены за изгородом пьяного человека, стоящего еле на ногах.Он разговаривал с кем то, лениво произнеся слова.


-Здравствуйте... Чего вы здесь делаете в такую собачью погоду?Или вас тоже выгнала жена из дома? Да, ну их всех на... Они все одинаковые.Моя Латифа тоже.Когда принесу получку домой, она встречает меня с улыбкой, начинает приласкать как собаку, поглаживая мне седые и негустые волосы.Посадит за старый и шаткий стол, который стоит на кухне и приносит горячую еду на ужин, сидит, глядя на меня добрым взглядом, наблюдая как я ем, клянется лишный раз мне в любви, говоря о том что я сильный словно Геракл, умный и мудрый как  древно -греческие философы.Вспоминает молодость прослезясь, о том, как она безумно влюбилась в меня с первого взгляда.Как только деньги кончаются, она сразу наденет свою куртуку наизнанку, то есть первая заводит ссору, стараясь бить скалкой мне по кумполу, называя меня неудачником, алкашом, тряпкой, плача в истерике, гворя мол, зачем она вообще дура вышла замуж за меня.Почему не бросилась под поезд или вылив на себя бензин не сожгла себя сама и тогдали...Вот, я смотрю, вы тоже любитель выпить и нос у вас красный как у меня. Видать, вы уже успели пропустить поллитра водки. Да, бутылка наше убежище, а водка забвение.А что делать, если кругом несправедливость, коррупция, обман, предательства, подлость, зависть, равнодушие и гнет, дома злая жена, где не осталось для нас другое развлечение, кроме как водка? Кому прикажете излить душу грешную?..Чего вы молчите как уличный фонарь на рассвете а?Ах, понятно! Вы дворник что ли? Я сразу заметил это, глядя на метлу, которая вы держите в руках. Как говорится, душевнее чутьё журналиста мне подсказало. Знаю, все дворники бывают несговорчивыми, угрюмыми как рыбаки.А вы в отличие от них все улыбаетесь.Сейчас многие наши соотечаственники с высшем образованием, особенно молодые парни на рассвете сил, работают молчаливыми дворниками как вы, в России и в других странах ближнего зарубежья.Но у меня есть лекарство, эликсир, которая развяжет язык даже немому.Выпьем, сначало за знакомство в аккурат, а там найдутся и другие поводы, чтобы выпить.Ваш покорная слуга журналист, то есть работник средств массовой информации.Я редактёр газеты "Кашкалдакские зори". Фамилия мое утто Шышрылдаев. На днях власти закрыли мою газету за то, что я опубликовал статью о том, что в нашей стране нет свободы слова. Такую стенгазету закрыли, гады!Я их никогда не прощаю!..Уеду тоже из страны в знак протеста, уеду в чужие края, чтобы работать дворником - сказал журналист Шышрылдаев, плача и не зная о том, что разговаривает не с человеком, а с веселым снеговиком, который улыбается до ушей.


Влюбленные пошли дальше, скрипя снегом по заснеженной улице, под одним зонтом.

В усталом свете качающихся подвесных скрипучих фонарей кружились и летели снежинки, как пушинки луговых одуванчиков.