Поиск

 

Ўзбек шекспири Шароф Бошбеков

Шароф Бошбеков ўзбек  драматургиясига ўз овози билан  кириб  келган  истеъдодли  драматургдир.Унинг  "Темир  хотин" номли  комедияси халқимиз юрагидан  жой  олди. Ўзбек  аёлларининг  драматик,  яъни  аянчли  аҳволи  ўткир  сатира  билан  акс  этдирилган  мазкур  асар  персонажи  Қўчқарбой хотини  билан  келишолмай  қолиб,  қўшниси  Олимжон  яратган  робот  аёлга  уйланади. Аммо  робот  аёл  ўзбек  хонадонидаги  оғир  юмушларга ярамай,  охири  пахтазорда  пахта  тераётиб,  зўриқишдан ёниб  кетади,  ишдан  чиқади. Бу  кўриниш  орқали  драматург  сабр - тоқатли, меҳнаткаш  ўзбек  аёлларининг  пўлат  иродаси  ҳатто  темирдан  яратилган  машинадан  ҳам  мустахкамроқ эканига  урғу  беради.Шу  маънода,  Шароф  ака  ўзбек  драматургиясида  қизил  цензура қолипларини қўпориб, диктатура ромларини  синдира  олган, ёниқ  ва  жасоратли  драматургларимиздан  биридир.

 

Холдор  Вулқон

 

 


Истеъдодли ёзувчи ва драматург Шароф Бошбеков 1951 йили Самарқандда дунёга келган. У адабиётнинг қутлуғ даргоҳига 80-йилларнинг бошларида кириб келган эди.
Дастлаб ҳикоя жанрида ўз истеъдодини синаб кўрди. Бинобарин, унинг «Г» варианти» ҳикояси (1981), «Жумбоқ» (1986) ҳажвияси, «Ғурур» (1982) каби ҳажвий ҳикоялари юзага келди. Шундан сўнг унинг кетма-кет ранг-баранг мавзудаги саҳна асарлари яратилди. Жумладаан, у «Тушов узган тулпорлар» (1983) ҳамда «Эшик қоққан ким» (1987) каби комедия, «Қасосли дунё» қисқа метражли филм ссенарийсини ёзди. Шунингдек, «Эски шаҳар гаврошлари» (1988) «Темир хотин» (1989) каби жиддий комедиялари яратилди.
У кино соҳасида ҳам ижод қилди. Унинг ссенарийлари асосида “Юзсиз”, “Тилла бола”, “Темир хотин”, “Маъруф ва Шариф”, “Масхарабоз” каби филмлар суратга олинган. Айниқса, “Чархпалак” телесериали машҳур бўлди.
“Темир хотин” асари учун драматург Ўзбекистон Республикаси Давлат мукофотига сазовор бўлди. Ўзбек кино санъати ривожига қўшган ҳиссаси учун “Ўзбекистонда хизмат кўрсатган маданият ходими” унвонига лойиқ кўрилди (1999 йил). 2001 йилда “Меҳнат шуҳрати” ордени билан тақдирланди.

 

 

 

Ориф Толиб

 

Ижодкорнинг ўз дастхати бўлиши керак

 

(Таниқли драматург Шароф Бошбеков билан суҳбат)

 


-Китобларингиз чиқмайди ҳисоб, матбуотда ҳам кам кўринасиз...

-Мен китоб ёзмайман. Кино ёки спектакл учун сценарий ёзаман. Китоб адабиётнинг алоҳида тури. Агар 20 серияли сценарийим кино қилинса, 20 та китобим чиқди деб ҳисоблайман. Шу пайтгача битта китобим чиққан. 1989 йили сценарийларимни йиғиб “Эшик қоққан ким бўлди?” номи билан нашр эттиргандим.

Бошқа ёзувчиларнинг уйига борсангиз, жавонларда босилиб чиққан китоблари турганини кўрасиз. Меникида эса кассеталар туради. Келганларга “Булар – менинг китобларим”, деб мақтаниб қўяман.

-Лекин драматургия ҳам адабиётнинг бир йўналиши саналади, пьесалар ҳам адабий қонун-қоидаларга жавоб бериши керак. Масалан, Шекспир драмалари ҳақиқий бадиий асар даражасига кўтарилган. Иккинчи томондан, ўқувчини ҳам ўйлаш керак. Саҳналаштирилган ёки экранлаштирилган сценарий кўнгилдагидек чиқмаган бўлиши мумкин. Уни кўргандан китобини ўқиб қўя қолган афзал бўлади.

-Тўғри, бу гапда ҳам жон бор. Яқинда сценарийларим тўплами китоб бўлиб чиқяпти. Мен таклиф қилган ном ноширларга маъқул келмади, кейин келишиб “Мусофир бўлмагунча” деб қўйдим. Китобга олтита сценарий киритилган. Уларнинг ҳеч бири саҳналаштирилмаган. Яқинда чоп этилади.

Тўғри, китобнинг яхши томонлари бор. Мен учун аҳамиятлиси – ёзган нарсаларим жам бўлиб туради. Қаерлардадир қолиб, йўқолиб ёки эсдан чиқиб кетмайди. Лекин гапнинг очиғи, китоб чиқаришга ўзим ишқибоз эмасман. Сценарийларим кино қилиниши ёки саҳнага қўйилиши мен учун муҳимроқ.

-Жюль Верн деган ёзувчи ўзи кўрмаган жойлар ҳақида асарлар ёзган. Лекин тасвирлаган шаҳарлари, кўчалари реал ҳаётдагига жуда ўхшаш чиққан. Сизнингча, кўрмай, билмай туриб, фақат тасаввур билан ҳам асар ёзиш мумкинми?

-Ёзувчи ўзи кўрмаган нарсаларни ёзиши керак. Унда тасаввур кучли бўлиши зарур. Одамзод оллоҳни ҳам ақл орқали танийди, яхши кўради. Дунёни ҳам ақл билан англайди. Мантиқ фани қадим замонлардаёқ тараққий этганига ҳам ана шу нарса сабаб. Минг йил олдин Ибн Сино Берунийга атомнинг янада кичикроқ зарраларга бўлиниши ҳақида гапириб берган. У пайтда ҳозиргидек мураккаб асбоб-ускуналар умуман бўлмаган. Лупа бўлган бўлсаям катта гап. Лекин таффаккур билан, тассаввур билан кўп чигал масалалар ечилган.

-Лекин яхши тасаввур қила олиш учун ҳам билиш керак, менимча.

-Тўғри билим зарур, кўп ўқиш лозим. Ёзувчи ўзи тасвирлаётган воқеа-ҳодиса ёки объект ҳақида ҳеч бўлмаганда умумий билимга эга бўлиши керак. Айрим фильмларда ўқитувчи ролини ўйнаётган актёр фанга ҳеч қанақа алоқаси бўлмаган гапларни айтади. Бу – сценаристнинг айби. Персонаж: “Ҳой, тўғри ўтир! Ҳозир адабингни бериб қўяман!” деб бақиргани билан ўқитувчи бўлиб қолмайди, бу ўқитувчининг хусусияти эмас.

Ўзимдан мисол келтирсам. Мен роботни ҳеч қачон кўрмаганман. Лекин нималардан ташкил топиши, қандай механизмлар билан ишлашини назарий жиҳатдан биламан. “Темир хотин”ни ёзиш жараёнида яхшилаб ўрганганман. Боя айтганимдай ёзувчи ўзи кўрмаган нарсаларни ёзиши керак, лекин ҳеч қачон ўзи билмаган нарсаларни ёзмаслиги зарур.

 

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Подробнее...

 

 

Ася Чачко

 

Талгат Баталов: «Узбеки — это опасная нация»



"Моего русского деда и мою прабабушку, бежавших после войны из Харькова через всю страну, приняли и прокормили узбеки. Их приютила узбекская семья, и они выжили. А значит, и я жив только благодаря узбекам. Это очень простое, даже сентиментальное высказывание, но реально так оно и есть"

 

 

Талгат  Баталов

 

 

 

 

Баталов


В Театре им. Йозефа Бойса показывают документальный спектакль о гастарбайтерах — «Узбек». Его режиссер и единственный исполнитель Талгат Баталов сам несколько лет назад приехал из Ташкента и на личном опыте узнал, чего стоит получить российский паспорт. БГ поговорил с Баталовым о Марке Вайле, искусстве, диктатуре и национальном вопросе

 

 

Независимость лучше дружбы?

Ася Чачко: — Кто ваши родители?


Баталов: — Папа — художник, мама — инженер.


— Значит, вы из интеллигентной семьи, а рассказываете в спектакле про проблемы трудовых мигрантов. Откуда вам знать, каково приходится реальным гастарбайтерам?


— Я из интеллигентной семьи, но, например, когда приехал сюда, работал официантом в дачном поселке Куркино. У меня был бейджик «Толик», потому что Талгат — это сложное имя, по мнению руководителей кафе. А жил я в гостинице «Маяк» в Химках, которую все называют «Маньяк», потому что она стоит темная на отшибе и даже таксисты отказываются туда ехать.

 

Источник:  сайт  Большой  Город

 

 

http://bg.ru/society/talgat_batalov_uzbeki_eto_opasnaya_naciya-11284/

 

 

 

Про сценарий резни от старого узбека

 

Подробнее...

 

Xoldor Vulqon

Badiiy adabiyot bo‘yicha xalqaro "Naslediye" mukofotining nomzodi

 

 

Yapon  she‘riyatidan

Япон  шеъриятидан

Taneda Santoka xaykulari


(1882 - 1940)

 

 

Хайкуларни  рус  тилидан  ўзбекчага  Холдор  Вулқон  таржима  қилган.

Xaykularni  rus  tilidan  o‘zbekchaga  Xoldor  Vulqon  tarjima  qilgan

 

 

 

 

 

 

 

 

Yaxshilab chaynash kerak,

Hafsala bilan.

Guruch bu guruchda…

 

-----------------------

 


Sake ichib

Chirildoqlar bilan

Uxlab qolibman.

 

------------------------


Ayozli qish kechasi.

Sovuq izg‘irin.

Men qaerda tunayman endi?..

 

------------------------------------


Qayoqqadir shoshar

Sovuq bulutlar

Cheksiz osmonda…

 

--------------------------------


Dalada izg‘irin.

Toshlarni teraman

Kuzgi shamolda…

 

------------------------------


Qanday ivib ketdima!

Boyagina huv anavi,

Bulutlardan yoqqan yomg‘irda!..

 

---------------------------------------


Uzuliksiz kovshanaman.

Mening ovqatim -

Guruch kepagi.

 

-----------------------------


Hoy ,noinsof chigirtka!

Xaltadagi guruch o‘zi oz!

Ertagacha yetsin…

 

----------------------------

Yolg‘iz kapalak pildirab

Uchib aylanyapti.

Hamma yoqda tosh.

 

--------------------------------------


Oqshomda uyga qaytayapman

Qor ustini qoplab borar qor.

Taraladi sukunat xidi.

 

--------------------------------------


May oqshomi.

Baqalar qurillashi aro

Poezd shovqini.

 

-----------------------------------


Ayvonda o‘ltirib

Tongi shabbodada

Uembosi qiyomin yeyman . . .

 

------------------------------


Yolg‘iz va sokin

Jim - jit o‘ngirlarning

Shaffof tonglari . . .

----------------------------

Iyul jalasi

Toshib ketdimi deymanda ,

Samo to‘g‘oni . . .

 

----------------------------------


Xotiralar uchib kelar

Qaydandir birdan

Oppoq yuvosh kapalak bilan . . .

 

---------------------------------------


Atrof tog‘ o‘rmoni ,

Boshim ostida tosh .

Va bulutlar kuzgi osmonda . . .

 

--------------------------------------

Yo‘lda kasal bo‘lib qoldim ,

Mana endi tungi zulmatda ,

Tinglayapman sel shovqinini . . .

 

-------------------------------------


Qorong‘i tushdi

Endi oydin tog‘lardan

Axtaraman tunamoqqa joy

 

--------------------------------------


Naxot shu kul qolgan bo‘lsa

Yoqib yuborilgan kundaligimdan ?. . .

 

-------------------------------------------


Tong pallasi yirik tomchilar

Nog‘ora qilib chalar

Kulbaning tomin .

 

-------------------------------------


Burga chaqib uxlatmayapti . . .

Yulduz to‘la bepoyon osmon . . .

 

---------------------------------------


Dengizlarga tikilganimcha

Soxildagi o‘tloqda

Bo‘shanaman , xojat qilaman

 

------------------------------------


Bolakaylar o‘ynab yuribdi

Qabrlar aro . . .

Oqshom qo‘ng‘irog‘i jaranglar . . .

 

-----------------------------------------


Oyoqlarim yurmay qo‘ydi . . .

Kuzgi shamollarda

Ot sug‘oraman . . .

 

-----------------------------------


Cho‘chqa menga tikildi ,

Qiziqishdan ochilgan og‘ziga

Kirmoqda kuzgi shamol .

 

----------------------------------------


Kun bo‘yi yomg‘ir yog‘di .

Men o‘yladim xasratga cho‘mib ,

Olislarda qolgan Vatanimni .

 

----------------------------------

Buncha ham mazali

Bo‘lmasa guruch .

Kavshanaman bir o‘zim o‘ychan .

 

--------------------------------------


Oftob qizdirmoqda

Ustarada qirilgan

Taqir boshimni

 

 

------------------------------------

 

 

 

 

 

 

 

 

Мафтуна  Убайдуллаева

I босқич талабаси

 

 

 

Илмий раҳбар: ўқитувчи Ж.Лутфуллаев.

 

 

 

 

 

Адабиёт осмонидаги яна бир чақмоқ


Ватан учун яшайлик

 

 

 


 

 

 

ҚИССА МАЪНАВИЯТИ

 

Бадиий асар шундай дарахтки, унинг шохида умумбашарий мевалар етилади, илдизи эса миллий заминда ётади.

(Ў.Ҳошимов)

 

 


Сурхон воҳасининг оддий оилаларидан бирида туғилган Тоғай Мурод умрининг сўнгги кунларигача илм олиш, ўқиш, изланишдан толмади. Зероки, дарахт ҳам мева бериш учун нурга, зиёга қараб талпинади. Ёзувчи халқ дарди, захматлари, орзулари билан ҳамнафас бўлиб қалам тебратди. У Тошкент Давлат Дорилфунунининг журналистика факультетида ўқиди. Кейин турли жойларда ишлади-да, «Юлдузлар мангу ёнади» номли илк қиссасини ёзди, шу асари орқали халқ юрагига йўл топди. Асар полвонлар ҳаёти тўғрисида. Тоғай Мурод чин маънода халқчил ижодкор эди. У ҳар бир тимсолини, характерини қайноқ ҳаёт бағридан изларди. Иккинчи қиссасини ҳам Саттор чавандоз билан қишлоқма-қишлоқ кезиб, чавандозлар, кўпкарилар ҳақидаги қизғин суҳбатлардан завқ олиб ёзди.

Адабиёт осмонида учинчи бор чақмоқ чақди. Ёзувчининг  «Ойдинда юрган одамлар» номли яна бир қиссаси дунё юзини қўрди.

«Ойдинда юрган одамлар»ни ўқир экансиз, дунёдаги жамики гўзал фазилатларни асар қаҳрамонларида тимсолида кўрасиз. Севги, садоқат каби буюк хислатларнинг асар қаҳрамонларида мужассамланиши уларни чинакам вафо тимсолларига айлантирди. Бир  машҳур инсон: «Дунёда меҳрнинг ҳайкалини бунёд этиш сўралганида, шубҳасиз, аёл тимсолида яратган бўлар эдим», — деганда «Ойдинда юрган одамлар»даги Оймомо каби аёлларни назарда тутган бўлса ажаб эмас. Чунки Оймомо образи орқали ўзбек аёлининг ўз жуфти ҳалолига садоқати, ҳаёт ташвишларига, тақдир ёзиқларига нисбатан бардошлилиги маҳорат билан тасвирланган. Айнан Оймомо образи ижодкорнинг идеалидаги чинакам ўзбек аёлидир.

Муҳаббат… Бу туйғу кимларнинг қалбига кириб кўрмаган. Шоҳни гадога, гадони шоҳга айлантиришга-да қодир бу туйғу. Лекин бу туйғуни Оллоҳ дуч келган одамга беравермас экан, фақат суйган бандаларини бу неъмат лаззатлари билан сийларкан. Муҳаббат туйғуси номидан «эскидай» кўриниши мумкин. Лекин ҳар бир севган ва севилган қалб уни ўзича талқин ва таҳрир этади. Шунданми, Машриқзаминда муҳаббат деган туйғу ҳеч ҳам эскирмайди, у абадий ва навқирон туйғулигича қолаверади. «Ойдинда юрган одамлар» асарида ҳам ҳақиқий муҳаббат куйланади. Бу муҳаббат ҳеч кимникига ўхшамайди. Ўта содда, ўта самимий. Асар қаҳрамонлари Қоплонбек ва Оймомо ўртасидаги муҳаббат бир-бирларига ошкора айтилмайди, улар кўнгил орқали сўзлашишади, қалб кўзи орқали бир-бирларини кўради. Уларнинг муҳаббати «замонамиз муҳаббати», «замонамиз севгиси» дек эмас. Тўйларидан олдин бир-бирларини кўчада кўриб қолсалар ҳам кўрмаганликка олиб кетавердилар. Бунинг замирида ўзбекларгагина хос бўлган андиша, уят хислатлари ётади. Оллоҳ уларга фарзанд бермади. Атрофдагиларнинг гап-сўзи  уларни қийнаса-да, бир-бирларига бўлган муҳаббат, «биз, албатта, фарзандли бўламиз», деган аҳдлари барчасидан ғолиб келди. Ҳаёт чархпалаги айланавераркан, Оллоҳ кимнидир тирноққа зор, кимнидир гулдай фарзандидан безор қилади. «Ойдинда юрган одамлар» ҳаётий асар бўлганиданми, асар тугагач, бу ўйлар яна бир бора кўнглимиздан ўта бошлайди. Асар қаҳрамонларининг ёшлари элликни қораласа-да, ўзларининг эзгу мақсадларига ишонишади. Ҳаттоки, илк танишганларидаги «ахд» ларидагидек бир-бирларини «бобоси», «момоси» деб аташади. Тақдирнинг бешафқатлигини қарангки, улар бефарзанд ўтдилар. Шундай бўлса ҳам, асар сўнггида Қоплонбек Оймомонинг қабрига бориб йиғлаганида беихтиёр ҳаёлларидаги фарзандларининг сўзлари қулоққа чалинади. Балки, қаҳрамонларнинг шунчалик даражада ўз орзулари рўёбга чиқишига ишонганларининг ифодасидир бу? Балки… Асарни тугатар эканмиз, қалбимизда ўзбек эканлигимиздан фахр туйғуси яна жунбушга келади. Қани айтинг-чи,  қайси миллатда бор шунчалар садоқат, болажонлик, эр-хотин ўртасидаги беназир муҳаббат, оилага садоқат.

Хулоса қилиб айтганда, Тоғай Мурод асарларидаги миллийлик, ўзбекона қадриятларнинг улуғланиши «Ойдинда юрган одамлар» қиссасида яна ҳам равшанроқ кўринади. Тоғай Мурод «адабиёт оламига тутаб эмас, ёниб кирган»лигини шу асари билан яна бир бора тасдиқлади.

 

 

 

МАНБА: FIKR.UZ  сайти

http://fikr.uz/posts/Mustaqillik_Vatan_milliy_goya/7749.html

 

 

 
Image result for мурод муҳаммад дўст

 

Murod Muhammad Do'st

(1948 yilda tug‘ilgan)

 


M. M. Do‘st 1948 yilda Samarqandning Jom qishlog‘ida tug‘ilgan. U ToshDU ni tugatgach, Moskvada Adabiyot institutida tahsil oladi. So‘ngra «O’zbekfilm» kinostudiyasida, «Sharq yulduzi» oynomasida faoliyat ko‘rsatadi. Uning ijodi 70-yillarda hikoyalar yozishdan boshlangan.

Asarlari: «Qaydasan, quvonch sadosi» (1976, ilk hikoyalar to‘plami), «Mustafo», «Iste’fo», «Dashtu dalalarda», «Galatepa qissalari», «Chollardan biri», «Bir toychoqning kuni», «Galatepaga qaytish» (1983), «Lolazor» (1988) va boshq.

 

 

Dashtu dalalarda

Hikoya

 

 

Xadicha ketdiyu ko‘nglidan halovat ham ketdi. Uy bamisoli o‘lik chiqqanday huvillaydi. Polvonning yuragi toriqdi — uyni tark etdi, boqqa olib tushadigan qiяlikdagi bobosidan qolgan yerto‘lani o‘ziga boshpana qildi. Odamlarning kulishini bilardi, ammo uydagi hamma narsa Xadichani esga soladi: ostonaga qadami tekkan, devorga yelkasi — chidab o‘tirishi qiyin bo‘ldi.

Yerto‘la eski bo‘lsa ham havosi quruq edi. Yeri naq metin — cho‘kich tegsa, chaqin chiqadi. Qoratoyni ham ichkari olib kirdi. Bechora it ochiqqa o‘rgangan edi, yerto‘laga ko‘nikolmadi, uch-to‘rt kecha uvlab chiqdi, lekin — yo‘q, keyin-keyin egasining holiga tushundi chog‘i, poygakka to‘shalgan poxol ustida indamay yotadigan bo‘ldi.

Yerto‘la avvaliga sal vahimali ko‘rindi. Shifti past, agar chiroq bo‘lmasa, naq lahadning o‘zginasi...

Asta-sekin yerto‘laning go‘rsimon ekaniga ham ko‘nikdi. Yomg‘irli bir tunda uyqusiz yotib, uzoq o‘yladi, o‘zining tirikligini o‘yladi, yonida iti Qoratoy borligini, Xadichaning ketganini... Bir o‘zi ketsa go‘rga edi, qizchani ham yetaklab ketdi. Shu tariqa, xayoli to‘rt яshar qizchasi Chamanga og‘di, qizim hozir Sho‘rquduqning ko‘chasida bemalol o‘ynab yurgandir, deb o‘yladi, hatto uning qo‘lchalarini tuproqqa belab qichqirayottanini eshitganday bo‘ldi. Yarim tun ekani, tashqarida yomg‘ir sharros quяyotgani — barisi bekor edi. Xo‘rligi keldi, o‘zidan xafa bo‘ldi, keyin poygakda xumday boshini yerga qo‘yib mudrayotgan itiga so‘zlandi: mening holim shu, Qoratoyjon, xotin ketdi, har kim o‘z yo‘liga ekan...

 

 

*

 

 

 

 

Подробнее...

 

Abduvali Qutbiddin.

 

Hayol  kechasi

 

Toshkent “Yozuvchi” nashriyoti 1994

* * *


Quyosh, yurting qayda, so‘ragan edim,
Tong-la nuringga dil o‘ragan edim,
Men ham sen bor yerga boraman dedim,
Ammo osmoningga ko‘ymading, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Muyishib, mungrayib ishlagan edim,
Men ham ko‘p toshlarni tishlagan edim,
Qahring shomlarida qishlagan edim,
Hayron yoshligpmni ho‘ngratding, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Urfu rusumingdan boshlagan edim,
Eski do‘koningni xushlagan edim,
Duru marjoningni ushlagan edim,
Oqibat manglayim mushtladim, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Tilimni kundaga ko‘ygil, chop dedim,
Keyin dil uyiga borib yot dedim,
O‘g‘lim u, o‘zim u, asta yoq dedim,
Kulu to‘zonidan mahv bo‘lgin, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Men odam edim-ku, men odam edim,
Loydan-da yo‘g‘rilgan matodan edim,
Iblisga aldangan atodan edim,
Ey quyosh, men seni sevaman, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

 

 

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Далекие огни

(Повесть в мемуарах)

Глава 17

Аъзам Уктам




После дормонских событий я лишился работы. Но у меня была торгово-производственная фирма, в которой мои художники оформители и монтажники работали и получали зарплату. Мы занимались обшивкой стен и потолков зданий и их художественным оформлением. Потолочные обшивки делались из пенопласта серого света. Настенные обшивки мы делали из пластиковых покрытий серого света, похожих на доску. Эти материалы, во-первых, были несгораемыми, во-вторых, они выглядели красиво, придавая комнате комфортный и уютный вид. Кроме того, мы монтировали и устанавливали на пластиковых потолках маленькие, но ярко светящие светильники марки "Филипс". Эти серые пластиковые квадраты прикреплялись на алюминиевые каркасы, которые гармонично сливались своим блеском и цветом с серыми квадратиками, сделанными из пенопласта. К нам тогда обращались с заказом в основном банки, госучреждения и другие более богатые организации. Монтажники у меня были сдержанными и дисциплинированными. Но художники мои злоупотребляли спиртными напитками. Мне не хотелось увольнять их с работы, так как они были очень талантливыми. С другой стороны, мне было их жалко. Бедняги, они работали честно, выполняли заказы вовремя, получали неплохую зарплату, но всегда ходили подвыпившими. Они любили выпить и пропивали в кабаках свою заработную плату всю до копейки. Но они не были бомжами, имели дом, семью и прилично одевались. Одного звали Шурик (Шухрат) другого- Алик (Адхам). У них был отдельный офис в аварийном здании старого медицинского института. Наши клиенты боялись заходить туда, опасаясь, как бы ни остаться под завалами, в случае обвала крыши. Но художникам было все равно, то есть они привыкли как-то к этому. Поскольку мои художники, как и я, были художниками-оформителями, я просто обязан нарисовать их словесный портрет. Так вот. Шурик был высокий тощий, мордастый, смуглый, с черными волосами и бровями, с лошадиным лицом, узкоглазый, с большим ртом, с тонкими губами, со впадинами на лице и с орлиным носом. Шухрат в детстве воспитывался в интернате, поэтому он без акцента говорил по-русски. Алик (Адхам) был человеком невысокого роста, с рыжеватыми волосами и бровями, с большими глазами и коричнево-золотистыми зрачками. Он тоже бегло говорил по-русски и играл на гитаре. Оба они были веселыми по природе и умели рассмешить своих собеседников, рассказывая смешные байки и анекдоты. Они меня называли отцом. Когда я приходил к ним, они радовались, как маленькие, выходя ко мне на встречу и пританцовывая:

- Отец наш вернулся! Наш кормилец пришел! - шумели они, отрываясь от работы, держа в руках кисти или щетки. Потом начинали жаловаться:

- Отец, мы умираем от жажды. Головы наши трещат от боли. Дай нам денег на похмелье! - умоляли они.

Они даже шашлык не ели без водки.

Однажды я отправил Алика (Адхама) на улицу, чтобы он купил сначала самсу, а потом водку. Он вернулся с тревожными глазами и с бледным лицом.

- Что случилось? - спросил я у Алика.

- Блин, иду я по улице и встречаю лоб в лоб человека, которому я должен 500 долларов США. Еле избавился. Он хочет подать на меня в суд. Дело в том, что я когда-то был посредником одной сделки, но тот человек, с которым я познакомился, обманул нас и исчез вместе с товаром. Он сказал так: "Ты был посредником, ты и заплатишь". Не знаю, что теперь делать. Если об этом узнает моя мама, то она выгонит меня из дома - сказал Адхам.

- Да ты сильно не переживай, Алик. Мы тебе поможем - сказал я.

- Да? А как? - удивился Алик.

- Очень просто. Мы с Шуриком каждую неделю будем навещать тебя, когда тебя посадят за мошенничество, и ты будешь мотать свой срок в зонах, в лагерях, напевая лагерные песни в холодных бараках - сказал я.

Услышав это, Алик засмеялся. Шурик хохотал. Я тоже.

- Нет, я серьезно говорю, друзья мои. Если не найду на днях деньги, он меня точно отдаст под суд. Я не боюсь тюрьмы. Боюсь только, что я - единственный сын у мамы, и ей трудно будет пережить мой арест. Тем более я вырос без отца. Вот поэтому, когда я встречаю того человека, у меня возникает такое чувство, как будто передо мной стоит сам ангел смерти Азраил. Боюсь прихватить когда-нибудь обширный инфаркт. Вам смешно. конечно... - сказал Адхам.

Я опять стал подшучивать над ним:

- Ну, тогда, тебе придется приобрести сварочный щит, ну такая маска сварщиков - сказал я.

- А зачем? - спросил Адхам.

- Ну, для того чтобы скрываться от долга. Когда ты будешь ходить по улице, надев сварочную маску, тот человек не узнает тебя - говорю я.

Снова смех.

Так мы жили тогда, преодолевая горе и страдания с помощью юмора.

Но вскоре местные власти добрались и до моей фирмы. Начали возникать различные финансовые проблемы, типа когда я захожу в банк, чтобы внести определенную сумму или, наоборот, когда хочу перечислить деньги на банковские счета моей фирмы, операторы приостанавливают денежные операции под различными предлогами, и мне приходится бегать из одной организации в другую. В конце концов, они прикрыли мою фирму. Надо мной начали сгущаться черные тучи. Я лишился не только имущества, но и друзей тоже. Друзья мои, которые когда-то, присутствуя у меня дома на банкетах, произносили красивые тосты и клялись что, если надо, то ради меня они не пощадят даже свою жизнь, исчезли - как в воду канули. Знакомые поэты и писатели тоже стали переходить на другую сторону улицы, случайно увидев меня. Но что интересное, - те люди, которых я не приглашал на банкеты и которые ничего не просили у меня, когда я был богатым, стали мне помогать. Мне стало стыдно от того, что я забывал о них, когда у меня было почти всё.

Однажды я поехал в Ташкент, чтобы пообщаться с друзьями, которые работают в газетах и журналах. Приехав в Ташкент, я зашел в шестнадцатиэтажное здание, в котором располагался журнальный центр. Поскольку у них работа начиналась в 9 часов, мне пришлось подождать. Я стоял в сторонке, наблюдая за людьми, которые начали приходить на работу. И я заметил, как несколько так называемых поэтов и писателей прошли мимо меня, не желая поздороваться со мной. Смотрю - идет ещё один поэт по имени Аъзам Уктам. Я стоял у висячих телефонов, делая вид, что изучаю список, а на самом деле незаметно наблюдал за Аъзамом Уктамом. Вдруг Аъзам Уктам остановился и, глядя в мою сторону, говорит:

- Холдор Вулкан? Я обернулся и сказал:

- А-а, Аъзам Уктам, Саламалейкум.

Аъзам подошёл ко мне, и мы поздоровались, обнявшись. Спросили друг у друга, как дела и так далее.

- Ну что, Вы хотите подняться на какой-нибудь этаж? Может, зайдем ко мне - сказал Аъзам Уктам.

- Да, пожалуй - сказал я.

Аъзам Уктам показал своё удостоверение милиционерам и сказал, указывая на меня:

- Этот человек со мной. Милиционер дал добро, и мы с Аъзамом Уктамом поднялись на лифте наверх. Аъзам Уктам был очень религиозным человеком. Поэтому открывая ключом свой кабинет, он произнёс: "Бисмиллахиррохманиррохийм ".

Мы зашли в его кабинет. Аъзам указал на кресло.

- Садитесь, Холдор Вулкан. Я сейчас быстро приготовлю чай, и мы вместе будем завтракать. Где-то здесь должны быть печенье и пряники.

С этими словами Аъзам Уктам налил воду в маленький чайник и, перед тем включить кипятильник, сказал:

- Всю ночь я молился и читал Коран. От напряжения у меня опухли ноги - сказал он.

- Ну, как поживаете, поэт? Как Андижан? - спросил он.

- Спасибо, всё хорошо сказал я, и Аъзам продолжал:

- Недавно к писателю Анвару Абиджану приехал из Ферганы его друг-одноклассник. Они зашли в кафе и начали беседовать. Анвар Абиджан спросил у своего друга, мол, как там в Фергане. Его друг сказал:

- Ты, помнешь, нашего одноклассника Каппанова?

- Да, а что? - спросил Анвар Абиджан.

- Он умер - сказал его друг.

- Эх, Худо рахмат килсин. Царство ему небесное - сказал Анвар Абиджан делая аминь, проведя ладонями сверху вниз по лицу.

- Потом, ты наверно ещё не забыл нашего одноклассника Супиева Адихалима? - сказал друг-одноклассник Анвара Абиджана.

- Конечно, помню. А что, он тоже умер что ли?

- Д-а-а, бедный, попал под машину и...

Анвар Абиджан снова совершил аминь, проведя ладонями по лицу, и произнес:

- Да будет ему земля пухом. Он был воистину хорошим человеком.

Его друг снова заговорил:

- Потом, этот Дуралеев тоже неожиданно...

- О-оо-оо! Бедолага. Он что, тоже в аварию попал? - спросил Анвар Абиджан.

- Нет, он злоупотреблял спиртными напитками, и в результате его печень отказала. Потом начались сахарный диабет, инсульт и так далее... Его тоже похоронили - сказал друг Анвара Абиджана, который приехал из далекой Ферганы.

Тогда Анвар Абиджан сказал своему другу:

- У меня такое чувство, что только мы с тобой и остались в живых. При этих словах двое друзей громко засмеялись.

Закончив свой рассказ, Аъзам Уктам хотел поставить чай и, опустив в чайник с водой маленький кипятильник, вставил вилку в розетку. Тут возникло короткое замыкание, и кипятильник взорвался. Аъзам Уктам отскочил назад и от бессилья присел на стул. Мы засмеялись. Смеялись, смеялись, потом Аъзам сказал:

- Эх, я чуть не погиб! Слава Аллаху, Алхамдулиллах, Алхамдулиллах! Если бы что-нибудь случилось со мной, то люди распространили бы страшную весть, что Холдор Вулкан, укокошив Аъзама Уктама, скрылся в неизвестном направлении. Мы снова засмеялись.

Через год я зашел в библиотеку имени Захириддина Мухаммада Бобура в Андижане, чтобы убить время, читая подшивки газет. Я листал подшивку литературной газеты "Узбекистан адабиёти ва санъати", и вдруг на одной из её страниц я увидел фотографию Аъзама Уктама. Смотрю - там напечатан некролог и написано крупными траурными буквами "Узбекская Литература понесла большую утрату. Ушел из жизни поэт Аъзам Уктам". Прочитав некролог, я долго не мог придти в себя. Потом по мусульманскому обычаю совершил аминь, проведя ладонями по лицу и произнес: "Да благословит Аллах моего друга, честного мусульманина, талантливого поэта и хорошего человека Аъзама Уктама!

 

 

 

 

Подробнее...

 

Эркин  Воҳидов

ЗАМОН

 

 

Айланур чархи фалакнинг
Давридек мангу замон,
Гоҳи «кажрафтор»у гоҳи
«Золим»у «бадху» замон.

Не учун аҳли замон дер
Ўз замонин бевафо,
Тутмаса Хайёмга май деб
Косада оғу замон.

Урди-ю Мирзо Улуғбекка
Падаркуш ханжарин,
Қабри узра ҳам ўзи
Минг йил чекар кайғу замон.

Ким дегай қаттол уни,
Бобурни у қон йиғлатиб,
Қилмаса Машрабни золим —
Олдида кулгу замон.

Кўп жафолар кўрди олам,
Кўз юмиб қилсам хаёл,
Мисли сайёд тиғи мажруҳ —
Айлаган оҳу замон.

Йўк, на дору макру фитна,
На қилич, на тиғ бакор.
Шеър колур, шоир колур,
Гарчанд кечур вақту замон.

Вақт, замон олий ҳакам,
Бул кун фано топгай ғазал,
Гар ғазал узра қуёшдек
Сочмаса ёғду замон.

Ханда ур, жўш ур, юрак,
Озод заминдур бу замин,
Назм туз, Эркин, ахир,
Эркин замондур бу замон.





1968

 

 

 

Подробнее...

 


Холдор  Вулқон




 

Таниқли  шоир  Ғулом   Мирзо  шеърияти  хусусида




Ғулом  Мирзо  билан  1987  йили  бўлса  керак,  Валлохи  Аълам,  Дўрмонга  жойлашган  ёзувчилар  боғида  ўтказилган  Республика  ёш  ижодкорларининг  5 - семинарида  илк  бор  учрашиб,  дўстлашиб  кетган  эдик. Семинарда  қатнашган  юзлаб  шоирлар  ичидан  Қудрат  Бобожон, Салим  Ашур,  Иқбол  Мирзо, каби  ёниқ  истеъдод  эгалари  ажралиб  чиққан  ва  воқеа  бўлган  эдилар. Улар  қаторида  Қашқадарёлик  Ғулом  Мирзо  ҳам  бор  эди. Ҳамон  эслаб  юраман,  ўша  семинар  муҳокамасида  Ғулом  Мирзо  ажойиб  шеърлар  ўқиган  эди. Бир  шеърида  у  Тошкентдаги  цирк  биносини  тўйда  бирининг  устига  иккинчиси тўнкарилган  сопол  товоқларга, яъни  лаганларга  ўхшатган  ва  "Орол"и  қуриб  бораётган,  жамиятни  пахта  яккахокимлиги  қамраб,  охидан    дуд  ўрлаётган  юртимизда  тўй  кузагани,   қувончлар  абас  бўлгани  акс  этган  маҳзун  бир шеърий   картинани    намойиш  этганди. Ўшанда  унинг  бир  шеърини    деярли  ёдлаб  олган  эдим.


Икки  кўзим   бўм  -  бўш    уя,

Бу  уяга

Икки  юрак  сиғмаскуя,

Сени  кутди  икки  уя,

Сен  келмадинг.

Оч  тўлқинлар  ғаюр  эди

Сени  еди,  мени  еди,

"Ҳайр"  дединг,

"Ҳайр"  дедим,



Ҳа,  Ғулом  Мирзо  замонавий  адабиётимизнинг  кўзга  кўринган,  ёниқ,  истеъдодли  лирик    шоирларидан  бири. Шундай  ижодкорлар  борки,  ёзган  асари  остидан  номини  олиб  қўйсанг,  у  асарни  ким  ёзганини  ҳеч  ким  айта  олмайди. Ғулом   Мирзонинг  асарлари  эса  аксинча,  номини  олиб  қўйилса  ҳам  зукко  ўқувчи  унинг  дастхатини  дарров  танийди  ва  "Бу  шеърни  Ғулом  Мирзо  ёзган"  дея  сира  иккиланмай  айтади. У  бировларнинг  киссасидан  тушиб  қолган  сийқа,  даққи  ташбеҳлардан  қочади,  уларни  ишлатишдан  ор  қилади. Ғуломжон  ўз  шеърларида  ҳамиша  янги  гап  айтади. Адабиётнинг,  шеъриятнинг  оёқ  етмас,  даштларидан,  биёбонларидан  янги  қўриқлар  очади. Унинг  шеърияти  ноёб  қўриқхонага  ўхшайди.
Бир  шеърида  Ғулом  Мирзо:


Қадахларин  синдирди  лола,

Кўйлакларин  йиртди  атиргул,

Қўлларида  кемтик  пиёла.



дея  ёзади.
Бу  шеърни  ўқир  экансиз,  беихтиёр,  баҳор  оёқлаган  палла  умри  тугаган  лоланинг  пойида  унинг  қадах  синиқларига  ўхшаб  сочилиб  ётган  гулпаллалари  кўз  олдингизга  келади. Лолани  кўп  шоирлар  қадахга  менгзаганлар,  аммо  гулпаллалари  тўкилаётган  лола  мисолида   қадахнинг  синиб  ётган  кўринишини  Ғулом  Мирзо  биринчи  бўлиб  ўз  шеърида  акс  этдирди. Кейинги  мисраларга  эътибор  беринг. Куз  яқинлашаётган  дамлар  япроқларидан  мосуво  атиргулнинг  қўлида,  яъни  новдасида  бир - иккита  гулпаллаларини  сармаст  август  шамоллари  учириб  кетган  гулнинг  кўринишини  кемтик  пиёла  дея  бир  ғариб  манзарани    рассомона  махорат  билан  тасвирлайди.
Яна  бир  шеърида  Ғулом  Мирзо:

Дунё - тошлар  тегиб  чатнаган  соғар


дейди.
Дунёни  разолат  ва  қабохат  аҳли  отган  тошлардан  синган  соғарга,  яъни   маломат  тошларидан  дарз  кетган  паймонага,   ақли  бутун  инсонлар  учун  Вахдатул  Вужуд  шароби  қуйилган  кўхна   қадахга  ўхшатади.
Ғулом  Мирзо

Кўз  ёш  тасбехларин  сочиб  ташладим,

Синди,  қўлимдаги  асо  -қаламим.



дея  ёзган  мисраларида  ҳам  ҳали  ҳеч  ким  ишлатмаган  ташбеҳни  тасбехларга  айлантириб,  йиғлаётган  одам  образини  янги  бўёқларда, ёмғирли  руҳ баҳорлари,  оппоқ  тонглари  отаётган  кимсасиз  онлар  изтироб  новдасида  одамзод  ҳасратларини  куртаклар  каби  бўртдиради. Тасаввуримиз  кўзгусида шодаси  узилган  тасбех  доналарининг  сочилган  ҳолати  жонланаркан,  унсиз  йиғлаётган инсон  қиёфасини,  изтиробларини  туйгандай  бўламиз.
Иккинчи  мисрада  охир - оқибат  интилган,  талпинган    нарсалари  сароб  эканини  англаб  етиб, узлатга,  уфқларга  чекинаётган,  қаламни  асо,  яъни  хасса  қилиб  биздан - найнов  оломондан  тобора  узоқлашаётган  донишманд,  ақли  тиниқ шоир  образини  бир  дарвеш  юрак  соҳибини  кўрамиз.


Айниқса,  Ғулом  Мирзонинг  бир  мисраси  ўқувчини  ҳайратлантиради. У :

Мен  оҳ  урсам  қоқигулдай  тўзғиб  кетар  ой


дея  ёзиб,   ойни  тўзғиётган  қоқигулга (Момақаймоқ  тўзғоғи)га   ўхшатади. Бу  мисрани  ўқиган  одам  қаршисида  тунги  сукунат,  поёнсиз  осмон  узра  тўзғоқ  сингари  нурларини  тўзғитаётган  ой  ва  разолату  қабохатга,  сотқинлигу  хиёнатга  тўла  дўстсиз  дунёдан  тамоман  безиб , ёлғиз  қолган  шоир  қиёфаси  гавдаланади. Биз  мақолани  тугаллар  эканмиз,  шоир  дўстимиз  Ғулом  Мирзога  янада  буюкроқ   ижодий  юксалишлар   тилаб  қоламиз.





1  март,  2011  йил.

Кундуз  соат  12  дан  25   дақиқа  ўтди.

Торонто  шаҳри,  Канада.

 

 

 

 

 

Saidahror Abdusalomov  (8  years  old)

(Small  son of  Holdor Volcano)

 

The giant  man

 

 

(Short  story)

 

 

 

One saponatime there was a sientist he was working on a giant potion. And after he made it  he spild it and he ternd giant, and broke the cealing. He got out of his house and evrey buty was so scared the,  poleses had lotes of armer and the solders were shooting the monster and geting a rope and tiying the giant.  He was trieing to get out but he coud'nt get out and then the giant rememberd that he had a shrink formela and he drank it and he ternd small. And  ran  away to  his brokin  house.

The end.

 

 

09/06/2012

City Toronto.