Поиск

132221451_gorod_Brempton (202x216, 31Kb)

Holder Vulkan

Member of the Uzbek Union of Writers

 

I believe the time will come



All people who living on this planet, Uzbek and Canadian, American and British, Japanese and French, Israel and Arab, German and Russian, and all the others are siblings and children of Adam and Eve! Therefore all of us, all people of Mother Earth, regardless of nationality, race or religion, should live in peace and harmony as children of one family!


I believe the time will come when humanity will realize this and remove all the borders, the maintenance of which cost billions and billions of dollars for the budget, dismantle all nuclear intercontinental ballistic missiles and put an end to senseless wars once and for all.


And then the world will have one neutral capital and just one parliament and one a president. All citizens of the planet will have the same identification cards. People will be able to move about the planet freely without any visas and without bureaucracy. They will stop wasting crazy money on arms and wars, as well as on strengthening borders, on intelligence and counterintelligence, on the nuclear cruise missiles and anti-missile defense.

Then, to everybody's surprise, terrorism and corruption will disappear from the face of Earth.


Canada,Toronto.

2012.

Придет время



Все народы, которые живут на планете "Земля", являются родственниками то есть все люди дети Адама и Евы и они независимо от национальной принадлежности, расы и вероисповедания должны жить в мире и согласия, как члены единой семьи.


Я верю в то, что человечества глубако осознав причину своих бед, уберет все государственные границы, на содержание которых ежегодно тратятся миллиарды и миллиарды долларов.


Также остановив навсегда финансирования программы вооружения и бессмысленные траты на разведку на контразведку, народы планеты объединяются в одно государство, где будет действовать один паспорт, один парламент и единый президент, избранный народами всей планеты.


Это не усложняет, наборот, упрощает управление человечеством.


Только живя в таком обществе народы всего мира приобретает всеобщую человеческую свободу и люди без визы без бюрократии могут продвигаться свободно с одним паспортом в руках по всей планете.


Совместное использования природными богатствами приведет к миру и согласию народов планеты и они будут жить как братья в единой семье.


Человечества наконец научится жить в мире, без воинов без разногласий без кровавого терроризма. Коррупция тоже навсегда исчезнет с лица земли.

 

 

Канада, город Торонто.
2012 год.

 

 
d2b7440a4d59cbe5735b79cf3011cefc (560x412, 37Kb)

Шухратбек Абдураҳмонов

Андижон вилоят ҳокими, Олий Мажлис Сенати аъзоси



Президентимиз Шавкат Миромонович Мирзиёевнинг мамлакатимизни 2016 йилда ижтимоий-иқтисодий ривожлантиришнинг асосий якунлари ва 2017 йилга мўлжалланган иқтисодий дастурнинг энг муҳим устувор йўналишларига бағишланган Вазирлар Маҳкамасининг кенгайтирилган мажлисидаги маърузасида: "...ислоҳотларнинг асосий мақсади – аҳоли учун муносиб ҳаёт даражаси ва сифатини таъминлашдир. Жадал ва барқарор ривожланишга қаратилган бу сиёсат бундан кейин ҳам сўзсиз давом эттирилади," дея таъкидланди. Бу – каттаю кичик раҳбар, ҳар бир фуқаро учун дахлдор бўлган эзгу ҳаракат десак, асло муболаға бўлмайди.

Халқ билан мулоқот ва инсон манфаатлари йилида "Инсон манфаатлари ҳамма нарсадан устун" деган олижаноб ғояни ҳаётга татбиқ этишнинг замирида ҳам мана шу бош вазифа турибди.


Иқтисодий-ижтимоий ислоҳотларни амалга ошириш юзасидан қўйилган дадил қадамлар, бу борада фаолиятимизда рўй берган камчилик ва нуқсонлар очиқ-ошкора ва жиддий таҳлил асосида кўрсатиб берилди.

Президентимизнинг ҳар бир айтган сўзи, зиммамизга юклатилган вазифалар фуқароларнинг фаровон турмуш кечиришини кафолатлашга, уларнинг ҳуқуқ ва эркинликларини муҳофаза этишга қаратилганлиги билан ҳам беқиёс аҳамиятга эга.

 

6 (700x291, 88Kb)

1473054965_0509and4 (620x458, 59Kb)

 

Подробнее...

 
халима-ахмедова1 (200x267, 11Kb)

Ҳалима Аҳмад

Шеърлар



Ишқ ранги



Шовуллайди боғлар қалби нотинч исёнкор
Ва олисда лопиллайди чироқ шуъласи.
Борлиқ кўнглин топтаётган тун қадамида
Ёрилади аллақандай сирлар яраси.

Мен уйғоқман. Деразамни ялар изғирин,
Юрагимни титкилайди соат миллари.
Кўп беҳузур бўлар кўнглим вақт овозидан
Ва ўйлайман, бахтлимидим анча илгари?

Бахтлимидим, о, нақадар бачкана бу сўз
Ва хотира ортидаги тундай ноаён.
Чалкаштирдим ҳаётимни бегона йўлда,
Гарчи уфқ орзулари эди бепоён.

Ғижирлайди дарахтларнинг қовурғалари,
Музлаб қолган ой сояси синиб тушади.
Изғиринли тун ичида тентираб юрган
Умидсиз нур толасидан дил увушади…

…Қайси кундир чорраҳада жавдираб турган –
Болакайнинг кўзидаги қўрқувда эдим.
Гарчи умрим бир нотаниш йўлларда кечди,
Ҳар бир лаҳза армон севган орзуда эдим.

Мен уйғоқман, изғиринли шамоллар билан,
Қонимда муз хандасини сезаман такрор.
Гўё менинг вужудимда ўзга бир одам,
Нафас олар, судралади бемордан-бемор.

Яна, яна илдамлайди соат миллари
Ва етаклар телба руҳим қайси томонга?
Ғижимланган хотиралар нигоҳи билан
Мактуб ёзиб жўнатаман олис осмонга

Ишонаман, бир кун менга жавоб келади,
Лайлакқорлар ёхуд ёмғир шивирлашида
Ахир, менинг қисматимнинг зеру забари
Таҳрир этиб қўйилганку унинг аршида.

Ва биламан, мен учун ҳам аталган кун бор,
Бахту бахтсизликдан айро шаффоф кун.
Фақат ҳозир не учундир дилгирман жуда,
Фақат ҳозир не учундир юрагим юпун.

Аммо, ҳозир енгилсам гар, ютқазсам агар,
Қайда қолар менинг ўша Ҳалималигим.
Ва Ҳақ менга ишонган шу қисмат олдида,
Ҳақиқат, айт, менга, ахир, ким бўламан, ким?

Ва ҳайдашим керак қондан умидсизликни,
Кет деб, айтай ичимдаги мажҳул беморга.
Кўнглим тутай ўқигин деб, ошиқ сингари,
Кўкдан келган жавоб ёмғир ё лайлак қорга,

Янги бир куй излагайман ишқ қўшиғига,
Болалигу ёшлик завқи қўшилган наво.
Токи, менинг ҳар бир куним, ҳар бир лаҳзамни,
Ошиқ этсин тўлқинига илоҳий дарё….

(Сезаяпман), зумрад ҳислар келаяпти соғинч юртидан,
Қиш туни ҳам тек қотди ва тишлади лабин.
Нимагадир зориқдими титраб қўйди бир,
Ошиқликдан айро тушган бечора қалбим?

Эй, сен мени сўлим кунлар ёдига тортган
Соғинчингни асраганман айтмай бировга.
Мен ҳаётни севаяпман, исиниб бу тун,
Қачонлардир юрагингда ёнган оловга.

Зумрад ҳислар, ўтган кунлар ҳурмати учун
Тунни моҳир пайвандчидай улайман тонгга
Ва шодликнинг борлигига имон келтириб,
Бу дунёни бўягайман ишқ деган рангга.

 

 

* * *


Куйган булутлардек куйди нимадир,
Нимадир ғижимлаб отди жонимни.
Ва сўнгра армонга ўхшаган ҳаво
Ўраб олаверди тўрт томонимни.

Теграмда судралиб юрар эди вақт,
Гўёки сайдини пойлаган сайёд.
Умримни совурган хоин дўст каби
Мендан кўзин олиб қочарди ҳаёт.

Ўйладим, наҳотки, тугади бари,
Наҳотки, мен шундай топаман якун?
Ташқарида эса эски ковушда
Боғларни кезарди қайғузода тун.

Тиниқ эшитиларди олис самода –
Исмсиз юлдузнинг шивирлагани.
Ва мавҳум афсунга тўлиб тошарди –
Муҳаббатсиз ойнинг тилло лагани.

Жонимни кафтимга олиб титрадим
Ва нажот истадим одам наслидан.
Куйган умид ҳиди уфурди бирдан,
Кўнгилнинг қаҳратон деган фаслидан.

Мен чиқдим, ўзимдан отилиб чиқдим,
Армон ҳаволари кетди титилиб.
Ташқарида дарахтларнинг юраги
Тупроққа қоришган эди йиртилиб.


Тун қалбида маъюс куй оқар эди,
Сездим, жоним фалак тушига кирган
Ва кимдир соғинчнинг нафаси билан
Яна мен томонга дилин ўгирган.

Тентирадим туннинг кўчаларида
Руҳини йўқотган девонасимон.
Сўнгра, нажот истаб қўлларим чўзсам
Бармоғим учига қунишди осмон.

Ҳар бир ҳужайрамда сен эдинг пинҳон,
Ҳар бир нафасимда борлигинг ошкор.
Шунча ишқим билан, шунча ишқ билан,
Оёғинг остида абгорман-абгор.

Бас, қайғу, мен сендан узаман кўнгил
Ва қоронғи тунлар васвасасидан.
Бир либос тикаман кўнглимга бу кеч,
Умид нафасидан, гул нафасидан.

Энди мен нур сари бораман яккаш
Ва қалб титроғини ишққа тикаман.
Кўзим дарчасига урилаётган
Саҳарлар ҳуснидан маст энтикаман.

Гар, ҳозир устимдан куласан ҳаёт,
Минғирлайсан, сендан чиқмайди ёғду.
Қачондир дилингга нурдай югурар,
Жоним ковагида асраган орзу.

Бир куни оломон жунбишда дейди:
“Гарчи тирикликнинг кўчасида қор,
Қаранг, бир телбаваш аёл келаяпти,
Ўнг қўлида қуёш, сўлида баҳор …”

…Орзули тун каби ёришар недир,
Нимадир эркалаб суяр жонимни
Ва сўнгра умидга ўхшаган ҳаво
Чулғаб олаверар тўрт томонимни.

 

 

* * *


Бошим айланади, айланади ер,
Шамоллар судрайди тириклик туғин.
Осмон шаффоф қўлин қуёшга чаяр,
Кўзларимга экиб соғинч уруғин.

Бинафшаранг умид соясида жим
Мизғийман, тушимга киради ҳаёт
Ва ногирон кўнгил васвасасида
Кимдир эснаганча мени этар ёд.

Уйғониб боқаман, рангсиз мавога,
Боқаман, умидсиз, абгор, беилинж.
Фақат олти томон сукутин бузиб,
Кўзларимда маъюс шивирлар соғинч.

Биламан, бу сенинг нафис шивиринг,
Мани ёлғонлардан этгувчи айро
Ва ҳислар тўлқинин мавжлантирувчи
Биламан, бу сенинг соғинчинг, Худо!

Аммо, мен қаердан, қаерга келдим,
Билмайман, қай фасл домонидаман?!
Гоҳ ғамнинг энг чуқур қудуғидаю
Баъзан беҳушликнинг осмонидаман.

Кимга қараб келдим, кимдан кетаяпман,
Нечун орзуларим ғарибдан-ғариб?
Баҳорлар оёғи остида гўё
Ётибман, узилган баргдай сарғайиб.

Қандайдир аланга жоним ичида
Ловуллар, чирсиллар девонасимон.
Жонимни қақшатган шу алангага
Художон хиёнат қилдим мен қачон?

Бугун унутилган ўтмишман, балки
Хаёлим сиғмайди ҳеч битта рангга
Мудроқ босган эски боғдайин жимман,
Жонимда куйлайди фақат аланга.

Раббим, чарчаганман. Ва соғинганман,
Кенглик нафасини, ёмғир сасини.
Олиб кетсин, айтгин ўша одамга
Жонимга яширган алангасини.

 

 

Манба: Шарқ юлдузи журналининг интернет саҳифаси.

 


 

Хайриддин Султонов


Элимизнинг энг севимли ёзувчиларидан бири.

Маданият, матбуот ва ижодий уюшмалар бўйича Ўзбекистон Республикаси Президентининг Давлат маслахатчиси.

Олий Мажлис депутати.

 

Ҳурматли Хайриддин ака, сизга сайтимиз муҳлислари номидан мустахкам соғлик, узоқ умр, ижодий ишларингизда омадлар тилаймиз!

Сизнинг ҳукуматдаги фаолиятингиз ҳақида бўлар бўлмас гапларни тарқатиб юрганларга эътибор берманг.

Сиз Халқимизнинг энг севимли ёзувчиларидан бири бўлишингиз билан бирга кўнглида кири йўқ, қалби пок, яхши ИНСОН эканлигингнизни ҳам эътироф этмоқ жоиз.

Ёзган асарларингизни ўқигувчи қийналмай ўқийди, зерикмайди.

Ўқишни бошладими, тамом, асар поёнига етмагунча ўзини мутолаадан тўхтатолмайди.

Сиз ёзган асарларда дард бор, ёруғлик бор, халқ, ватан қайғуси ва  тонглар каби осудалик бор, ҳикмат бор.

Шунингдек, мен сизни Ватанидан йироқда, ўз туғилиб ўсган диёри ҳажрида ёниб ўтган шох ва шоир бобомиз Заҳириддин Муҳаммад Бобурнинг аянчли қисматидан қайғуриб, шонли ва шавкатли ўтмишидан фахрланиб ёзган асарларингиз учун ҳам қаттиқ ҳурмат қиламан.

"Бобур нега шайбонухондан енгилиб, Самарқандни ташлаб чиқди?" -дея кўзлари маккорона йилтиллагувчи калтафахм кимсаларнинг эса билиб қўйишларини истардим.

Бобурмирзо шайбону тамонидан қамал қилинган Самарқанд халқи очликдан қирилиб кетмаслиги ва Соҳибқирон Амир Темур қурдирган муаззам шаҳар вайрон бўлмаслиги учунгина шаҳарни ташлаб чиққан, кейин ўзи туғилиб ўсган, киндик қони томган Андижоннинг ҳам вайрон бўлишини истамай, Авғонистонга, кейин Хиндистонга йўл олган халқпарвар мард саркарда эди.

Ўзингиз ўйланг, атиги 200 та аскари билан иккита мамлакатни эгаллаган саркарда қандайдир шайбону ва унинг малайи ахмат хамбалларни янчиб ташлай олмасмиди?

Бобурмирзо ҳазратлари баъзи калтафахм, сохта лидерлар каби фақат ўз манфаатини ўйламаганлар, лашкарларни ўлимга юбориб, ўз жонини авайлаб, қўшин ортига беркинмаганлар.

Аксинча, Бобурмирзо доимо қўшиннинг олдида борганлар.

Бошлардан эҳром қурдирганлари рост.

Лекин у бошлар ўз халқини талаган нопок, муттахам маҳаллий золимларнинг бош чаноқлари эди.

Бобурмирзонинг адолатли, жасур ва ҳалол лашкарбоши эканини яхши англаб етган ерли авғонлар ва хиндулар Бобурмирзо лашкарлари сафини тўлдирганлар.

Унинг ана шундай ҳалоллиги, довюраклиги, мардлиги, жасоратлилиги учун ҳам Худои Таоло унга бир эмас, икки мамлакатнинг подшолигини берди.

Ким Амир Темурни, Бобурни ва бошқа тарихий шахсларни, хусусан, Алишер Навоийларни, Мирзо Улуғбекларни, Берунийларни, Мўсо Ал Хоразмийларни, Ибн Синоларни қадрласа, улар билан фахрланса, ким ўзбекман деса, ўзбекистонликман деса, мен ўша одамни чин юракдан ҳурмат қиламан.

Бу сўзларни сизнинг юқори лавозимда ишлаётган амалдорлигингиз учун эмас, балки истеъдодини Яратганнинг ўзи ато этган ёниқ ёзувчи эканлигингиз учун, чин юракдан ёздим.

Омон бўлинг, ака!

Ҳурмат билан, Холдор Вулқон.

 

 

 

xayriddin_sultonov (150x150, 5Kb)

 

Хайриддин Султонов

 

Ҳикоялар:

 

 

Дунёнинг сири

 

 


— Шунақа… Ер юзида тўрт миллиард одамга етган ҳаво минга етмайди…
Бу гапни у ҳазиллашиб айтди. Аммо Қундуз унинг сўз оҳангидаги пинҳоний надоматни илғади…
Зах ва бўёқ ҳиди анқиб турган каталакдек қироатхона совуқ эди. Йигит юпунгина плашга ўраниб креслога чўккан, беҳафсала журнал варақлайди. Бир ҳафтадан буён кутубхона очилган заҳоти кириб келади, кун бўйи ўқийди, кечқурун Қундуз уйга отлангандан кейин раҳмат айтиб чиқиб кетади.

Куз — «ўлик мавсум». Санаторийда одам кам. Кутубхона деярли кимсасиз. Диққинафас хонада Қундуз ёлғиз ўзи китобларга термилавериб зерикади. Иш тугасаю тезроқ кетса… Бироқ «Индамасхўжа» кечгача миқ этмайди. Қундуз курорт дафтарчасидан унинг студент эканини, исми Музаффарлигини билар, аммо йигитнинг беписанд муносабатига энсаси қотар эди. Аслида ўраниб-чирманиб юрадиган бу касалманд кимсанинг эътиборига зор эмас: у бир ой аввал турмушга чиққан — ўзи учун батамом янга, сирли ҳаёт оғушида маст. Ҳар куни эрталаб келинлик либосларига бурканганча гул-гул яшнаб ишга келади, лекин қуёш нуридан бебаҳра, рутубатли тор ҳужрада малоҳатидан ҳайратга тушадиган тирик жон йўқлиги туфайли андак афсус чекади. Бир оздан сўнг эшикдан «аммасининг бузоғи» — Музаффар кириб, нари-бери саломлашгач, китобларга кўмилади.
Уч кун бурун у йигитни гапга солмоқчи бўлди. Ҳийла вақт рўпарасида алланималарни атай ёзиб-чизиб ўтирди. Музаффар бир пайт кафтини оғзига тутиб узоқ эснади. Ўз гўзаллиги қудратига бениҳоя ишонган ҳар қандай аёл каби Қундуз ҳам қаттиқ ранжиди. «Кеккайган студент» ҳақида «Одамови!» деган ҳукм чиқариб, минбаъд сўз очмасликка аҳд қилди.

Бироқ бугун эрталаб беихтиёр: «Нима касалсиз?» — деб юбордию тилини тишлади.
Музаффар жилмайишга уринди, озғин, қонсиз юзларига маҳзун бир паришонлик қалқиди.
— Шунақа… Ер юзида тўрт миллиард одамга етган ҳаво менга етмайди.
Қундуз унга ажабланиб қаради.
— Мен астмаман-да, — деди йигит хўрсиниб. Унинг сохта хушҳоллигини кўриб, Қундузнинг раҳми келди.
— Тузалиб қолдингизми, ахир? — деб сўради атай тетик оҳангда.
— Врачнинг гапига кўра, тузалишим керак. Лекин… доим докторларнинг айтгани бўлаверса, оламда аллақачон касаллик қолмасди.
У тасалли беришга шошилди:
— Э, ҳали кўрмагандек бўлиб кетасиз!
Йигит бош чайқади:
— Қайдам…
— Ҳадеб ўйлаб сиқилаверманг-да! Бу ерда қанча одам даволанган! Тоғ ҳавоси…
— Кейин «саломатлик посбонларига «Мен сиздан шифо топдим» деган музикали салом» йўллайман, шундайми? — Музаффар кулимсиради. — Худди докторга ўхшайсиз-а… Менга қаранг, тағин врач бўлманг?
— Йўқ, — Қундуз ҳам маъюсланиб кулди. — Фармацевт бўлмоқчийдим.
— Киролмадингизми?
— Химиядан йиқилдим.
— Э-э… — Йигит қўзғалиб қўйди-да: — Бирор сиртқи бўлимига киринг, — деб маслаҳат берди.
— Ўқиш энди… — дея келинчак хандон отиб кулди. — Отасиз ўсганмиз. Шунинг учун амакимнинг деганлари-деган.
— Ҳа-а, — деди бош ирғаб Музаффар.

Қундуз газета-журналларни тахлашга киришди.
— Бу дард ўлгур сизга қаёқдан ёпишди? Жуда ёшсиз-ку? — деб сўради, ишдан бош кўтармай.
— Биласизми… — Йигит сўз қидириб каловланди. — Ҳалиги, дадам шийпонга қоровул эди. Кўп касал бўларди. Ўшанда ўрнида турардим. Дефолиация вақтида… Тоғда пахта экилмайди, дефолиацияни билармикансиз?
— Қизиқсиз-а, нега билмайман?
— Ана шу пайтда далада ҳеч ким қолмаслиги керак. Мен ётаверардим — шийпонни қаровсиз ташлаб кетолмасдим… — У гуноҳкорона илжайди.
— Сизни қарангу! — деди кутубхоначи. — Шийпонни бўри ермиди?!

 

 

 

Подробнее...

 
4 (197x303, 18Kb)

Хосият Бобомуродова шеъриятидан

 

 

 

 

Бу йўллар

 


Узун узун бу йўллар, эшилиб кетаётир.
Йўлчисига бу жоним, қўшилиб кетаётир.

Изларидан тикилиб, яна қанча куёйин?
Одамлар оёқ қўйса, мен бошимни қўёйин.

Тоғ йўллари,тоқ йўллар, ҳолимни билсангизчи,
Олис кетган отлиқни  қайтариб келсангизчи.

Қайтаман деса агар, пойида йўл бўлойин.
Теграсига сочиб зар, боғида гул бўлойин.

Айтолмайин дардини сочилиб ётар тошлар.
Ювиб чиқай гардини кўзимдан тўкиб ёшлар.

Йўл туташган ерларни чаманлари бормикан.
Йўлдошимга кўз тиккан ёмонлари бормикан.

Узун узун бу йўллар эшилиб кетиб борар.
Йўлчисига қирқ жоним қўшилиб кетиб борар.

 

 

***


Сенга бунча ёниб интилдим,ё раб,
Бу қандай телбалик, бу қандайин сир
Мўъжиза кашф этдим бир тошга қараб,
Музлаган бир кўшкка бўлибман асир.

Ўзимнинг кўксимга сиғмаган дилни,
Қандай қилиб сенга қўролдим лойиқ.
Тошга топширдим-а , гулдай кўнгилни,
Ҳақлидир ҳолимга кулса ҳалойиқ.

Энг узун тунларда чека-чека ох,
Сўзладим, бўзладим, жим кетдим охир.
Балки ноҳақдирман, сенда йўқ гуноҳ,
Ҳечса ,айбсизман деб айтсанг-чи, ахир...

Сув сепгандай совуқ, жим-жит ҳамма ёқ,
Ўтмай ўтаётган кунлар бари ёд.
Юрагим вайрона, хаёллар чок-чок,
Нега бунча жимсан, қўрқоқ сукунат?!
Сенсиз ҳам баҳорлар келади, дараҳтим.

Фақат у баҳорлар бошқа бўлади,
Унда гул очади маҳзун куртаклар.
Недандир кўзларинг ёшга тўлади,
Тилингдан тўкилар узу-ун эртаклар.

Юз бор гул тутса ҳам бошқа баҳорлар,
Мен кул қилган баҳорингга қайтасан.
Осмонга қўшилиб йиғлаб, саҳарлар,
Дардларингни шамолларга айтасан...

Тахтинг билан бирга қулайди бахтинг,
Юз баҳор кўрки ҳам қилмайди таъсир.
Ёлғон, кетаман деб қилган минг аҳдинг,
Хазонрез кузларга тушасан асир.

Қўй кўкка ёлборма, чўкма унга тиз,
Бевафо ёмғирлар сени унутган.
Алдамчи гуллардан умидингни уз
Сенинг баҳорларинг мен билан кетган.



Ватан ягонадир, Ватан биттадир



Дерлар ширин сўзнинг гадолари кўп,
Ёниб турган кўзнинг адолари кўп,
Юртлар бор ҳаттоки худолари кўп,
Ватан ягонадир, ватан биттадир.

Ватан деб ватандан кетганлар айтсин,
Соғинч ёқасидан тутганлар айтсин,
Пушаймонлик заҳрин ютганлар айтсин,
Ватан ягонадир, ватан биттадир.

Менинг Темур бобом соҳибқироним,
Асрларни енгиб елган бўроним,
Қонидан қўшилган бир томчи қоним,
Ватан ягонадир, ватан биттадир.

Биров бор онасин ташлаб кетади,
Биров бор боласин ташлаб кетади
Аммо ватан ташлаб кетмас ҳеч қачон,
Ватан ягонадир, ватан биттадир.

Нега томиримга сиғмай борар қон,
Эрларнинг жони ўн, меники қирқ жон,
Бер деса борини қиламан қурбон,
Ватан ягонадир, ватан биттадир.


***


Кўксимга сиғмайди энди бу азоб,
Сўнгигача ёқар томирларимни.
Қора булутларин елдириб тезоб,
Кўзимга келтирди ёмғирларини.

Майсалар югуриб чиқди йўлимдан,
Кўрди кўзимдаги қайноқ ёшимни.
Бошимни силамоқ келмас қўлидан
Ё кўксига ололмайди бошимни.

Чопди юрагимни титиб, яралаб,
Ҳамдард бўлайин деб энг тоза сўзлар.
Кўрса юрагимни кезиб, оралаб,
Қон йиғлар соғинчинг қолдирган излар…


***


Суҳбати хуш ёнимда шукур,
Тангрим, сенинг эҳсонларинг нақд.
Нега бунча қисқадир бул кун,
Нега бизга етишмайди вақт?

Ошно бўлдик қалб сиримизга,
Бахт айланди асиримизга,
Тўймай қолдик бир биримизга
Бизга мудом етишмайди вақт.

Ҳар гал юрак очилмай қолар,
Битта тугун ечилмай қолар,
Битта кўнгил кечилмай қолар
Бизга фақат етишмайди вақт.

Ғамлар учун ҳамиша вақт бор,
Айрилиқда фурсатлар бисёр,
Этмоқ бўлсак кўнгилни изҳор,
Бизга доим етишмайди вақт.


Манба:- Xoсият Бобомуродова саҳифаси

 

 

0_c3d3f_4c0c2109_XL (700x462, 134Kb)

 

 


avtor (146x180, 31Kb)

Фахриддин Парпиев

 

Истеъдодли ёзувчи, "Олтинкўл" газетасининг редактори.

Бировнинг ҳаққи

(ҳикоя)



birovning_haqi (303x329, 83Kb)



Ёз кунларининг бирида хизмат сафари билан Тошкент шаҳрига борадиган бўлиб қолдим. Эрта тонгда йўлга чиқиш мақсадида машиналар турар жойига келдим. Бу ерда одам гавжум, машиналар ҳам кўп эди. Ҳали ичкарига кирмасимдан бир йигит ёнимга келди-да «Ака, Тошкентгами?» деб сўради.

–Машинада учта йўловчи бор. Сиз чиқсангиз бўлди, кетамиз,–деди у. Биз йўлкира баҳосини келишдик-да машинага чиқдим. Ҳалиги уч йўловчи дегани эр, хотин ва уларнинг ёш боласи экан. Машинанинг орқа ўриндиғига жойлашдилар. Мен эса олд ўриндиққа, ҳайдовчи ёнига ўтирдим.
Биз Аллоҳдан сафаримиз бехатар бўлишини тилаб йўлга тушдик. Тез орада гавжум шаҳар ортда қолиб, далалар бошланди. Атроф гўзал. Ям-яшил пахтазорлар ўтиб боради. Ойнадан кираётган майин шаббода сочларни ўйнайди. Радиодан ёқимли оҳанг таралади. Машина салонида кўтаринки кайфият ҳукм сурарди.
–Исмим Икромжон, Андижон шаҳрида яшайман,–гап бошлади ҳайдовчи йигит. –Тирикчилик мақсадида мана шу машинани ижарага олганман. Худога шукр, шуни орқасидан рўзғор тебратяпман.
–Яхши-да ука,–деди орқа ўриндиқда келаётган киши,–одамларнинг узоғини яқин қилар экансиз.
Шу тариқа суҳбат бошланиб кетди. Икромжон очиққина йигит экан, турли қизиқарли воқеалар, ҳангомаларни сўзлаб берди. Суҳбат билан олис йўл ҳам яқин бўларкан. Биз бу пайтда Наманган шаҳридан чиқишдаги ёнилғи қуйиш масканига келиб қолган эдик.
–Мана шу жойдан бензин қуйиб олсак,–деди Икромжон. Бизнинг розилигимизни олгач, машинани шахобча томонга бурди.
–Энди акалар, менда пул озроқ эди, пулдан бериб туринглар,–илтимос қилди у.
Мен йўлкирага ажратиб қўйган пулимни узатдим. Орқадаги ака ҳам йўл ҳақини тўлади. Икромжон машинага бензин қуйдириб, ҳисоб-китоб қилди ва биз яна йўлга тушдик. Суҳбат узилиб қолган эди. Шунда мен:
–Икромжон, Шералининг кассетаси борми?–деб сўрадим. У «ҳа, бор эди», деб қидира бошлади. Лекин, кассета ҳеч кўзга ташланмас эди.
–Балки бу ёққа қўйгандирман,–ҳайдовчи шундай деб машина ғаладонини очди. Fаладонда бир боғлам беш юз сўмлик пуллар ётарди. Икромжон пулнинг остида ётган кассетани олди-да магнитофонга солди. Менинг кўнглим ғаш бўлиб қолди. «Пули бор эканку, нега ёлғон гапирди? Ёки бизда пул борлигига ишонмадими?» дея ўйланиб қолдим. Мендаги кайфиятни сезди шекилли, Икромжон хижолат бўла бошлади. Биз анча жойгача сукутда кетдик.
–Ака, сезиб турибман «пули бор экан, ёлғон гапирди-я», деб ўйлаяпсиз,–гап бошлади Икромжон йўлдан кўзини узмай. –Тўғри машинада пул бор, лекин у меники эмас, ишонинг.
Мен ҳам нимадир деган бўлдим. Орага яна жимлик чўкди.
«Бу воқеага икки йил бўлди,–шошилмай сўз бошлади Икромжон. Унинг овозида дард, мунг бор эди.
–Ўша пайтларда ҳам машина минардим. Тошкентга бормаган кунларим шаҳар ичида таксистлик қилаверардим. Бир куни ҳозир сиз билан учрашган жойда Тошкентга борсамми ёки шаҳар ичида юравераймикан, деб ўйланиб турсам бир йигит шошилиб келиб қолди. Унинг шевасидан қайсидир тумандан келгани сезилиб турарди.
–Ука, болалар касалхонасига элтиб қўйинг,–деди у. Мен рози бўлдим. Ўша йигитни айтилган жойга олиб бориб қўйдим-да машинани ювдирмоқчи бўлиб, шаҳар четига йўл олдим. Машина ювувчи болага калитни топширишдан олдин салонни бир қур кўздан кечириб чиқдим. Шунда ҳалиги йигит ўтирган жойда қолиб кетган бир даста пулга кўзим тушди. Олиб санасам – роппа-роса эллик минг сўм. Мен гумроҳ ўшанда жуда хурсанд бўлиб кетдим. Чунки, менга пул жуда зарур эди. Ҳамкасблар билан ўтиришимизда шунчадан пул йиғиларди. Ўша куни машинани ювдирдим-у уйга кетдим. Керакли пулни топган эдим. Шунинг учун яна ишлагани эриндим.
Эртаси куни ишга чиқдим, машинани кечаги жойда қолдириб нонушта қилгани кетдим. Қайтиб келсам, кеча мен касалхонага олиб бориб қўйган ўша йигит машинам олдида турарди. У мени кўриб, хурсанд бўлиб кетди. Афтидан кеча машина рақамини эслаб қолмаган-у шунчаки тахмин қилиб кутаётган эди. Биз саломлашдик.
–Ука, мени танияпсизми? Кеча болалар касалхонасига олиб борган эдингиз,–деди у. Яхши таниб турсам-да худди эслолмаётгандай елка қисдим. У кеча неча пулга келишганимизни, қўлида қанақа юк халтаси бўлганини айтди. Мен «эслагандай» бўлдим, бироқ, безрайиб туравердим.
–Кеча машинангизда пулим қолиб кетибди. Мен буни аниқ биламан. Илтимос, қайтариб беринг,–деди у. Мен ҳеч қанақа пулни кўрмаганимни айтдим, чунки уни қайтариш ниятим йўқ эди. Йигит ялинишга тушди. У деди, бу деди, мен эса ўша алфозда туравердим.
–Қизим касал, жон ука, менга пул жудаям зарур,–унинг кўзида ёш йилтиради. Сездимки, у ҳозир йиғлаб юбориши мумкин».
Икромжон чуқур «уф» тортди. Сездирмасликка ҳаракат қилиб кўзларининг ёшини артиб олди-да давом этди.
«Лекин, мен беэътибор сигарет тутатиб туравердим. Кейин жаҳлим чиқди:
–Эй, менга қаранг. Нима, менинг қўлимга пул бердингизми ёки манави пул сизда турсин, деган жойингиз борми? Нимага менга туҳмат қиляпсиз. Қани гувоҳингиз?–дедим.
У ҳеч нарса дея олмай қолди.
–Агар тезда бу ердан кетмасангиз, ошналаримни чақираман. Улар сиз билан ҳисоблашиб ўтиришмайди,–дедим-да машинага ўтириб олдим. У ўша ерда туриб-туриб кейин кетди. Мен ундан қутулганимдан хурсанд эдим. Эсимда, ўша куни Тошкентга бориб қайтадиган мижоз топдим-да йўлга тушдим.
Эртаси куни эрта тонгда машиналар бекатига келсам, яна ўша йигит турарди. У кечаси уйга ҳам бормай касалхонада қолган шекилли, кўриниши жуда ҳорғин эди.
–Икромжон (у отимни ҳайдовчилардан сўраб билган бўлса керак), қизимни операция қилишлари керак. Ука, яхшилаб эслаб кўринг,–деди. Мен унга кечагидан ҳам совуқроқ муомала қилдим. Бечора менга тикилганича туриб қолди. Унинг кўзлари кечагидек эсимда. Йигитнинг нигоҳида чуқур қайғу ва чексиз нафрат бор эди. У бошқа ҳеч нарса демади. Шартта бурилиб, кетиб қолди. Мен одатдагидай йўловчилар билан Тошкентга отландим. Ўша сафар қайтишга одам бўлмади. Мен пойтахтда қолиб кетдим. Эртаси куни кечга томон Андижонга келдим. Автовокзал ёнида бир таниш ҳайдовчи мени тўхтатиб, кечадан бери уйимиздагилар қидираётганини айтди. Хавотирланиб  қолдим. Чунки, деярли доим йўлда бўлишимни билгани учун авваллари ҳеч қидиришмас эди. Шошилиб уйга бордим. Уйда аям менга қизим Мафтунанинг касал бўлиб қолгани ва кечадан буён касалхонада ётганини айтди. Энди уни кўргани кетмоқчи эдим, аям «тўхтаб тур, овқатни солиб олай, бирга борамиз», деб қолди. Аямни кутиб туриб ўтган беш-ўн дақиқа ичида жуда сиқилиб кетдим. Мен тезроқ бориб Мафтунани кўришни хоҳлардим. Хавотирим тобора кучаярди. Қизчам икки ёшга кирган бўлиб, жуда ширин, энди гапира бошлаган вақтлари эди. Уни ҳаддан зиёд яхши кўрардим. Ниҳоят, аям тайёр бўлди. Биз касалхонага жўнадик. Палатага кирганимизда Мафтунанинг кўзлари юмуқ, иситмаси баланд эди. Аяси уни кўтариб олганича йиғлаб юрарди. Мен уни қўлимга олдим, чақирдим. Лекин у кўзини очмас, аҳён-аҳёнда сесканиб кетарди. Унинг юрак уриши шунчалик тез эдики,  мен қўрқиб кетдим. Аяси унга нима бўлганини билмаслигини айтди. Мен даволовчи врач ёнига кирдим. Ёш врач йигит Мафтунага аниқ ташхис қўя олмаётганлари, бироқ, барча керакли чоралар кўрилаётганини айтди.
–Қанақа дори-дармон керак бўлса айтинг. Ҳаммасини топиб келаман,–дедим мен. Врач хотиржам овозда деярли лоқайдлик билан ҳозирча ҳеч нарса керак эмаслигини айтди.
У шунчалик бепарво эдики, мен уни ёмон кўриб кетдим. Эртаси куни мен Мафтунани текширтиришга кучлироқ врач топиб келишимни айтганимда унинг жаҳли чиқди. Биз тортишиб кетдик. Касалхонадан чиқиб, жаҳл билан машинага ўтирдим-да қаёққалигини ўзим ҳам билмаган ҳолда жадал юргизиб кетдим. Мен хаёлан анави врач йигит билан олишардим. «Намунча аблаҳ бўлмаса. Бировнинг боласига заррача ачинмайди-я», деб ўйлардим. Таниш шифокорларни бирма-бир эслай бошладим. Аксига олиб бирорта ҳам жўяли фикр келмасди калламга. Мен жуда ҳаяжонланардим. Рулда эканим эсимда ҳам йўқ. Ўша пайтда ҳаракат қоидаларига риоя қилмай кетаётган эканман. Бир вақт кучли сигнал товуши қулоғимга кирди. Мен газни босдим... Тормоз овози эшитилди... Бошимни кўтариб қарасам, рўпарамда каттакон юк машинаси кўндаланг турарди. Мен тормоз босдимми ёки йўқми, эслай олмайман. Қарсиллаган овоз ва синган ойналарнинг жаранглаши эшитилди. Кейин яна нимадир қарсиллади. Бирдан ҳамма ёқ жимжит бўлиб қолди. Миям худди ишламаётгандай ҳеч нарсани ўйламасдим. Орадан қанча вақт ўтди, билмайман. Бир пайт мени машина ичидан кимлардир тортиб олаётганини билдим. Улар нималардир дейишар, мен эса ҳеч нарсани эшитмас эдим. Атрофимни одамлар ўраб олди. Мен карахт бўлиб қолган эдим. Кейин бирдан «Эй, Худо, нима қилиб қўйдим?» деб ўйладим. Машинам ёдимга тушди. Не кўз билан кўрайки, яқинда кредитга олган яп-янги машинам пачоқ бўлган эди. Кейин яна ҳушимни йўқотдим. Ҳеч нарсани англамас эдим. Шунда бирдан қизим Мафтунанинг касаллиги ёдимга тушди-да ўзимга келдим. Энди тезроқ бу ердан кетишни хоҳлаб қолдим. Ўша кунги умрим бир совуқ тушдай ўтди. Аввал шифокорлар, сўнгра милиция ходимлари мен билан суҳбатлашдилар. Кейин англадим-ки, энг гавжум чорраҳада светофор чироқларига амал қилмаганим учун юк машинаси остига кириб кетган эканман. Бу ҳам камлик қилгандай, ўнг томондан келаётган машина менинг машинамга урилган экан. Лекин ўзимга ҳеч нарса бўлмаган эди.
Шом вақтида касалхонага етиб бордим. Қизим ҳамон ўзига келмаганди. Шифокор кириб аямни олиб чиқиб кетди. Бироздан сўнг аям қайтиб кирди-да ҳаммамиз уйга кетишимизни айтди. Мен, хотиним ҳам ҳайрон бўлдик. Аям кўзимизга қарамасдан нарсаларни йиғиштира бошлади. Мен Мафтунани кўтардим. Биз уйга етиб келганимизда қоронғу тушган эди. Йўлда аямга «машинани устахонада қолдирдим», дедим. Лекин, уйга келгач, дадамга тўғрисини айтдим. Мафтунанинг оғир касаллиги боис машина ҳақида ҳеч ким оғиз очмади. Бу вақтга келиб, Мафтуна сесканмай қўйган, анча тинчиб қолганди. Бир кунда бошимдан ўтган оғир уқубатлар чарчатганми, ухлаб қолибман. Йиғи овозидан уйғониб кетдим...»
Икромжон йиғлар, кўз ёшларини яширишга уринмай ҳам қўйган эди.
«Мафтуна шу ухлаганича, қайта уйғонмади. Кетма-кет зарбалардан эсанкираб қолдим. Мен учун ҳаёт ўз маъносини йўқотган эди. Анчагача ўзимга келолмадим. Тушларимда Мафтунани кўтариб юрсам машина бостириб келаверарди. Қизим бечорани ҳар куни янгидан йўқотгандай бўлардим. Шундай кунларнинг бирида бирдан «қизим касал, жон ука...» деган ўша йигитни эслаб қолдим. Шу билан гўё барча бахтсизликларим сабабини топгандай эдим. Ич-этимни ея бошладим. Лекин кеч эди.
Тирикмисан, демак ҳали мағфират эшиклари очиқ, деганларидек, аста-секин ўзимни қўлга олдим. Кейинчалик танишларим мана бу машинани ижарага беришди. Биринчи ишлаб топган пулларимдан эллик минг сўм жамғариб, машина ғаладонига солиб қўйдим. Мақсадим ҳалиги йигитни топиб, пулини қайтариш. Ҳалигача мана шу пул ёнимда юради, бирор тийинини ҳам ишлатмайман. Чунки... чунки, у бировнинг ҳақи. Мен буни тушундим. Лекин ўша йигитни тополмаяпман».
Бу вақтда машина тоғлар оралаб юқорига кўтарила бошлаганди.
Икромжон ҳикоясини тугатди-ю сукутда қолди. Орқа ўриндиқда келаётган аёл йиғлар эди. Мен ҳам хаёлан ўз ўтмишимни тафтиш қила бошладим.


2005 йил.

Манба: -"Олтинкўл" газетаси.


6 (700x466, 127Kb)

 

Олтинкўл туман маркази.

 

 


--400 (400x343, 124Kb)

Хуршида

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг Андижон вилоят бўлими раиси

Янги ғазаллар

Соҳибжамол




Дил фақат сендин хабар кутди, нетай, соҳибжамол,
Ҳайратим ҳаддин ошиб кетди, нетай, соҳибжамол?

Ҳақ фано дайрида аҳзон фаслининг ожизасин,
Сен – ҳусн шоҳига зор этди, нетай, соҳибжамол?

Бул юрак мутлақ унутгач шодумонлиғ шеъвасин,
Эътиборинг кўп ризо этди, нетай, соҳибжамол?

Дилга буйруқ кор эмас, вобасталиғ даркор эмас,
Ул тағин йўқлик йўлин тутди, нетай, соҳибжамол?

Сен ёруғ манзилни кўзлаб, толе-истиқболни қуч!
Бул сори Хуршида хор ўтди, нетай, соҳибжамол?

 

 

Айб




Ўйлагандим, воз кечурман, енгди ғолиб ҳисларим,
Истагандим қолмасин ҳеч на дарак на изларим.

Минг синов, минг бир сукунат ичра ҳайрат тунлари
Боумидлиғ оламинда милтирар юлдузларим.

Бир умр тоқ кезди кўнгил ишқ-муҳаббат боғини,
Энг улуғ толе – мунавварлиғда бўлсин юзларим.

Олмагин асло малол, сарсонлигин дил сезмасин,
Меҳр ила нур сочса сочсин мубталодир кўзларим.

Неча бор қилдим тазарру, неча бор сўрдим кўмак,
Сенга кор қилмас нега ҳатто китобат-сўзларим?

Гул ҳаётинг юзланар нурли макон-манзил сари,
Мен эса келдим етиб, кутмоқдалар унсизларим.

Айб эса ошуфталиғ Ҳақ ҳукмига дил мунтазир,
Ожиза Хуршида йиғлар қайда деб ёлғизларим…




Муножот




“Ўртамиздан  оқар дарёлар ўтди…”
Мавҳумот кўксида азобланар тун…

Хаста юракларга озорлар етди,
Биз босмаган излар – бизларга мафтун.

Муҳаббат мулкида туйғулар карахт,
Соғинч, таскин, умид, юпанчлар сарсон…

Гўзал ташбеҳимиз алқаб турса-да,
Моварауннаҳр, мулки Хуросон!

Дунё ўзи шундай: бир кам яралган,
Бизнинг ҳукмимизга бўйсунмас тақдир.

Сен Ҳақсан, мен Ҳақман, юрагимизда
Ногоҳ куртак ёзган ҳислар ҳам Ҳақдир?..

Кел, фано дайрида бир-биримизни
Нури Аллоҳдайин асрайлик, жоним!

Зиқна дунёсининг шум армонлари
Шундоқ ҳам аламли, ҳасратли, жоним!

Сен бардош элинда собитқадамсан,
Сен ғурур кўшкида навқирон юлдуз…

Мен сабр эшигин остонасида
Минг йил фарёд чекиб ҳолдан тойган из!

Юракни бошқармоқ ўлимдан оғир,
Бу — мен англаб етган буюк фалсафа!

Шунчалар ожиз ва  аросатдамиз,
Туташолмас асло мавжуд масофа…

Таҳайюл мулкида, ҳайрат мулкида
Кўзларни куйдириб дунёлар ўтди…

Бағрига яшириб изҳоримизни,
“Ўртамиздан оқар дарёлар ўтди…”



Ногаҳон




Айб эрур гарчанд юрак домингга тушди ногаҳон,
Ҳисларим сарҳадни билмай кўкка учди, ногаҳон.

Хонумоним ёқди буткул сўзларингнинг оташи,
Тун бўйи васлинг дилим мастона қучди, ногаҳон.

Етти иқлимдин муносиб ёр топмоғлик маҳол,
Ишқ соҳир зар либосин нега бичди, ногаҳон?

Айланар ер, офтоб куйгай, боши хамдир само,
Аҳду паймон йўқлабон бир, қайга қочди, ногаҳон?

Эй замин, эй осмон, жисмимга жой қайдин топай,
Бемаҳал Хуршида нурин ёра сочди ногаҳон!..




Бошқа олам



Сену мен бошқадирмиз, дил -
Юраклар бошқа бир олам.

Суханлар бошқадир гарчи,
Тилаклар бошқа бир олам.

Фано даҳрида берсак бой
Ато этганда фурсатни,

Керакмас нозу неъмат, зар,
Кераклар бошқа бир олам.

Ҳаёт, қонунларинг бирла
Иши йўқ инжа туйғунинг,

Сабр куйин чалолмаслар  –
Билаклар бошқа бир олам.

Ўтар кунлар, кетар кунлар,
Фиғону дод этар кунлар,

Гуноҳларни, савобларни
Элаклар бошқа бир олам.

Сену мен бошқадирмиз, лек
Юраклар бошқа бир олам,

Кетар бўлсам йироқ сендан
Сўнгаклар бошқа бир олам…


Тазаллум



Кўзларимдан тўкмагил, бас, ёшни,
Ғолибо, синдирмагил бардошни.

Пойинга қумдек сочилган ҳисларим
Қони-ла ювмоқда дил-наққошни.

Неча гулзор ичра сен ҳур андалиб,
Гул ҳаёт тутмас манга ризқ-ошни…

Ихтиёрим ихтиёрсиз олдинг-у,
Муддаонг хам айламоқми бошни?

Қўй, тааззум фанидин дарс берма кўп,
Воқифи сенмасмидинг сир фошни?

Минг ҳамият бирла сўнг бор нурини,
Сенга сочса қадр эт Қуёшни.


Тасалли




Қўрқма, бетаклиф қадам босмоқ тамом ётдир манга,
Сабр мулкида муқимлик чин саодатдир манга.

Дилга маълум бўлди ногоҳ дилгинангнинг истаги,
Музлаган тошларни зарби катта ибратдир манга.

Ор қошида манимдек ҳуркагу лол бормикан,
Сохта сўзга ошинолиғ ҳам жиноятдир манга.

Минг алам чексин юрак, минг илтижо этсин кўнгил,
Тангри ҳукмига мутелик чин саодатдир манга.

Сен риёлар илкида мастоналарга айла лутф,
Ҳажр уйин этмак тавоф кун-тун, ибодатдир манга.

Гул муҳаббат боғига кирмак сира осон эмас,
Имтиҳон Ҳақдин, иноят ҳам итоатдир манга.

Арз эмас, очдим санга дил ичра  бехоб сўзни,
Хаста Хуршида фиғони нур – ҳидоятдир манга.

 

 


Манба: Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг расмий сайти.


 

vulkan v parke (617x700, 124Kb)

Холдор Вулкан

Член Союза Писателей Узбекистана



Капкан

(рассказ)

 


Сутулый, завистливый, подлый и коварный колдун Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар похож на злого Пингвина и он живет на окраине заброшенного хутора в обветшалом пустом курятнике один.Жители этого хутора давно уехали в большые и малые города, ближе к цивилизованным людям, чтобы жить по человечески.

Разваленные хижины, заросшие бурянами и полынью посреди рухнувших глиняных стен, призрачно белеют под сияющей луной. В щелях глинобитных дувалов поют сверчки, оглушая тихую безлюдную ночь и Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару кажется, что пение этих сверчков доходит до самых небес и от их голосов звенит сумрак и дрожат звезды, как слезы на ресницах.Такое впечатление, что от лая бездомных собак звезды вот вот сыпятся и опустеет небо.Да, оправдывая опасении Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара сонные и усталые звезды сыпятся с небес в траву в кусты на паутины сверкающей бежутерией вечерной росы и опустеет небо.Сверчки умолкают.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар не поэт.Он занимается только переводами произведений поэтов Европы, Запада и Востока, ночью, до самого утра, озирая свое женское лицо в рыжем свете керосиновой лампы в своем роскошном курятнике и самое странное то, что он этих переводов публикует без всякого стыда и стеснение в местных газетах и журналах не в качестве переводов, а, как свои собственные произведения.Раньше он получал баснословные гонорары за опубликованные низкопробные переводы, выпушенные в виде книг моноготысячными тиражами.Он разбогател и даже купил себе автомобиль.

Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар долгие годы работал на одном предприятии, обманывая всех своих сослуживцев вместе с начальством.

Однажды власти выделили из гос бюджета огромную сумму денег для того, чтобы переоборудовать учреждения, современными технологиями нового образца.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар по своей старой привычке тут же разработал хитрый план хищение и купив старую технологию у кустарников на барахолке почти за дарма и 99 процентов перечисленных денег на новую технологию быстро обналичывал и прикарманил их.

Но вскором возникли недовольства и разногласия между его подельниками.Потом это недовольство превратилось в скандал.У Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара были тесные связы с некоторыми чиновниками в верхных эшалонах власти, которые тайно получали взятки и прикрывали своими задницами огромные проемы законов страны, защищая своих так называемых подлых "Клиентов" вроде Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара от приследование правохранительных органов и прократуры.Но оказывается у его дружков подельников есть иные рычаги давления, то есть тайные рекетиры.Вот они и пожаловали однажды ночью к Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару и вынудили его отдать все, что он ограбил у государства, и велели ему жить в заброшенном хуторе один, да еще в курятнике, если конечно ему еще хочется жить на этом свете.Ему поручили так же кукарекать каждое утро, так, чтобы им было слышно из далека.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар с удовольствием согласился на это, подумав, что он легко отделался.

Вот с тех пор Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар живет на окраине города в заброшенном курятнике, четко соблюдая инструкции своих кураторов, каждое утро громко кукарекает, вытенув вперед свою шею.Постепенно это занятие превратилось в его привычку.Он проснувшись на рассвете, невольно начинает кукарекать. Так же Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар вынужденно изменил свое меню и стал вегитерянцем.Он питается не так, как раньше, пловом на кунджутное масло, или с олениным мясом и яицами перепелок и икрой на завтрак.Сейчас он довольствует в основном корнями деревьев.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар их есть с закрытими глазами от наслаждении, как прожорливые Бобры во время трапезы у лесной речки.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар выходит на охоту за корнями ночью, когда все люди спять и роет грунт руками словно собака, выкорчевывает сочных корней деревьев и есть их с диким аппетитом.Он иногда смеется безмолвно, тресясь всем телом, думая о наивных людях, которые удивляются, увидев чахнушых деревьев в садах, на краях хлопковых полей, на берегах засыхающего Аральского моря и над глубокими оврагами, так и не догадываясь, что корней этих деревьев едят не черви или суслики, а именно голодный Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар.Он еще страдает геморроем и паховой грыжой. Эти болезни сильно мешают ему, когда он по привычке проснется на рассвете и кукарекает иза всех сил.Когда его кишки выходят за пределы брюшной полости паха, он впыхает их обратно в свой кишечник вручную, стоная от невыносимой боли и краснея, как индюк.Один дехканин(наивный тоже) увидев его дубленку вес в пушинках куриц, сказал, что Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар похож на пристреленный ангел, у который разлетелись перья.Ой, как Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар смеялся, услышав этот комплемент глупого дехканина, как смеялся, треся пузой!Чуть не лопнул со смеху его грыжа, как пузырь, которая образуется во время ливневого дождя.Во дурак а.Как он вообше догодался?!Да, да, Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар ангел.Но не простой.Он ангел падшый!

Он иногда со вздохом шепчет, глядя в облака, которые плавают в небе: -О какие они красивые! Их кожа как у вздутого воздушного шарика, как у лягушки, которая сидит ночью под луной в пруду на листе лилии и поет самозабвенно, глядя на звездное небо.Облака молчаливые, то есть они не ворчат как моя жена и если я женюсь на одного из этих облаков, то я думаю, что оно никогда не будет просить или требовать от меня ни золотые украшения ни одежды и это прекрасно!Ох, какие у этих белых облаков упругие груди, ммммм! - подумает Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар, глядя в облака, которые напоминают голых женщин, как на картинах древных художников италянского ренесанса. Но Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар тут же передумает, увидев облако, похожее на огромный половой орган возбужденного осла.После чего он начинает плакать в свой женский дырявый носовой платок, трясясь всем телом и подумав о том, что люди недооценивают его многогранный талант, который у него пропадает даром.

Талант Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара состоит в том, что он умеет построит империю без всяких воинов, без единого солдата, без оружие массового порожения, без дронов беспилотников, а одним единственным своим женским нежным взглядом.Для этого достаточно, чтобы он бросал взгляд куда нибудь.Например, на поле.Взглянул он в поле, все, считайте, что поле уже стало его владением.Глядел в изумруднозеленые виноградные и персиковые сады, они тут же автоматически становятся его собственностью.Родина тоже.Хотя он сейчас живет в курятнике, но в ближайщем будущем намерен захватывать земли соседных стран своим жадным и волшебным взглядом.А потом всю планету вместе с бескрайным космосом.А там другие владения Бога, рай и все такое.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар такой талантливый человек, но живет в нищите в курятнике.Парадокс, неправда ли? Ничего. Быть изгоем общество это удел великих мудрых отщельников -подумает он, как то подбадрывая себя.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар в прошлом году зимой твердо убедился в том, что слова имеют магическую силу. В те дни снег выпал так много, что руины заброшенного хутора исчезли под толстыми сугробами.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар чудом спасся от гибели, благодаря старому одинокому могучему клену, который рос накрывая его курятник, корнями которого питается он.Благодаря клену курятник Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара уцелел во время урагана и снежных бур и он чудом остался жив.Когда Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар выбрался на ружу, выкопав туннел из снежных завалов, испуганные марадеры чуть не наложили в свои штаны от страха и едва не застрелили его, подумав, что выбрался из берлоги какой то человекообразный зверь, неизвестный науке.

-Можно, я сразу отвечу?! -сказал Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар , опередив марадеров, которые собирались задавать ему вопрос, мол кто он такой и что он делает здесь среди бела зимы.Услышав слова Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара марадеры замерли на миг и спешно ушли, оставив его в покое. Вот такая магическая сила слов!

Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару иногда кажется, что его носит бурное течение времени между двух берегов, добра и зла и он не может остановиться даже на миг, хотябы ухватившись за ветки деревьев, которые растут на диких пологих берегах.Эта река бешенная и она выходит иногда из своих берегов, затопляя жангалы и полей, образуя там бескрайные разливы, где над поверхности зеркальных вод замирают деревья на фоне кровавых злых закатов по пояс в воде, глядя на свои тени со стервятниками на ветвях.Тени деревьев очень похожи на них, словно двойники, как двойник Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар в зеркале разлива. Недавно, ночью Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар услышал шорох и насторожился, подумав, что кто - то идет в сторону его курятника.Но он при свете луны увидел ёжика с малиновым носом, который бегал своими маленькими ножками по руинам глинобитных стен, в поисках сьедобного.Наконец ему улыбнулась удача и ежик поймал зеленого кузнечика. Потом начал есть его с большим аппетитом, чавкая своим маленьким симпатичным ртом.Ночь была настолько тихой, что можно было услышать даже хрусть кузнечика, ставшего потенциальной жертвой голодного ежа.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар знал, что мясо ежа целебное и оно может лечить грижу.Читатели хорошо знают о том, что Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара мучает старая паховая грыжа с величиной головы взрослого человека.Вот он и решил поймать ежа и лечиться народным средством в полевых условиях.Он взял лопату и побежал за ежиком.В свете сияющей луны его тень, удлинялась словно тень грешника у пламьи ада.Увидев свою длинную тень, Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар сильно испугался.Но бесплатное лекарство и желание лечиться народной медициной все же победило страх.Чтобы не упустить ежа Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар бежал что есть мочи и догнал маленького беглеца.

-Куда ты бежишь, маленький кабан с иголчатой шерстью!От смерти не убежишь!Я с тебя сварю вкусную шурпу, которая лечит мне паховую грыжу и геморрой! -крикнул Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар и чтобы отрубить голову ежа с размахом ударил лопатой изо всех сил и черенок лопаты сломался.А ежик в это время успешно эвакувировалcя и исчез в руинах.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар вернулся в свой тесный курятник и зайдя с трудом в него через проем, задумался, тайно завидуя настоящим поэтам гигантам и писателям великанам, которые не вмещались в свою необятную родину.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар не смог уснуть на голодный желудок.Он пошел на охоту среди ночи за сочными корнями деревьев.Но корней в окресностях найти было не возможно, так как все деревья зачахли из за отсутствии у них корней, которые сьел Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Абу Ишвафа Ибн Иффар.Он шел с корзиной в руках в сторону оврагов, пересекая ночное поле под звездным небом.Его дорогу освещала луна.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар шагал в тишине, еле волоча ноги от усталости и голода и ритмично шуршали его штаны, которые он соткал из многослойного бумажного мешка,найденной в развалинах колхозного амбара.Он, чтобы легче было ходить, решил пойти по рельсам железной дороги.Голодный и горбатый колдун Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар стал идти по рельсам, словно по безконечной леснице в никуда и на тебе, его ноги неожиданно застряли между рельсами.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар завыл от невыносимой боли, глядя в звездное небо, вздувая артерии на шее, как оборотень, который попал в серебрянный капкан.Не смотря на боль Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар старался как то вытащить свою ногу, но не смог.В свете луны он увидел кровь, которое сочилось из его ног.Самое страшное было то, что он попал в страшный капкан, которого невозможно было открыть или волочить его за собой, куда нибудь в автосервиз и там отпиливать чем - то.Этот капкан был самым тяжелым и гигантским стальным капканом в мире. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар знал о том, что по этой стальной дорогой ходят поезда и с бешенней скоростью.

-Какой я дурак а!Какой я идиот!Ну зачем я шел по этой адской железной дороге, зачем?!Все, теперь мне кажется чайхана, кронты.Скоро приходит поезд и... О, Боже, за что?!Что я тебе сделал плохого?!Ну обманул я маленька людей и грабил народные деньги в колоссальных размерах из госбюджета и купил себе особняк!Но ты меня наказывал однажды, загоняя в вонючий курятник, расположенный в руинах заброшенного хутора, где я до сих пор живу один, питаясь корнями деревьев!Разве можно так страшно и сурово наказать человека за ерунду?!О, больно мне и страшно!Помоги, Боже, пока не прискакали поезда и не сбили меня!Помоги, за мной не заржавеет, уверяю тебя!Освободи меня и я буду молиться тебе каждый день, каждый час, каждую минуту, каждую секунду, клянусь! -кричал он, глядя в лунное небо, где звезды спокойно и равнодушно сияли, точа свои лучи на белой точилке луны.Бог толи не услышал крик Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара, толи не хотел ему помочь.
Он молчал страшной тишиной.

-Господи!Если ты сейчас не поможешь мне, освободив мою ногу из этого гигантского стального капкана, то я уйду в оппозицию, то есть продам душу свою твоему вечному сопернику -дяволуууу, слышешь!Присоединюсь к атеистам -коммунистам, еретикам, чернокнижникам и буду бороться против тебя до конца своей жизни!-крикнул Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар в отчаянии.

Потом он усердно просил помощи у дявола тоже: -Дявол, а дявол!Ты слышешь меня?!Я знаю, что ты слышишь и видешь все это, но молча наблюдаешь за всем этим.Видешь, Бог мне не помогает.Ты то хоть помоги, за мной не заржавеет!

Освободи меня от этого капкана и я всю жизнь буду служить тебе, обманывая рабов твоего вечного соперника -Бога и день и ночь буду грабить народные деньги в колоссальных размерах различными способами, переправляя их на зарубежные оффшорные счета!Буду провоцировать воинов между мусульманами и христианами, меджу иудеями и буддистами так, чтобы эти наивные верующие истребляли друг друга, оставляя неверных, то есть нас!Я подожгу мечети!Взорву храмы и синагоги! Поверь мне, о дявол и помогииии! -просил он помощи у дявола.Но дявол тоже молчал.Видемо даже дявол не доверял Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару и не хотел протягивать ему костлявые и волосатые руки помощи.А время шло и невыносимая боль в ноге Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара все усиливалась.Его нога опухла с величиной телеграфной столбы и почернела. Грозила гангрена и ампутация. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар все плакал от боли и безнадежности, делая гримасу на лице.

-Даааа, атеисты -коммуняги оказались правы!Оказывается ни Бога, ни дявола не существует в этом мире!Я лучще прошу помощи у простых добрых и наивных людей.Наивные люди мне окажут реальную помощь, это я знаю... Знаюууу!.. и я сто процентов уверен в этом... -подумал Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар и начал кричать о помощи на всю глотку.

-Людиииии, помогитеееее!Я застрял мажду рельсамиииии!Ну кто нибуууууудь! -орал он голосом дикого человека.Но, до насиленного пункта было далеко.Никто так и не откликнулся на его крики о помощи. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар плакал в свой женский дырявый носовой платок, стонал, старался вытащить свою ногу из рельсов, но этого ему не удовалось никак.

А там, в разъезде, где горел свет, в будке стрелочника, звучала симфоническая музыка и там сидел стрелочник со своей любовницей, выпивая водку на брудершафт и страстно целуя ее в мягкие губы вместо закуски.

-Давай раздевайся, любимая, лучше ляжем на этот шаткий и порванный диван.А то на стуле не удобно как - то заниматься любовью - сказал стрелочник, спешно скидывая свои одежды.

-Нет, не сейчас, любимый.Я не хочу, чтобы твой диспетчер сново прервал наше занятие на самом сладком и страстном месте, как вчера.Проводим поезд и потом... - сказала любовница стрелочника.

-Да, ты не волнуйся, моя красавица, я уже выполнил заявку диспетчера, переключив стрелки и пусть едут себе поезда к едренаматери... Давай, снимай все свои одежди и быстро ложись на диван, моя душистая дивная роза -сказал стрелочник, торопя свою любовницу раздеться до гола.

-Тссс, ты слышешь, кажется кто - то кричить о помощи вдалеке -сказала любовница стрелочника, внимая ночной тишине.

-Да нет, что ты, моя несравненная и верная любовница.Это наверно гудят далекие поезда.Эх, как я люблю сонные крики полуночных поездов!Если честно, я ради этой романтики и стал стрелочником.Сижу в будке, в сумерках и гляжу через окно на сияющую луну и на несметные синие и рыжие звезды, замерая в восторге, в божественной волшебной тишине.А там, в далеке за рекой и за холмами слышу печальные переклички ночных поездов.Поезда уходят, ритмично стуча колесами по рельсу,отдаляются печальным криком, словно караваны осенних журавлей, кои тянутся к югу, как наши ушедшые из жизни друзья, как годы, которые уходят в прошлое, в вечность.Услышав их гудки я иногда тихо плачу -сказал стрелочник, глядя на канапатое звездное небо на сияющую луну, затупив свой задумчивый взгляд.

-Дааааа, ты рассуждаешь, как великие писатели и поэты. Какая я счастливая!Я благодарю Бога за то, что нашла тебя.Только в эти дни я начала жить по настоящему, благодря тебе.Почему я не встретила тебя раньше?Сколько лет я мучилась под одной крышей с этим придурком псевдопоэтом - импотентом Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффаром, который последние годы стал жить один в заброшенном хуторе в старом курятнике -сказала она и выключив свет начала раздеваться.

-О, вот это совсем другое дело -обрадовался стрелочник, рвя с помощью зубов полиэтиленовый пакетик импортного презерватива и они легли на шаткий старый, довоенный рваный диван.
В это время вдалеке Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар все кричал и плакал, зазывая людей на помощь.Он так сильно и долго кричал, что в конце концов он охрып. Потом вовсе потерял голос, словно немой.К этому времени с бешенной скоростью начал приближаться поезд. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар встретил поезд, тараща глаза от страха и он не успел даже крикнуть. Хурдиван Маъюс Бону бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара сбил поезд и уволок его тело, а голова горбатого подлого, завистливого и коварного колдуна покатилась вниз, где росла густая, высокая трава.



17/12/2014.

1:30 дня. г.Бремптон, Канада.

 

 

 
90646770 (235x265, 20Kb)

 

Холдор Вулкан

Член Союза Писателей Узбекистана

Ночная метель

(Посвящается моей внучке Дильнозе)



Бедные деревья, как птицы в клетке,
Бились, теряя перья, поредели.
И как свои давные, далекие предки,
Они в метели сильно поседели.

А двуногие спят в хижинах и бредят,
По поясь в снегу визжит трава.
Деревья в окна с ужасом глядят,
С треском горят  в камине дрова.



09/01/2017.
11:02 ночи.
Канада, Онтерио.

 

 

Анвар Обиджон (566x700, 45Kb)

Халқимизнинг севимли шоири ва ёзувчиси Анвар Обиджон 70 ёшда!


 

Шу кунларда ўзининг 70 ёшли таваллуд айёмларини нишонлаётган азиз устозимиз, элимизнинг ардоқли шоири ва севикли ёзувчиси, Ўзбекистон Халқ шоири Анвар Обиджон доимо юзидан нур ёғилиб тургувчи захматкаш, камтарин ижодкор ва барчага ибрат бўлгулик яхши ИНСОН десам, баайни ҳақ гапни айтган бўламан.


Эсимда, мен шеърларимни қўлтиқлаб, қайси газета редакциясига кирсам экан дея адабиёт кошонасининг остонасида мўлтираб юрган пайтларим Анвар Обиджон мени етаклаб "Шарқ юлдузи" журнали идорасига олиб кирганлар ва таниқли шоир Икром Отамуродга шеърларимни ўз қўли билан топшириб:- Икромжон, бу йигитнинг шеърлари анча мунча манаман деган шоирларнинг шеърларидан кам эмас.Иложи бўлса уларни журналларингда эълон қилинглар -деганди, ва шундан кейин менинг бир туркум шеърларим "Шарқ юлдузи" журналида илк бор эълон қилинган.


Анвар Обиджон шундай меҳрибон устоз.


Биз Анвар аканинг "Мешполвоннинг саргузаштлари" китобини ўқиб улғайганмиз.Айниқса унинг болалар учун ёзилган шеърлари ўзининг кулгига бойлиги, ўзига ҳослиги билан ажралиб турарди.


Ёз оқшомлари сувлар сепилган, райхонлар қулф уриб очилган ўзбек ховлиларидаги уй деразасида жойлашган оқ қора тасвирли телевизорлар экранидан:  Ғийт -ғийт ғийт ғийт ғийт ғит ғиииийт!Ғит ғит ғит ғит ғийт!деган мусиқа тараларкан, одамлар бир бирларини ва болаларини чақириб: -Келинглар тезроқ, Минатура бошландииии! -дея томошага чорлардилар.


Экранда Анвар Обиджон ёзган ҳажвиядаги майхўр, берет кийган "даҳо шохер" ролини ўйнаган машҳур Эргаш Каримов ва унинг сочлари узун, ғирт тентак, Мўтти деган алкаш шогирди ролини ўйнаган бухоролик ёш актер пайдо бўлар, уста шогирд элимизни кулдириб қотирардилар.


Кейинчалик Анвар Обиджон қадимий сартарошхона вайроналаридан ноёб тарихий адабий ёдгорлик - шоир уста Гулматнинг "Безгакшамол" девонини топиб олгани айниқса адабиётимизда улкан шов шувларга сабаб бўлди.


Анвар Обиджон ҳажвий ғазалларни шу қадар қиёмига етказиб ёзардиларки,адабиётшунос олимлар: -Ростдан ҳам тарихда уста Гулмат деган ғазалхон шохер ўтганмикин? -дея ўйлаб, ташвишга туша бошладилар.


Қуйида сартарош шоир уста Гулматнинг "Безгакшамол" девонига киритилган учинчи ғазални ҳукмингизга ҳавола қиламиз.Кулиб қотинглар.

 

 

Ғазал, рақам 3



Бешяғоч бозорида юрғон эдим тинглаб ғовур,
Бир мусофир сўрдиким, қайда дея Шайхонтовур.

Ман дедим: шундин юриб, шунғо бориб, шундоғ бурил,
Учрағай бир тўп бақа булбул бўлиб турғон зовур.

Кўфригин таслим этиб ўтғоч зовурдин нарига,
Тўғри юр ҳуштакфуруш аттори бор жойга довур.

Сўнг бурил чапроқ яна сертошу туфроғ кўчадин,
Тўхтама келгунча дуч лағмон чўзиб турғон повур.

Сан онинг лағмонидин уч-тўрт қулоч ютқон бўл-у,
Аста йўл сўрсанг кейин сўйлайди ростин, ҳайтовур...

Кетди ул қуллуқ ила, боқсамки – чўнтак қуп-қуруқ,
Вайсатиб Гулматни, ваҳ, картмонни урди киссавур.


1981 йилда тикланди.



Устоз, 70 ёшли юбилейингиз муборак бўлсин!

Илоҳо, юз ёшли таваллуд айёмингизни ҳам халқимиз билан биргалашиб нишонлайлик!

Ҳурмат билан, Холдор Вулқон.

 

 

Said_Ahmad (250x291, 26Kb)Саид Аҳмад

Ўзбекистон қаҳрамони,

Ўзбекистон халқ ёзувчиси.

Уста Гулматнинг мирзоси.


Баъзан адабиётга илимилиққина бўлиб кириб келганлар учрарди. Бу хил ёзувчилар умр бўйи биронта ўқувчининг қалбини иситолмай ўтиб кетади. Китобхон юрагига ҳарорат беролмайдиган ижодкор эси борида этагини йиғиштириб, бошқа тирикчилик пайига тушгани маъқул.

Адабиётга оловдек ёниб кирганлар бор. Ижод оламини ана шулар ёритиб турипти.

 

 

Безгакшамол.

 

 

Подробнее...