Поиск

Холдор  Вулкан

28  глава  из  романа  «Юлгун»

 

Тракторист  по  имени  Пахтаплан

 

 

В  Таппикасод   пришла  весна. Не  во  сне,  а  наяву.
- Чка - ди -ди - ди -ди! Чка - ди -ди - ди -ди! - пели  птахи  на  высоких  тополях в   садах, огороженных  чаврой (чавра - изгородь  из  ветвей  и  хворостины). Берега  реки  тоже  покрылись  зеленой  травой,  зелеными  зарослями  и  камышом. У  оврагов  и  на  лужайках  цвели  бесчисленные  одуванчики,   жёлтой россыпью на зеленом  живом  ковре. Даже  шкаф-квартира  Далаказана, расположенная на  берегу  реки,    похорошела среди  весенних  зарослей, сквозь которые  в  лунной  ночи тянулась зигзагом тропа,  похожая  на  белую  змею.

 

 

 

Подробнее...

 

 

 

 

 

...

 

Фото УзА

 

Фото УзА

 

Народный поэт Узбекистана Джуманияз Джаббаров

Понедельник, 13 декабря 2010




Узбекская литература и искусство понесли тяжелую утрату. 13 декабря 2010 года на 80-ом году жизни скончался известный писатель, народный поэт Узбекистана Джуманияз Джаббаров.


Дж.Джаббаров родился в 1930 году в Касанском районе Кашкадарьинской области. В 1952 году закончил Ташкентский государственный университет (ныне Национальный университет Узбекистана).


Трудовую деятельность он начал в 1953 году заведующим отделом журнала “Шарк юлдузи”. Работая на таких ответственных должностях, как главный редактор журнала “Гулхан”, заместитель главного редактора газеты “Узбекистон овози”, директор издательства литературы и искусства имени Гафура Гуляма, внес весомый вклад в развитие отечественной печати и литературы.


Известный поэт на протяжении многогранной 60-летней творческой деятельности своими поэтическими книгами “Воспевая Родину”, “Дыхание весны”, “На пути к цели”, “Эхо гор”, “Песня родной земли”, “Утренние грёзы”, “Вера”, драматическими произведениями на актуальные темы, художественными переводами самых лучших образцов мировой классики занял достойное место в узбекской литературе. Особенно в годы независимости он снискал уважение многих поклонников литературы своими высокохудожественными стихами и песнями, воспевающими Родину, свободную и созидательную жизнь нашего народа, счастье и любовь человека, публицистическими статьями о самоотверженном труде наших современников, широкомасштабных реформах и преобразованиях в стране.


Джуманияз Джаббаров и как талантливый организатор активно участвовал в общественной жизни, проявил самоотверженность в широкой пропаганде национальной идеи, воспитании молодежи в духе любви и преданности Родине. В течение многих лет он работал литературным консультантом Союза писателей Узбекистана, был наставником десятков молодых дарований.


Заслуги Джуманияза Джаббарова в развитии узбекской литературы достойно оценены государством. Ему были присвоены почетные звания “Заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан” и “Народный поэт Узбекистана”, он награжден орденами и медалями.


Память об известном поэте, заботливом наставнике, скромном и замечательном человеке Джуманиязе Джаббарове навсегда сохранится в наших сердцах.

 

 

 

И.Каримов, И.Собиров, Д.Ташмухамедова, Ш.Мирзиёев, А.Арипов, Х.Султанов, А.Орипов, Б.Алимов, Я.Ахмедов

 

 

Источник: УзА – Национальное информационное агентство Узбекистана

 

 

 

Менинг  Ўзбекистон ёзувчилар  уюшмасига  аъзо бўлганим  муносабати  билан  уюштиган  зиёфатимга кўпчилик  ёзувчи  шоирлар  қатори  Ўзбекистон  халқ шоири  Жуманиёз  ака  Жабборов  ҳам  Ўзбекистон  халқ  шоири  Нормурод  Нарзуллаев билан  келиб,  то  охирги  мехмонни  кузатгунимча  ёнимда  қўл  қовуштириб  турган  эдилар. Энди  иккалалари  ҳам  раҳматли  бўлиб  кетдилар. Ўзларини  катта  олмай,  зиёфатимда  иштирок  этган  у  бағри  кенг  устозларимизнинг  жойлари  Жаннатдан  бўлсин!Мен  уларни  ҳеч  қачон  унутмайман.

 

Холдор  Вулқон

 

 

 

 

 

File:2012-03-05 Владимир Путин, Федор Емельяненко.jpeg

 

«Я сам в армии не раз дрался, приходилось стоять за себя. Вы знаете, если бы оскорбили бы моего близкого, родного человека, то я бы тоже применил силу. Надо разбираться в конкретной ситуации. Но есть вещи, которые нельзя спускать. По отношению к себе можно и промолчать, а когда оскорбляют твоего близкого человека, здесь уже извините меня», – заявил спортсмен.

Емельяненко: Смерть Агафонова – случайность



Смерть 19-летнего Ивана Агафонова, погибшего от удара самбиста Расула Мирзаева, является «скорее случайностью, чем умыслом», а само дело – бытовой ситуацией, раскрученной до масштабов страны, считает российский боец смешанных единоборств Федор Емельяненко.


«Я думаю, что в этой ситуации нужно еще хорошо разобраться, что там на самом деле произошло. Я слышал разные мнения людей и версии происшедшего. Также я был в сборной России и общался на эту тему с ребятами – у всех разное мнение и разная информация. На телевидении и в СМИ говорится одно, а что произошло на самом деле, мало кто знает. Мое мнение такое: если ты владеешь единоборствами, то нужно очень аккуратно подходить к этому. Но то, что произошло, скорее случайность, чем умысел», – сообщил Емельяненко, передает РИА «Новости».


По его мнению, это «бытовая ситуация, которую раскрутили до масштабов страны». «Я сам в армии не раз дрался, приходилось стоять за себя. Вы знаете, если бы оскорбили бы моего близкого, родного человека, то я бы тоже применил силу. Надо разбираться в конкретной ситуации. Но есть вещи, которые нельзя спускать. По отношению к себе можно и промолчать, а когда оскорбляют твоего близкого человека, здесь уже извините меня», – заявил спортсмен.


Как сообщала газета ВЗГЛЯД,  ранее главное следственное управление СК России по Москве опровергло сообщения об утере основного доказательства по делу Расула Мирзаева.#{bigimage=548414}


В среду представитель потерпевших Оксана Михалкина сообщила, что диск с оригинальной видеозаписью конфликта между Расулом Мирзаевым и Иваном Агафоновым оказался испорчен.


В тот же день стало известно, что дело Мирзаева следствие направит в суд с квалификацией по более тяжелой статье, чем в первый раз.


Напомним, 15 августа прошлого года в центре Москвы у ночного клуба «Гараж» между самбистом Расулом Мирзаевым и студентом Иваном Агафоновым произошел конфликт, в ходе которого Мирзаев ударил Агафонова в челюсть. По рассказам очевидцев, пострадавший упал и ударился головой об асфальт, после чего 15 минут пролежал без сознания. Позднее вскрытие показало, что удар об асфальт раздробил Агафонову мозжечок.


Мирзаев утверждает, что он ударил Агафонова, который был выше и значительно тяжелее, из-за того что тот приставал к его девушке. Последняя подтверждает это. В свою очередь друзья погибшего заявляют, что тот действительно хотел познакомиться с девушкой, но делал это в рамках приличий.


После смерти в больнице Агафонова об этой истории стало известно СМИ, дело вызвало широкий резонанс. Через некоторое время Мирзаев сам пришел с повинной в милицию.


Однако арестовали его только со второй попытки: первая судебная инстанция приняла решение об освобождении его под залог в 5 млн рублей. Однако в Мосгорсуде посчитали, что Замоскворецкий суд поверхностно подошел к рассмотрению материалов, и вернули Мирзаева под стражу.


2 января этого года обвинение было переквалифицировано на ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), предусматривающую наказание до двух лет заключения. Это позволило судье освободить Мирзаева под залог. Но уже после того, как залог в 100 тыс. рублей был переведен на банковский счет суда и обвиняемый ждал решения о своем освобождении, Мосгорсуд рассмотрел кассационную жалобу прокуратуры и родственников погибшего, которую в итоге и удовлетворил. Решение Замоскворецкого суда об освобождении Мирзаева под залог отменено, спортсмен остался за решеткой. А через два дня обвинение снова было переквалифицировано на более тяжкую статью 111 УК.

 

 

Источник: - Деловая газета «Взгляд»

http://www.vz.ru/news/2012/6/14/583769.html

 

 

 

 

 

Холдор  Вулкан

 

 

27  глава  из  романа  "Юлгун"

 

 

 

Библиотека  в  селе  "Таппикасод"

 

 

После  того,  как  Гурракалон  проводил  гостей,  которые,  выбравшись  из-под  обломков  шкафа-квартиры  соседа  бизнесмена  разошлись по домам,  он помог  Далаказану  поднять  наверх   сломанный  шкаф  и  восстановить его. После  восстановления  шкаф   потерял  свой  прежний  вид,  но,  несмотря  на  это,  Далаказан  был  рад  и  поблагодарил  Гурракалона  за  оказанную им  добрососедскую  помощь.
- Ты  знаешь,  дорогой  сосед, почему  твоя  шкаф-квартира  потерпела крушение? - спросил  Гурракалон. 
- Нет - ответил  Далаказан.
- Это  от  того,  что  ты  хотел  открыть  в  нем  публичный  дом. Вот  почему  ты  свалился  в овраг. Это  в своём роде  предупреждение  Бога. Чтобы  избавится  от  неудач, тебе надо сначала  хорошенько  отдраить  полы в своей шкаф-квартире  и  окурить  её   исыриком (ладаном),  после  чего  сделать  "худойи",  угостив  местных  стариков  пловом. И тогда твои  дела  пойдут  вверх. Я думаю,  в  твою шкаф-квартиру  поселился  шайтан  - сказал Гурракалон,  делясь советом со своим соседом.
- Да? Ну  спасибо,  Гурракалон-ака,  за  добрый  совет. Вы  правы,  я  сегодня  же  начну  расчищать  свою  квартиру,  окуривая  её дымом  исырыка,  и  позову  стариков  из  мечети   на  "худойи",  чтобы  угостить  их  вкусным  пловом – поблагодарил соседа  Длаказан.
И добавил:
- После этих  процедур  я  открою  в  своей квартире  весьма  прибыльное  учреждение.
- Какое учреждение,  если  не  секрет? - спросил  Гурракалон.
- А Вы не будете смеяться? - спросил    Далказан, отвечая  вопросом  на  вопрос.
- Нет - сказал  Гурракалон.
- Тогда  слушайте.  Я  хочу  построить  в  своей  квартире  платный  общественный  туалет.

 

Подробнее...

 

Холдор  Вулкан

26  глава  из  романа  “Юлгун”

Свадьба

 

Зимой  многим людям,  особенно  колхозникам,  обычно  делать  нечего,  поэтому  на  свадебный  вечер  Гурракалона  с  Фаридой  собралось  много неприглашенных гостей.  Толпа  гостей  лилась  во  двор  рекой с  шумным  водоворотом, а  дети  кричали,  словно  стая  береговых  чаек. Гогот  карнаев  и  звук нагары  сотрясал  ночной  холодный  воздух. На  улице  у  горящего  костра  танцевали  мужчины, среди которых был  Далаказан, который, кружась  как  смерч,  плясал  с  огромным  своим  шкафом  на  спине. Во  дворе  за  столом  сидели  гости,  которые   желали  Гурракалону  с  Фаридой  счастья,  благополучия,  много  детей и долгую  жизнь.   Пили  водку, закусывали, ели  плов,  разговаривали  и,  шутя  друг  с  другом,   громко  смеялись. Вдруг  дети  побежали  на  улицу  с криком:
- Огзилахат Тахтакахатовуч  приехал! Урра-аа-аа!
За  детыми  последовали  и  взрослые  во  главе  с  Гурракалоном,  который  должен  был с  почтением встретить знаменитого  певца, приехавшего за  солидным  гонораром. Выйдя  на  улицу, Гурракалон  увидел  машину  "Москвич"  старого  образца,  с  квадратным  салоном. Над  автомобилем  возвышались огромные  чёрные колонки,  похожие  на  сундуки,   которые были прикреплены веревками  на  верхнем багажнике,  чтобы  они  не перевернулись  и  не  свалились  по  дороге. Из  салона  вышел  молодой  певец Огзилахат  Тахтакахатовуч.  Когда  он  улыбался, его золотые зубы сверкали как кошелек, набитый  драгоценностями,  при   свете  костра,  который  пылал  на  улице. Певец  был низкорослым и толстым. Голова  его была  маленькая, как  у  гуся. Его бритая  физиономия,  маленький  подбородок  и  лицо,  подкрашенное  косметикой,  блестели  как  стекло. На нём были белая рубашка, черный  пиджак и   такие же  брюки. На  шее  у  него  висел  огненно-красный  галстук. Певец  Огзилахат  Тахтакахатовуч,  судя  по  одежде,  был  скорее  похож на мелкого  чиновника, чем на  певца. Он  бережно поправлял  мизинчиком  рано  поседевшие  волосы,  которые  он  покрасил  в  темно-черный  цвет.
- Ассаламалейкум,  Гурракалон-ака,  ассаламалейкум! Тойлар  мубарак! – сказал певец  Огзилахат  Тахтакахатовуч,  приложив к груди правую руку  с  золотым  перстенем.
- Валаейкум  ассалом, уважаемый  Огзилахат Тахтакахатовуч,  спасибо,  что  пришли,  добро  пожаловать – приветствовал певца  Гурракалон.
Поприветствовав толстого певца с  чересчур  маленькой  головой,  он   повел  его во  двор. Низкорослый  и  толстый  певец  Огзилахат Тахтакахатовуч  шел  по дорожке  из  белой  ткани  похожей  на  саван,  шагая  высокомерно,  словно  вождь дикого племени. Спереди  и  сзади  него проворно семенили его  телохранители  в  чёрных  очках, жуя жвачку  и пристально оглядываясь вокруг. Когда певец  Огзилахат Тахтакахатовуч дошел до чорпаи,   приготовленной  для  музыкантов, ведущий  обратился к нему с приветствием:
- Вот и  наш  многоуважаемый,  всемирно  известный  певец  Огзилахаааат  Тахтакахатовууууч! Прошу  всех  встать! Ваши  аплодисменты, господа! Добро  пожаловать, господин  певец! – сказал  он.
Гости  стоя  зааплодировали  певцу. Потом  расселись по местам. Певец тоже сел на приготовленное ему место. Пока он пил чай, который тщательно  проверили  его  телохранители  в  передвижной  лаборатории, прибежали  музыканты с  колонками  на  спине  и  с тяжелыми  сумками  в  руках. Они  быстро  установили  усилитель с огромными  колонками,  похожими  на  черные  сундуки,  а  ведущий  продолжал  хвалебную речь   в  адрес  низкорослого  толстого  певца  с  чересчур  маленькой  головой:
– Нет  в  мире  равных  нашему  великому  певцу  господину  Огзилахату  Тахтакахатовучу,  который  своим  могучим  голосом  может  заглушить  сотни  микрофонов  и  самых мощных  динамиков! Господин  Огзилахат  Тахтакахатовуч  специально поет  вполголоса,  чтобы  из  ушей  слушателей не  начала сочиться  кровь  от  его  пронзительного  пения! Теперь  под  Ваши  аплодисменты  я  с  особой  радостью  и  гордостью  приглашаю величайшего  певца  современности  Огзилахата Тахтакахатовуча  на  сцену! – объявил  он,  присоединяясь  к  аплодисментам  и  приветливо  улыбаясь  Огзилахату  Тахтакахатовучу. Тот  поднялся  на  сцену, держа  в  руках  японский  микрофон  без  проводов, потом  долго поздравлял   Гурракалона  с  Фаридой.
– Дорогие  Гурракалон-ака  и  Фарида-апа! – сказал он.  Любовь,  словно  смерть,  не  смотрит  на  возраст! Она  приходит,  подкрадываясь,  словно   диверсант,  который  ночью  нелегально  пересекает  священные  границы  нашей  страны,  которой  вот  уже  четверть  века   неустанно  правит  наш  мудрый  Юртбаши! Я  желаю  Вам  обоим  долгую  жизнь, много  детей, и,  конечно,  денег! Потому  что  без  денег  человек -  никто! Точнее  говоря,  деньги - это  дерьмо,  но  человек  без  денег  хуже  дерьма! И ещё  я  хочу,  чтобы  ваши  дети  и  внуки  тоже  стали  сапожниками,  как  вы  Гурракалон–ака! Почему? Да  потому  что  в  нашей  стране  профессия  сапожника  ещё  веками  будет  в  почете,  так  как  наши  соотечественники  относятся  к  обуви  с  особой  экономностью,  то  есть  они  носят  её,  ремонтируя  вновь  и  вновь, не считая нужным  покупать  новую! Зачем  покупать новую обувь,  тратя  лишние  деньги  из  семейного  бюджета,  когда  есть  возможность  отремонтировать её  и  носить  на  здоровье? Вот  буквально  вчера  наш  многоуважаемый  Юртбаши  назвал  Новый  год  годом  семейного  благополучия!  Вдохновившись  словами  нашего Юртбаши,  я за одну  ночь  сложил много новых  песен -  целый  альбом! Я  хочу  сейчас  на этой  сцене спеть  коронную  мою песню  из  этого альбома! Песня  называется  “Юртбашим!”...
С этими словами  Огзилахат  Тахтакахатовуч  запел  надрывным  женским  голосом  песню,  посвящённую главе  государства.

- Ой  Юртбаши,  мой  Юртбаши!..
Ой  Юртбашимееееей,  воееееей  Юртбашиииыыым!..

Тут  неожиданно  отключили  свет,  и  голос  великого  певца Огзилахата  Тахтакахатовуча  куда-то  пропал. То  есть  в  свете  холодной  луны  гости  видели  только  его  губы,  которые  жалко  шевелились, как  губы  верблюда,  который  жуёт  листья  саксаула  в  голодной  степи  Мирзачуля,  но  голос  его  не  слышали.
- Эх,  черт,  только  этого  не  хватало – нервно  пробормотал  Гурракалон,  сверкая  глазами  в  темноте. 
После  этого  двор,  где  проходил  свадебный  вечер,  пришлось  освещать  допотопным  способом,  то  есть  зажгли  огромные  факелы,  сделанные из  старых  матрацев, обмакнутые  в  керосин. Это  выглядело  романтично. Гости  двигались  со  своими  огромными  тенями  в  покрытом  шпалерами для  виноградной  лозы помещении, похожем  на  пещеру,  как  в  каменном  веке. Многие  гости,  набравшись  лишнего, захмелели  и  начали  петь  лучше  того  певца-подхалима Огзилахата  Тахтакахатовуча,  который  обманывая  слушателей,  пел  свои  дурацкие  песни  под  фонограмму,  давая  большие  концерты  в столичных  дворцах  культуры. В  это  время  один  из  пьяных  гостей  подошел  к  сцене  и  ударил  ногой   по  заднице певца-подхалима Огзилахата  Тахтакахатовуча.
- Слава  Богу,  что  вовремя  отключили  свет. А то  ты,  козел,  надоел  со своей  песней,  которую  ты  посвятил  своему  Курбаши,  подхалим  несчастный! Ты что,  не  можешь,  что  ли,   жить  нормально,  не подхалимничая  каждую секунду. Вот  из-за  таких,  как  ты,  эти  чиновники  чувствуют  себя  властелинами  и  угнетают  свой  собственный  народ, воруя  народные  деньги  в  колоссальных  размерах,  ускользая  при  этом  от  рук  правосудия и   оставаясь  безнаказанными! Из-за  таких,  как  ты,  нет  у  нас  демократии  в  обществе! Кругом  диктатура! Лютует  коррупция! Страдает  народ! -  сказал  он. 
Певец  подхалим   Огзилахат  Тахтакахатовуч  отскочил,  схватившись  за  задницу, и  велел  своим  телохранителям  в  черных  очках  немедленно  убить  гостя – врага  народа,   который  поднял  на  него  не только  голос, но  и  ногу. Телохранители бросились  на  гостя,  и  завязалась  драка. Гость  оказался  каратистом  четвертого  разряда.  В  считанные  минуты  он  уложил  на  землю телохранителей певца-подхалима Огзилахата  Тахтакахатовуча. Потом  он  подошёл к  певцу-подхалиму  Огзилахата  Тахтакахатовучу, с презреньем плюнул ему в глаза и спокойно  направился к воротам. Гурракалон попросил прощения у певца-подхалима Огзилахата Тахтакахатовуча за то, что так получилось. Певец-подхалим Огзилахат  Тахтакахатовуч  вышел на  улицу   в  окружении  своих  телохранителей  и,  увидев  там страшную  картину,  зарыдал. Оказывается, кто-то спустил воздух из колес  его служебной машины “Москвич”  с  квадратным  салоном. И как назло, аккумулятор  тоже  украли. Хорошо,  что  оставили хоть  раму  с  кабиной.
- Не  расстраивайтесь,  господин Огзилахат  Тахтакахатовуч. Я  сейчас  скажу  своему  соседу  Далаказану,  и  он  отвезет  Вас   в  город  в  своем  шкафу – сказал  Гурракалон, успокаивая  певца-подхалима Огзилахата  Тахтакахатовуча.
Тот,  продолжая  горько  плакать,  залез  в  шкаф  Далакзана  вместе  со  своими  телохранителями. Музыканты прикрепили  веревками  огромные  колонки,  похожие  на  сундуки,  над  шкафом  Далаказана  и  тоже  забрались  в  шкаф.
– Хоп  тогда,  хайр-маъзур, спасибо,  что  пришли  на  нашу  свадьбу – сказал  Гурракалон,  прошаясь  с  ними.
Босиком,  скрепя  по снегу,  Далаказан  побежал  со  своим  шкафом  на  спине,  громко  крича:  
- Жиииить  жить -житталалалу - лалулааааа! - Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа!
Он  бежал  над  крутыми  оврагами под  светящей  луной,  отдаляясь  все  дальше  и  дальше.
– Как  хорошо  когда  есть  у  человека  хороший  сосед,  который  в  тысячу  раз  лучше  любых  ненадежных и  неверных  друзей – подумал  со  вздохом  Гурракалон.
Но  не тут-то  было. Далаказан  неожиданно  потерял  равновесие, так как  огромные  колонки над  шкафом,  похожие  на  сундуки,  сдвинулись   в  сторону,   и  он  побежал  боком  в  сторону  глубоких  оврагов. На  спуске  Далаказан  всё  же  смог  удержать  равновесие,  но  не  смог  остановится. Когда  его  ноги  коснулись  поверхности  покрытой льдом  реки,   он  начал со  шкафом  на  спине скользить  по  льду, словно  фигурист.  Чтобы  сохранить  равновесие,  он  попытался  сделать  тулуп  с  пируэтом,  как  это  делают  фигуристы на  соревнованиях по фигурному  катанию. Поскольку  в  шкафу  находилась  команда певца-подхалима Огзилахата Тахтакахатовуча, то  ему  это  не  удалось  сделать. Скользнув по льду  на  большой  скорости, он ударился  о  береговую  скалу,  и  его  шкаф сломался.

 

 

 

 

 

 

Холдор  Вулкан

25  глава  из  романа  "Юлгун"

Публичный  шкаф  Далаказана

 

 

После  завтрака  Гурракалон  залез  на  крышу дома,    чтобы  очистит  снег.   C  крыши окрестность была  видна  как  на  ладони  так  как  утренний   туман  уже  успел  рассеяться  и  превратиться  в  иней,  который  украсил  ветви  деревьев. Работая усердно  Гурракалон,  вдруг снова  услышал  знакомый  крик  Далаказана  и  обернулся  в   сторону,  где  стоял  дом-шкаф соседа-купца, который на  прошлой  неделе  обанкротился. Он  увидел  Далаказана,  который    стоял  на  крыше  своего  шкафа и менял  вывеску.
- Бог в помощь,  Далаказан! - поприветствовал  соседа  Гурракалон,  приостановив  работу.
- Спасибо, Гурракалон-ака!
- Ну,  как  у  тебя  дела,  сосед?
- Ничего,   не  жалуюсь. Вчера  приезжал  один  низкорослый  криворукий, который  торгует  идеями. Он предложил мне  свою  услугу. Есть, грит,  уникальная  идея. Правда  она   немного  дороговата,  но  её стоит  купить.
- Я  говорю, дык давай,  вкладывай, кто  не  рискует, говорю, тот  не  пьет  шампанского. Он,  грит,  сначала  гони  бабло. Я  говорю,  не волнуйся  на  счет  валюты,  я  честный, добропорядочный  гражданин   своей  отчизны. Короче  говоря,  мы   договорились  с  ним  о  цене,  я  заплатил  ему честно  по  курсу  последними  деньгами  своими,  которые  хранил  во  внутреннем кармане  своей  майки. Он  положил  уплаченные  мною  деньги  в  свою шапку-ушанку  из  кошачьей шкуры. Потом  продавец  идеями  надел  шапку  на  голову  начал делиться своей идеей, ты, грит, Далаказан, открой  в  своем  шкафу  публичный  дом  и    быстро  разбогатеешь. Для  этого, грит,  сначала  надо  будет  разрекламировать это дело, развесив объявления  на  стенах  и  в  подъездах  жилых  домов по всему городу,  а  также  на  деревьях  и  столбах,  разумеется,  на  автобусных  остановках,  прилавках  базара и  на  стенах  сауны.   За  исключением, грит, зданий  хокимията,  прокуратуры и  отделений  милиции. Я  согласился  с  торговцем  идей  и,  вот  меняю  вывеску.
Поскольку  текст  рекламы  был  написан  крупными  буквами,  Гурракалон  смог  прочитать его  с  расстояния: "Далакозон  номидаги  исловатхона",  что в  переводе  означало   "Публичный  дом  имени  Далаказана".
- Ну,  что  же, сосед  - сказал  Гурракалон - поскольку  я  не  бизнесмен, то по поводу публичного дома  никакого  совета  дать  не могу. Ты  только  не  опоздай  завтра  на  нашу  свадьбу.
- А как же,  конечно. Обязательно  буду  присутствовать  на вашей  свадьбе,  Гурракалон-ака  и,  потанцую  с  удовольствием. У  меня  есть ваше  «ПРИГЛАШЕНИЕ» - сказал  Далаказан.
- Спасибо,  дорогой  сосед - поблагодарил  Гурракалон  и  продолжил  работу.
Внизу  Фарида  с  Ильмурадом  убирали  снег,  который  кидал  с  крыши  Гурракалон. За время, которое они  чистили  от  снега  крышу  и  двор, они проголодались  и  устали. Мекоил  с  Зулейхой  играли,  катаясь  с  горки  на  санках  и  звонко  смеясь. Фарида  приготовила  обед,   пожарив  картошку  с  мясом,  и  позвала  членов  семьи  к  столу.
-  Ильмурад, сынок, ты,  это самое,  позови  нашего  соседа  Далаказана  тоже  на  обед,  - сказал  Гурракалон.
Ковыляя  на  одну  ногу,  Ильмурад вышел  на  улицу  и  позвал  на  обед  Далаказана,  который  менял  вывеску  над  своим  шкафом.
- Спасибо,  я  залечиваю  свой  хронический  гастрит  с  помощью  голодания - сказал  Далаказан,  продолжая  работать.
Семья  села  за  стол  и  начала  обедать   с  большим  аппетитом. Снега  во  дворе  было  так  много,  что  им  пришлось  трудиться  и  после  обеда,  до  самого  вечера. Наконец,  они  очистили  двор   от  снега  и  прикрыли  брезентом построенную  когда-то  из  арматуры  и  труб  шпалеру  для  виноградной  лозы.  Получилось укрытие, под которым можно  было  проводить  свадьбу  в  любую  погоду.
- Вот, теперь  мое  сердце успокоилось. Мы  успели  подготовиться  к  свадьбе  и  приему   гостей. Завтра у нас двойной  праздник. Сыграем  свадьбу  под  Новый  год. Люди,   наверное,  уже  шатаются по  улице  пьяными,   начав  празднование  новогоднего  вечера  на  день  раньше. Ох, как   я  волнуюсь,  Фарида - сказал  Гурракалон.
- Я  тоже - ответила  Фарида.
Наконец  наступил  вечер,  и  сразу  после  ужина  семья  легла  спать. Гурракалону,  как  будто  не было   на  свете  другого  человека,   снова  приснился  Далаказан,  который  во сне  явился  на  свадьбу  Гурракалона  с  Фаридой  и танцевал на музыку "Кштака  кштак  ротонла". На  свадьбе  присутствовал  один  инспектор  из  санэпидемнадзора,  который   неожиданно    остановил  музыкантов. Когда  стихла  музыка,  он  взял  микрофон и  начал  говорить  громким  голосом:
-  Уважаемые  гости! Причину  экономического  кризиса в нашей  многострадальной  стране   нужно  искать  в  нелегальных  учреждениях,  владельцы  которых богатеют  стремительно, не  уплачивая  налоги  государству. Ярким  примером  этому  служит  вот  этот  передвижной  публичный  дом,  владельцем  которого является  господин  Далаказан. У  меня  есть  вопросник,  и  я  задам  несколько  вопросов  товарищу  бизнесмену:
- Гражданин  Далаказан, скажите  мне,  пожалуйста,  Вы  обеспечиваете  своих  клиентов  противозачаточными  средствами, то  есть,  культурно   говоря,  презервативами? - спросил  инспектор  из  санэпидемнадзора.
Далаказан  покраснел  от  стыда,  стоя  на  танцплощадке  с  огромным  своим  шкафом  на  спине,  словно   гигантская  галапагосская черепаха. Потом  сказал:
- Знаете,  у нас  клиенты  сами  приносят  собой,  как  их  там... ну,  эти...  привезративы - обяснил  Далаказан. 
- Вот,  пожалуйста,  полюбуйтесь. Вот  такое  у нас  истинное  лицо  нашего  общества! Представляете, владелец  публичного  дома  не  может  правильно  произнести  слово  "презерватив". Полная  безграмотность! Я  лично  не  буду  ходить  в  такое  сомнительное  заведение,  даже  если  мне  дадут  мешок  золота. Опасаюсь  прихватить  триппер   или  сифилис,  на  худой  конец! Я  не  хочу  заболеть  чесоткой! Теперь  второй  вопрос:
- Ну,  черт  с  ним,  что  у  вас  не  оказались  презервативов. А есть у вас хотя бы  врач- терапевт?! - спросил  инспектор  из  санэпидемнадзора.  Далаказан  задумался  и  снова  покраснел.
- А  как же,  Господи  Боже  мой,  конечно  есть,  то  есть  был. Болотников  Сан  Санич. Врач  ветеринар. Правда,  он  сейчас  лежит  в  больнице,  заболел  спидом - сказал  Далаказан.
Услышав  это,  инспектор  из  санэпидемнадзора  ошалел.
- Ничего  себе! Врач  публичного  дома  заболел  спидом?! - сказал  он  возмущённо.
- А  что,  вы  думаете,  врачи  железные? Они  такие  же,  как  и  мы. То  есть  имеют  права  иногда  заболеть  неизлечимой  болезнью - сказал  Далаказан.
- Не-е-ет,  это  дело  нельзя  так  оставлять. Я  сейчас  же  опечатаю  дверь  и  закрою  этот  несчастный  притон,  пока  не  распространилась  эпидемия - сказал  инспектор  из  санэпидемнадзора,   быстро  вынув  из  внутреннего  кармана  своей  полосатой  пижамы  бумагу  с  ручкой. Но  тут  открылось  дверь  публичного  шкафа  и  оттуда   выпрыгнул  выдающийся  сапожник ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум, который  вытащил  из  голенища  своего  сапога  кнопочное  шило. Потом  по машинально  ударил  шилом  инспектора  из  санэпидемнадзора  в  область  гортани. Тот  успел отскочить, и великий сапожник ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум   промахнулся. Хорошо,  что  в  конфликт  вмешался  Ильмурад, который стал умолять   Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касума  не  портить  свадьбу и не убивать зверски  инспектора  из  санэпидемнадзора. Только  после  этого  Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум немного  успокоился  и,  забравшись  обратно  в  публичный  шкаф,   закрыл  дверь. Из шкафа-притона   снова  начали  доноситься  пьяный  смех  и  эротические  стоны  местной  проститутки. Вновь  заиграл  оркестр  и  под  веселую музыку  "Кштака  кштак  ротонла"  начал  плясать  Далаказан  с   деревянным  своим  панцирем,  вращаясь,  словно  смерч  в  пустыне. Но  инспектор  из  санэпидемнадзора  успел  позвонить  куда  следует,  и  приехала  группа  захвата  на  БТРах.
- Свадьба  окружена! Преступник  Далаказан,  выйдете  по  хорошему  с  поднятыми  руками! Сопротивление бесполезно! В случае неповиновения, будем стрелять на  поражение! - сказали  в  рупор.
Тут  открылась  окно  шкафа  с  решетками  и  оттуда,  высунув  шею,  закричал   Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум:
- Не  бойся, Далаказан! Стой  среди  толпы,  и  эти  гады  не  смогут  открыть  огонь  по  мирным  гражданам нашей  страны! 
Потом  он спрыгнул  из  окна  вниз и  взял  в  заложники  инспектора  из  санэпидемнадзора,  подставив  к  его  горлу  остриё  кнопочного  шила.
- Эй,  вы  там,  менты  поганые! Слушайте  меня  внимательно! Если  через  полчаса  не  обеспечите  нас  самолетом  и  деньгами  в  количестве  двух  миллиона  долларов  США  и  не  предоставите нам  коридор  то  вашему  инспектору  из  санэпидемнадзора - конец! Я  заколю его  как  свинью! Слово  сапожника! - предупредил  силовиков  Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум.
- Ххе,  пухахааа!Хувахааах! Иш  ты  размечтался,  террорист  голодранец! Сапожник  несчастный! Ты  думаешь,  мы  выполним  твои  требования?! Да  мы  скорее  расстреляем  всех  этих гостей,  но  ни за что  не  вступим  в  переговоры  с  такими  людьми  как  ты! На,  получай  два   миллиона  долларов  США  с  коридором! Огонь! - прозвучал  голос  с  улицы,   и  началась   стрельба  из  минометов, установленных  в  БТРах.  Гости,  которые  сидели  за  свадебным  столом  начали  в  панике  разбегаться,  но  солдаты  расстреливали  их как куропаток. Уцелевшие  гости  начали  скрываться,  кто  в  коморке,  кто  в  коровнике,  а  кто  в  сортире. Но  подвыпившие  солдаты  находили  их  и  расстреливали  боевыми  патронами из  автомата  "Калашников".  Они  не  пощадили  даже  ни в чем  не  повинных  детей  и  беременных  женщин,  которые  пришли  на  свадьбу,  чтобы  поздравить жениха и невесту.  Далаказан  тоже  не мог  выбраться  из  окружения  и  снаряд,  который  был выпущен из  гаубицы,  попал  в  его  публичный  шкаф,  и  он  вместе со  шкафом  и  своими  клиентами  взлетел на воздух. Тут  Гурракалон  проснулся  и,  задыхаясь  от  волнения,  поблагодарил  бога,  за  то,  что  всё  это  произошло  во  сне, а не наяву.
В  это  время  в  стороне  села  гремели  петарды,  и  пьяные  люди  весело  кричали.  После  этого  кошмарного  сна  Гурракалон   долго  не  смог  уснуть.

 

 

 

 

 

 

 

Холдор  Вулкан


Ночь





Чернокожая красавица ночка,

Звездами переполнила пруд.

Через кружева облаков видна

Луны упругая грудь.

 

 

Одиночества тихая свобода,

Друзей  не  отличить  от  врага;

Остаётся лишь  воспоминание -

Те губы - сладкая курага.

 

 

Там злым ветром разрушенные

Пустые гнёзда птиц лишены.

Туда приходит одичалая любовь,

Чтобы слушать песни тишины.

 

 

Бродит наша осиротевшая любовь,

Там, где под луной засыпали поля.

На ветру, на краю обрыва,

Зашумят о нас звенящие тополя.

 

 

 

 

31 декабря 2011 года.

2 часа 34 минуты дня.

Город Торонто, Канада.

 

 

 

 

 

 

Холдор  Вулкан

24  глава  из  романа  «Юлгун»

 

 

Ограбление

 

 

 

Гурракалон  со своим приемным  сыном Ильмурадом шли  на речку порыбачить. Они  шли  с  удочками  в  руках  и с рюкзаками  на  спине. Ильмурад  хромал,  неся на плече дрель,   с помощью которой они сверлили лунки на льду.  По-прежнему  трещал  мороз и  клубился  туман. Когда  они  проходили  мимо  шкафа  Далаказана, то  увидели  странную   картину: Далаказан чем-то торговал, не выходя из своего дома-шкафа. Оказывается,  он открыл в  своем  шкафу торговою  лавку. Далаказан  сидел  у  открытого  окна  с  решетками  и  весело  кричал,  зазывая  покупателей  и  привлекая  внимание  детей:
- Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа! 
Он  торговал  в  основном жвачками,  шоколадом,  штучными  сигаретами,  семечками,  печеньем,  воздушными  шариками  и  прочими  мелкими  товарами. Над  его  шкафом  было  прикреплена  вывеска  Тижорат "Далаказан" (торговая  лавка  имени  Далказана).
- О-го,   дорогой  сосед,   я  вижу,  ты  открыл торговую  точку,  сердечно поздравляю тебя с этим событием! - сказал  Гурракалон.
- Спасибо за  поздравление, Гурракалон-ака. Да, я тоже,  вдохновившись   указом   великого  демократора  нашей страны  о  предпринимательстве, открыл  небольшую  лавку. Некоторые  советуют  мне,  чтобы  я  торговал  не  только  мелкими  товарами  или  детской одеждой, школьными сумками из дерматина и обувью китайского  производства,  но  и  пивом,  и  копченой  рыбой тоже. Неплохая  идея,  правда, Гурракалон-ака? А  я  не  хочу  ограничиваться   только  пивом  и  копченкой. То  есть  у  меня  где-то  в  глубине  души  и  в  недрах  моих  мыслей пробудилось  желание  торговать  водкой  и  вином  и  параллельно  открыть  в  моем  шкафу  ресторан,  где  большим  чиновникам-аристократам,  таким  как председатель колхоза товарищ Турдикулов Турсун Тарронович, агроном Пиллаев и великий сапожнику ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум будет  возможность  полакомится  сомсой приготовленной на заказ и  вкусным лагманом - сказал  Далаказан и  крикнул  ещё  раз, на  всякое  случае,  вытянув  шею  из  форточки,  как  осёл,  который  готовится  иакать:
- Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа!
- А  что, очень  умное  решение,  Остается  только  пожелать  тебе  удачи, купец молодой  удалец - сказал  Гурракалон.
- Спасибо  ещё  раз за искренние  пожелания,  дорогой  сосед. Ваши  слова  окрыляют  меня - сказал Далаказан.
Гурракалон  с  Ильмурадом  пошли  дальше,  а  Далаказан  снова  начал  кричать:
- Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа!Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа!           
Гурракалон  с  Ильмурадом осторожно  шли  по льду,   словно  новички-фигуристы, вышедшие на лёд впервые.   Выбрав подходящее место, они  просверлили  лед  и сев  на   складные  стульчики,  опустили  в  лунки лески с мормышками с насаженным на них приманкой. Вокруг  царила  тишина.   Над  рекой  лениво  плыли  серые облака тумана. На  рыбалке, как известно,  человек  должен  сидеть молча, поэтому отчим  с  приемным  сыном  сидели, безмолвно глядя  на  сторожок  удочки. Гурракалон  открыл  одной  рукой  крышку  термоса  и,  отвинтив  пробку  зубами,  налил  в  железную  крышку сладкого чая  с  апельсиновыми корками. Закрыв пробку  термоса, он   протянул  крышку-стакан  Ильмураду. Тот  взял  его  и  начал  потягивать  мелкими  глотками сладкий  горячий  чай. Они  сидели  и  думали. Издалека  всё  доносился  крик купца Далаказана. Отчим  с  приемным  сыном  сидели  долго,  но  сторожки не  шевелились. Поскольку Гурракалон  зверски  устал,  шастая по  базару в поисках  вещей  и  продуктов   для  предстоящей  свадьбы,  он  уснул,  сидя  на  стульчике,  и  ему  приснился  сон.  Во сне он увидел Далказана,  который  торговал  водкой  и  коньяком  в  своей  торговой  точке. Он зазывал покупателей,  то и дело выкрикивая:
- Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа!
Его  пронзительный  крик  летал над  селом,  словно  огромная  сказочная  птица  с  большими  крыльями  и  длинным  хвостом. Услышав  знакомый  крик,  приехал  на  своей  машине  "Дамас" налоговик  из  налоговой  инспекции, который представился и   показал  Далаказану  удостоверение инспектора. Потом  он  начал  проверять  документы  на  товары,   которыми  торговал Далаказан. Тут  из  глубины  шкафа послышался  хмельной  и  звонкий  смех  местной  проститутки.
- А кто это  там  смеётся, Ваша  жена  что  ли? - спросил  налоговик.
- Нет,  что  Вы,  я  не  женат. Там  у  меня  ресторан. В  ресторане  сидят  мои  клиенты,   такие  как  председатель колхоза товарищ Турдикулов Турсун Тарронович, агроном Пиллаев и великий сапожник ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум с  одной  женщиной  коммерсанткой, которая  каждый  год  ездит  на  заработки  за рубеж - сказал Далаказан.
- А  у Вас  есть  лицензия  и  соответствующие  документы  из  санэпидемнадзора  для  того,  чтобы  открыть ресторан и  вести  бизнес? - спросил налоговик, глядя на  Далаказана хитрым  взглядом, словно  из-под  земли.
- Есть,  вот,  пожалуйста - сказал  Далаказан, протягивая  документы  налоговику. 
Налоговик  ознакомился  с  документами,  потом  сказал:
- Ну, с  документами  у Вас,  можно  сказать,  в  порядке. Теперь  я  должен  поговорить  с  Вашими клиентами,  которые  сидят в  ресторане,  о  том,  как  они  питаются, как  относятся к ним   и  как обслуживают их  Ваши  официанты. Соблюдают  ли  Ваши  повара  правила гигиены или  готовят  еду  немытыми  руками  в  антисанитарных  условиях. Возьмем  на  анализ мясо,  которое вы  покупаете. Мы откуда  знаем, может  вы  используете ослиное мясо для приготовления блюд.
– Пожалуйста,  господин  налоговик, можете  поговорить  с  клиентами  и проверить   мясо – сказал Далаказан.
Налоговик  вошёл  в ресторан и  увидел  там тесно  сидящих  клиентов,  таких  как  председатель колхоза товарищ Турдикулов Турсун Тарронович, агроном Пиллаев и великий сапожник ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум. Налоговик  записывал   что-то  в  свой  блокнот и при этом   задавал вопросы и комментировал:
- А  почему  Ваши  клиенты сидят на  сломанных ящиках,  а  не  в  удобных стандартных креслах,  как  в  нормальном  ресторане? А тут еще этот  клиент сидит в  джинсах  и  в  тюбетейке. Нельзя  появляться  в  ресторане  в такой  одежде. В  ресторане  клиенты  сидят  в  смокингах  и  в  галстуках.
Товарищи  клиенты,  и  Вы,  женщина  легкого  поведения  тоже, быстро  освободите  помещение,  я  закрываю  ресторан! – сказал  налоговик  решительно.
Услышав эти  слова  налоговика, башмачник рассердился и,  встав  с  ящика,  на  котором  он  сидел,   вытащил  из  голенища сапога кнопочное  шило.
– О  чем ты  визжишь, жалкий  ты комар-кровосос?! Ты  хоть  знаешь, с  кем  разговариваешь  сейчас?! Это я, всемирно известный сапожник ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум! Жить  что ли тебе надоело,  собака  паршивая?! Я  думал,  ты приехал получить  у  меня  автограф, подонок! 
– Не  пугайте  меня, гражданин  сапожник... Имя  у  вас какое  то  длинное,  подозрительное  и  ещё угражаете  мне. А  я  не  боюсь.Потомучто, есть  закон,  который  защишает  меня. В  нашей  стране от  президента  страны  до  простого  колхозника -  все   равны  перед  законом! Я  являюсь   представителем  власти, и  Вы  должны  подчинятся мне! Давайте, выходите  из  ресторана, я должен  опечатать дверь  этого  заведения! – сказал налоговик.
–Закон?! О  каком  законе  ты  говоришь, начальник?! Разве  в  нашей  стране  есть  закон?! Или  ты  считаешь  законом, конституцию  страны,  которая  защищает  не  народ,   а  твоего  диктатора-президента и  его  окружающих?! Я  лично  наплевал  на  такой  закон, который  работает против  интересов  угнетенного  народа! Мы  - свободные  люди  и  будем  веселиться  в  ресторанах, которые  любим! А  ты,  катись отсюда,  сука! – сказал величайший сапожник ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум,  и нажал на  кнопку шила. Потом  он с  размаху  ударил  шилом  в  ногу налоговика. Тот  ахнул  от  невыносимой  боли и  завыл как  оборотень. Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум не  ограничился этим  ударом, Он   нанёс ещё два  удара  шилом  в  задницу  назойливого  налоговика. Далаказан  умолял башмачника,  чтобы  он  прекратил бить  налоговика шилом. Налоговик еле  добрался  до  своей  машины «Дамас»  и  забрался  в  кабину. Потом  завёл машину  и начал  поворачивать  руль,  но  к нему подбежал сердитый  башмачник Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум  и изо  всех  сил  ударил  кнопочным   шилом  в  баллон машины  «Дамас». Потом  в  другой  баллон. И  так  он  успел  спустить  воздух  из  всех  колес. Но  налоговик продолжал  мчаться вперёд с  большой  скоростью, и тут  машина,  качнуло на  скользкой  дороге,  и она  лихорадочно  затряслась,   словно  лодка на волнах,  и,  перевернувшись,  упала с  высокого  обрыва  в  заледенелую  реку. Лед  с  треском  разбился,  и  налоговик  вместе  со  своим «Дамасом»  канул  в  воду. Клиенты Далаказана  снова  зашли  в  шкаф,  где  располагался  ресторан,  и  продолжали  веселиться,  как ни  в чем  не  бывало.
Шли  дни,  но  никто  не  обратился  Далказану с  вопросом  о  налоговике. Далаказан  день  за  днем стал  богатеть. Дело  дошло  до  того,  что  он  купил  себе  квартиру  в  городе  и  роскошную  виллу  за  городом. Теперь  он  стал  ездить  на  собственном  кабриолете,  куря  кубинскую  сигару. Его  кабриолет  носился  на большой скорости   по  трассам,  буксируя  за  собой  знаменитый  шкаф  Далаказана  на  колесах,  внутри  которого сидели  многоуважаемые  государственные  чиновники  - мафиози, как председатель колхоза товарищ Турдикулов Турсун Тарронович, агроном Пиллаев и великий сапожник ХХI века Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Карабулут Ибн Абдель Касум. Далаказан  разъезжал  с довольной  улыбкой  на  устах, обнажая   свои золотые зубы, которые блестели на солнце, когда он раскрывал рот.  Он  ходил  в    смокинге с  золотыми  цепочками, вместо  галстука,  и с  золотыми  перстнями на пальцах. Одни  его  золотые  часы  с серебряным браслетом и с бриллиантовым цифрблатом  стоили сто  сорок  тысяч  долларов  США.
Разъезжая в своём кабриалете,  Далаказан по-прежнему  весело  кричал:
- Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа! Жиииить  жить  -житталалалу - лалулааааа!
Иногда он кричал так  из  открытого  окна  своей виллы, которую построил на  высокой  скале  на  берегу море.
Далаказан  не  останавливался   ни перед  чем  ради  выгоды. Дело дошло до того, что   он начал  притеснять  местных  жителей  села,  велев им, пока не поздно, переехать  куда-нибудь  подальше  от  берега,  так  как  он  намерен  построить  здесь  оздоровительный  пансионат  с  огромным  пляжем,  где  туристы-нудисты  будут  купаться и загорать  голыми.
– Давайте, освободите берег и  прекратите  тут  рыбачить. Если  хотите  заниматься рыбной ловлей, то сначала заплатите  нашему  рыбнадзору  и  получите  квитанцию! Потому  что  у  нас  рыбалка  платная! Это  моя  земля, моя  собственность! Вон  из  моего   владения, малоимущие  несчастные! Если не уберётесь отсюда, то  все  вы  загремите  в  тюрягу,   где  будете  кормить  своею  кровью  клопов  и  вшей,   – кричал  он  в  золотой  рупор  с  брильянтовыми  украшениями.
От  этого  крика  Гурракалон  проснулся  и  услышал  голос  приемного  сына: 
- Дядя Гурракалон, клюет   у  Вас! – кричал  он.
Гурракалон начал  взволнованно, трясущимися  руками, мотать леску на катушку. Наконец  он  вытащил  из  лунки небольшого  окуня и  бурно  заликовал,  словно маленький  ребенок. Ильмурад  тоже  поймал  рыбу, но не окуня, а сазана.
Поймав рыбу, они снимали её с крючка и бросали на снег,  где  она  трепыхалась и прыгала,    стремясь  уйти  обратно  в  воду. Они  сидели  до  обеда  на  холодном  воздухе,  согревая руки  дыханием. Домой они вернулись с неплохим  уловом.
Поднимаясь  из  береговых  оврагов   наверх,  они  увидели милиционеров, которые стояли  около  шкафа  Далаказана,  делая какие-то записи. Когда  они  подошли  поближе,   то  увидели  Далаказана,  который  громко рыдал. Выяснилось,  что  когда  он  пошел  по  нужде  в  заросли,   неизвестные  злоумышленники  ограбили  его  торговую  лавку,  оставив  ему  только  жвачку.

 

 

 

 

 

Дмитрий Коробейников

 


 

 

Отшельница Агафья Лыкова отказалась от ЭКГ



© РИА Новости.


07:59 04/04/2012


АБАКАН, 4 апр - РИА Новости. Врачи обследовали отшельницу Агафью Лыкову, которая ранее жаловалась на состояние здоровья, и назначили ей лечение, говорится в сообщении заповедника "Хакасский", на территории которого проживает отшельница.


Агафья - единственная оставшаяся в живых представительница семьи отшельников-староверов Лыковых, проживающая вдали от цивилизации. В конце марта отшельница пожаловалась сотрудникам заповедника на то, что всю зиму болела и до сих пор состояние здоровья не позволяет ей справляться с домашними делами. Получив благословение своего духовника, Агафья огласилась на медосмотр. Второго апреля отшельницу посетили врачи Турочакской центрально районной больницы (Республика Алтай).


"Состояние пожилой женщины оценивается как нетяжелое. Прочие сведения о здоровье Агафьи Лыковой составляют врачебную тайну. На пациентку завели амбулаторную карту, есть показания для обращения в больницу. От госпитализации женщина отказалась", - цитируются в сообщении заповедника слова заместителя главврача Турочакской больницы Дмитрия Лялина.


По его словам, Агафья отказалась от ЭКГ, но согласилась принимать некоторые лекарства, которые назначили ей врачи.


Долгие годы семья отшельников-староверов Лыковых жила в тайге, стараясь уберечься от влияния внешней среды. В 1978 году Лыковых нашли советские геологи. Тогда семья состояла из пяти человек: главы семейства Карпа Иосифовича, двух его сыновей и двух дочерей, в том числе 34-летней Агафьи. В 1981 году один за другим умерли трое из детей Лыковых. В 1988 году ушел из жизни Карп Иосифович, и Агафья Карповна осталась одна. В 1990-е годы в республике образовался заповедник "Хакасский", а заимка Лыковых оказалась на его территории.

 

 

Одна в тайге

 

 

("Der Tagesspiegel", Германия)


Йенс Мюлинг (Jens Muehling)

 

 

 

 

 

 

Подробнее...