Поиск



Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

 

 

Холдор Вулқон ёзган юзлаб латифалардан бири

 

 

Эр - хотиннинг уруши



Маҳалла оқсоқоли ишхонасида дафтарга бир нарсаларни ёзиб ўтирса, эшик ғийт этиб очилиб, бир аёл оқсаланиб, ўғли билан келинини эргаштириб: - Ассаломалайким, хожакажон -дея  кириб келибди.

-Оббо, яна нима бўлди, Кўпехон?! -дебди махалла раиси, фиғони чиқиб.

-Э хожакажон, бу жувонмаглар нимани толашади билмийман, эттадан кечгача итдей уришиб, қирилишиб, жонимдан жахт тўйдирди. Мен ўғил уйлантириб, битта жиннини иккита қивоппан.Келин ўлгурди вак вак вак вак жағи тинмейди, бу хўкиз бўса уни бува пўстак қилиб уришини қўймейди. Буларга ўзингиз бир насихат қилиб қўймасез бўмейди, айланиб кетай сиздан - дебти аёл.

Бу гапларни эшитиб, маҳалла раисининг ғазабдан тепа сочи тикка бўлиб, истолди устида турган узун дўпписини бошига кийиб, ўннидан туриб, йигитга ташланибди: - Ҳа эшшак, эшшак, ароқхўр шайтон, нега урдинг хотинингни, а, нега урдинг, ифлос фиадал?! Қортеминан трнопка қилиб қўлини армбар қилиб синдириппеяқалейми шу топта?! - дебди у, кўзларини пахтаси чиқиб, йигитни қўлини аёвсиз қайриб. Йигит оғриққа чидомей: - Ууу, қўлди синдирас, хожака! - дебди, войвойлаб.

-Хожака дема мени, падаринга лаънат, алкаш! Қара хотиннини гўзаллигини! Шундай соҳибжамол, сочлари узун, киприклари майин, кўзлари шахло, мўрча миён, қоши камон, сарви равон, офатижон, мохитобон, сув ичса томоғидан, сабзи еса биқинидан кўринадиган сарвқомат паризоттиям урасанми, лаънати шишағариб?! Давай, тиз чўк хотинини олдига! Нозик қўлларини ўпиб кўзларинга сурти! Энди қимиман -де! Бўл тезроқ, хозир уриб ўлдириб қўяман деса, йигит хўп, хожака -деб тиз чўкканича хотинини ёнига тиззалаб бориб: - Малкахон, мени кечиринг, энди қимиман, умримнинг охиригача қимиман! -дебди.

Маҳалла раиси: -Юракдан чиқариб айт, қасамхўр! - деб, йигитни баттар дўппослаятса, кампир, қўрқиб кетиб: - войдооод, болами ўлтириб қўяди энди! Одамлар, ярдам беринар! Томошабин бўлиб туроврмей, учаскавўйга тилпон қисенарўмейдими?! - деб бақиришга тушибди.

Маҳалла раиси йигитни уришдан тўхтаб: - Э намунча вахима қиласиз, Кўфехон! Мана ярашволишди. Эр хотиннинг уруши - Орол денгизининг қуриши - дер эмиш.

 


 


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Между тем, Дуглат Дутарович захмелел и горько заплакал. Будто весь самогон, который он выпил, просочился из щелей его узких глаз, превращаясь в горькие слезы. - Бедный Балтазарич! Друг мой! Сени Худо рахмат килсин, достим! (Да благословит тебя Аллах, друг мой!) - плакал он, продолжая говорить:- Ты жил в Узбекистане, но всегда думал о своей далекой родине, которая называется Россия. Помнишь, мы жарили с тобой русскую водку из пял в сторожевой будке нашего склада? За окном шел снег, покрывая крыши домов, дорогу, деревья и аккуратно сложенные сосновые и березовые бревна. Лениво гавкала сторожевая собака в конуре.Невесомо кружились снежные хлопья под висячим скрипучим фонарем, словно рой комаров. Царила божественная тишина. Как будто окрестность умолкла, чтобы слушать нежный снежный шорох. Выпив до дна следующую стопку, ты говорил о том, что тебя привели на работу не только деньги, но и запах, смолистый аромат сосновых бревен, который напоминает тебе запах русских хвойных лесов, где прошло твое беззаботное детство! Ты часто ходил в тюбетейке и в чапане, любил Узбекистан.Бегло говорил на узбекском языке без акцента. Всегда твердил, что Узбекистан твоя вторая родина и все народы, которые живут в этой солнечной стране, независимо от расы, национальности, традиций и религиозной принадлежности должны жить в мире и согласие, уважая и свято соблюдая Конституцию и законы нашего суверенного государства Узбекистан и говорить на государственном языке. Вот почему мы все любили тебя и уважали, Ваня!Ты был нашим рыжим узбеком.Мы никогда не забудем тебя... Какая нелепая смерть, а, Господи?!- плакал он в свою тюбетейку.
Один из присутствующих начал успокаивать его.
- Узбагойся, брадан, берездань благать. Ну жто ды на замом деле? Бридет время мы взе умрем и наз доже бохороняд. Эдо загон брироды, бонимаежь? На, выбей эдого ржаного замогона, годорый зами гнали.Он боможет, до езд облегчаед - сказал он, протягивая ему очередную порцию мутного самогона в граненном стакане.


 

Сторож

(Рассказ)

Этот рассказ с большим уважением посвящается великому русскому юмористу Геннадию Хазанову.

 




Дуглат Дутарович работает сторожем на складе бревен. Недавно умер его сменщик Спиридонов Иван Балтазарович, и его похоронили на городском кладбище со всеми почестями. Не смотря на то, что Дуглат Дутарович является мусульманином, он всё-таки решил пойти и присутствовать на поминках своего покойного сменщика Спридонова Ивана Балтазаровича. Покойник был православным христианином и даже носил маленький деревянный крестик на своей длинной шее. По воскресеньям ходил он в церковь, зажигал свечи за упокой души своих ушедших родителей. Когда надвигались черные тучи и началась гроза, гремя раскатами грома, Спиридонов Иван Балтазарович, глядя в небо, широко крестился, прося у своего бога Иисуса Христа спасения. Но Бог почему-то его не спас. То ли он молился не так, как следует, то ли Бог не услышал его молитвы. Случилось так, что он трагически погиб. При разгрузке вагонов у крана неожиданно оборвался трос, и бедный Спридонов Иван Балтазарович остался под завалами огромных брёвен. Эх, жизнь - гулкая жестянка. Человек буквально вчера был жив, радовался, а теперь его нет.
С такими мыслями Дуглат Дутарович зашел в комнату, где планировалось справить поминки. На столе горели свечи, и аккуратно были разложены выпивки, закуски и всякая вкуснятина. Первым взял слово завскладом Никифоров Рудольф Макарович. Держа в руке стакан с отменной водкой, он начал говорить:
- Дорогие последние гости нашего покойного соотечественника Спиридонова Ивана Балтазаровича! Давайте помянем нашего дорогого верного друга, скромного и честного сторожа нашего склада бревен!
Все гости дружно, как единый организм, встали с мест со стаканами самогона в руках. Дуглат Дутарович тоже. Все стояли без головного убора. Только наш Дуглат Дутарович был в тюбетейке, так как у мусульман не принято присутствовать на похоронах и прочих мероприятиях без головного убора. Гости, конечно, обратили внимание на его головной убор, но никто не стал делать ему замечаний. Все отнеслись к этому спокойно, с пониманием и толерантностью.
- Иван Балтазарович воистину был настоящим человеком! - продолжал Никифоров Рудольф Макарович - Поскольку я знаю, он никогда никому не желал зла. Всегда помогал всем, чем мог. К великому сожалению, случилась беда, и наш друг дорогой Балтазарич остался под завалами сосновых бревен, которые он любил, назвал их своими земляками из далекой России! Всякий раз, когда разгружали из вагона березовые бревна, он тайком плакал, вытирая слезы кепкой и шепча мол бедные мои белые березы! Вы валяетесь здесь, вместо того, чтобы расти под низкими окнами русских изб, качаясь и звеня на вольном бродячем ветру! - говорил он со слезами на глазах. Будто, услышав его трогательные слова, сосновые бревна тоже плакали безмолвно, роняя янтарные смолистые слезы. Эх, какого великолепного человека с распахнутой душой мы потеряли! Эта большая утрата для нашего дружного коллектива! Дорогой Иван Балтазарович, спи спокойно, пусть земля будет тебе пухом и твоя душа пребывает в раю! - в завершение сказал завсклад Рудольф Макарович, мелко крестясь.Потом залпом выпил водку, опустошив граненый стакан.
Все повторили движения завсклада Рудольфа Макаровича, кроме Дуглата Дутаровича, который никак не мог креститься. Его рука не послушалась ему. Но стакан самогона он выпил до дна, и прикладываясь губами к рукаву, преодолевая жгучесть крепкого напитка. После этого все дружно сели по местам, ели пили, разговаривали, поминая покойника добрым словом. Потом снова ели пили и разговаривали. Между тем, Дуглат Дутарович захмелел и горько заплакал. Будто весь самогон, который он выпил, просочился из щелей его узких глаз, превращаясь в горькие слезы. - Бедный Балтазарич! Друг мой! Сени Худо рахмат килсин, достим! (Да благословит тебя Аллах, друг мой!) - плакал он, продолжая говорить:- Ты жил в Узбекистане, но всегда думал о своей далекой родине, которая называется Россия. Помнишь, мы жарили с тобой русскую водку из пял в сторожевой будке нашего склада? За окном шел снег, покрывая крыши домов, дорогу, деревья и аккуратно сложенные сосновые и березовые бревна. Лениво гавкала сторожевая собака в конуре.Невесомо кружились снежные хлопья под висячим скрипучим фонарем, словно рой комаров. Царила божественная тишина. Как будто окрестность умолкла, чтобы слушать нежный снежный шорох. Выпив до дна следующую стопку, ты говорил о том, что тебя привели на работу не только деньги, но и запах, смолистый аромат сосновых бревен, который напоминает тебе запах русских хвойных лесов, где прошло твое беззаботное детство! Ты часто ходил в тюбетейке и в чапане, любил Узбекистан.Бегло говорил на узбекском языке без акцента. Всегда твердил, что Узбекистан твоя вторая родина и все народы, которые живут в этой солнечной стране, независимо от расы, национальности, традиций и религиозной принадлежности должны жить в мире и согласие, уважая и свято соблюдая Конституцию и законы нашего суверенного государства Узбекистан и говорить на государственном языке. Вот почему мы все любили тебя и уважали, Ваня!Ты был нашим рыжим узбеком.Мы никогда не забудем тебя... Какая нелепая смерть, а, Господи?!- плакал он в свою тюбетейку.
Один из присутствующих начал успокаивать его.
- Узбагойся, брадан, берездань благать. Ну жто ды на замом деле? Бридет время мы взе умрем и наз доже бохороняд. Эдо загон брироды, бонимаежь? На, выбей эдого ржаного замогона, годорый зами гнали.Он боможет, до езд облегчаед - сказал он, протягивая ему очередную порцию мутного самогона в граненном стакане.
Дуглат Дутарович выпил содержимое и отключился совсем. Он очнулся под деревянным забором, где на ветру качалась крапива. Он быстро встал. Нашёл свою тюбетейку, стряхнул с нее пыль, надел на голову и оглянулся по сторонам. Ему стыдно стало. Потом, шатаясь пошел по тротуару. Прохожие сторонились его, не желая столкнуться с пьяным человеком и нажить себе лишние проблемы. У Дуглата Дутаровича горело все внутри. Ему страшно хотелось пить. Ему казалось, что он не утолит жажду свою, даже если он выпьет до дна целый океан. Он обрадовался, увидев водопроводный кран из которого с шумом лилась прозрачная вода, влага жизни. Дуглат Дутарович бросился на водопроводный кран и начал пить воду прямо из крана, подставив рот к трубе. Ухватившись руками за кран, он жадно пил воду. Но никак не мог напиться. Дуглат Дутарович даже испугался, подумав о том, что он прихватил сахарный диабет. Вытерев рот тюбетейкой, он продолжил путь, шагая по тротуару, как зомби. Он чувствовал себя, как солдат на поле боя, которого задавил вражеский танк. Ему очень хотелось отдохнуть где-нибудь и еще немного поспать. Дуглат Дутарович опасался также патрульно-постовых милиционеров, которые могли отправить его в вытрезвитель.
С такими мыслями он подошел к автобусной остановке и присел на скамейку. Потом прилег, покрыв краем пиджака голову, и уснул. Его разбудил человек лет сорока пяти, высокого роста, одетый в смокинг и с галстуком на шее, похожий на бабочку.
-Эй, товарищь, проснитесь! Почему вы здесь лежите? Вам плохо? - спросил он. -Нет, у меня все в порядке. Я просто сидел здесь и сам того не замечая уснул - ответил Дуглат Дутарович, поднимаясь и поправляя свою тюбетейку. -Ну слава богу. Я думал... Но вы простите меня, если я перебил ваш сладкий сон, на самом интересном месте - сказал незнакомый человек, вежливо улыбаясь. -Да нет, что вы, господин. Все нормально. Меня зовут Дуглат. Дуглат Дутарович. Я работаю сторожем на складе - представился Дуглат Дутарович.
- Вот так встреча! Оказывается, мы с вами коллеги, уважаемый Дуглат Дутарович. Я рад познакомиться с вами.Меня зовут Абу Инсан ибн Диёнат - сказал человек в смокинге.
-Да? Даже не верится. Судя по Вашей одежде, можно предположить, что вы работаете сторожем в крупном международном банке. Или трудитесь в составе спецподразделения и охраняете президента страны - сказал Дуглат Дутарович.
- Это коммерческая тайна, дорогой коллега. Где мы бы не работали, работа у нас очень ответственная и трудная. Когда все спят сладким сном, мы с вами работаем, ходим туда-сюда, охраняя имущество, когда тихо сияет луна и алмазами горят звезды в высоком небе... А почему мы здесь стоим? Давайте-ка, лучше зайдем в какое-нибудь кафе и продолжим разговор за чашечкой чая или кофе - предложил Абу Инсан ибн Диёнат.
- Ну, что же, неплохая идея - согласился Дуглат Дутарович.
Такими разговорами, они пошли в сторону дорогого ресторана.
Увидев это, Дуглат Дутарович остановился.
- Простите, коллега Абу Инсан ибн Диёнат, куда мы идем? Это же дорогой ресторан! Там такие дорогие блюды, что даже на полпорции не хватит моя мизерно - символическая месячная зарплата! -сказал, отступая назад Дуглат Дутарович.
- Да что вы, уважаемый коллега. Не бойтесь. Я угощаю - успокоил Дуглата Дутаровича Абу Инсан ибн Диёнат.
- Ну-у-у, если вы угощаете, то, пожалуй, можно заглянуть - сказал Дуглат Дутарович.
Они зашли в роскошный ресторан и сели за стол, на котором в фарфоровых вазах благоухали свежие розы, лежали серебряные ложки и вилки с ножами, горели свечи на позолоченных канделябрах. Вокруг сидели богатые люди в смокингах и в галстуках. Пили коньяк, ели икру и курили ароматные сигары. На сцене один худощавый и лохматый музыкант самозабвенно, то и дело закрывая глаза, играл на скрипке музыку Штрауса. Некоторые кавалеры танцевали со своими дамами в такт божественной музыки. Пришел официант с белым полотенцем на запястье и с блокнотом в руках.
- Что закажете, господа? - спросил официант вежливо с приятной гагаринской улыбкой. Сторож Абу Инсан ибн Диёнат, изучив меню, заказал три блюда и французский коньяк с шотландским вином, плюс десерт. Услышав, что заказал Абу Инсан ибн Диёнат, сторож Дуглат Дутарович, чуть не встал с места и не выбежал из ресторана.
- Да разве можем мы такое себе позволить, дорогой коллега?! - забеспокоился Дуглат Дутарович - Это еда и выпивка богачей! А мы с вами являемся всего лишь жалкими сторожами. Если вы рассчитываете на меня, то немедленно остановите это безумие, пока не поздно! У меня денег не хватит даже на то, чтобы спросить, сколько стоит одна порция еды в этом ресторане!
- Ну, что вы так, а, коллега? Люди же смотрят на нас. Я ведь пообещал, что угощаю. Вы сидите спокойно и не волнуйтесь. Мы отметим с вами нашу встречу как следует -сказал сторож Абу Инсан ибн Диёнат.
- Ну, хорошо, коллега, хорошо. Но учтите, я предупредил вас в присутствии этого официанта. Я ни гроша не заплачу, если возникнет какая-то проблема с оплатой. То есть вся ответственность ложится на вас - сказал Дуглат Дутарович, недоумевая и не понимая поступки своего коллеги. Официант ушел. Дуглат Дутарович с испугом и с удивлением смотрел на богатых посетителей ресторана и на огромные хрустальные люстры, на зеркала, на лохматого музыканта, который в трансе играл Штрауса, проворно двигая смычком. Скрипка плакала, а люди смеялись, хохотали, звенели бокалы. Наконец, официант принес все, что они заказали.
- Ну, с чего начнем, коллега? С французского коньяка или с шотландского виски? -спросил сторож Абу Инсан ибн Диёнат.
- Мне все равно. Я готов выпить даже чернилу или керосин.Лишь бы был кайф - сказал Дуглат Дутарович, засовывая кончик салфетки в воротник своей клетчатой зимней рубахи и орудуя звенящей серебряной вилкой и ножом, как бы, готовясь кушать по-аристократически.
- Ну, тогда будем пить французский коньяк - сказал сторож Абу Инсан ибн Диёнат, наливая коньячку из хрустального графина в звенящие тонкие бокалы.
- Давайте, коллега, выпьем за нашу встречу! - сказал Абу Инсан ибн Диёнат, поднимая бокал.
И, чокаясь бокалами, они выпили первые стопки. Коньяк оказался приятным. Коллеги сначала закусывали, потом с аппетитом стали есть сверхдорогие деликатесы. Сторож Абу Инсан ибн Диёнат ел первое блюдо. Глядя на него, Дуглат Дутарович отложил в сторону вилку с ножом и тоже взял ложку. Он начал хлебать вкусную шурпу, макая в неё хлеб. Потом они снова выпили и продолжили есть.
В этот момент в ресторан зашла группа богатых людей. Среди них были и женщины в дорогих платьях, с золотыми перстнями на пальцах рук и с золотыми цепочками на нежных шеях. Вдруг один из мужиков этой компании резко остановился и, глядя на сторожа Абу Инсан ибн Диёната, страшно обрадовался.
-Оо-о-оо, вот это да-а-аа! Наш дорогой хозяин господин Абу Инсан ибн Диёнат тоже, оказывается, тут! Здравствуйте, босс! - сказал он и, подойдя к столу, где сидели коллеги, в обнимку поздоровался со сторожем Абу Инсан ибн Диёнатом. Также он поздоровался с Дуглатом Дутаровичом, крепко пожав ему руку. Остальные члены компании тоже прибежали к Абу Инсан ибн Диёнату и начали здороваться с ним, крепко обнимая его. Женщины зацеловали Абу Инсан ибн Диёната. Но увидев Дуглата Дутаровича, резко изменились настроением, и их звонкий смех умолк. Они глядели на Дуглата Дутаровича, как на немытого дикаря, как на степного суслика. Абу Инсан ибн Диёнат познакомил их с Дуглатом Дутаровичом.
- Это, Дуглат Дутарович, мой коллега! - представил он его.
- Оо-оо, ваш коллега?! Уау! Директор крупной корпорации, значит! Очень приятно было познакомится с вашим другом, успешным и скромным бизнесменом! - сказал тот мужик, снова повторно пожимая руку Дуглата Дутаровича.
Услышав такое, женщины снова заулыбались и начали смеяться, протягивая свои нежные ручки к Дуглату Дутаровичу.
- Очень приятно! Меня зовут Матлюба! А меня Маликой зовут! -улыбались они.
- Какая грандиозная встреча, Боже мой! Эй официанты! Давайте соедините наш стол со столом нашего многоуважаемого босса! - крикнул тот мужик.
Официанты быстро соединили столы, и компания села за них, словно на банкете, как на пышной свадьбе. Начался настоящий пир аристократов. Коняк, виски, вино, веселье, смех, хохот. Тот мужик подняв бокал за здоровье сторожа Абу Инсана ибн Диёната, сказал следующее:
- Дорогой хозяин, господин Абу Инсан ибн Диёнат! Сегодня, читая биржевые новости в американском журнале "Форбс"я узнал о том, что ваше состояние на сегодняшний день составляет один триллион долларов! Примите мои поздравления, уважаемый Абу Инсан ибн Диёнат!
-Спасибо, друг мой -поблагодарил Абу Инсан ибн Диёнат. Услышав это, у Дуглата Дутаровича челюсть отвисла от удивления. -Нет, не может быть такого! Это либо мираж, либо сон. Или какой нибудь розыгрыш. Эти богатые аристократы издеваются наверное, надо мной - подумал он. Тем временем веселье продолжалось. Сново тосты, звон бокалов, пьяный хохот, танцы и все такое.
После этих слов Дуглат Дутарович снова захмелел. Он встал с места с бокалом в руке и начал говорить: -Дорогие коллеги! Я хочу рассказать вам одну смешную историю! - сказал он, качаясь -Короче, я и моя жена, чтобы поднять экономику нашей семьи, иногда работаем в две смены. Однажды я сказал своей жене, которая работает уборщицей в школе, что я разбужу ее в полночь, когда дети наши заснут и мы будем заниматься важным делом. Она сказала, что это невозможно, так как у нас одна комната и наши дети спят рядом со мной. Еще мама моя. Чуть что они могут проснуться. Я говорю, ты не волнуйся, дорогая. Я все придумал. Короче, аккуратно завяжем морским узлом большой палец твоей ноги тонкой веревочкой, потом, когда дети наши уснут с моей любимой тёщей крепким сном, я буду дергать за веревку и ты проснешься. Она согласилась. Я завязав веревкой большой палец ноги моей жены, стал с нетерпением ждать исторического момента. Дети наши с моей любимой тещей наконец уснули. Жена моя тоже. -Самый раз - думал я, сверкая глазами в кромешной тьме и дернул за веревку. Тут жена моя от испуга спрыгнула с постели, крича: - Ваааай! Вай даааад, что это?! Помогите! Услышав ее крик, дети проснулись. Тёща моя тоже. Они начали кричать в ужасе, обнимая друг друга. -Я говорю жене: - чего ты кричишь, дура! Это же я! Уговор наш позабыла что ли?! Но они все кричали, дрожа от страха.Тут испугавшись шума, наша кошка прыгнула, переворачивая кастрюли и другие утвари на кухне. А там собака наша злая начала заливаться громким и нервным лаем. Потом куры в курятнике закудахтали, гуси загоготали трубным голосом, индюки шумели, краснея до самой шеи, коровы стали мычать, как паромы на туманной реке, овцы и козы от испуга тоже блеяли изо всех сил. Особенно наши свиньи страшно захрюкали, пронзительно кричали, как будто их забивают. Будто этого мало, наш осел начал громко кричать, вытянув свою голову из проема конюшни, закрыв глаза и демонстрируя свои крупные передние зубы. Услышав шум, соседи начали один за другим просыпаться, зажигая свет и долго не заставляя ждать, они толпой прибежали с вилами и граблями в руках, подумав, что в наш дом ворвалась вооруженная до зубов банда грабителей. Кто - то позвонил в милицию и быстро приехала группа захвата в масках с автоматами в руках, также карета скорой помощи с пожарной командой, с душераздирающим криком, завывая сиренами. Милиционеры допросили свидетелей, составили протокол и меня увезли в карете скорой помощи в дурдом - заканчивал свой рассказ сторож Дуглат Дутарович.
Слушая его рассказ, богатые люди долго ржали, угорая от смеха. Особенно Абу Инсан ибн Диёнат.
Когда они вышли на улицу, в небе сияла одинокая луна и мерцали звезды. Дуглат Дутарович хотел было попрощаться и уйти, но Абу Инсан ибн Диёнат удержал его.
- Постойте, куда вы, коллега уходите на ночь глядя? Вот ребята отвезут вас домой на этих телегах - сказал он, указывая на дорогие "Ламборджини" и лимузины "Роллс Ройс". Дуглат Дутарович качался, как маятник и, глядя на сторожа Абу Инсан ибн Диёнат, с удивлением произнес:
- Простите, коллега. Я как-то недоумеваю. Вы же... хик!..сказали мне, что вы тоже работаете сторожем. А Вы, оказывается, миллиардер! Или мне... хик!.. мерещится все это? То есть вы - миллиардер, а не сторож... Нехорошо обманывать и издеваться над бедными людьми, господин Абу Инсан ибн Диёнат - сказал он.
- Ну и что из этого? Да я триллиардер.Но я, по сути, тоже являюсь простым сторожем, как и вы, уважаемый коллега. Да да, не удивляйтесь...Вот вы охраняете имущество склада, так?! А какая тогда разница между мною и вами, если я живу каждый день, каждый час, каждую минуту без выходных, охраняя свое богатство, которое крутится в крупных банках мира, золото и бриллианты, хранящихся в надежных сейфах Швейцарии, также ценные бумаги, таких как акции и облигации на фондовой бирже, следя денно и нощно за падением индексов на финансовом рынке и тогдали.Я только недавно пришел к такому выводу, что все эти годы я не жил, а только работал сторожем, день и ночь, бережно охраняя свое богатство, свою жизнь, жизнь своих близких. Оказывается, от президента страны до простого человека все сторожи и охраняют себя, свою семью, свою страну и народного имущество от кого - то или от чего - то в этом безумном мире в этой мимолетной жизни, так и не научившись охранять себя от своих же собственных желаний, которые приводят к глубокому разочарованию на закате своей жизни - объяснил Абу Инсан ибн Диёнат.
Тут Дуглат Дутарович проснулся и увидел милиционера.
- Гражданин, встаньте. Нельзя спать в общественных местах - сказал он.
Дуглат Дутарович поднялся, попросил прощения и пошел по тропе в сторону склада бревен, вспоминая о том, что сегодня вечером он должен сменить своего нового сменщика.





06/10/2014.
4:30 дня.
г.Бремптон, Канада.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 


Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилар уюшмасининг аъзоси


Ёрилтош


(Халқимизнинг энг севимли актерларидан бири Фарход Абдуллаевга)




Кулма, савол билан мурожаат этсам,
Йўл четида ёлғиз сўппайган эй тош!
Сенда ҳам борми қалб, борми ҳасрат, ғам,
Чиқарми сенинг ҳам кўзингдан кўзёш?

Сен ҳам севганмисан биронтасин, айт?
Кўрганда тош қотиб, пайпаслаб кўксинг.
Сокин сукунатда, ой порлаган пайт,
Кўз ёш тўкканмисан овозсиз, ўксиб?

Сенинг бошингни ҳам ёрганми ёғий?
Кўринмас тош билан, айт менга ростин.
Бошинга оғирроқ иш тушган чоғи,
Кўриб, кўрмаганга олганми дўстинг?

Қандай мавжудотсан, нимасан, кимсан?
Кел, бугун ложувард нурларга қорил.
Гапирсангчи ахир, не учун жимсан?
Тош, сен ҳам тош бўлиб бир бора ёрил!



29/07/2019.
Кундуз соат 1:48.
Канада, Онтерио.

 

 

 

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

 

 

Яқинлашиб келаётган президентлик сайловлари ҳақида



Мамлакатимизда президентлик сайловлари тобора яқинлашмоқда.
Умид қиламизки, бу галги президентлик сайловлари ўз оппонентига овоз бергувчи сохта, қўлбола рақибларсиз, ҳалол, демократик руҳда ўтади, Худо ҳохласа.


Албатта, агар бу сайловга амалдаги мамлакат президенти Шавкат Мирзиёев ўз номзодини қўйсалар, халқимиз бу гал ҳам якдиллик билан овоз бериб, унга, ўзи бошлаган сиёсий ва иқтисодий ислохатларини ниҳоясига етказиш имконини беради.


Чунки Шавкат Мирзиёев халқимизнинг ҳурмат - эҳтиромга лойиқ садоқатли, фидоий фарзанди, дипломатия санъатидан бохабар, халқаро муносабатлар балансировкасини яхши биладиган етук сиёсий арбоб эканлигини ўз амалий ишлари билан яна бир бор исботлай олган раҳбардир.


У биринчи навбатда қўшни мамлакатлар билан яхши қўни қўшничилик муносабатларини тиклади. Сиёсий қатағонларни тўхтатиб, сўз ва фикр, ҳамда матбуот эркинлигини йўлга қўйди.Инвестиция билан мамлакат иқтисодиётини қайта жонлантирди.


Яхшилаб эътибор берсангиз, Каримов замонида жамиятдаги мавжуд сиёсий ва иқтисодий муаммолар ҳақида бир оғиз гапиргани қўрқиб, чурқ этмай ўтирган баъзи ватандошларимизнинг бугун тили чиқиб қолди.
Тили чиққани яхши, негаки бу мамлакатда демократик ислохатлар механизми ишга тушганидан далолат.


Лекин улар энди барча мамлакатлар билан ўзаро муносабатларни яхши йўлга қўйиш учун ҳаракат қилаётган давлат раҳбарини россияга тобе сиёсий марианеткаликда айблаб, уни вассал дея хақорат қилишга ўтдилар.


У сиёсий мурдаларнинг гапларини эшитиб, ёпирай, шулар ҳам энди сиёсатчимикин, шу ҳам сиёсий маданиятми? - дейсан беихтиёр.
Ахир, ҳақиқий сиёсатчи деган ўз сиёсий рақибини ҳеч қачон тахқирламайди, хақорат қилмайди. Баҳо берса, фақат сиёсий оппонентнинг олиб бораётган фаолиятини ҳолис баҳолайди, аниқ факт ва аргументларга қурилган тахлил асосида коструктив танқид қилади.
Фақат сиёсат нималигини билмайдиган саводсиз кимсаларгина карвонга хурган лайча каби ўз оппонентининг сиёсий фаолиятига эмас, шахсига осилади.


Ундайлар танқидга уста, аммо ўзларининг сиркаси сув кўтармайди.


"Фаолияти"даги салгина камчиликни айтсангиз, сизга ўқрайиб, ғилай кўз билан қарай бошлайди, сизни душман дея эълон қилади.


Ўзлари ғирт мустабид фанат, яна бошқаларни диктатор дея демократия талаб қиладилар.


Мен улар ҳақида ёзмоқчи эмас эдим. Фақат сиёсий маданиятнинг мухимлигига урғу бериш учунгина шундай қилдим.


Чунки айнан сиёсий маданиятдан бехабар кимсалар, олиб бораётган фаолияти қолиб, конституцияда дахлсиз деб белгилаб қўйилган шахсига тегиши, хақоратлашлари ортидан сиёсий тўнини тескари кийган собиқ президент Каримов қаттиққўл раҳбарга, диктаторга айланган бўлса эхтимол.


Охир оқибат тахқирловчилар ўзлари пиширган кашани ўзлари едилар.


Оғзидан боди кириб шоди чиқаётган бугунги сиёсий бақироқларни Каримов замонида бўлса, танобини тортиб қўйишарди.


Лекин Ўзбекистон Республикаси президенти Шавкат Мирзиёев уларнинг биронтасига тазъйиқ ўтказаётгани йўқ. Ҳатто битта журналистни икки марта қамоқдан ҳам озод қилдилар.

Майли, олий раҳбар фаолиятини ҳолис танқид қилайлик, лекин хақорат қилмайлик.


Мамлакатимиз Давлат бошқарув тизимларига ўшандай саводсиз, сиёсий пандавоқиларнинг яқинлашмаслиги йўлида мен ҳатто(ундайлар назарида) маддох бўлишга ҳам тайёрман.


Ваҳоланки "маддох" тушунчасини сиёсий мақсадларда ишлатилишининг ўзи ножоиз ва ҳатто гунох.


Чунки "Маддох" арабча сўз бўлиб, мадх этгувчи, мақтагувчи маъносини ташийди.Адҳам, Махдий, Маҳмуд, Ҳамид ва бошқа исмлардаги маъно ҳам Оллохни мақтагувчи содиқ қул мазмунини англатади.


Пайғамбаримиз Муҳаммад Салоллоху Аълайҳи Ва Салламнинг исми мубораклари Оллохнинг мақтовига сазовор бўлган зот маъносини англатади.


Шунинг учун ҳар куни беш маҳал номозида Оллохни мақтовчи, мадх этувчи одам "маддох" сўзини ишлатишда сал хушёрроқ бўлгани мақулмикин дейманда.


Бугун Оллох азиз қилган бойларимизнинг ҳам халқ ғами, Ватан қайғуси билан яшаётганлари ҳаммани қувонтирмоқда. Айниқса, мамлакатимиз президенти жаноб Шавкат Мирзиёевнинг ўзбек миллиардери Алишер Усмонов билан дўстона муносабатлари.


Ҳа, ўзбекистонда яшаётган барча халқлар - ЎЗБЕКИСТОНЛИКлар мамлакатимиз иқтисодиётини ривожлантиришда Алишер Усмоновнинг нафақат бойлигидан, балки талант, тафаккуридан, билим ва тажрибаларидан фойдаланмоғимиз керак.


Худо азиз қилган банда ўзидан ўзи бойиб қолмайди.


Ундай инсонларда Худо томонидан ато этилган ноёб истеъдод бўлади.
Алишер Усмонов бойлик, файзу барокотларни кўрган, назари тўқ, ҳалол инсон. Энг муҳими у ўз халқини, она ватани Ўзбекистонни жону дилидан севади.


Ўз ватани ва халқини жондан севган мамлакат Президенти ҳам, миллиардер бой ҳам ҳеч қачон ўз халқининг олтинларига, нефту газига, урану пахта пилласига кўз олайтирмайди.


Алишер Усмоновнинг ватанпарварлигига ва халқпарварлигига битта мисол.


Россия Федерациясининг президенти Владимир Владимирович Путин катта бир анжуманда Алишер Усмоновни олий орден билан мукофотлар экан, Алишер Усмонов Россия сиёсий эстиблишментининг ва бутун инсониятнинг кўзи олдида: -Владимир Владимирович, менинг хизматларимни қадрлаб, берилган бу юксак мукофот учун миннатдорчилик билдираман. Мен Россия граждани бўлсамда, аждодларим ўзбек эканлиги ва менинг томирларимда ўзбек қони оқаётгани билан фахрланаман! - дедилар.


Диққат билан эътибор беринг, рус ё француз, инглиз ёки турк демадилар.


Ўзбек дедилар.


У ўзининг ўша буюк сўзлари билан халқимиз қалбини фахру ифтиҳорга тўлдирди, элимизнинг қаддини кўтарди.


Инсонни тўлқинлантириб юборгувчи ундай сўзлар фақат ўз халқини ва юртини чин дилдан севгувчи инсоннинг қалб қаъридангина отилиб, тоза булоқдай қайнаб чиқади.


Яна бир бор айтаман.


Ҳақиқий дўст оғир кунларда билинади деганларидай, ўз халқи бошига иш тушганда бир четда қараб турмай, Ватанига келиб, 100 миллионлаб доллар ҳайру эхсон қилган Алишер Бурханович каби яхши нийятли инсонларнинг илоҳий истеъдодидан, тафаккуридан мамлакат иқтисодиётини юксалтириш йўлида фойдаланмоғимиз керак.


Мен бу гапларимни Мирзиёев мени ватанга қайтариб, мартаба билан сийласин, ёки Алишер Усмонов чорак асрдан бери дунё юзини кўрмаётган китобларим нашрдан чиқиши учун молиявий ёрдам кўрсатсин деган умидда ёзмадим.


Мен ростан ҳам бу икки буюк инсонни қаттиқ ҳурмат қиламан, уларга ҳавас қиламан.

Президентлигига, ёки миллиардерлигига эмас, уларнинг инсонийлигига ҳавас қиламан.



24/12/2020.
Кундуз соат 1:41.
Канада, Онтерио.

 

Стихи о родине

 



Засыпаю тихо, от Родины вдали,
И мне край мой далекий снится.
Луга и просторы хлопковых полей,
Заливающаяся трелью синица.

Пойма реки, проселочные дороги,
Бродячие ветры далеких долин.
Шелестящие волны, берег пологий,
Где серебрится горькая полынь.

Желтые сережки весенной ивы,
Цветущие урюки, глиняные дувалы.
Дальний крик осла, поле в мареве,
Бабье лето в паутинной вуале.

Люблю тебя, Родина душой и телом,
Хорошее помню, все плохое забыл.
И горжусь тем, что на свете белом,
Огненным твоим Вулканом я был!



22/11/2018.
10:27 дня.
Канада, Онтерио.





 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Якан ибн Хакан

(Фантастический рассказ)



Бесконечные ссоры жены просто вымотали Якана ибн Хакана и вынудили его  лететь на планету "Гуррабаш", чтобы привезти оттуда драгоценные камни, обменивая их за кизяка. Оказывается, для гуррабашей, кизяк самый дорогой материал, как золото и бриллианты у нас. А драгметаллы и драгоценные камни не имеют ценности, как кизяки у нас на земном шаре. Якан ибн Хакан долго готовился к длительному и опасному полету, тщательно проверив технической исправность своей летающей тарелки.Потом, взяв свое водительское удостоверение и паспорт полетел на планету "Гуррабаш", загрузив в багажник своей летающей тарелки, как можно больше кизяков, которые он собирал на лугах все лето. Тарелка его летела на бешеной скорости сквозь космические камни такие, как метеориты, астероиды, осколки которые иногда с грохотом попадали в толстое пуленепробиваемое лобовое стекло летательного агрегата. Не смотря на это, космический летательный аппарат Якана ибн Хакана продолжил свой путь по просторам бескрайнего космоса, освещая себе дорогу мощными фарами. Якан ибн Хакан больше всего боялся заснуть, так как засыпая он может совершить космокатастрофу и погибнуть. Поэтому, чтобы не заснуть за штурвалом, он начал петь песню великого узбекского певца из Ферганы Таваккала Кадырова "Охшайдику" на стихи поэта Хамзы Хакимзады Ниязий, кого зверски убили религиозные фанаты, забрасывая камнями в Шахимардане. Якан ибн Хакан летел долго, пока возле воздушного ресторана, какой - то странный тип высокого роста, тощий, как шайтан, не остановил его космостопом, поднимая большой палец вверх. Якан ибн Хакан остановил свой летательный аппарат и человек в скафандре залез в кабину.
- Закройте дверь и пристегните ремень! - сказал Якан ибн Хакан.
-Ну, спасибо вам огромное, друг мой, что помогаете! Замерз весь. Летел я в соседную галактику и на тебе, сломалась летающая тарелка, на которой я летел. Я не стал тратить деньги на ее ремонт и ждать прихода механиков. К тому же, она не моя. Арендовал эту развалюху у соседа. Дай думаю, лучше поймаю какую нибудь попутную летающую тарелку и полечу дальше. Летать на космобусах я не люблю.Там полно нехорошых пьяных гуманоидов... А вы меня узнаете? - спросил он вдруг, хитро улыбаясь.
-Нет, я вас что -то не припоминаю. Может, где - то пересекались, виделись, не знаю - ответил Якан ибн Хакан, бросая беглый взгляд в зеркало заднего вида.
Попутчик продолжал: - Это я, Лаинжон Лаънат, причинивший вам много зла. Помните мы однажды сидели в гостях у ибн Нигмана, выпивая водку и когда у нас кончилась выпивка, вы полетели на этой своей старой летающей тарелке за водкой, исчезая в метель. Вот тогда я нанёс тяжёлый удар по голове ибн Нигмана монтировкой. Когда он упал с окрававленной головой на пол, я обчистил его карманы, взял деньги и драгоценности и , чтобы избавиться от тело, я выбросил труп ибн Нигмана в глубокий заснеженный овраг. Думал, загрызет его труп стая голодных волков, не оставляя улик. Ваш паспорт в целлофановой обложке, который я украл у вас вместе с деньгами, когда вы осоловели, набрав лишнего, тоже выкинул в овраг. Потом скрылся в лесу. Непроглядная пурга все бушевала. Весной, когда растаял снег, полицейские обнаружали сгнившее до не узнаваемости тело ибн Нигмана и ваш паспорт. Потом вас задержали, подозревая в убийстве и вы загремели в тюрягу. То есть вы сидели все эти годы в тюрьме из - за моих грехов. Я думаю, что сегодня встретила нас сама судьба, от которой не убежишь. Я глубоко раскаиваюсь о содеянном и мне очень хочется просить у вас прошения, Якан ибн Хакан. Было бы хорошо, если вы простили меня.
Якан ибн Хакан молчал и спокойно себе летел, не отрывая глаз от космическо -воздушной дороги, вместо того, чтобы, бросаться на подлого Лаинжона Лаънат и задушить его.
- А может вы хотите что бы я просил прощения у вас в писменном виде? - спросил Лаинжон Лаънат, улыбаясь.
- Да, пожалуй. Желательно в двух эгземплярах. Одну оставлю себе, а другую председательствующий судья будет приобщать к уголовному делу в суде - ответил Якан ибн Хакан, тоже с улыбкой на устах.
Потом добавил. - Знаете, Лаинжон Лаънат, я с пониманием отношусь к больным людям, в душевном смысле этого слово. Так же и к подлым и завистливым типам и тупым безмозглым животным - сказал он.
Такими разговорами они продолжали полёт до тех пор, пока сверхскоростной космический супперагрегат Якана ибн Хакана не попал в воздушную яму, напоминаюшая бетонамешалку, где многочисленные обломки метеоритов не забарабанили по корпусу.

 

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

 

 

 

 

 

Нийят





Зулматда чирилдоқ чириллаган он,
Тўлин ой порласа пайкалга қараб.
Яғир дўппинг кийиб, елкангда кетмон,
Далаларда юрсанг ёлғиз, сув тараб.

Сокин увотларда бўзрайса фонар,
Оқшом юлдузларни бирма бир ёқса.
Оғзини ланг очиб ойдин далалар,
Ойнинг қўрғонига ағрайиб боқса.

Сувлар жилдираса, пушталар тўлиб,
Кўршапалак учса шодон, овозсиз.
Ўлтирсанг порлаган ойга термулиб.
Оддий сувчи бўлсанг, бўлсанг саводсиз.

Шийпон тамондаги сўрида ётсанг,
Ғир - ғир эсаверса тунги шабада.
Уйғонсанг тўрғайлар чулдираётган,
Ўз она юртингда, тонги далада.


7-август, 2010 йил.
Тунги соат 1 дан 56 дақиқа ўтди.
Торонто шаҳри, Канада.




Баҳор соғинчи




Баҳор келар, тарқалар туман,
Тарқагандай қайғули тушлар.
Қайтиб келар булутлар билан,
Инларини соғинган қушлар.

Ўрик гулларини ўпар дайди ел,
Гуллар бошин эгар, уялиб.
Читтак ноласига қулоқ тутар эл,
Белкуракка ўйчан суяниб.


01/02/2020.
Кеч соат 6:57.
Канада, Онтерио.




Ғозлар галасининг бўм -бўш челаги




Хорғин куз ёмғири ёғиб, чарчаган,
Ёмғирда ойнадек ювилган туйғу.
Одамлар хаёлчан қарар дарчадан,
Ўйчан кўзларида исмсиз қайғу.

Кўлмак кулгичида кумуш халқалар,
Пичирлар дуогўй ёмғирнинг лаби.
Бир юпун мажнунтол маҳзун чайқалар,
Унсиз йиғлаётган паризод каби.

Охир тамом бўлди ёмғир кўз ёши,
Табиат йиғидан тўхтади, тинди.
Гулларнинг ер қадар эгилди боши,
Борлиққа сукунат, ҳаловат инди.

Хаёлчан, тортинчоқ боғлар бир ёнда,
Мармардай ялтирар боғлар йўлаги.
Ғийт - ғийт этар кузги ғамгин осмонда,
Ғозлар галасининг бўм - бўш челаги.



9 июл, 2011 йил.
Тунги соат 2 дан 36 дақиқа ўтди.
Торонто шаҳри, Канада.




Кузги ойналарнинг унсиз кўз ёши



Ёмғирларда ялтирайди тош,
Қарар ўйчан табиат ромдан.
Ёғаётган ёмғирмас, кўз ёш,
Кўзларингдан дувиллаб томган.

Сен кетасан соябон қўлда,
Олислайсан мисоли рўё.
Дарахт акси, кўлмакли йўлда,
Чўкиб ётар кўзгуга гўё.

Фироқ жисму жоним қиймалар,
Эриб борар изларингда қум.
Сен кетасан, ғамгин ойналар,
Одам каби йиғлайди юм - юм.



31 июл, 2011 йил.
Кундуз соат 1 дан 29 минут ўтди.
Торонто шаҳри, Канада.




Хазонларга кўмилди йўллар



Ловуллаб ёнаркан кузги гулханда,
Гув урар хаёли паришон боғлар.
Ўйчан куз лабида қахрабо ханда,
Қағиллар сукунат қўйнида зоғлар.

Боди изғиринда ялонғоч, юпун,
Яланг новдалари қолса ҳам қақшаб,
Оппоқ чойшаб ичра ухламоқ учун,
Боғлар ечинганда аёлга ўхшаб,

Олис ўлкалардан келгандай қайтиб,
Дарчангдан тўлин ой мўралаган пайт,
Адашган йўловчи сингари дайдиб,
Гоҳо тушларинга кираманми, айт?



13 август, 2011 йил.
Кундуз соат 3 дан 23 минут ўтди.
Торонто шаҳри, Канада.




Ёлғизлик




У стол устида ётган қоғоз марказига
қалам билан нуқта қўяркан, деди:
- Бечора, қанчалар ёлғиз у
қоғознинг қор босган далаларида!..
Сўнгра шоша пиша ўчиргич билан
ўчираркан нуқтани, ўзига ўзи:
-Энди қорбўронда кўринмай кетди -
деди, қайғу билан чуқур хўрсиниб.
Сўнг дераза ортида бўралаб ёғаётган
тунги лайлакқорга термулди узоқ.


05/02/2020.
Кеч соат 5:55.
Канада, Онтерио.





Сукунат




Ёлғиз одимлайсан ўтлоқ томонда,
Кўринмайди кузги йўлларда биров.
Сигиринг излайсан кузги туманда,
Қошу кипригинга қўнади қиров.

Боғлар сукунатга, хаёлга ботган,
Ёстиқ қилиб ётар жимлик ковушин.
Тинглаш учун аста учиб тушаётган,
Япроқларнинг мунгли товушин.


11/02/2020.
Эрта билан соат 8:16.
Канада, Онтерио.





Зулматларда учқунлайди қор




Бу хазон, кўзлари ожиз ошиқнинг
Қўлидаги ўқилмаган хат.
Кимсасизлик, сукунат балки,
Сўзсиз қўшиғидир соқов ҳофизнинг.

Мен бўлсам,
Кузги далаларда, тунги зулматда
Ёлғиз увлаётган қора шамолман.

Сен пастак дераза ёнида,
Қировли гулзорда булбулни кутиб,
Музлаб қолган атиргулмисан?

Чирпираб учаётган қор учқунларичи?
Ёруғ ойналарга талпинаётган
Сон - саноқсиз оппоқ парвоналарми?..

Айтгил, нима учун, кимни соғиниб,
Сочлари қувв оқарди қишнинг?



20 август, 2012 йил.
Кундуз соат 3 дан 20 минут ўтди.
Торонто шаҳри, Канада.


 


 

 

Подробнее...

 

Фарид Усмоннинг сурати ФБ саҳифасидан ўғирлаб олинди.



Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

Фарид Усмонга Ўзбекистон халқ шоири унвони берилса, яхши бўлар эди.

Х.В.


Фарид Усмонга



Қон томирлар риштадир, шундан жарангдор созимиз,

Бизга шундай соз ато этган Худодан розимиз.



Шеър ёзишдек бедаво бир дардни юқтирган азиз,

Камтарин шоир Фарид Усмон бизим устозимиз.



Шум қадамлар етмаган тош қоялар мангу макон,

Кўкда бургутлар каби кўз илғамас парвозимиз.



Қилмағаймиз эътибор ёғий ғанимлар ҳайлига,

Бор адолатли Худо -явмул қиёмат Қозимиз.



Йиғламай қувноқ яшармиз бу фано тупроғида,

Титратар оламни гарчанд оҳ ила фарёдимиз.




16/06/2016.

Кеч соат 8:02.

Канада, Онтарио.

 

 

Андижонлик улуғ ИНСОНларни ёд айлаб


 

Андижонда кўплаб бообрў, камтарин, донишманд ижодкорлар, олимлар ўтганларки, уларнинг саноғига етиш мушкул.

Шундай улуғ инсонлардан бири буюк навоийшунос олим ва математик Омонуллохон Валихонов Боқир (Мансур Ҳалложнинг издоши, Балхда мустабид Махмуд Қатағон фармонига биноан дорга осилган Шох Машрабнинг пири Офоқхўжанинг авлоди, Саййид Омонуллохон тўра) бўлиб, мен бу инсоннинг ҳам назарига тушиш, ва дуоларини олишга мушарраф бўлганман.

 

 

Қотма қорачадан келган, нигохи фикрлари каби ўткир ва теран бу олим билан Андижон адабиёт музейида, шеърият анжуманида учрашиб қолдим ва у менинг шеърларимга юксак баҳо бериш билан бирга аруз вазнида қилган машқларимдаги айрим хатоларимни тўғрилашга ёрдам берди, архаик сўзлар маъно -моҳиятини эринмай тушунтирди.

Унинг менга сенлаб мурожаат этганидан хафа бўлмадим.Қайтага, шундай улуғ адабиётшунос олим, Пайғамбар алайҳи салоти васалламнинг авлоди мени қалбига яқин олди дея хурсанд бўлдим.

Аммо Имодиддин Улфат, Восит Саъдуллалар билан учрашиш менга насиб этмади.

 

Устоз адиб, лирик шоир Олимжон Холдорнинг дуосини олганман.

 

Олимжон Холдор шундоқ кўчада қўлларини дуога очиб: Буюк шоир бўлинг, бошқа гап йўқ, омин Оллоху Акбар дея юзларига фотиха тортдилар.

 

 

Ўзбекистон халқ шоири Тўлан Низом ҳам қийналиб қолган пайтларим менга кўп ёрдам берганлар.

Ёниқ шоир Фарид Усмон эса, менга илк бор шеър ёзиш техникасини ўргатганлар.

Ул зотлардан Яратган Парвардигори олам рози бўлсин.Андижонда яна бир тилшунос олим борки, бу инсон ҳақида ҳам ёзмасам бўлмайди.

 

 

У Мухторхон Эшонхўжаевич Умархўжаевдир. Бу инсон немис тили бўйича мутаҳассис олим.У ўзининг немис тили шеваларидаги сўзлар таснифотига бағишланган докторлик диссертациясини Германияда ёқлаганлар.

Германияни бошдан оёқ кезиб, оддий немисларнинг ўзларига ҳам маълум бўлмаган шева сўзларини тўплаб, уларнинг келиб чиқиши, мазмунини изохлаб, таснифлаганлар.

Мухторхон ака Пайғамбар Алайхиссаломнинг авлоди эканлиги учунми, юзларида нур, амалида файзу баракотлар бор.

У олим билан суҳбатлашган одам ҳар доим янги, қулоқ эшитмаган ҳикматли гапларни эшитади.

Қалбида кири, кибри йўқ, доимо суҳбатдошига беғараз жилмайиб қарайдиган, хасад, кек, бахиллик, қитмирлик, макру ҳийла нималигини билмайдиган бу очиқчеҳра улуғ инсоннинг бирон марта қовоғини уйганини, бировнинг устидан кулганини, кўча кўйда майда чуйда, бачкана кимсалар билан ичкилик ичиб юрганини кўрмаганман ва нимадандир норизо бўлганини, бировни ғийбат қилганини, ёлғон гапирганини, сўкинганини эшитмаганман.

Доимо кастим шим кийиб, бўйинбоғ тақиб юрадиган маданиятли, диди юксак, камтарин,одоб ахлоқли, ҳар хил зиною маъсиятлардан, харом харишдан йироқ, қалби тонг каби беғубор, олийжаноб у инсонга ҳамиша хавас қилиб яшаганман.

Мухторхон ака узоқ йиллар Андижон чет тиллар институтида ректор бўлиб ишладилар.

Бир куни Мухторхон аканинг иш кабинетида суҳбатлашиб ўтирарканмиз, у инсон кутилмаганда: -Шоир, кеча телевизорда сиз ҳақингиздаги лавҳани кўриб, ўқиган шеърларингизни эшитиб, келин аянгизга: -Қарагин, бизда қандай зўр шоирлар бор дея фахрландим -дедилар.

Ҳа, буюк олим Мухторхон Умархўжаев бировнинг муваффақиятидан астойдил қувонадиган пок қалбли инсон.

Ҳозир невара чеваралари бағрида қарилик гаштини сураётир.

Камтарин, донишманд олим, филология фанлари доктори Мухторхон Умархўжаевнинг умрлари узоқ бўлсин, илоҳим.

Ҳурмат билан, Холдор Вулқон.

 

06/07/2016.
Кундуз соат 2:27.
Канада, Онтарио.


 

Ватанда яшаб юрган пайтларим, бир кеча ғаройиб туш кўрдим. Тушимда иккита фаришта оёқлари ерга тегмай, ҳавода муааллақ турар, уларнинг бири оппоқ, тирик кабутарни ушлаб олган эди.Кабутар оёғига букланган қоғоз маҳкамланганди. Иккинчи фаришта чиройли жилмайиб, кабутар тутган фариштага қараркан, менга ишора қилиб: Бу ўзиники, бер унга деди. Кабутар тутган фаришта қуш оёғидаги қоғозни менга топширгач, уйғониб, ғалати аҳволга тушиб қолдим.Хотинимга тушимни сўйларканман, уни қўрқитиб: - Тушимда фаришталар мактуб ташлаб кетишди. Афтидан менга у дунёга жўнаш учун чипта келдиёв.Куним битган кўринади. Мабодо менга бир нарса бўлса, болаларни эхтиёт қил.Қўлёзмаларим йўқ бўлиб кетмасин.Эҳ аттанг, қанча шеър, ҳикояю романлар ёзмоқчи эдим.Наҳотки энди нийятимга етолмай, ўлиб кетсам -дедим мен, афсусланиб.

Хотиним бечора бўлса: -Э, шоир, нафасингизни иссиқ қилсангизчи - деди, йиғламсираб. Шу пайт нима учундир шеър ёзгим келиб, стол лампасини ёқдимда, бир зумда "Ватан" деган шеърни ёзиб қўйдим. Эртасига ишга борсам, йўлда мошина - пошина уриб кетиб, пўк этиб ўлиб турмай -деган хаёлда ишга бормасликка қарор қилдим.Эрта билан эса, қазоси етса, қози ўлибди деган мақолни эслаб, қазодан қочиб қутилиб бўладими дедиму, таваккал ишга жўнадим.Кечгача ҳавотирланиб юрдим, лекин фожиа юз бермади. Шундан сўнг, фаришталар келтирган мактуб "Ватан" шеъри эканини англаб етдим.Йиллар ўтиб, мен ҳорижда яшаётганимга қарамай, у шеър Ватанимда, серсаҳифа бир газетанинг муқовасида эълон қилинди. Шунда мен ўша шеърни ростдан ҳам фаришталар олиб келганига юз фойиз амин бўлдим. Шунақа мўъжизалар ҳам юз бериб турар экан бу ҳаётда, азизлар.

 

Холдор Вулқон.

 

Ватан

 

Сен агар буғдой бошоқ бўлсанг, сомонингман, Ватан,

То абад бошинг омон бўлсин, товонингман Ватан.

Барча яхши, барча оқил, барча доно, файласуф,

Қимтиниб бир чеккада юрган ёмонингман, Ватан.

Чор тараф зулмат, туман, увлайди минг минглаб шоқол,

То саҳар гулҳан ёқиб чиққан чўпонингман, Ватан.

Барча жим, тилсиз пусиб, мум тишлаганда ҳайқириб,

Ҳақ сўзин дор остида айтган забонингман, Ватан.

Бўлмасин оввора ёв ойболта қайраб қатлима,

Қатл этиб ўлдирса ҳам, ўлмас омонингман Ватан.

Юртда Вулқон чўққидек бошим булутлардан баланд,

Ёв учун мангу ўтиб бўлмас довонингман, Ватан!

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 


Ўзбек жамиятида Ибрат Сафо, Шодиёр Сайф сингари виждонли, ҳалол ва жасоратли журналистлар кўпаяверсин!

 

Догорает день на пылающем закате

(Настоящему журналисту Шодиёру Сайф)



Поранил снова клин журавлиный,
Предзакатные небеса вдали.
Облетают в рощах тополя и ивы,
Беспечно бродят ветры долин.

Крикливо на юг улетели журавли,
Теперь их никто не догонит.
Приостановлен поезд муравьев,
До весны оцеплены вагоны.

День на пылающем закате догорает,
Задумчиво пляшет на ветру трава.
Пугая деревья до смерти у сарая,
Я заготавливаю на зиму дрова.




08/08/2019.
12:34 дня.
Канада, Онтерио.

 

Кузги сукунат

(Журналист Шодиёр Сайфга)



Кузги чорбоғларда ёрилди анор,
Тинди ботаргохда қушлар жанжжали.
Алвон уфқларнинг жарохати қонар,
Кўкда турналарнинг ханжари.

Чуғурчиқ галаси турналар билан,
Учиб кетди кўзлар илғамас жойга.
Отлар ўтлаётган ўтлоқни туман,
Сеҳргар cингари беркитди қайга?

Шамол қари товуқ сингари титиб,
Хазон шопиради, дарахтлар юпун.
Хўмрайган тўнкани зимдан қўрқитиб,
Мен кузги жимликда ёраман ўтин.


14/02/2020.
Кеч соат 7:34.
Канада, Онтерио.

 

Kuzgi sukunat

(Jurnalist Sodiyor Sayfga)



Kuzgi chorbog‘larda yorildi anor,
Tindi botargoxda qushlar janjjali.
Alvon ufqlarning jaroxati qonar,
Ko‘kda turnalarning xanjari.

Chug‘urchiq galasi turnalar bilan,
Uchib ketdi ko‘zlar ilg‘amas joyga.
Otlar o‘tlayotgan o‘tloqni tuman,
Sehrgar cingari berkitdi qayga?

Shamol qari tovuq singari titib,
Xazon shopiradi, daraxtlar yupun.
Xo‘mraygan to‘nkani zimdan qo‘rqitib,
Men kuzgi jimlikda yoraman o‘tin.


14/02/2020.
Kech soat 7:34.
Kanada, Onterio.



 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 


Казнь на электрическом стуле

(Рассказ)


 



Саидваккас лет двадцати пяти, среднего роста, с большими коровьими глазами, со сгорбленным носом и черными бровями и волосами, как нефть.Работает он электриком в местной электросети и безумно любит свою профессию.Он каждый день где - то что - то чинет, залезая на высокие столбы на когтях.Работает в защитном шлеме оранжевого цвета, чуть отклоняясь, держа в натяжку цепь вокруг столба и напевая себе под нос какую-нибудь веселую песню.Над столбой, где работает Саидваккас, проплывают огромные облака, словно гигантские дирижабли, а рядом на весенних стройных тополях запоют синицы, заливаясь трелью, типа: -Чка- ди-ди-ди-ди-ди -ди -ди!Самое лучшее и самое интересное для Саидваккаса то, что ему все видно с высоты, как на ладони, дома, дворы, деревья, улицы поселка городского типа, далекие проселочные дороги, луга и коровы, хлопковые поля и за полями высокие горные склоны и снежные вершины. Обычно люди почти не обращают на него внимания. Но, когда обрываются электрические провода в зимной метели или в буране и отключается свет, тут Саидваккас мгновенно превращается для жителей поселка городского типа самым важным, дорогим и близким сердцу человеком, как незаменимый вечный президент страны, как героической личность.О как обрадуются жители поселка городского типа, когда Саидваккас починет и устраняет неполадку!Стар и млад, даже дети во весь голос, закричат хором: -Урааааааааа!.Услышав такого первый раз, человек даже может подумать, что разгневанный народ восстал наконец против мерзкого тирана и кровавого диктатора чтобы совершить революцию.После того, как свет загорит, все, тут же забудят о Саидваккаса.А Саидваккас в свою очередь, относясь к этому с пониманием, не обижается на них.Часто, власти сами, чтобы как - то сэканомить электроэнергию, отключают свет и поселок городского типа погружается в кромешную тьму.Особенно зимой, когда взрываются старые электрокиоски, неделями, иногда и месяцами люди живут без электричества, топя допотопным способом свои лачуги и хижины кизяками, едя и читая в свете керосиновых ламп, в морозной тишине. В такие дни, когда дети делают уроки в свете зажженной свечи, разгневанный народ хором проклянет электриков и всех госслужащих, которые угнетают таким образом свой собственный народ, проголосовавший за них на выборах, доверяя им свою судьбу, когда они обещали о том, что не будут никакие проблемы с электричеством и газом, если народ проголосует за них. Такими мыслями Саидваккас работал на столбе, и тут зазвонил его мобильный телефон.
Саидваккас, вытащив свой мобильник, включил его. -Алло!Слушаю вас! - сказал он.
Человек, который позвонил, молчал.
-Алло!Кто вы?! Почему молчите? Говорите, я вас внимательно слушаю! Алло!.. - удивился Саидваккас.


Тут человек шуршащим голосом начал говорить:- Алло! Это электрик Саидваккас?! Ну здравствуй, чувак. Короче я тебя знаю а ты меня нет. Так вот, слушай меня внимательно и не перебивай, не спрашивай, кто я, откуда, если конечно дорога тебе жизнь!.. Короче, твоя жизнь висит на волоске над бездонной пропастью и у тебя ничтожно мало времени.Тебя сегодня хотят арестовать за то, что ты проболтал лишнего в чайхане, критикуя власти и политики нашего незаменимого, многоуважаемого президента, назвав его диктатором. Короче, тебе объявили в международный розыск.Так что беги, чувак и неоглядывайся. Все, я не могу больше говорить.Это опасно для моего организма.Ситуация крайно серьезное.После нашего разговора ты разбей свой мобильный вдребезги и старайся ни с кем не разговаривать по телефону. С уважением, твой тайный друг - сказал неизвестный.
- Да что вы говорите, я просто пошутил тогда, чтобы компанию было весело и не говорил о некоторых наших чиновниках в высшем эшалоне власти, которые воруют народные деньги и переправляют их через оффшор в зарубежные банки в виде золото и бриллиантов, в место того, чтобы улучшать газоснабжения в стране и обновить устаревшую систему электропередач. Я ни слово не говорил и о властях, которые продают углеводородов такие, как природный газ, нефть и другие полезные ископаемые почти за дарма другим странам.А наш бедный народ топит свою хижину, лачуги и железобетонные квартиры допотопным способом в суровую зиму.То есть углем, дровами или кизяком.Особенно зимой в отсутствие электричества и газа населения нашей страны страдает от холода.Особенно дети.Они делают уроки при свете керосиновой лампы в холодных домах, как в блокадном Ленинграде в сороковые годы ХХ века.Когда за деньги, сворованные некоторыми госчиновниками нашей независимой страны, запросто можно построить мощные сверхсовременные солнечных электростанций, не требующие колоссальных затрат,не загрязняющие экологическую среду ядерными отходами, обеспечивающие почти бесплатной электроэнергией сотни гигантских заводов и фабрик, где могли бы работать наши соотечественники, страдающие от тотальной безработицы.Они бы не разъехались по миру в поисках работы и не превратились бы в рабы. Если бы они имели нормальную работу на родине, то наше молодые согражданы не превратились бы в марадеры, в горячих точках планеты, где взрывают и разрушают красивые города, превращая их в руины, убивая друг друга и ни в чем неповинных людей, особенно беспомошных детей...
Алло! Алло, вы слышете меня - сказал Саидваккас.
Но из телефона доносились короткие гудки, похожие на гудки аппарата искусственной вентиляции легких больного, который умер. То есть связь оборвалась.
Саидваккас с испугом оглядывался вокруг и спешно спустился вниз, и пошел в сторону квартала, где он живет со своей мамой.По дороге и даже в лифте все люди начали ему казаться полицейскими в гражданской форме.Перед тем, как зайти в свою квартиру, он снова озирался вокруг и зайдя во внутр, закрыл за собой дверь на замок.
Увидев его бледное лицо и тревогу в глазах, его мама забеспокоилась. -Что с тобой, сынок? -спросила она.
-Все хорошо, мама.Только, знаешь... тут такое дело... ну, как тебе обяъяснить? Короче... -сказал он еле и услышав топот сапогов за дверью, от страха замер.
Потом, подойдя к двери на цыпочках смотрел в глазок и увидел стоящих там людей.Один из них Саидваккас сразу узнал.Им был участковый милиционер лейтенант Карбабаев, который начал стучать в дверь.
-Кто там, сынок?Открой дверь, посмотри, может гости к нам пожаловали - сказала мама Саидваккаса. Саидваккас вертикально поставив свой указательный палец в губы, шепотом сказал:
-Тсс, мама, там лейтенант Карбабаев со своим отрядом.Они хотят меня арестовать.Ты не волнуйся, мам, все будет хорошо.Я сейчас ухожу через окно и им скажи, что ты меня не видела.Береги себя, мама.Я тебя люблю -сказал Саидваккас, обнимая свою маму и прощаясь с ней.
От этих слов мама Саидваккаса чуть не упала в обморок. Саидваккас открыв окно, прыгнул на гулкую жестянную крышу соседнего дома и побежал, как каскадер, который исполняет опасные и сложные трюки, заменяя актера на съемочной площадке.За ним гонялись участковый милиционер лейтенант Карбабаев и двое гицуля, люди занимающихся отловом бродячих собак.Внизу столпился народ и начал наблюдать за происходящим, защишая свои глаза от солнечнего луча ладониями своих рук.Они думали, что в их родном квартале снимают остросюжетный захватывающий художественный фильм - боевик. Саидваккас долго и безоглядно бежал по жестяным крышам.Бежал и думал набегу о том, что в этом мире бегут все, как белка в клетке, которая крутит колесо.Бегут люди, бегут.Потому что за ними гонится безжалостная смерть с косой.А люди крутят и крутят свои колеса, большие и маленькие, золотые, железные, деревянные и глиняные, незаметно седея и старея при этом.Бегут у кого есть ноги за несметным богатством.Даже те, у кого парализованы ноги тоже бегут за мизерной пенцией, кто передвигаясь с помощью костылей, кто на инвалидном коляске с колесами от велосипеда. А Земля крутится, как таинственное колесо вселенной и как хорошо, что никто не в силах ее остановить.А синее небо больно похоже на песочные часы, где секунды, минуты,часы, дни недели, месяцы, годы и века льются сверху, как песчинки с рваного мешка небес в песочные часы вечности... Такими мыслями Саидваккас бежал дальше, прыгая с крыши на крышу, как летучая белка в лесу, как шумпанзе в джунглях.
-Гражданин Саидваккас!Стойте! Кому говорю?! Стой! Иначе я буду вынужден открыть огонь из своего табельного оружие на поражение! - крикнул лейтенант Карбабаев.
Саидваккас не слушался его.Наоборот стал бежать еще быстрее.Он проворно прыгал с крыши на крышу, как обезяна в джунглях, как белка-летяга с елки на елку и безоглядно бежал.
Лейтенант Карбабаев и двое гицеля - догхантеров тоже бежали с сачками в руках, ловко прыгая с крыши на крышу, не теряя из виду беглого электромантера Саидваккаса.Внизу за всем этим с восхищением следила толпа зеваков, как туристы у канадского водопада Неагара, над которым ходит по канату без всякого шеста рискованный канатаходец.Тут случилась беда и Саидваккас свалился в старую глубокую вентеляционную шахту хрущевских времен.Когда он с грохотом падал вниз, в темноте он услышал ругань.Кто то кашлял и чихал в копоте и пыли.На крыше, все еще топая сапогами ходили люди.
-Ё мое!Он исчез!Будто сквозь земли провалился!Во шайтан а!Странно, куда же он может пропасть?! Неужели упустили гада! -сказал лейтенант Карбабаев и дабавил: -Ну ничего, мы устроим засаду в его квартире и он от нас не убежит!
После этих его слов, топая по гулкой крыше отряд лейтенанта Карбабаева стал уходить.
Когда они ушли, в темной вентеляционной шахте кто - то зажег спичку и Саидваккас увидел перед собой человека, лет тридцати пяти-сорока. Он зажег свечу. Саидваккас сразу просил прощение у хозяина за то, что испугал беднего, принужденно прыгая в его жилье.
-Ничего, бывает - сказал человек и продолжал.
- Я одинокий поэт Дахобебахо - обяснил он.
-Я рад познакомиться с вами господин поэт Дахобебахо. Зовут мея Саидваккас. Образование у меня средно -специальное. До этого я работал простым монтером.
-Ну, тогда мы с вами почти коллеги.Так как вы электрики освещаете людям дома и дороги, а мы поэты освещаем душу людей как задумчивые усталые фонары в тихом предрассветном часу -сказал поэт Дахобебахо.
Потом прочел свое новое стихотворение. Слушая стихи Дахобебахо, Саидваккас глубоко вздохнул.
-Ндаааа, такой великий поэт живет в неосвещенной вентеляционной шахте!Какая несправедливость, Господи! Как вы вообще живете в такой яме, покрытой паутинами? Такие поэты, как вы должны жить в особняках, в окно которые по ночам с украдкой заглядывает любопытная луна. Где, за окном звенят белоствольные тополя на ветру, а осенью задумчивые клены роняют свои листья в тишине, как слезы.В зимных сумерках поэты должны сидеть молча у окна, специально выключив свет и глядя часами на снежнюю метель, слушая вой вюги -сказал он.
-Нет, господин Саидваккас, наоборот я рад, что живу в вентеляционной шахте.Это гораздо лучше, чем жить в роскошных особняках.Тут царит тишина и покой. Здесь никто мне не мешает.Я никуда не бегу, не спешу и не опоздываю.Занимаюсь тем, что мне по душе -сказал Дахобебахо.
Саидваккас умолк на миг, глядя на руки поэта Дахобебахо, покрытые татуировками. Потом спросил:
-Прошу прощения, господин поэт, видно, что вы долгие годы сидели в тюрьме. А за что?
-Нет, господин Саидваккас, я не сидел в тюрьме -ответил поэт Дахобебахо.
-А почему тогда ваши руки покрыты татуировками? - удивился Саидваккас.
-Ааа -сказал Дахобебахо. Потом стал объяснить: -У меня не только руки, почти все мое тело покрыто татуировками, где написан мелким шрифтом текст моих стихов, которые можно прочитать только с помощью лупы.Я написал их на свое тело с помощью чернилы и иголки, чтобы стихи мои не потерялись.Одним словом я живая рукопись своих стихов.Ходячая библиотека, если конечно можно так выразиться. Вот таким образом я сэканомлю средства, чтобы купить себе новые ботинки, но это мне пока не удается.Хожу, как видите, вот в этих старых голошах, намотав на свои ноги портянки.Бумагу купить не на что.Она для меня точно так же, как золото для богатых.Я ползуюсь бумагой редко -сказал он.
Потом продолжал: -Господин Саидваккас, я рад вашему приходу.Хотя вы пришли в мое убогое жилье без предупреждения, но вы всеравно являетесь для меня Богом посланным гостем и я по обычаю должен вас чем - то угостить, правильно? -сказал поэт Дахобебахо.
-Ну что же, я готов принять угощения, господин поэт.Знаю, что вы меня хотите угостить увесистым кулаком по морде за то, что я беспокоил вас своим дурацким визитом -заулыбался Саидваккас.
-Да нет, что вы, дорогой гость.Действительно у меня есть для вас угощения.Где то здесь должен быть кусочек засохшего хлеба.Я его не сьел, даже тогда, когда грозила голодная смерть.Я сберег его для случайных гостей такие, как вы. Где же он... Такими словами поэт Дахобебахо начал судорожно шарить в своей старой и рваной сумке, сделанной из дермантина.
-Не надо, не беспокойтесь, господин поэт.Я сыт -сказал Саидваккас.
-Да? -сказал поэт Дахобебахо, грустно вздыхая.Потом сильно заобрадовался, пощупая свой рваный пиджак и вытаскивая из внутренного кармана кисет.
-Вот, у меня есть отменная махорка, изготовленная мною из опавших багровых листьев осеннего клена, который печально роняет свои пожелтевшие листья в безлюдных осенних парках и аллеях в туманной тишине. То есть я угощу вас священным дымом -сказал он, спешно развязывая тесемку кисета с трясущими от волнении руками.
-Господин поэт Дахобебахо, не надо.Я не курящий, не пьющий.То есть веду здоровый образ жизни.Занимаюсь спортом -сказал Саидваккас.
-Вы не бойтесь, господин Саидваккас.Этот табак целебный - объяснил поэт Дахобебахо , набивая махоркой свою трубку с длинным и тонким мундштуком, сделанный специально из камыша.Потом, зажигая трубку, сделал несколько затяжек и передал ее Саидваккасу.
Саидваккас взял трубку и тоже сделал затяжку.Тут едкий дым попал в его легкие и он начал сильно кашлять, высовывая свой язык, как больной и старый овец, задыхаясь.А поэт Дахобебахо стал хохотать.Он, еле задавив свой смех, сказал: -Вы кашляете, как перепелка, которая поет в предрассветной мгле в клеверном поле, простудив свое горло холодной росой, когда она ее пьет.
- Ндаа, горьковато однако у вас махорка, сделанная из опавших кленовых листьев, которые вы собирали в осеннем парке - улыбался Саидваккас -нимножко придя в себя.
Дахобебахо спросил у него о том, почему лейтенант Карбабаев со своей группой захвата преследует его. Саидваккас подробно рассказал причину преследование и поэт Дахобебахо задумался.Потом, закуривая трубку набитую целебной махоркой, сделанная из опавших багровых листьев осеннего клена, начал говорить.
-Да, господин Саидваккас, таких, как вы - большая редкость не только в нашем обществе, но и на планете.Не каждому дано, смело сказать правду о тяжелой жизни народа, рискуя своей собственной жизнью.Я вам завидую по белому в этом плане, честное слово.А я живу здесь, скрываясь от глупой толпы, как орел который гнездится на высокой гранитной скале. Посколько у этого жилья отсутствуют окна, я каждый день поднимаюсь на крышу через компактной складной лесницы, чтобы встречать зарю и заката, сидя на жестяной крыше и писать новые стихи.По ночам любуюсь звездным небом и сияющей луной в тишине.Особенно люблю глядеть на заре с крыши вниз, наблюдая за движением толпы, спешащая на работу или еще куда нибудь.Поток толпы движется по тротуару, как караван муравьев и направляется в сторону метро.Спешащие люди напоминают мне послушных песчинок, которыми ветры управляют легко и направляют их туда, куда хотят...
Тут неожиданно кто - то начал кричать на верху: -Ах, гад, он оказывается здесь, в вентеляционной трубе!Разговаривает со своим сообщником!Скорее сюда, товарищ Карбабаев! -кричал он. И снова послышался топот кирзовых сапогов на гулкой жестяной крыше.
Саидваккас и поэт Дахобебахо с ужасом уставились вверх, как узники в глубоком зиндане древной Бухары. Они страшно испугались, увидев разгневанного участкового милиционера лейтенанта Карбабаева, который глядел в вентеляционную шахту, как в колодец, с табельным оружием в руках.
-Нука, руки вверх, сволочи!От нас еще никто не убежал!Теперь тебе конец, Саидваккас! И твоему сообщнику тоже!.. Эй, вы принесите быстро веревку.Пусть они поднимутся добровольно, если конечно им еще хочется жить на этом свете! -крикнул он, слегка приподнимая козырка своей фуражки с помощью ствола пистолета с глушителем. Услышав такое у Саидваккаса екнуло сердце.Он стоял с поднятыми руками, словно воин попавшый в плен на братоубийственной войне.Поэт Дахобебахо тоже.
-Постойте, господин лейтенант Карбабаев!У меня есть дротики с транквилизатором! -сказал, только что прибежавший санитар, который занимается отловом бездомных собак, и вытаскивая из-за пазухи духовую трубку начал метать из нее дротики по Саидваккасу и по его другу.Но никак не мог попасть.Тогда у лейтенанта Карбабаева лопнуло терпения и резко оттолкнул его.
-Эх, ты, догхантер несчастный!Кто так стреляет!Отойди, придурок! Обойдусь без твоих медвежьих услуг, без веревки! У меня есть дымовая шашка, которая заставит их подняться наверх! -сказал он и зажигая дымовую шашку, бросил в вителляционную трубу, напоминающую яму старого засохшего колодца. В это время от толчка лейтенанта Карбабаева догхантер покатился по жестяной крыше и еле остановился на краю крыши.
-Не бойтесь, господин Саидваккас.Без паники.В вентиляционной трубе есть черный ход-сказал шепотом и кашляя в дыму поэт Дахобебахо.После чего, вытащив старый матрас, они открыли проем и нырнули туда. Саидваккас с поэтом Дахобебахо выбрались из проема и бежали, не оглядываясь назад по тротуару, сбивая прохожих, чтобы успеть скрыться.
Лейтенант Карбабаев и его дружки -гицеля догхантеры все еще находились над вентеляционной трубой, надеясь поймать двоих беглецов которые вот вот выскочут из ямы вентеляционной трубы, наполненной едким дымом.А беглецы - единомышленники бежали по тротуару изо всех сил, обгоняя друг друга, как участники спортивной олимпиады на беговой дорожке.Когда они начали перебежать улицу, как бы изменяя направления на бегу, Саидваккас чуть не попал под грузовик.Шофер грузовика, резко крутанул баранку вправо и в панике нажал на тормоза.В результате грузовик резко выехал на обочину и с грохотом врезался в столб. От мошного удара деревянный столб сломался, как мачта старинного корабля пиратов в штормовом море.Раздались истошные крики женщин, похожие на свист, ругань и вопли сигнализации.К счастью, все обошлось без человеческих жертв.Друзья бежали до тех пор, пока не начинали задыхаться.Тут в голову Саидваккаса пришла уникальная идея и он силой отобрал у одного человека велосипед с рулем мотоцикла байкеров.
-Господин поэт Дахобебахо! Прыгайте быстро на задный багажник агрегата шайтана! - крикнул он. Поэт Дахобебахо прыгнул на багажник угнанного велосипеда с удобным, длинным рулем.Он ловко сел на шайтан арбу, как садятся проворные индейцы на лошадь и они вдвоем умчались по тротуару, крича: -От винта, уважаемые граждане!У этого агрегата шайтана не работают тормоза! Прохожие прислонялись к стенам домов и витринам ресторанов и кафе, освобождая им тротуар.Тут случилось беда.То есть брючина Саидваккаса попала в цепь и беглецы, теряя равновесие упали на тротуар.Чтобы избавиться от двуколесного капкана, от агрегата шайтана, Саидваккасу пришлось попращаться с брючиной своих брюков.После этого они снова начали бежать по многолюдному тротуару.
Тут послышались крики: -Товарищ Карбабаев!Вот они!Стреляйте!А то снова упустим их! -кричал шофер пикапа, плотно подъезжая к многолюдному тротуару.
- Нет, здесь многолюдно!Я могу промахнуться и пристрелить ни в чем не повинных прохожих!Ты, это, догхантер, давай, стреляй ядовитыми дротиками по беглецам из своей дурацкой духовой трубки! -крикнул лейтенант Карбабаев.
-Хорошо, товарищ Карбабаев! -сказал догхантер и вынув из за пазухи своего синего халата духовую трубку, похожую на дудку, начал метать дротиками, прицеливаясь в шеи беглецов.Но он промахнулся и тут же упали несколько прохожих, схватившись за свои шеи руками.
-Дурак!Поаккуратнее, догхантер вонючий! -упрекнул охотника бродячих собак лейтенант Карбабаев, слегка приподнимая козырка своей фуражки с помощью ствола табельного оружие.К этому времени беглецы резко изменяя свои направления, нырнули в узкую переулку, куда не пролезет автомобиль. После этого отряд лейтенанта Карбабаева начали преследовать беглецов пешком.Преследуемые бежали в сторону железнодорожного вокзала.
Тут крича от невыносимой боли электрик Саидваккас начал хромать, схватившись за ногу.Оказывается он наступил на заржавевший гвоздь, который пронзил его ногу насквозь.Он больше не мог ходить и обессиленно свалился на землю, как мешок с удобрением. Поэту Дахобебахо пришлось вернуться обратно, чтобы помочь своему верному другу в трудные минуты.
-Что, случилось? -спросил он, прибегая и тяжело дыша.
-Всс ааахх!..Гвоздь пронзил мою ногу насквозь! - сказал Саидваккас. Лицо его исказила гримаса боли. -Ничего, потерпите, господин электрик Саидваккас.Поднимайтесь. Давайте я вам помогу. Нам обеим опасно здесь оставаться.За нами гонится карательный отряд злого лейтенанта Карбабаева, слышите? -сказал поэт Дахобебахо, стараясь помочь поднятся своему беглому другу.
-Нет, не надо мне помагать.Я как нибудь уж сам... А вы бегите, я вас прикрою.Пока я их задержу, вы успеете скрыться, сливаясь толпой в вокзальной толкучке.Я уверен в этом.Прощайте, мой друг поэт Дахобебахо! Вы не имеете право не спасаться, бегите ради Бога, ради нашей многострадальной литературы, ради нашего угнетенного народа! -сказал Саидваккас, охая от невыносимой боли. После этого Дахобебахо не оставалось ничего, кроме, как бежать дальше.
-Прощайте, господин Саидваккас! Спасибо, что помогаете мне, оставаясь сами в беде и жертвуя собой ради нашей дружбы! - крикнул поэт Дахобебахо. В его глазах заблестели слезы.Прощаясь своим другом, он побежал дальше.Когда он исчез из виду, появился отряд лейтенанта Карбабаева и поймали беглого электрика. Лейтенант Карбабаев сидя на спине Саидваккаса, с ловковстью надел наручники на его руки.
-Ну, попался электрик поршивый, злой враг нашего многострадального народа?! Ничего, поймаем и твоего дружка чокнутого богатого поэта, живущего в роскошной винтеляционной шахте!
-Т... ты чего, начальник, больно же! Ты не дави на мою ногу, которую насквозь пронзил ржавый гвоздь! - сказал Саидваккас, валяясь на земле. После этого его увезли в подвал следственного изолятора для допроса.
Следствие длилось долго.
Уголовное дело состояло из нескольких томов.
Наконец состоялся суд и присяжные вынесли обвинительный вердикт.После всего этого прокурор просил суд приговорить Саидваккаса к высшей мере наказания, то есть к смертной казни.
- Суд посоветовавшись на месте, решил! Посколько наш осужденный Саидваккас работал на воле электромонтером, он будет казнен на электрическом стуле!- сказал судья.
Потом приказал: -Встаньте, осужденный!
Саидваккас встал.
- Вам понятен приговор?! -спросил судья.
Саидваккас ответил: -Да, ваша честь!
-Садитесь! - приказал судя.
Саидваккас присел на скамю подсудимых.
- На этом судебное заседание объявляется закрытым! - сказал судья, стуча деревянным молотком.
Саидваккас никогда не думал, что он когда - нибудь совершит столь гнусное преступление и будет казнен на электрическом стуле.О, как плакала его мама в суде, как плакала!Самое страшное случилось перед казнью.Когда послышался лай злой собаки и зазвенев ключи гремели железные двери, Саидваккас с ужасом думал, что идут по плохо совещенному коридору безжалостные палачи, чтобы увести его в комнату для исполнение казни.Но не тутто было.Пришел адвокат с муллой. Безбородый молодой мулла с черной бархатной тюбитейкой на голове стоял со свяшенной книгой в руках.
-Электромонтер Саидваккас, так как ты сегодня отправишься на тот свет, я пришел зачитать твою джаназу по шариатскому закону - сказал безбородый мулла в бархатной тюбитейке черного цвета.
Саидваккас молчал, глядя на муллу равнодушным взглядом, как сумасшедшый. -Я тоже пришел простится с вами, уважаемый мой подзащитный Саидваккас.Прощу прощения за то, что я не смог вас защитить от смертного приговора -сказал адвокат и горько зарыдал.
После этого пришли двое, которые принесли ему еду.
-Это твой последный обед, приговоренный к смертной казни.Отменный плов, сваренный на курдюк овца гисарской породы.Ешь.Если хочешь выпить водку или вино на последок, скажи, не стесняйся -сказал один из них и откупорил бутылку отменного вина "Ценандали", грузинского производство, аккуратно вытащив пробку с помошью штопора.
-Нет, спасибо.Я не хочу есть.Пить тоже -сказал Саидваккас.
-Ну, что же.Раз ты не хочешь пить, то мы сами выпьем целебное грузинское вино за твое здоровье, то есть на помин твоей души -сказал другой и они выпили молча, чокаясь стаканами, вкусно поели.Потом увели Саидваккаса, волоча по узкому, плохо совещенному коридору.Перед тем, посадить его на электрический стуль, парикмахер побрил его волосы бритвой в верхной части его головы, намочил мокрой тряпкой башку, чтобы его череп эффективно пропускал электрического тока высокого напряжения.Саидваккас заплакал.
-Ты чего плачешь, приговоренный к смертной казни? - спросил палач.
-Да, вот, видети ли, когда парикмахер брил мою голову, мне казалось, что он гладит мне по башке, как моя мама в далеком детстве -ответил он.
Угрюмые палачи молчали.Они крепко привязали руки и ноги приговоренного к смертной казни прочными ремнями, завязали его глаза темной повязкой, чтобы они не выскочили из своих орбит во время казни. После того, как прочитали приговор, Саидваккас с кляпом во рту думал о том, что вот вот главный палач кивнет своему помощнику и тот дёрнет рубильник и страшно задребезжут электрические разряды, издавая звуки "Дзержинский!", вспыхнув словно молня в грозовом небе, метая искры в разные стороны и ему конец.
Наконец настал долгожданный момент исполнение казни и помощник главного палача торжественно дёрнул ричаг.
Присутствующие в зале закрыли свои лица, кто руками, кто журналами, кто еще чем - то, чтобы не видеть страшную картину.
Но как раз в это время отключилось электричество во всем округе, спасая тем самым Саидваккаса от явной смерти...
Саидваккас проснулся в холодном поту и увидел свою маму, которая стояла с горящей свечой в руках.
-О, мама, почему ты держишь горящую свечу? - спросил он с испугом, подумав, что он в самом деле умер после казни и уже находится в темном мире.
-Что с тобой, мой ягненок, заболел что ли? А что делать, если власти каждый день отключают свет, под предлогом сэканомить электроэнергию? Только включила телевизор, чтобы смотреть сериалы и на тебе, снова отключили свет - сказала мама электромонтера Саидваккаса.
-О, слава Богу, мама, слава Богу, что все это происходило не на яву! -сказал Саидваккас, обнимая свою маму.
-О чем ты, сынок, страшный сон приснился что ли тебе? - спросила мама Саидваккаса.
-Да, мама, во сне меня казнили на электрическом стуле!Хорошо, что во время казни отключился свет! О, как хорошо жить без электричество!Глянь, мама, как заглядывает луна в наше открытое окно!Как мерцают далекие несметные звезды! Ты слышешь, хор лягушек похожий на шепот?Как они квакают! Кувак! Кувак! Кувак - как - как - как -как -кувак! А как самозабвенно поют сверчки! - сказал Саидваккас, глядя в открытое окно, на котором нежно трепетали прозрачные занавески, вздуваясь на ветру, словно паруса старинного фрегата.
- Да, сынок, слышу. Лягушки бывают горбатыми, пучеглазыми, отвратительными, ну не превлекательными, одним словом.А как они поют под ярко сияющей луной, в тишине! -сказала с восторгом мама Саидваккаса.
Мать и сын задумались, молча глаядя через открытое окно на луну и на далекие синие звезды.




02/05/2018.
9:46 ночи.
Канада, Онтерио.

 



x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 



Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

The execution in the electric chair


(The story)




Saidvakkas is about twenty-five years old, of medium height, with large cow eyes, a hunched nose, and black eyebrows and hair like oil. He works as an electrician in the local power grid and is madly in love with his profession. He's over there every day - then he fixes it by climbing high poles on his electrician's claws. He works in an orange protective helmet, leaning slightly away, holding the chain around the post in a stretch, and humming a cheerful song to himself. Over the post where Saidvakkas works,  huge clouds float like giant airships, and nearby on the spring slender poplars, chickadee sing, singing a trill, like: -Chicka- dee-dee-dee-dee-dee-dee! The best and most interesting  thing  for Saidvakkas is that he can see everything from a height, as in the palm of his hand, houses, courtyards, trees, streets of an urban-type settlement, distant country roads, pathways, meadows and cows, cotton fields and behind the fields high mountain slopes and snow peaks. Usually people hardly pay attention to it. But when the electric wires are cut off in a winter snowstorm or a Blizzard and the lights are turned off, Saidvakkas instantly becomes the most important, dear and close to the heart of the towns people, as an irreplaceable eternal President of the country, as a heroic person. Oh, how happy the residents of the urban-type settlement will be when Saidvakkas fixes and fixes the problem! Old and young, even children at the top of their voices, will shout in chorus: - Hurraaay!. Hearing this for the first time, a person may even think, that angry people finally rose up against a vile tyrant and a bloody dictator to make a revolution. After the light turns on, everyone will immediately forget about Saidvakkas, and he in turn, treating this with understanding,  not offended by them. Often, the electricity is cut off, the lights are turned off and the urban-type settlement is plunged into pitch darkness. Especially in winter, when old electric kiosks explode, people live without electricity for weeks, sometimes even months, drowning their shacks and huts with dung in an antediluvian way, eating and reading in the light of kerosene lamps,  in frosty silence. On days like this, when children are doing their homework by candlelight, the angry people will sing a chorus of curses at the electricians and all civil servants who are thus oppressing  their own people who voted for them in the election, trusting them with their fate, when they promised that there would be no problems with electricity and gas if the people voted for them.

Such thoughts Sadvakkas worked on the pole, and then rang his mobile phone.


Saidvakkas pulled out his cell phone, turned it on.

-Hello! Go ahead speak, I hear you! - said Saidvakkas .

Then the man began to speak in a rustling voice: - Hello! Is this electrician Saidvakkas?! Well Hello there, man. In short I know you but you don't know me. Well, Listen to me carefully and do not interrupt, do not ask who I am, where I come from, if of course you value your life!.. Your life hangs on a tightrope over a bottomless pit and you have very little time. They want to arrest you today.The authorities have put you on an international wanted list. So run and don't look back. That's it, I can't talk anymore. It's dangerous for me. The situation is extremely serious. After our conversation, you must break your mobile phone with a rock and try not to talk to anyone on the phone. sincerely, your secret friend -said an anonymous.

The person who called was silent.

- Hello!Who are you? Why are you silent? Speak up, I'm listening carefully! Hello!.. - said surprised Saidvakkas.

- What are you talking about, I was just joking that the company had fun and talked about some of our officials in the highest Government of the authorities, who steal people's money and send them to foreign banks through zones, in the form of gold and diamonds in place in order to improve gas supply in the country and to upgrade the ageing transmission system. I did not say a word about the authorities that sell natural gas, oil and other minerals almost for free to other countries. And our poor people are drowning their huts, shacks and concrete apartments the antediluvian way in the harsh winter.That is, coal, wood or dung. Especially in winter, in the absence of electricity and gas, the population of our country suffers from the cold. Especially children. They do their homework at the light of a kerosene lamp in cold a house in the siege of Leningrad in the forties of the 20th century. When for the money stolen by some state officials of our independent country, you can easily build powerful ultra-modern power plants, hundreds of giant plants and factories, where our patrons are suffering from total unemployment even though they could work. They wouldn't travel the world looking for work and becoming slaves. If they had a normal job at home, our young fellow citizens would not have turned into marauders, in the hot spots of the planet, where they blow up and destroy beautiful cities, turning them into ruins, killing each other and innocent people, especially the homeless children....

 


-Hello! Hello, can you hear me?! - said Saidvakkas . But he heard short beeps from the phone , similar to the beeps of the ventilator of the lungs of a patient, who died. That is, the connection was broken.

 


Saidvakkas frightend, looked around and quickly went downstairs and went to the side of the block where he lives with his mother. On the way, all the people began to look for undercover policemen in civilian clothing. Before he went to his apartment, he again looked around and going inside, closed the door of his apartment. Seeing his pale face and anxious eyes, his mother became concerned.

 


-What's wrong, son? - she asked.

 


- It's okay.Only, you know... there is such a thing... well, how do you explain it? More shortly... he said barely hearing the thud of boots outside the door, the fear stopped. Then, approaching the door on tiptoe, he looked through the peephole and saw the people standing there. Saidvakkas immediately recognized one of them . It was the local policeman Lieutenant Carbabaev, who began to knock at the door.

 


-Who's there? Open the door - said Saidvakkas's mom.

 


Saidvakkas putting his index finger on his mouth and said in a whisper: - Shh, Mom, there is the Lieutenant Carbabaev with his squad. They want to arrest me. Don't worry, mom, it's gonna be okay. I'm going out the window right now and tell them you didn't see me. Take care of yourself, mom. I love you - said Saidvakkas, hugging his mom and saying goodbye to her. From these words Saidvakkas's mother almost fainted.

 


Saidvakkas opening the window, jumped on the booming tin of the roof of a nearby house and ran as a stuntman who performs dangerous and difficult stunts, replacing the actor on the set. After him, said the local policeman Lieutenant Carbabaev, people engaged in catching stray dogs. Downstairs they gathered the people and began to observe what is happening, they sheilded their eyes from the Sun rays . They thought that in their hometown was a shoot action-Packed exciting feature film. Saidvakkas recklessly ran across the tin roofs. He ran and thought that in this world he ran everything as a hampster in a cage which is turning a wheel. People run because they are chased by the merciless grim Reaper. And people twist their wheels, big and small, gold, iron, wood and clay, quietly turning gray and aging at the same time. Who's got the legs for untold wealth. Even those who have paralyzed legs, too, running for their pension, that move with the help of crutches, who is in a wheelchair with the wheels of a bike. And the Earth, Is spinning like a mysterious wheel of the universe so great that no one can stop it. And the blue sky was too similar to an hourglass, where seconds, minutes, hours, days, weeks, months, years, and centuries are flowing from above like the Sands of the torn bag like heaven in the hourglass of eternity... Such thoughts Saidvakkas ran on, leaping from roof to roof, like a flying squirrel in the forest as suspense in a jungle.

 


- Saidvakkas ! Wait! Stop! Otherwise I will be forced to open fire with my service weapon! - shouted the Lieutenant Carbabaev.

 


Saidvakkas did not obey him. On the contrary he started to run even faster. He jumped from roof to roof like a monkey in the jungle, like a flying squirrel from tree to tree and ran recklessly. Lieutenant Carbabaev and the hunters of street dogs ran with nets in their hand, deftly leaping from rooftop to rooftop, never losing sight of Carbabaev. At the bottom of all this with admiration he watched the crowd of onlookers, as tourists at the Canadian Niagara falls . Then disaster struck and Saidvakkas fell into a old deep ventilation shaft . As he fell crashing down, he heard shouting in the dark. Someone coughed and sneezed in the soot and dust. On the roof all the people still stomping their boots .

-Oh, my! He's gone! As if the landing failed! Oh Satan!, where has he gone?! I really missed the bastard. - said the Lieutenant Carbabaev and said: Well, we'll do a stakeout on his apartment and he won't escape us! After these words, stamping the echoing roof detachment Lieutenant Carbabaev began to leave. When they left, in a dark ventilation shaft, someone lit a match and Saidvakkas saw a man of about thirty-five or forty. He lit a candle. Saidvakkas immediately asked for forgiveness from the owner for jumping into the housing.

 


- Dont worry about it, its okay- said man and continued.

 


- I am a lone writer and poet my name is Dahabebaho - he explained.

 


- I'm glad to meet you Mr. poet Dahobebaho. Call me Saidvakkas. I have a special secondary education. Before that, I worked as a electrician.

- Well, then we're almost colleagues. As you electricians are covering people's houses and roads and we poets illuminated the human soul like a weary street lights in the quiet dawn - said the poet Dahobebaho . Then he read his new poem.

Listening to the verses of Dahobebaho, Saidvakkas took a deep breath.

 


- Oh, such a great poet lives in an unlit ventilation shaft! What an injustice, my Lord! How do you even live in a hole like this covered in cobwebs? Such poets as you have to live in mansions, where the moon peaks through the window . Where, outside the window are rings of white-trunked poplars in the wind, and the fall of the maples drop their leaves in silence as tears. In the winter twilight poets have to sit silently next to a large window, especially turning off the lights and gaze for hours on snowy snowstorm, listening to the howling of wolves - he said.

 


-No, Mr. Saidvakkas , on the contrary I am glad that I live in the ventilation shaft. It's much better than living in luxurious mansions. Here reigns peace and quiet. No one's bothering me here. I'm not running, I'm not in a hurry, I'm not late. Im doing what I like - said the great poet Dahobebaho.

 


Saidvakkas paused for a moment, looking at the hands of the poet covered with tattoos. Then asked:

 


- I apologize, Mr. poet, it is clear that you have been in prison for many years. What for?

 


-No, Mr. Saidvakkas , I wasn't in prison -said the poet Dahobebaho.

 


- Then why are your hands covered with tattoos? - said Saidvakkas .

 


-Aaa - said Dahobebaho. Then went on to explain:

 


-I have not only my hands, almost all my body is covered with tattoos, where the text of my poems is written in small print, which can be read only with a magnifying glass. I wrote them on my body with ink and a needle so my poems wouldn't get lost. In short, I live the manuscript of poems. That's the way I will save money to buy new shoes, but I still can not. I walk, as you can see, in these old footsteps, wrapped in my footcloths. It's like gold for the rich to me. I rarely would like to share with paper he said - then he continued,

 


-Mr. Saidvakkas , I'm glad you came. Although you came into my miserable home without warning, but God sent you to me as a guest, you should be able to treat the poet more than that - said Dahobebaho.

 


- Well, I'm ready to take treats, Mr. poet. I know you want to punch me in the face for the fact that I bothered you with my stupid visit - smiled Saidvakkas .

 


- No, really I dont want to punch you in the face, you truly are an expensive guest. I do have some treats for you. There's got to be a piece of dried bread around here somewhere .I didn't eat it, even when I was facing starvation. I saved it for random guests. Where is it?.. With these words, the poet Dahabebaho began frantically fumbling in his old and tattered bag, made of fox leather.

 


- Don't worry, Mr. poet I'm full- said Saidvakkas .

 


-Yeah? - said Dahobebaho, and made a sad sigh. Then he got very excited, feeling his torn jacket and pulling out the inner pocket of the pouch.

 


- Here, I have an excellent shag, made by me from the fallen crimson leaves of autumn maple, which sadly drops in deserted autumn parks and alleys in the misty silence. That is, I will treat you with sacred smoke -he said, hastily unleashing a ribbon from his pouch with his hands shaking with excitement.

 


-Mr. poet Dahobebaho, don't. I'm not Smoking or drinking.That is, I lead a healthy lifestyle. with sports - said Saidvakkas .

 


-Don't be afraid, Mr. Saidvakkas. The tobacco heals - explained the poet Dahobebaho , stuffing his pipe with tobacco,on the thin mouthpiece, specially made of reeds. Then, lighting his pipe, took a few puffs and handed it to Saidvakkas.

 


Saidvakkas picked up the pipe and also made a puff. Then the toxic smoke entered his lungs and he began coughing heavily, sticking out his tongue like a sick old sheep, gasping for breath. Dahabebaho began to laugh. He barely was able to breathe due to him constantly laughing and said: -You cough as quail, who sings in the predawn darkness of the clover field. The quail was also coughing, the quail's throat was frozen when it drank the cold dew.

 


- Hmmm,the tabacco that you made with fallen maple leaves which you picked up from the foggy autumn park - said Saidvakkas smiling - just recovering.

 


Dahabebaho asked him about why Lieutenant Carbabaev and his team following him.

 


Saidvakkas told in detail the reason for the prosecution to Dahabebaho. Then, lighting a pipe he stuffed it with healing tabacco, made of fallen crimson leaves of the autumn maple, he began to speak.

 


-Yes, Mr Saidvakkas like you - a rarity not only in our society but on the planet.Not everyone is given the courage to tell the truth about the hard life of people, risking their own lives. I envy you in white in this regard, honestly.And I live here, hiding from the stupid crowd like an eagle nesting on a high rock. Since this property has no Windows, every day I go up to the roof through a compact folding staircase to meet the dawn and sunset, sitting on a tin roof and write new poems. At night I admire the starry sky and the shining moon in silence. I especially love to look at the dawn from the roof down, watching the movement of the crowd, hurrying to work or somewhere else.The flow of crowds moving along the sidewalk as the caravan of ants and headed toward the subway. Hurrying the people obedient to remind me of grains of sand, which the winds easily control and direct them wherever it wants...

 


Then suddenly someone began to shout at the top:

 


-Oh, crap, he is here, in the ventilation pipe. Talking to his accomplice!Hurry up, comrade Carbabaev! - he shouted.

 


And again there came the sound of tarpaulin boots echoing on the tin roof. Saidvakkas and the poet Dahabebaho with horror, stared upward, as prisoners in the deepest dungeon of the ancient Bukhara.

 


They are terribly scared seeing the angry policeman Lieutenant Carbabaev, which looked at the ventilation shaft, as in the well with a service weapon in hand.

 


-Come on, hands up, bastards! No one can escape from us! Now Saidvakkas, and your accomplice too!.. Hey, you bring the rope quickly. Let them rise voluntarily, unless of course they still want to live in this world! -he shouted, raising his cap slightly with the barrel of a silenced pistol.

 


Hearing this Carbabaev's heart sank. He and the poet Dahabebaho stood with their hands raised as a warrior captured in war.

 


-Wait, Lieutenant Carbabaev! I've got tranquilizer Darts! He just ran to the dog hunter, who is engaged in catching of stray dogs, and pulling a brass tube from his pocket began to throw his Darts at Saidvakkas and his friend.But he couldn't get in.Then the Lieutenant Carbabaev lost patience and abruptly pushed him away.

 


-Oh, you poor dog hunter! Who shoots like that! Move, stupid! I'll do without your poor services, without the rope! I've got a smoke bomb that'll make them go upstairs! - he said, lighting a smoke bomb, and threw it into the windpipe, which resembled an old dried-up well.

 


At this time, the Lieutenant Carbabaev pushed the dog hunter who rolled on the tin roof and barely stopped at the edge.

 


-Don't be afraid, Mr. Saidvakkas , without panic. There is a back door in the air duct - the poet Dahobebaho said in a whisper coughing the smoke. After that, pulling out the old mattress, they opened the doorway and dived there.

 


Saidvakkas with the poet Dahabebaho out of the doorway and ran, not looking back on the sidewalk, knocking passers-by, in order to get away. Lieutenant Carbabaev and his partner the dog hunter. They were still above the ventilation pipe, hoping to catch the two fugitives, that is from the pit of the ventilation pipe, filled with a caustic smoke. And runaways-adherents ran on the sidewalk with all their might, overtaking each other as participants of the Olympic games on a treadmill. When they started to cross the street, as if changing direction on the run, Saidvakkas almost got hit by a truck.The driver of the truck, sharply twisted the steering wheel to the right and in a panic pressed the brakes. As a result the truck sharply left on a roadside and with a roar crashed into a column. From a powerful blow a wooden pole broke like a mast of an ancient pirate ship in the stormy sea.There were heart-rending cries of women, like whistling, swearing and screaming, like an alarm. Fortunately, there were no casualties. The friends fled until, they began to suffocate. Saidvakkas suddenly got a unique idea and he forced one man's bike with biker handlebars.

 


-Mr. poet Dahabebaho! Jump quickly to the back of the 2 wheeled wagon of Satan! - he shouted.

 


The poet Dahabebaho jumped on the back of a stolen bike .He deftly sat on Satan's wagon, go prompt the Indians on the horse and together they raced down the sidewalk, screaming: -everyone this satans's wagon does not have working brakes!

Passers-by leaned against the walls of houses and showcases of restaurants and cafes, freeing them from the sidewalk.There was trouble. That is Carbabaev's pant leg caught in the chain and the fugitives, losing balance fell to the pavement. To get rid of the two-wheeled trap, from satan's wagon, Saidvakkas had to say goodbye to the Trouser leg of his trousers. After that, they started running on the crowded sidewalk again.

 


There were screams.:

 


-Lieutenant Carbabaev! Here they are! Shoot! We'll miss them again! - the driver of a pickup truck shouted, densely approaching the populous sidewalk.

 


- No, it's crowded here! I'm going to miss and shoot innocent passers-by! You are a dog hunter, go ahead and shoot poisonous darts for fugitives from this stupid brass tube! -shouted the Lieutenant Carbabaev.

 


-Well, comrade Carbabaev! - said the dog hunter, and he grabbed the brass tube from his pocket, began to shoot Darts, taking aim at the neck of the fugitives. But he missed and immediately a couple innocent citizens fell, clutching their neck.

 


- Fool! Be careful, stinky dog hunter! - Lieutenant Carbabaev reproached the hunter of stray dogs , slightly raising the visor of his cap with the barrel of a service weapon.By this time the fugitives sharply changing their directions, dived into a narrow alley, where the car would not fit.

 


After this detachment of Lieutenant Carbabaev began to pursue the fugitives on foot. The persecuted ran towards the railway station. Saidvakkas started howled like a werewolf under the full moon from the unbearable pain, he started limping, clutching his leg. It turns out he stepped on a rusty nail that pierced through his leg.He could no longer walk, and fell to the ground like a bag of soil.

The great poet Dahabebaho had to go back to help his faithful friend in the difficult moments.

 


- What's wrong? - he asked, running and breathing heavily.

 


- Aaaahh!..A nail pierced through my leg! - said Saidvakkas .

His face twisted into a grimace of pain.

 


-Be patient, mister electrician Saidvakkas .Get up.

Let me help you with that. It's dangerous for both of us to stay here. After the squad Lieutenant Carbabaev, you understand? - said the great poet Dahabebaho, trying to help lift up his fugitive friend.

 


- No, don't help me. I like something better of myself... You run, I got your back.While I'll hold them off, you will have time to escape, blending into the crowd in the station of the flea market. I'm sure. Goodbye, my friend Dahabebaho! You have no right not to be saved, run for God's sake, for the sake of our long-suffering literature, for the sake of our oppressed people! said Saidvakkas , groaning from the unbearable pain.

After that Dahabebaho there was nothing for it but to run on.

-Goodbye, Mr. Saidvakkas ! Thank you for helping me, staying in trouble and sacrificing yourself for our friendship! - cried the poet Dahabebaho. His eyes glistened with tears. Saying goodbye to his friend he ran on.When he disappeared from sight, there was a detachment of Lieutenant Carbabaev and caught the fugitive electrician. Lieutenant Carbabaev sitting on the back of Saidvakkas, put lowcost handcuffs on his hands.

 


- Well, got the stinky electrician, evil enemy of our suffering people?! We will catch your crazy rich friend poet living in a luxury ventilation pipe!

 


- Ah stop... come on, chief, that hurts! Don't put pressure on my leg, which was pierced through by a rusty nail! - said Saidvakkas , lounging on the ground.

 


After that, he was taken to the basement of the detention center for questioning.

 


The investigation lasted long. The criminal case consisted of several volumes. Finally, the trial took place and the jury handed down an indictment. After all this, the Prosecutor asked the court to sentence Saidvakkas to death.

 


- The court having consulted on a place, decided! Since our convict Saidvakkas worked at the will of the electrician, he will be executed in the electric chair! - the judge said.

Then ordered:

 


- Rise, condemned!

Saidvakkas stood up.

- Do you understand me?! - the judge asked.

 


Saidvakkas replied: -Yes, your honor.

 


-Sit down! - ordered the judge.

Saidvakkas sat down on the defendant bench.

 


- At this court session is declared closed! - the judge said, tapping with a wooden hammer.

 


Saidvakkas never thought that he would ever commit such a heinous crime and will be executed in the electric chair. Oh, how his mother in court, was crying! The worst thing happened before the execution. When he heard the barking of angry dogs and keys rattled the iron door, Saidvakkas thought with horror that the executioners coming from the dark corridor to take him to the room for the execution. But it was not .The lawyer came with the muslim priest. Beardless young priest with a black velvet skullcap on his head with a sacred book in his hands.

 


-Electrician Saidvakkas , so you are going to the afterlife, I came to read your memorial by Sharia law - said the beardless priest with a velvet black skullcap.

Saidvakkas was silent, looking at the priest indifferent gaze as a crazy person.

 


-I also came to say goodbye to you, my dear client Saidvakkas. I apologize that I couldn't protect you from a death sentence-the lawyer told and bitterly began to cry.

 


After this they brought Saidvakkas his last meal.

 


- This is your last meal. Excellent plov, cooked with very delicious sheep kabbob. Eat. If you want to drink vodka or wine lastly, tell me do not be shy-said one of them and uncorked a bottle of wine, gently pulling the tube with the help of a corkscrew.

 


-No, thank you. I don't want to eat or drink, how could I have anything at such a time, what's wrong with you? - said Saidvakkas .

 


-Well, well.If you don't want to drink, we will toast to you, that is, the sight of your soul -the other said and they drank in silence, clinking glasses, and ate.Then they took Saidvakkas , dragging him along a narrow, poorly, conferences hall. Before putting him on the electric chair, the Barber shaved his hair with a razor in the top of his head, wet his head with a wet rag so that his skull effectively passed the high voltage electric current. Then put him in the electric chair, the executioners tied the hands and feet with belts, blindfolded his eyes, with a dark blindfold, so his eyes don't pop out during the execution.

 


After the judge read the verdict , Saidvakkas with a rag in his mouth thinking about that here is the main executioner nodding to his assistant and he pulls the switch and scary sitebest electrical discharges like lightning in the black sky, throwing sparks and he's done.

 


Finally it was the time of the execution and the assistant chief executioner solemnly pulled lever. Those present in the hall covered their face with their hands, with magazines, who else than that, not to see the terrible event. But just at this time the power went out throughout the district, thereby saving Saidvakkas from apparent death.

Saidvakkas woke up in a cold sweat and saw his mother, who stood with a candle in her hand.

 


- Oh, mom, why are you holding a burning candle? - he asked with fright, thinking that he really died after the execution and is already in the dark world.

 


-What is it, my lamb, I think you are sick? What to do if power each day turns the light off, under the pretext economic electricity? Turned on the TV to watch movies and again turned off the light - electrician Saidvakkas's mom said .

 


- Oh, thank God, mother, thank God, that all this was not in reality! - said Saidvakkas hugging his mother.

-What happend to you, my son, did you have a nightmare? - asked the Saidvakkas's mother.

-Yes, mother, in the dream I was executed in the electric chair! Good thing the lights went out during the execution! Oh, how good it is to live without electricity!Look, mom, how the moon looks in our open window!As the distant twinkle of countless stars! Do you hear the frog choir whispering?How they croak! croak!croak!croak!! And how selflessly crickets sing! - said Saidvakkas , looking in through the open window, which gently fluttered the net curtains.

 


- Yes, son. Frogs are humpbacked, bug-eyed, ugly, in a word. And how they sing under the bright shining moon, in silence! - said the delighted mother of Saidvakkas.

 


Mother and son wondered, silently glaring through open window on moon and on distant the blue stars.

 

 

 

02/05/2018.

9:46 in the morning.

Canada, Ontario.

 




eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)