Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Журавлиные крики в тумане

(роман)

5 глава

Ревнивый ликвидатор



Мирзомухиддин ехал в сторону хлопковых полей на своем хлопкоуборочном комбайне по проселочной дороге , как на корабле по морю.
Вдоль дороги стояли осенние тополя и ивы, роняя свои пожелтевшие листья, которые сиротливо кружились на бродячем ветру, как золотые мотыльки.Вдали белели хлопковые поля, напоминая человека, у которого волосы поседели за одну ночь от горе. Над полями часто летят селскохозяйственные самолеты "кукурузники" с рокотом, распыляя тоннами ядовитых пестидцидов.Да, Мирзомухиддин долгие годы жил в городе, но с тоской по малой родине, по своей родной деревне, по молодости, по запаху ядовитого пестидцида.Жаль, что жена его ушла с другим человеком, покинув его.Но Мирзомухиддин все же рад на то, что его любимая дочь Зульфия осталась с ним.Это она избавила его от пьянства, вытащив его из колодца, которая называется бутылка водки. Такими мыслями Мирзомухиддин ехал на своем неуклюжом агрегате, как на высоком верблюде, как на слоне. По воздуху задумчиво летели паутинки, как старинная вуаль, сорванная ветром с лица придворной дамы в шляпе, с перьями белой цапли. Хлопкоуборочный комбайн, громыхая огромными бункерами двигался медленно, словно гигантская черепаха голопогосских островов.В многонациональном солнечном Узбекистане осень, это месяц всеобщего хашара, объединяющего народ в сплаченную армию труженников волонтеров, которые собирают урожай хлопка совместными усилиями.Эта древняя традиция узбекистанцев сохранилась до сих пор и народ решает многие проблеми с помошью этого хашара, строят глинобитные дома из не жженного овального кирпича под названием "гувала", роют глубокую многокилометровые каналы вручную, сооружают дамбы и плотины, строят Гидроэлектростанции, осваивают новые земли в просторах безжизненной пустыны до того, пока целое море не превратится в маленькую лужу, где отражается по ночам луна, напоминая глаза пустыни, полные соленых слез.Такими мыслями Мирзомухиддин ехал, глядя на хлопковые поля, где работали хлопкоробы, собирая хлопок в свои фартуки, похожие на сумки кенгуру.Мирзомухиддин любит шум мотора и шпинделей своего агрегата, так как в шуме никто не слышет его песни, которые он поет во вес голос.
Наконец он подъехал к самому краю поле, где он должен собирать хлопок с помошью комбайна.Перед тем, как приступить к сбору хлопка, он решил проверить техническое состояние агрегата.Когда он начал обходить вокруг своего трактора, проверяя шпинделя, туго затягивая гайки с гаечным ключом, услышал истошний крик женщины, похожий на звук свистка. За тутовыми деревьями какая то женщина кричала, зазывая на помощь людей.Услышав это, Мирзомухиддин замер на миг, с гаичным ключом в руках, не зная что делать.Потом, побежал туда, откуда доносятся крики бедной женщины. Ловко перепрыгнув через арык, он увидел женщину, которая защищалась руками и ногами от ударов небритого мужика, с непричесенными волосами, одетого в старые одежды с заплатками как у пугало огородного.Этот узкоглазый мужчина, лет сорока, смуглый, как кателок на костре, тощий как шайтан, в старой и рваной шляпе был подвыпившым. Он бил женщину и крыл трехэтажным матом.Его беззубый рот напоминал свиное рыло.Как будто там лежит не язык его, а мерзкая лягушка. А женщина с лошадиными глазами, с длинней и тонкой шеей, продолжала героически защищать себя, вероятно от насильника, оказывая ему отчаянное сопротивление.

-Эй, товарищ, что вы делаете?! А нука прекратите сейчас же! Почему вы бьете бедную беспомощную женщину? - крикнул Мирзомухиддин, стараясь их разнимать.Тут мужчина в старой и рваной шляпе, с нерасчесенными волосами, остановился. Женьщина, глазами похожая на стрекозу, с тонкой и длинной шеей, губы которой были похожи на клюв утки все плакала.Когда она кричала и плакала, во рту ее блестали золотые коронки на зубах, словно драгоценность в рваном кошельке, который ловкий вор карманник разрезал с помошью бритвы на шумном восточном базаре Ташкента "Иппадром", где витает запах горящего угля, шашлыка и вкусной закас самсы.

-А ты кто такой, чтобы командовать тут?! Адвокат что ли?! Ты чего защищаешь ее, а?! Она же моя собственная жена и никто не имеет права вмешиваться в наши внутренные семейные дела, никто!Слышешь, придурок?! Есть пословица "Эр хотинни урышы - дока ромолни курышы". Ссора супругов, как мокрый платок, который быстро высыхает.Я переделал эту пословицу на свой лад.Она сейчас звучит так: Эр хотинни урышы, Орол денгизининг курышы! То есть Ссора супругов как Аральское море, которое быстро высыхает! Короче, ты катись отсюда, пока я не пырнул тебя кнопочным ножом! - сказал смуглый и тощий мужчина в рваной шляпе.

-А ты меня не пугай!Я не боюсь алкашей!Как только достанешь свой кнопочный нож и тут же его лезвия полетит в сторону твоей задницы, похожая на рюкзак, оставляя в твоей руке своей рукояти.Ты только попробуй.Постучу пара раз с помощью этого гаечного ключа по твоему кумполу и гуд бай! -предупредил Мирзомухиддин. Потом обратился к глазастой женщине с длинной и тонкой шеей, губами похожими на клюв утки: - Вы не бойтесь, госпожа.Он больше не будет вас бить -сказал он.

-Спасибо вам, хорошый человек - поблагодарила женщина, дрожа от страха и утирая слезы с лошадиных глаз в свой нежный шарф.Этот диалог окончательно взбесил пьяного сердитого алкаша и он начал кричать:

- Ну, ну, играй с огнем, тракторист вонючий! Ты даже представить себе не можешь, с кем связался! Я напишу жалобу на имя нашего многоуважаемого и примудрого Президента страны, который объявил этот год годом инвалидов! Загремишь в тюрягу, ой загремишь! Потому что я Камариддун Таппаров являюсь знаменитым инвалидом всесоюзного масштаба, ликвидатором аварии Чернобыльской Атомной Электростанции, где взорвался четвертый энергоблок, где погибли десятки тысяч людей, миллионы ни в чем не повинные люди получили смертельную дозу радиации, котрорые позже вынужденно покинули свой родной край, где родились, росли и влюблялись! Они уехали в чужие страны, превращаясь в беженцы!Я своими собственными глазами видел эту трагедию века, работая над взорванном саркофвгом, сгребая лопатой радиоактивные ядерные отходы, тоскал их на тачке, получая тоже смертельную дозу радиации! До сих пор я страдаю чесоткой.Чешу и чешу себя аж до крови, но никак не могу успокоится. Меня мучает страшные головные боли по ночам и такое чувство, что голову мою кто то безжалостно сдавливает в тисках!А она не дает! Денег, я имею в виду на выпивку! Ее ничтожная зарплата не хватает.Моя пенция тоже.Потому что у нас пятера детей, то есть большая семья.Вот почему я пью!Во первых, водка нейтрализует радиацию в крови, во втроих улучшает мне настроение и когда я смотрю на мир романтичным хмельным взглядом, жизнь моя начинает приобретать смысл.Мы ликвидировали когда то аварию на Чернобыльской АЭС, рискуя своей собственной жизнью, но сразу после развала СССР, о нас забыли! Бля.... а... - такими словами смуглый и тощий мужчина начал плакать, как маленький, не стесняясь никого, утирая слезы грязным дырявым клетчатым носовым платком.

-Да ладно, тебе, мужик, хватит лить крокодильи слезы.Я знаю вас алкашей, вам лишь бы был повод, чтобы выпить. Я не адвокат и не правозащитник грантоед.Я простой законопослушный гражданин своей страны и я немогу равнодушно смотреть, когда кто то бьет беспомощную женщину. Я так воспитан.А ты не имеешь права бить и оскорблять свободную женщину востока, даже если она является твоей женой! Женщина это святыня, алтарь! Тебе этого не понять!Больше не бей свою жену, понял, раб бутылки?! -сказал тракторист Мирзомухиддин.
После этого разговора Камариддун Таппаров еще сильнее взбесился.Он начал говорить, сам себя колотя кулаками по голове:
- Ах, дурак! Вот дураааак а! Как же я сразу не догодался о том, что этот гад один из тайный посетителей ее библиотеки, где она с ним читает книги Джованни Боккаччо "Декамерон", плотно закрыв двери на засов! Ах вот где зарыта собака! Ну теперь ты точно труп, козел! -сказал он, вытаскивая свой кнопочный нож.Потом держа его с заточенной лезвией в протянутой руке вперед, начал кружиться вокруг тракториста Мирзомухиддина, ожидая удобного момента, чтобы нанести сокрушительный удар, желательно по области шеи и отправить его в асфаласафилин.
Какраз в этот момент на краю поле, где стоял хлопкоуборочный комбайн, бригадир Тохтасин начал звать Мирзомухиддина.Тракторист хотел было подавать голос, тут Камариддун Таппаров ударил его ножом, победоносно крикнув: -Умри, скотина! Нож разгневанного Камариддуна Таппарова вонзился в ногу Мирзомухиддина и он делая гримасу от невоносимой боли, ахнул, глядя в бескрайные вечные небеса, как голодный волк, который воет на луну.
Библиотекарша Шарифахон, которая вышла на общественный хашар по сбору хлопка по приказу директора школы, начала пронзительно кричать от страха еще сильнее.
В это время Камариддун Таппаров, попутно вытерая окровавленное лезвие свего автоматического ножа на свой малиновый пиджак с заплатками, побежал в сторону реки и скрылся в зарослях степного можжевельника.


eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Второй отзыв неизвестного читателя о повести Холдора Вулкана "Листопад" в электронной библиотеке "Ридли".


Дорогие читатели, есть книги интересные, а есть - очень интересные. К какому разряду отнести "Листопад" Холдор Вулкан решать Вам! Невольно проживаешь книгу – то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Данная история - это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными.


--------------------------------------------------------------


Спасибо Вам огромное за искренный отзыв на мое произведение.С уважением, Холдор Вулкан.(Х.В.)



The second review of an unknown reader about the short novel of Holder Volcano "Falling leaves" in the electronic library "Ridley".



Dear readers, there are interesting books, and there are very interesting books. To what category include the short novel "falling leaves" Holder Volcano you decide! Unwittingly living out the book – then disappear completely in it, then resume, finding Parallels and a private Foundation, and suddenly grow a soul. From the first lines visual images draw attention to themselves, they are in many ways distinct, colorful. The finale is a little tightened, but it compensates a totally unpredictable ending. Thanks to the dynamic and fascinating story, the book keeps the reader in suspense from beginning to end. Harmonious mutual admiration of conflict episodes with the external surrounding reality, once again confirm the talent and skill of the literary genius. Thanks to the mind, charisma, wit and nobility, you instantly feel sympathy for the main character and his companion. Soft irony along with comic situations are so harmoniously woven into the plot that they become an inseparable part of it. This short novel is a kind of mystery posed to the reader, and the usual logic is not to solve it, until the very last page. The Creator is in no hurry to prematurely reveal the idea works, but through the actions with the help of the hints in the dialogues gradually brings to his readers. The themes of love and hate, good and evil, friendship and enmity, no matter what time they are touched upon, always remain relevant and urgent.


-------------------------------------------------------------------


Thank you very much for the sincere review of my work.
Sincerely, Holder Volcano.

 

 

(не читают абсолютно талантливых мастеров, не меньше чем Габриэля Маркеса, например Холдор Вулкан "Жаворонки поют над полем" - абсолютный талант, нет ему равных.)

Борис Сокольников

Писатель.

Источник: -Литературный портал «Изба-Читальня»

 

 

(There are many talented writers whom are no less than, Gabriel Marquez and many don't read their novels, for example Holder Volcano "Larks sing above the field" is an absolute talent, he has no equal.)

 

Boris Sokolnikov

Writer.

Source: -the Literary portal "Izba Chitalnya»

 

 


 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Журавлиные крики в тумане

(роман)

4 глава

Стихи японских поэтов



Раньше суббота и воскресенье для Магриба былы символами праздника свободы как день независимости.Сейчас стало наоборот.Теперь он с нетерпением ждет прихода понедельника и стремится в школу как хорошый ученик.Школа начала казаться ему не концентрационном лагерем как раньше, а дорогим и комфортным курортом, тихим райским лазурным берегом, где растут пальмовые рощи, где видны под прозрачной водой коралловые заросли с косяками разноцветных рыб, словно под стеклом.Учителя начали ему напоминать молчаливых добрых монахов, которые живут в монастыре и молятся Богу, довольствуясь куском хлеба и водой.Особенно учитель Увадагуппиев.Он стал хвалять Магриба, что он начал учиться хорошо, все время глядит в доску, благодаря Зульфие, которая сидит рядом с ним.На самом деле Магриб глядит не в доску, а на Зульфию. Он однажды написал странное письмо на лист бумаги и осторожно ей протянул. Текст письма был таков:


-Красногвардейка, Зульфия Ниязува! Именем революции приказываю!Быстро выпрыгнув в открытое окно, сядьте на конь и скачите к берегу реки, через степь, где колышется волной серебряный ковыль на вольном ветру.Скачите, махая саблей налева и направо, обезглавляя белогвардейцев конной армии Колчака и Деникина.Там, на берегу вас ждет наш человек, комиссар Увадагуппиев.Он переправит вас на пароме через реку на другой берег и вы оттуда поездом отправляетесь в далекий Туркестан, чтобы воевать против банды басмачей Ибрагимбека!


Тчка, председатель ревкома генерал лейтенант Магриб Сатыбалдишвили.


Прочитав такое, Зульфия начала безмолвно смеяться, закрив свой рот рукой, чтобы не захохать.


На перемене Зульфия шепотом просила Магриб, чтобы он больше не писал ей такие смешные письма на уроках, которые заставляют ее смеяться и самое страшное то, что эти письма могут попасть в руки однаклассников или учителей.


-Я прочла ваши стихи, которые поразили меня. Настоящие произведения исскуства! Вы описываете пейзажи с помощью слов, как великие художники, которые пишут удивительные картины красками.Придет время и издаются ваши сборники стихов с большими тиражами по всему миру. Поверьте мне, Магриб, у вас великое будущее! -сказала она, возвращаясь домой, после уроков.
Магриб поблагодарил ее за хорошие слова, сказанные в адрес его стихов.


-Когда вы станете великим поэтом, и приедете из Парижа в Узбекистан, чтобы посетить свою Родину, я подойду к вам, с вашей книгой в руках и буду просить, чтобы вы дали мне автограф.Вы подпишите книгу, и отдадите ее обратно, с улыбкой на устах, так и не узнавая меня -сказала, задумчиво улыбаясь Зульфия и мерно шагая по осенней дороге.


А Магриб резко остановился и сказал: -Нет, я никогда не уеду в Париж, даже если стану великим поэтом! Я лучше сожгу все свои стихи и отрублю себе руку топором, чем забывать о вас! -сказал он.


-Да ладно, я пошутила! - сказала Зульфия, весело смеясь. Потом продолжала: - Вы лучше скажите, как вам удалось научиться писать такие удивительные стихи? Какие книги вы читаете? Если честно, я тоже хочу попробавать писать стихи или прозу -сказала Зульфия.
-Это очень просто.Для этого у нас есть школьная библиотека и там много интересных книг.Если хотите, сейчас же зайдем в библиотеку и я вам покажу, лучшие книги мира -сказал Магриб.


-А что, не плохая идея.Я согласна -улыбнулась Зульфия.После чего они вдвоем пошли в сторону библиотеки.Там их встретила тощая библиотекарша по имени Шарипахон лет тридцати пяти, с длинней шеей, с большими коровьими глазами, с вздутыми губами, похожие на клюв утки.


-О, заходите Магриб! Вы у нас самый активный посетитель -сказала она.Когда она улыбнулась, ярко заблестели золотые коронки на ее зубах.


-Спасибо, апа -сказал Магриб.Библиотекарша подумала, что Магриб смотрит на книжные стеллажи, даже не подозревая о том, что в данный момент он смотрит на нее.


-Проходите пожалуйста и выберайте книги.Какие книги вы бы хотели почитать? - вежливо спросила она.


-Книги зарубежных поэтов - ответил Магриб.


-Хорошо - сказала библиотекарша и сев за стол, начала читать какую то книгу.


После этого книгалюбы начали искать нужные им книги.В библиотеке царила божественная тишина.Они шли между высокими стеллажами, тихо расматрывая книг.


-Какая тишина - восхищалась Зульфия.


-Да, здесь всегда тихо, как в туманных лугах, где мирно пасутся лошади.Доктора говорят, что шум и стресс укарачивает жизнь и людям, у которых расшатаны нервы, они рекомендуют пойти на рыбалку. Был бы я врачем, я бы рекомендовал больным, часто посещать библиотеки, чтобы бесплатно лечиться тишинатерапией, пьянея без водки и вина, дыша ароматным запахом книг.Библиотека это наземной рай - сказал Магриб.Потом беря в руки одной из книг, продолажал.

-Вот, пожалуйста, книга стихов японских поэтов.Здесь есть хокку и танки многих авторов, таких как Мацуо Басё, Ёса Бусон, Кобояси Исса, Исикава Токубоку и многих других.В хокку и танках древных японских поэтов, вы увидете свою собственную душу, похожая на луну, которая отражается в прозрачной луже. Такими словами они начали читать хокку и танки японских поэтов, стоя рядом. Они стояли так близко друг к другу, что их дыхания сливались.Тут Магриб случайно коснулся ее руки и спешно просил прощения. Зульфия покраснела. Глаза ее глядели в книгу, но сама ничего не соображала, как околдованная.Ее смущал пристальный взгляд Магриба, направленный на нее, забыв о том, что он косой и смотрит в книгу японских поэтов.Когда его взгляд направился в сторону книги, он пониженным голосом начал говорить: -Какая вы красивая, Зульфия! Может вы не поверите на мои слова, но я день и ночь думаю только о вас.Немогу спать по ночам.Долго стою в темноте, как ниндзя, глядя на светящиеся окна вашего дома, в надежде увидеть вас хоть краешком глаза еще раз.Увидев вас в окне, я замераю, прислоняясь к глинобитному дувалу.Я вас люблю, Зульфия, слышите, люблю...  -сказал он и прижимая девушку к стеллажу, начал целовать ее в губы.Зульфия с трудом выпуталась из его объятий и спешно поправляя свои волосы, шепотом сказала: -Вы чего, с ума что ли сошли? Там же библиотекарша сидит...


Магриб снова просил прощения: -Извините, Зульфия, ради бога, извините... Да, вы правы, я кажется сошел с ума... Простите... -сказал он.


-Дурак! -сказала низким голосом Зульфия.Магриб виновато улыбнулся.

Потом они вышли из тесного корридора между стеллажами и подошли к библиотекарше Шарипахону, которая сидела, читая интересную книгу.

 

 


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

3 глава романа

"Журавлиные крики в тумане"

Казнь


На берегу реки "Кашкалдак", над високим оврагом сидела Зульфия, а рядом с ней лежал Магриб, боком на траве, задумчиво глядя своими косыми глазами вдаль, держа в зубах стебелек засохшей травы.

Он спросил у Зульфии:

- Ну, как выглядит наша река из близкого растояния?

-Красота! -сказала Зульфия.

Потом продролжала:

Кажется сам Бог отправил меня сюда.Правда, в первые дни я плакала о том, как же мне теперь жить дальше в этой глухой деревне, где нет у меня знакомых подруг и друзей.А теперь рада.

Такими разговорами они оба на какое то время умолкли, глядя на стаи воробьев, которые тучей летели над пожелтевшими осенними рисовыми полями, часто и резко изменяя направления полета всей стаей, как единый организм, то налево то направо, напоминая гигантские шелковые парашюты, снесенные ветром.На рисовых полях работали дехканы, которые косили рис вручную с помощью серпа, как в старине.Над речной гладью все неслись крикливые чайки и дрались прямо в воздухе между собой, как братские народы, которые воюют друг с другом за территорию, убивая десятки тысяч нивчем не повинных людей, особенно беспомощных детей, разрушая инфраструктуру, взрывая школы, детские сады, больницы, университеты, превращая в руины красивые города. Какраз в это время вдали начал кричать осел.Его скрипучий голос напоминал лязг железной калитки на ветру, скрип ржавых качелей и старой карусели в городском парке.

-Зульфия, я прощу прощения, если смущает вас мой косой взгляд.Вам может казаться, что я в данный момент смотрю на вас.А на самом деле, я смотрю на птичьие стаи, которые тучами летят над рисовыми полями -сказал Магриб.

-Нет, что вы, Магриб, так не говорите.Ваш взгляд ничуть не смущает меня - сказала Зульфия, слегка краснея от высказанных своих слов.

-Правда? -сказал Магриб обрадываясь.

-Правда, правда -ответила Зульфия, снова красиво улыбаясь.

-Слава Богу! -сказал Магриб, радостно вздыхая.Потом продолжал.-Если честно, я боюсь своего взгляда, из за которого однажды чуть не убили меня. Иду значит, по городскому парку пешком, с мешком на плечах, любуясь городскими пейзажами, тут один высокий и пузатый амбал подходит ко мне и говорить:

-Эй, деревеньшина, ты чего пялишься на мою жену а?! Чего ты пялишься?!Глаза тебе выколю, бля!

Услышав такого, я побледнел и сказал ему мол я не гляжу на его красивую жену, дескать взгляд у меня такой то есть я врожденный косой.Я думал амбал меня поймет.Нет, вместа того, чтобы понимать, он начал бить руками и ногами по жизненно важные участки моего беднего организма.Я кричал как далекий поезд в зимнем сумраке, зазывая на помощь людей.Но никто так и не откликнулся на мои пронзительные крики, похожие на звук звонка исправительной колонии строго режима.Наоборот, зеваки начали подбадривать амбала.

-Бей деревеньшину, который смотрит на порядочную женьшину как на праститутку! Ишь ты, косого себя взомнил! Это ложь!Не верьте ему! Он всем нам лапшу на уши вешает!Таких убить мало! Его нужно закопать как бешенную собаку, заживо!Вот из за таких сволочей последнее время начали происходить чудовишные природные бедствие на нашей одинокой осиротелой планете и поднимаются страшные тайфуны в океанах, извергаются вулканы, разрушаются целые города в страшных землятресениях, распространяется спид по всей планете, случаются неслыханные авиакатастрофы в небе, плюс короблекрушения в морях и океанах! -кричали они.

-Тихо, граждане, я тайный осведомитель полиции, заслуженный стукач Руппан ибн Суппан и у меня есть уникальная идея по этому поводу! - сказал кто то из толпы.Потом продолжал: -Давайте его повесим на ажурную железную вороту парка нашего любимого города!Пускай очистят ему кости крылатые гости то есть вороны и сутулые стервятники!Пусть некоторые делают себе от этого соответствующие выводы, о том, того, кто коса смотрит на чужую жену постигнет такая же суровая кара! -сказал заслуженный стукач, тайный осведомитель Руппан ибн Суппан.

Такими словами они начали меня вешать.Когда все было готово, народный палач, надевший на свою голову мешок, дал мне последную слову перед казнью.

-Слушай, приговоренный к смертной казни! Мы даем тебе последную слову и ты можешь говорить все что хочешь на последок!После этого мы тебя аккуратно отправим в ад! -сказал он, глядя на меня горящими глазами из мешка с дырками для глаз.

К этому времени резко увеличалась численность толпы около ажурной вороты парка, где проводилась казнь.
Я начал говорить:

-Дорогие соотечественники!Меня казнят не честно, предявив ложные обвинения, как инквизитори средневековье, когда казнили невинного великого ученого - астранома Джордано Бруно, который сгорел заживо в гигантском костре! Клянусь Богом, я не смотрел на жену этого амбала!Бог свидетель, что мой взгляд, был направлен на городские пейзажи а не на женщину!Я косой, понемаете?! В школе мои учителя тоже смотрят на меня с недоверием.Они думают, что я притворяюсь косым! А эти бедные современные инквизиторы вешают меня за то, что я косой! Уважаемые господа, на дворе XXI век! В цивилизованных странах для смертников специально приносят дорогие деликатесы и напитки из ресторана и предлогают вкусно поесть перед казнью! А вы?!... Я боюсь, что будущее покаление вас никогда не простит!.. Я перед смертью прощу только одного.Берегите рукописи моих стихов, которые я прятал все это время от людей, то есть от вас! -сказал я.Тут палач перебил меня и начал торопить:

-Ну, хватит, приговоренный к смертной казни, достаточно! У меня времени мало, а дел, наоборот много! Я должен вешать еще многих таких вольнодумцев как ты! Давай, прекрати болтавню! Остальной части своей поэтичсекой речи будешь произнести на том свете! -сказал он, готовясь привести приговор в исполнение, надев на мою шею намыленную хозяйственным мылом петлю.Я шепотом и усердно начал молится, глядя в небеса, где живет справедливый Бог.Тут кто то ударил ногой по шатким ножкам старой табуретки, стоящей под моими ногами и я проснулся, весь в поту, тяжело дыша - сказал Магриб.

Слушая рассказ Магриба, Зульфия смеялась от души.Потом сказала: -Ну и у вас сон!Смешной и страшный.Хорошо, что они не повесили на ворота городского парка такого поэта как вы.А интересно, вы пишите стихи только во сне или на яву тоже? -спросила она.

-Вот видите, я сам того не замечая, открыл вам секрет, о котором я раньше никому никогда не рассказывал.Не то, что мои одноклассники с учителями, даже родители мои не знают об этом. Однажды я одного из моих стихов вместе с моей фотографией отправил по почте в газету под названием "Адабиёт ва синнат" и через несколько дней получил ответ.Открою конверт, а там письмо, написанное на машинке.До сих пор помню текст того пропитанного ненавистью письма. Там были такие слова:

"- Здравствуйте, уважаемый Сатыбалдыев Магриб! Мы открыв конверт, сразу обратили внимание на вашу фотографию, напоминающую фоторобот особо опасного приступника, объявленного в международный розыск и мы сразу решили не читать ваши стихи, так как это на наш взгляд показалось бессмысленным занятием.Дело в том, что ваш внешний вид не соответствует с поэзией.С такими, (косыми, я имею в виду) глазами вы решили стать поэтом?! Гляньте на свой нос, похожий на рог каркидона.Вы бы сначало посмотрели в зеркало, а потом на лицо наших красивых поэтов, которые бреются два раза, иногда и три раза в день.Гляньте, есть ли среди них хоть один поэт с косыми глазами и с таким носом как вашым, похожим на хобот слона, на шланг противагаза?Господи, какой ужас! Даже сутулый стервятник - падальшик и то выглядит красивее чем вы! Поэт - это лицо общества, понемаете?! Мой вам совет — найдите себе другую работу.

С уважением Константин Матьяк".

После этого я решил никогда не отправить свои стихи в газеты и журналы.С тех пор стесняюсь и пишу стихи тайно, так, для души.Прячу от людей тетрадь, где написаны мои стихи -признался Магриб.

-Бедный! Но вы не огорчайтесь на этого, как его, Константина. Он не прав.Внешный вид у вас нормальный.Если честно, ваши глаза делают ваш внешний вид еще более превлекательным.Поверьте мне, честное слово!Вот, придет время и вы станетесь одним из великих поэтов мира! Это очевидно.Так как у вас чистая душа настоящего поэта и я твердо уверена в том, что стихи такого парня, как вы не должны быть плохими.Я хочу стать вашей первой читательницей.А интересно, вы покажете мне рукописи ваших стихов? - сказала Зульфия.

-Да, только если вы обещаете не показывать никому рукопись моих стихов - ответил Магриб, радостно и широко улыбаясь как молодой месяц над туманным лугом.

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Журавлиные крики в тумане

(роман)

1 глава

Зулфия



Магриб парень лет семнадцати, среднего роста, худого телосложения, с черными волосами, со сгорбленным носом и с косыми глазами.Он учится в десятом классе.В этом году Магриб должен окончить школу.Он сейчас идет в сторону школы как беспородистая не охотничья собака, которая хозяин ведет на охоту, волоча за собой как сани в заснеженном лесу.Школа для Магриба как тюрьма, где он себя чувствует узником.Учителя кажутся ему злыми надзирателями тюрьмы а директор школы напоминает ему начальника исправительной колонии, который он видел в кино.Хорошо, что Магриб сидит за партой, расположенной у окна, которое иногда будет открыто, где он сделав бумажные самолётики из тетрадного листа, запускает в полет.Он первым выбежит из класса во время перемен, особенно тогда, когда окончится уроки, чувствуя себя условно-досрочно освобожденным арестантом от отбывания наказания.Летом на каникулах Магриб с утра до вечера пасет корову в пойме реки Кашкалдак.Пока его корова с другими коровами пасется на лугу, он со своими друзьями купается в реке, над которой несутся стаями драчливые чайки, дружно крича.Как только придет сентябрь, его дни снова становятся пустыми грустными как сама осень.Вопросы учителей кажутся ему допросами под пыткой в следственном изоляторе.Его мама Базаргуль и отец Дехканбай настаивают, чтобы он пошел в школу и учился как следует, ссылаясь на то, что они оба в юности плохо учились и в результете всю жизнь проработали в колхозе простыми колхозниками.Такими мыслями Магриб с рюкзаком на плечах шел в сторону школы, шурша опавшими листями осенних кленов.Он сегодня спланировал совершить побег из школы, сразу после урока пения, так как он любить петь.Но увиданное в начале урока, резко изменило его планы и ему пришлось отложить побег на другой день.

-Так, тихо, товарищи ученики!У нас новая ученица!Познакомтесь, ее зовут Зульфия!Фамилия ее Ниязова!Ее документы показывают, что она училась на отлично-сказал классный руководитель, учитель Увадагуппиев.

Ученики молчали.Зульфия тоже.Она глядела из под земли на свои новые одноклассники большими оленьими глазами, краснея от смущения и играя кончиками своих косичек.Эта тощая, черноволосая и черноглазая новая ученица с длинными коровьими ресницами оказалась очень превлекательной девушкой.Ее тонкая и нежная шея, ее алые губы, напоминающие поспевшую черешню, белая кожа, гладкие руки как из слоновой кости, тонкие и длинные как у музыкантов пальцы рук просто околдовали Магриба.

-Ну, Ниязова, садитесь за парту рядом с учеником Сатыбалдиевом.Его Магрибом зовут.Он у нас неуспевающий ученик.Вот вы ему и поможете -сказал учитель Увадагуппиев, указывая новой ученице парту, где сидел как загипнотизированный наш Магриб.

Зульфия села за парту.Учитель Увадагуппиев обратился к Магрибу.

-Чего ты уставился на меня, школьник Сатыбалдиев? Чем то недоволен?Ты, даже не вздумай обидеть ее!Не то я сам лично напишу жалобу на тебе участковому милиционеру товарищу Когозкардонову, и он отправит тебя в детскую колонию, понял?! -сказал он.

-Понял, товарищ Увадагуппиев, понял...Чуть что милиция, детская колония...Да я не на вас смотрю, а на нее, то есть на новую ученицу.А что мне делать, если у меня такие косые глаза? -сказал -Магриб.

Услышав это ученики хором засмеялись.А Зульфия еще сильнее покраснела.

Учитель Увадагуппиев тоже засмеялся, захохотал, глядя в потолок, тресясь всем телом.Потом еле задавив свой смех и утирая слезы своим клетчатым дырявым носовым платком, сказал:

-Ну ладно, садитесь, товарищ школьник Сатыбалдиев.

Магриб присел, думая о том, как хорошо что он косой.Теперь никто не будет подозревать, когда он смотрит на эту красивую девушку.Наивный учитель Увадагуппиев тоже подумает, что Магриб смотрит в доску.

 

 

 

 


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

2 глава романа

"Журавлиные крики в тумане"

Знакомства


Магриб во время уроков и даже на переменах никак не мог оторвать свои косые глаза от Зульфии.Когда окончились уроки школьники спешно беря свои портфели, рывком бросились к выходу,  радостно и дружно крича как чайки на берегу. Магриб тоже выбежал из школы и быстро догнав Зульфию, стал идти с ней в ногу, все еще не отрывая свой косой взгляд от нее.От волнения сердце его учащенно билось, словно свободалюбивая птица в клетке.Наконец он взяв себя в руки, начал говорить:

-Ну, как, понравилась вам наша школа?

-Да -ответила Зульфия, красиво улыбаясь и зажмурив глаза от лучи сентябрского солнца.

-А деревня наша? -спросил Магриб, чтобы не прерывался разговор.

-Очень красивая и тихая деревня.Широкие поля и луга, где бабочки роем бродят, как в раю. Безумно люблю, когда тоскливо поет одинокий удод в полден за знойными полями вдали.Я раньше часто приезжала сюда к моей бабушке и влюбилась в деревенские пейзажи -сказала Зульфия.

-Пейзажи? О, вы говорите на языке художников -удивился Магриб.
Зульфия заулыбнулась в ответ.

Магриб продолжал разговор: -А вы видели нашу реку "Кашкалдак"?

-Да, видела.Только из далека. Помню, я даже внимала там голосу кукушки. Высокие овраги, зеленые рисовые поля на берегу, где несутся чайки.Просто глаз не оторвать! - ответила Зульфия.
-Вы правы, Зульфия.Зеленые луга в пойме.Камыши растут стеной на берегу и шумят на ветру старые ивы в дельте,по колено в воде с гнездами птиц на своих ветках.Там в тихих затонах цветут белые кувшинки.А на острове мы пасем коров, исчезая в юлгуновых зарослях и в высокой сочной траве.Вечером, когда мы устало воротимся домой, переходя реку вброд, погоняя сытых коров с тельятами, запоют лягушки хором вдали и засияет луна.Коровы с телятами воротятся домой, мыча по пыльной деревенской дороге  -похвастался Магриб.

-Да, у вас в деревно райская тишина.Нето, что у нас, городской шум, пронзительные звуки тормазов машин и сердцераздирающие вои сирен.Когда мы жили в городе, бабушка моя иногда приезжала к нам в гости и она долго не могла оставаться там.Старалась как можно быстрее возвращаться домой, сюда в свою родную деревню.
-А кто ваша бабушка? -спросил Магриб.

-Бабушка Сатти -ответила Зульфия.

-А, Сатти хола? Она очень хорошая старуха.Ну, та, которая живет в низком покосившемся домике, рядом с водокачкой да? -сказал Магриб.

-Да, та самая -подтвердила слова Магриба Зульфия.

-Вы приехали со своими родителями или одна? -продолжал интересоваться Магриб, словно следователь городской прократуры.

-Вместе с моим отцом. Мои родители развелись.Мама моя больше не живет с нами... -сгрустнула Зульфия.

Потом продолжала: - Она вышла замуж за другого человека и уехала с ним в другой город -грустно ответила Зульфия.

-О, извините ради бога, Зульфия.Я не знал, что у вас родители развелись... вы уж простите меня, я кажется насыпал соль на вашу еще не зажившую свежую рану -виновато просил прощения Магриб.

Зульфия грустно вздохнулась, одобрительно качая головой, как бы принимая извинение Магриба за свой неуместный вопрос и продолжала рассказывать свою историю.

-Мама хотеле увезти меня за собой, но я не пошла с ней.Потому что она была не права.Она все время ссорилась с моим отцом, назвав его неудачником, нищим голодранцом, поднимала скандалы, кричала, плакала, разбрасывая кухонную утварь, разбивала тарелки, говоря мол какая она несчастливая и зачем вообще она вышла замуж за моего отца.Она каждый день обещала, что скоро уйдет из дома и больше не вернется к нам никогда.Она так и сделала. Ушла с другим.После этого отец мой спился.Он перестал бриться и часто возвращался домой пьяный на четвереньках.Но никого не обижал.Наоборот, когда он выпивал, стал еще добрее.Гладил меня по голове и плакал, просил прощения за то, что он не порядочный человек и нехорошый отец.Недавно он пообещал мне и моей бабушке, что он бросит пить спиртное.Теперь вот, по просьбей моей бабушки мы с отцом приехали сюда.Отец мой пристроился даже на работу трактористом -сказала она.

-Слава Богу, что обошлось у вас все хорошо.Отец ваш бросил пить водку.Одного жалко, что ваши родители развелись.Ну ничего, вы сильно не переживайте.Моя бабушка часто говорила нам, что от своей судьбы не убежишь - сказал Магриб, стараясь успокоит Зульфию.

Зульфия молча шагала, шурша опавшими листьями.

Магриб тоже.С осенних кленов и тополей, которые росли вдоль дороги тихо опадали желтые и багровые листья.Наконец Магриб с Зульфией дойдя до водокачки, на которой  аисты соорудили огромное гнездо из стебли хлопчатника, остановились.

-Ну вот я пришла -сказала Зульфия, красиво улыбаясь.

Магрибу не хотелось растаться с этой красивой девушкой.Он, чтобы пока девушка не побежала домой спешно сказал:

-Если хотите, я вам покажу красивые места нашей реки.

Зульфия задумалась и почему то покраснела.Потом ответила:

-Хорошо.Но я должна спросить разрешения у моей бабушки.Если она разрешит... -скзала она.

-Хорошо, Зульфия, хорошо.Договорились.После обеда я буду ждать вась здесь -сказал Магриб, облегченно.

-Хорошо -сказала Зульфия и открыв скрипучую калитку, направилась во двор.Магриб стоял, глядя вслед за ней своими косыми глазами, до того, пока она не исчезла из виду.

Потом радостно сделал жесть рукой, как бы потягивая за невидимую веревку сигнала, который издает гудки на старинном речном пароме в тумане.После этого он тоже побежал домой с преподнятым настроением.
На улице гуляла одинокий осенний ветер, сиротливо кружа опавшие листья.


eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 


Друг мой верный старый и седой



Ветер пасет белых барашек на море,
Бежит кудрявая отара овец.
А море все поет с чайками в хоре,
Качаясь словно пьяный певец.

Летят трубачи лебеды белые,
Ветер на волнах катается шальной.
Как бестрашные серферы смелые,
Над изумрудно - зеленой волной.

Промытые чистой прозрачной водой,
Камушки шуршат, слышу их храп.
И как друг верный старый и седой,
Клешнями мне махает краб.



12/08/2018.
12:35 дня.
Канада, Онтерио.


Осень идет под зонтиком ярким



Осень шепчет в роще, пустит сплетни,
Опустели дождливые аллеи и парки.
Промок поредевший шиповник у плетня,
Идет прохожая под зонтиком ярким.

Город какой то задумчивый и серый,
Небо протекающий низкий потолок.
Далекие холмы как волнами на берег,
Выброщенный кашалот.

Через небо вброд переходит осень,
Слезы в небеса превращая сама.
Мне жаль птиц бездомных, очень,
В лужах лежат перевернутыми дома.



10/08/2018.
9:43 утра.
Канада, Онтерио.


Внезапный дождь



Гром споткнулся о пустое ведро,
Загремел он, наверно ему больно.
Как в темном заброшенном метро,
Щелкали зажигалкой молнии.

Как зашумел внезапный и гулкий,
Радостный шелестящий дождь!
Молнии, все освещая переулки,
Искали кого то, вытаскивая ножь.

Дождь перестал, как и начался резко,
У природы раслаблены нервы.
Трепещет тихо оконная занавеска,
А на дорожках дождевые черви.



09/08/2018.
12:04 дня.
Канада, Онтерио.


Утро



Словно заснеженная тундра бумага,
Куда тишина полярная легла.
Он с ручкой как с сигарой в зубах,
Бледный как предрассветная мгла.

Дворник машет метлой на рассвете,
Молча, как веслами по туманной реке.
Гуляет по пустынной улице ветер,
Бледнеет одинокая звезда вдалеке.

Утренний воздух свежий и молод,
В саду еще звонко не запел зяблик.
Снова с утра закуривает город,
Дымя сигарами заводов и фабрик.



09/08/2018.
10:18 дня.
Канада, Онтерио.

 


Подробнее...

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

In autumn Park

(The story)



My interlocutor with a ball-shaped head, slouch like a penguin, without a neck, with a swollen belly and a big posterier, like a huge backpack of tourists, he is named Campircardon.We met him by chance in the autumn Park of Toronto, in the evening, when we were walking our four-legged friends. My Pit bull, Tarzan, started playing with his Doberman.We sat on the Park bench, admiring the red crimson quiet leaf of maple Canada.Campircardon was holding a paper Cup between the palms of his hands, as if warming them in a warm coffee.

- It was very nice to meet you, my friend. To be honest, I've never heard of your country before. Please tell us about your people about their culture and their religion. Like, for example, burying people when they die. It's very interesting to me - I said in broken English.

- Well, if you find it interesting, then I will - said Campircardon looking at his Doberman, which was playing with my Pitbull named Tarzan, running through the Park, rustling the fallen maple leaves. He continued:

- For us when a person dies, he dosent get buried.

- So do they cremate the person, like in India? - I asked.

- No, my friend, they don't cremate us. When someone dies, all his close relatives are invited to the ceremony, the people putting the body of the deceased in a huge pot with water. Then making a fire, they cook it, then gently roasted, and eaten.

This activity allows us to avoid the extra cost of the shroud, the coffin, the grave, the tombstones of black marble and granite and the funeral.We preserve the money. Thus the ground of our  independent country is saved, our planet is decreasing day after day, hour after hour. If it goes at this rate, soon our planet will become a giant cemetery.There will be nowhere to plant fruits, vegetables and crops - he explained.

Hearing this, my jaw dropped in amazement.

- Are you kidding? This never happens! - I said and got up. Then I was about to leave, as they say, away from sin, then Campircardon began to laugh.

- What are you, mate, you don't get the joke? Sit down, I was joking - he said, laughing, catch a glimpse of coffee and smoke a cigar in familiar.
-Well, your jokes - I said, also laughing.

- Joke with joke, but, it turns out in some countries people eat our four-legged friends in restaurants with sauce and salad. God, what blasphemy! But recently I read an article on the Internet that in Central Asia even eat ass! Not somewhere in the teahouse, but in restaurants! This news has shocked me the most -said Campircardon.

- Oh, right. You work as a human rights activist and protect the rights of animals, right?  I said.

- no, I'm not a human rights activist. Well, how do you explain that? In short I feel sorry for the donkeys, as I am also a hereditary donkey, in the truest sense of the word. Yes, Yes, don't be surprised, my friend said Campircardon.

Are you joking again? - I said, about to get up and leave. But Campircardon again stopped me.

- No, my friend, this time I speak quite seriously. You know, sometimes a man will want to pour out his soul to someone wildly. I can see through that you're a good person by nature. So I decided to tell you everything.
In short, my grandmother before her death told me all of this with bitter tears of on her eyes. I still remember her dying words by heart. She said:
- Son, all these years I've been hiding a terrible secret from you.Whatever it is, you still need to know about it and I will be released from this heavy load, it will fly to heaven as a fairy to God Almighty. Son, you're not a man, you're a donkey! Yes, Yes, a thoroughbred donkey! she said, stroking my head.And I silently , sitting on a mattress, my grandmother's stuffed with cotton waste, wiping away surreptitious tears from her eyes, thinking about what my grandmother was delirious on her deathbed.
But here my uncle, with sympathy looking at me through tears, said that my grandmother was telling the truth about what I really was, a donkey.
And my grandmother kept saying:
-Campircardon, Son, we found you a newborn baby in the middle of tall grasses, in the mountains, where your grandfather and uncle lived and grazed a flock of sheep. Around the mountain slopes and snowy peaks, where the clouds crawled, through the gorges and the pass, like gray dragons. We found you, thanks to a huge dog named Kaitmas, who was worried when she heard you crying. There you were, wrapped in an old and torn sweatshirt.Oh how I cried then, taking you in my arms, poor little donkey, thinking, what heartless ruthless people abandoned such a helpless tiny newborn baby and left one in the mountains, where hungry wolves roam at night. Then, booming thunder right above our heads and flashed a terrible lightning in the darkened sky. It started to pour hard rain as if it was released from a bucket so I ran toward the Yurt, constructed from felt. Seeing you, your grandfather, the Kingdom of heaven, was glad he had a little boy, saying that we now have two sons. But when we heard you cry, we were cold with fear. When you cried, you screamed like a colt. I mean, jackal.We were scared.But despite that, I tried to calm you down. I fed you cow milk from a bottle with which we sometimes fed orphaned calves. Looking at you, your grandfather offered to take you back to where we found you.

- This is not a human child and when he grows up, he will become a mean, envious, vile and small type and a source of misfortune. Let the wolves eat him, he said.

- No, he stays here and I'll take care of him! He's human. He just has a donkey voice. Over time, he will get rid of this and become a normal child - I said firmly. So you became a full member of our family. You began to grow, playing among the sheep, their feet hurt and you would bite them like a donkey. Because there were no children in the mountains. villages and mountain villages were far away. All the problems started later.When you turned school age, you had to go to school and learn among normal guys. And you were with the character of the donkey is still kicking, lying on the grass, lifting his arms and legs up, you rubbed sideways on trees, tilting your neck forward and closing your eyes in pleasure.That's why we didn't send you to school. I started teaching you myself. Finally, I managed to wean you off, to kick, bite, to rub against the tree and shout ugly bass like donkeys. Now, I'm out of life and I want you to study in universities, not shout randomly in the afternoon as your ancestors - she said at last. Then she died. And then I remembered everything. I  learned, I became a member of Parliament and later a Congressman in Congress, thanks to my associates and friends. Everyone respected me as a good person, as a kind and honest leader, no one, not even the naive people did not realize that I was not a man, but a donkey! They did not know how I steal people's money in various ways and smuggle billions across offshore zones to foreign banks, as they say on his rainy day. They did not know how I raider seizure selected someone else's business, free privatization of large factories in the name of their sons and daughters. Since, as the mass popular unrest against corruption and the vile dictatorship began, I fled together with the tyrant, the former dictator, from the country, leaving my family, first to Europe, and then here, to the West. Here I lost literally everything. Lost all my money at the casino. You think this Doberman is my damn dog? No, I walk the dog of one emigrant and every day I feed it, bathe it, clean its luxurious two-room kennel with a basement and get a weekly meager salary for it. He used to live in a shelter for the homeless. But there it turns out not all  people are so nice. So I had to change my place. I'm living in a vent in an abandoned house.It's dark and damp, the eyes of rabid rats are burning.In late autumn and winter I spend my days in supermarkets to warm up. In the evening I return to the ventilation pipe.I'm afraid of freezing or starving. But since I'm a donkey, sometimes I manage to satisfy my hunger with armfuls of dry grass, collecting it on the field, when a Blizzard howls, it's reminiscent of ballerinas who dance easily on tiptoe. Oh, if you knew how I sometimes feel like going, dutifully dragging a cart with a drunk and angry owner who has a long leather whip whistling in his hands with a propeller. How do you want three on the tree, eating the grass peacefully and silently grazing in the misty meadows. My donkey soul longs for the summer sultry fields, over which the larks sing loudly, pouring a trill, where the hoopoes cry and the sad voice of a lonely cuckoo is heard from the distance. I want to shout loudly, stretching my neck forward like a donkey in the summer fields, where people collect hay, where the July marevo trembles over the country road... With these words Mr. Campircardon paused for a moment.I thought he was gonna laugh and then he said he was joking again. No, on the contrary, he began to cry, rubbing his shoulders. I felt sorry for him and I didn't know how to calm him. Here Campircardon sharply raising his cuts in his head, he began to speak:

-No, I'm in such a cruel country where people lose their condition in a matter of minutes and will be on the street, I will no longer live! I'd rather go to my country and work there obediently, dragging a cart in the markets where people sell bananas, pineapples and oranges briskly! Let me go to jail for a hundred years! Go and fall at the feet of the new President of the country, i'll ask for forgiveness, dropping my tears on his boots and shining them!

Hearing the sound of Campircardon passer-by's began to look back.
I called, whistling my pit bull, named Tarzan, to go home quickly.But Campircardon, as if trying to stop me, said:

- You. I thought I'd finally found a good man and the most loyal friend in the world. And you, like everyone else, doubt that I'm an ass.

With these words Mr. Campircardon began to shout loudly, a raspy voice like a donkey at the summer barn, stretching his neck forward and closed his eyes in pleasure.

- Heee haaaaw heeeeeee haaaaaaaaaaaw!



11/08/2018.
5: 49 PM.
Canada, Ontario.

 

 

 

 

 

 

 

Лариса Кузьминская



Родилась в г. Ялте. Более 20 лет жила в Таллине в Эстонии. С 1987 года живёт в Москве. Поэт, член Союза писателей России, член Московской писательской организации. Стихи и переводы эстонской поэзии были опубликованы в разные годы в газетах «Литературная газета», «Литературная Россия», в журнале «Огонёк», в сборниках и альманахах: «День поэзии», «Поэзия», «Молодая  гвардия»,  «Работница»,  в  эстонских  русскоязычных изданиях – в журнале «Радуга» и «Таллин», в коллективных сборниках Латвии, Украины, Швеции, переводились на польский и шведский язык. Автор 7 поэтических сборников и 1 аудиодиска – мелодекламация «Под знаком осени». В июле 2007 года основала Региональный Общественный Фонд содействия развитию современной поэзии «СВЕТОЧ». Является автором – составителем коллективных сборников  стихов  проекта  «БИБЛИОТЕКА  СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ». За 12 лет существования проекта издала более 150 коллективных и авторских сборников стихов. Награждена орденом В. Маяковского, медалью И. Бунина.

 



Из очень тонких, нежных нитей

Марине Цветаевой



Из очень тонких, нежных нитей
Плетутся судьбы у поэтов,
Из озарений и наитий...
Четверостиший и сонетов.

Они не ищут вечной славы
И не желают быть в фаворе,
Как самоцветы без оправы,
Как блики солнца на фарфоре.

Из очень тонких, нежных нитей
Плетутся судьбы у поэтов,
Стихи их вечная обитель,
И грустен взгляд их на портретах.



Лужица.Книжица. Узница. Гвоздь

М.Ц.


Зеркало – лужица –
Вот и смотрись...
Ведь недоступна небесная высь...
Стерпится, сдюжится.
Тонкая книжица –
Вот и листай...
Будет страница одна, что из ста...
Будет и ижица.
Вольная узница...
Вот и летай...
Только снежинкою белой не тай...
Слову союзница.
Лужица. Книжица.
Узница. Гвоздь.
С ветки упала пунцовая гроздь.
Слёзы и кровь – бесполезная жижица.
Тело с душою летают поврозь.



Нитка тонкая судьбы

Марине Цветаевой



Нитка тонкая судьбы
Стала толстою верёвкой,
Стала смертью и воровкой...
Бесполезные мольбы.

Ты бездомна тут и там...
Ты Вселенной звёздной гостья,
И горят рябины гроздья
На пути, ведущем в храм.

Не отпета, но воспета...
Тонким кантом переплёта,
Ведь рождённой для полета
Ты была. Сама планета.

Море. Осень. Берег дальний...
Живописнейший триптих.
И летит твой вечный стих
В мир прекрасный и бескрайний.



Я спрошу сегодня у цветов



Я спрошу сегодня у цветов,
Что в молчанье дремлют у пруда,
Где как небо синяя вода:
«Где мой берег, долгожданный кров?»

Не ответят спящие цветы,
Им вопрос мой странный не знаком,
У пруда их вечный кров и дом,
Их стихия – бездна немоты.

Ну а мне Бог подарил язык
И вручил мне сушу и моря,
Значит, в мире этом я не зря,
И звучит мой стихотворный крик.



Скользнет луч лунный на чело



Скользнёт луч лунный на чело...
Бумаги тронет лист,
В руке хрустальное стило
И белых штор батист.

И в этом лунном мираже...
Ко мне строка придёт...
Подарит новый мне сюжет.
В мир окна распахнёт,

И воск струящийся свечи
Застынет, словно лёд,
Истают лунные лучи.
Рассвет свой свет прольёт.

Закрою тонкую тетрадь
И отложу стило...
Повсюду солнца благодать
И летнее тепло.

 

Глядеться в зеркало



Глядеться в зеркало
и видеть в нем весь мир...
Таким талантом наделён поэт,
И ритм струится звуком кастаньет...

И в такт вибрирует космический эфир.
И сам поэт, как инопланетянин...
Не приспособлен в этом мире ни к чему,
И то ему поставлено в вину.

Дитя Венеры он – венерианин...
Гармония и мир несовместимы...
Но как поэту это воспринять?
И путь его не обернётся вспять.

Пути Господни неисповедимы...



 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

В осеннем парке

 

(Рассказ)



Моего собеседника с шараобразной головой, сутулого, как пингвин, почти без шеи, с вздутым животом и с большой задницей, похожей на огромный рюкзак, зовут Кампиркардоном.С ним мы познакомились случайно в осеннем парке Торонто, вечером, когда мы выгуливали своих четвероногих друзей. Мой питбул по кличке Тарзан начал резвиться с его доберманом.Мы сели на скамейку парка, любуясь рыжим багровым тихим листопадом кленовой Канады.Кампиркардон держал бумажный стакан между ладонями своих рук, как бы грея их теплом грячего кофе.


- Было очень приятно с вами познакомиться, мой друг. Если честно, я раньше никогда не слышал о вашей стране.Расскажите, пожалуйста о своем народе о его культуре о его религии. Как, например, хоронят у вас людей, когда они умерают.Это мне очень интересно -сказал я на ломаном английском языке.


-Ну что же, раз это вам интересно, то слушайте -сказал Кампиркардон, глядя на свой доберман, который играл с моим питбулом по кличке Тарзан, бегая по парку, шурша опавшими кленовыми листьями. Потом продолжал:


-У нас, когда умерает человек, его не хоронят.


-А, кремируют что ли, как в Индии? -поинтересовался я.


-Нет, мой друг, у нас не кремируют.Когда кто то умирает, собираются все его близкие с родственниками, приглашают на церемонию народ, положив тело усопшего в огромный котел с водой. Потом разводя огонь, варят его, после чего аккуратно зажарив, сьедят.


Это мероприятия позволяет нам избегать лишних затрат на саван, на гроб, на могилу, на надгробные камни из черного мрамора и гранита и на поминки.Мы сэканомим таким образом землю нашей необятной независимой страны, когда численность насиления планеты растет день за днем, час за часом. Если дело пойдет такими темпами, то вскором времени наша планета станет гигантским кладбищем.Негде будет вырашивать фрукты, овощи и зерновые культуры - пояснил он.


Услышав такое, у меня челюсть отвисла от изумления.


-Нииифига себе!Вы шутите что ли?Такого не бывает! -сказал я и привстал.Потом хотел было уходить, как говориться от греха подальше, тут Кампиркардон начал смеяться.


-Вы чего, приятель, шутку что ли не понемаете? Садитесь, я пошутил - сказал он, смеясь, мелько хлебая кофе и дымя сигарой в зубах.
-Ну и ваши шутки - сказал я, тоже смеясь.


-Шутка с шуткой, но, оказывается в некоторых странах люди едят наших четвераногих друзей в ресторанах с соусом и салатом.Боже, какое кощунство! А вот совсем недавно я читал статью на интернете о том, что в Центральной Азии едят даже осла! Не где нибудь в чайхане, а в ресторанах! Эта новость шокировала меня больше всего -сказал Кампиркардон.


-А, понятно. Вы работаете правозащитником и защищаете прав животных да? - сказал я.


-Да, нет, я не правозащитник.Ну, как вам объяснить то? Короче мне жалко ослов, так как я тоже потомственный осел, в прямом смысле этого слово.Да да, не удивляйтесь, мой друг -сказал Кампиркардон.


-А вы опять шутите? - сказал я, собираясь встать и уйти.Но Кампиркардон снова меня остановил.


- Нет, мой друг, на сей раз я говорю вполне серьезно.Знаете, иногда человеку дико захочется кому то излить душу. Я насквозь вижу, что вы по природе неплохой человек.Вот и решил я рассказать вам обо всем.

Короче, моя бабушка перед своей смерти рассказала мне все это с горькими слезами на глазах.Ее предсмертные слова я помню до сих пор и наизусть. Она сказала:

-Сынок, все эти годы я скрывала страшную тайну от тебя.Что бы ни было, ты, всеравно должен знать об этом и я освободясь от этого тяжелого груза, полечу в небеса, как фея к Всевышнему Богу.Сынок, ты не человек, а осел!Да да, породистый осел! -сказала она, поглаживая мне голову.А я безмолвно плакал, тресясь всем телом, сидя у матраса моей умерающей бабушки,набитого отходами хлопка, утирая тайком слезы с глаз, подумав о том, что бабушка моя бредит на смертном одре.

Но тут дядя мой, с сочувствием глядя на меня сквозь слезы, сказал, что бабушка говорит правду о том, что я в самом деле осел.

А бабушка моя все продолжала говорить:


-Кампиркардон, Сынок, мы нашли тебя новорожденным малышом посреди высоких трав, в горах, где мы с твоим дедом и дядей жили и пасли отару овец.Кругом горные склоны и снежные вершины, где ползли облака, по ущелиям и по перевалом, словно серые драконы.Мы нашли тебя, благодаря нащей огромной собаки по породе алапай, по кличке Кайтмас, которая забеспокоилась, услышав твой плач.Там ты лежал, завернутым в старую и рваную фуфайку.О как я плакала тогда, беря тебя на свои руки, бедненький мой ослёнок, думая, какие бездушные безжалостные люди бросили такого беспомощного крохотного новорожденного малыша и оставили одну в горах, где рышут по ночам голодные волки.Как тогда заргемели раскатистые громы прямо над нашими головами и засверкали страшные молнии в потемневшем небе.Начал лить ведром внезапный шумный летний дождь и я побежала в сторону юрты, построенный из войлока.Увидев тебя твой дед, царство ему небесное, обрадовался как маленький, говоря, что у нас теперь двое сыновей.Но, услышав твой плач, мы замерли от страха.Потому что ты не плакал, а кричал как ослёнок.То есть иакал.Мы испугались.Но несмотря на это, я постаралась тебя успокоит.Накормила тебя коровьим молоком из бутылочки, с помощью которой мы кормили иногда осиротевших телят.Глядя на тебя твой дед предложил отнести тебя обратно туда, где мы тебя нашли.


-Это не человеческое дитя и когда он вырастит, он станет подлым, завистливым, мерзким и мелким типом и источником несчастье.Пускай сьедят его волки -сказал он.


-Нет, он останется здесь и я сама позабочусь о нем! Он человек.Только у него ишачий голос.Со временем он избавится от этого и станет норьмальным ребенком - сказала я твердо.Таким образом ты стал полноправным членом нашей семьи.Начал расти, играя среди овец, лягая их ногами и больно кусая их как ослы.Потому что в горах не были дети.До аулов и горных деревень было далеко.Все проблемы начались потом.Когда тебе стукнуло школьный возраст, ты должен был пойти в школу и учиться среди норьмальных ребят. А ты был с характером осла, все еще лягал, валялся на траве, поднимая руки и ноги вверх, терся боком о деревья и громко кричаль вполдень, вытенув свою шею вперед и закрыв глаза от удовольствия.По этому мы не отдали тебе в школу.Я сама начала тебя учить.Наконец мне удалось отучить тебя лягать, кусать, треться об дерево и кричать некрасивым басом как ослы.Теперь вот, я ухожу из жизни и я хочу, чтобы ты учился в вузах, не закричал случайно в полдень как твои предки -сказала она на последок.Потом умерла.А дальше сам все помню.Учился, стал депутатом парламента страны и позже конгрессменом в конгрессе, благодаря своим единомышленникам и друзьям.Все меня уважали как хорошего человека, как доброго и честного руководителя, никто, даже наивный народ не догадывался о том, что я не человек, а осел!Они не знали, как я ворую народные деньги, различными способами и переправляю сворованные миллиарды через офшорные зоны в зарубежные банки, как говориться на свой черный день.Не знали как я рейдерским захватом отбирал чужой бизнес, бесплатно приватизируя крупные заводы и фабрики на имя своих сыновей и дочерей.После того, как начались массовые народные волнения против коррупции и мерзкой диктатуры, я бежал вместе с тираном, бывшим диктаором, из страны, оставляя свою семью, сначало в Европу, а потом сюда, на Запад.Здесь я потерял буквально все.Проиграл все свои состояния в покер в казино.Вы думаете, что этот доберман проклятый моя собака? Не а. Я выгуливаю собаку одного эммигранта и каждый день кормлю ее, купаю, чищу ее роскошную двухкомнатную конуру с подвалом и получаю за это еженедельную мизерную зарплату.Сам раньше жил в бесплатном шелтере для бездомных.Но там оказывается живут не очень хорошие люди.Поэтому мне пришлось изменить свое жилье.Я сейчас живу в вентиляционной трубе одного заброшенного дома.Там темно и сыро, горят глаза бешенных крыс.Поздней осенью и зимой я коротаю дни в супермаркетах, чтобы погреться.Вечером снова возвращаюсь в вентиляцинную трубу сквазь метель.Боюсь замерзнуть или умереть от голода.Но так как я осел, иногда умудряюсь утолить свой голод охапками сухой травы, собирая их на поле, когда воет вьюга и несутся поземки, напоминающие балерин, которые танцуют легко на цыпочках.О если бы вы знали о том, как мне иногда хочется идти, послушно волоча телегу с пьяным и злым хозяином у которого в руках вертится пропеллером свистящий длинный кожанный кнут. Как хочется треться о дерево, лопать траву, мирно и молча пастись в туманных лугах.Моя ишачая душа тоскует по летним знойным полям, над которым звонко поют жаворонки, заливаясь трелью, где плачут удоды и доносится печалний голос одинокой кукушки издалека. Хочется громко крикнуть, вытянув свою шею вперёд, как осел на летных полях, где люди собирают сено, где дрожит над проселочной дорогой июльское марево... Такими словами мистер Кампиркардон умолк на миг.Я думал, что он вот вот засмеется и скажет, что снова пошутил.Нет, наоборот он начал плакать, треся плечами.Мне жалко стало его и я не знал как его успокоит.Тут Кампиркардон резко подняв свою постриженную в полубокс голову, начал говорить:


-Нет, я в такой жестокой безжалостной стране, где человек лишится своего многомилярдного состаяние за считанные минуты и окажется на улице, больше не буду жить!Я лучше поеду в свою страну и там буду покорно работать, волоча телегу на рынках, где люди бойко торгуют бананами, ананасами и апельсинами!Пускай меня посадят на сто лет!Пойду и упаду в ноги нового президента страны, попращу у него прощения, роняя свои крупные слезы на его почищенные гуталином хромовые сапоги с длинными и коженными голенишами!


Услышав шум Кампиркардона прохожие начали оглядываться назад.
Я позвал, свистя свою собаку по породе питбул, по кличке Тарзан, чтобы уходить побыстрее домой.Но Кампиркардон, как бы стараясь остановить меня, сказал:


-Эх, вы.Я думал, что нашел наконец хорошего человека и самого верного друга на свете.А вы как все остальные люди сомневаетесь в том, что я осел.


Такими словами мистер Кампиркардон начал громко кричать скрипучим голосом как осел на летнем сеновале, вытянув свою шею вперёд и закрыв глаза от удовольствия.


- Чиййй - о! Чий о, чий о! Чий -оооооооооооооооо!



11/08/2018.
5:49 дня.
Канада, Онтерио.