Поиск

 

 

 

10  глава  из  романа  Холдора  Вулкана  "Юлгун"

 

 

Сон  о  кукурузном  поле

 

 

Когда  Фарида  зашла  в  палату,  сапожник  Гурракалон,  который  лежал  на  больничной  койке,  обрадовался  как  ребенок.

-  Привет, моя  красавица! Как  я  Вас  ждал,  ах,  как  я ждал  Вашего  прихода,  роза  моя  несравненная! Вы всё же пришли?!  Ну, спасибо,  дорогая,  спасибо,  что  пришли  навестить  меня,  бедного  сапожника! - сказал он.

Фарида  улыбнулась  в  ответ, поздоровалась  с  веселым  башмачником и  спросила  о  его  здоровье.

- Я  отлично  себя  чувствую,  Фарида! И,  знаете,  прошлой  ночью  Вы  снова  приснились  мне. Во  сне  мы  с Вами сидели  в  сторожевом  шалаше, который возвышался посреди  кукурузного  поля. Оттуда  всё  поле  было  видно  как  на  ладони. Дальше  лежали  хлопковые  поля,  тутовые  плантации,  зеленые  тополя,  звенящие  ивы  на  далеком  берегу  реки,  старая  мельница, тропы, проселочные   дороги  и  утопающие  в  зелени  селения. В  небе  летали  птицы  стаями  словно  многоточие туч,  двигались  они  гурьбой,  поворачивая  резко  то  в  одну  сторону,  то  в  другую. А  под  нашим  высоким  шалашом, похожим  на  сторожевую  башню,  колыхалось  кукурузное поле,  шурша  на  вольном ветру. Оказывается,  я  во  сне  был сторожем  того  кукурузного  поля,   и  Вы,  моя  любимая  жена,  сидели  рядом  со мной,  задумчиво  наклонив  голову  на  моё  плечо. Ваши  распущенные  волосы  трепетали  на  ветру  словно  черный,  нежный,   шелковый  флаг  нашей  любви. У  меня  на  груди  висел  бинокль,  и с  помощью него  я  глядел  вдаль,  обозревая  окрестность. Вдруг  я  увидел  мужчину  и  женщину,  которые  быстро  шли   в  сторону  нашего  кукурузного  поля. Видимо,   у них были  злые  намерения,  то  есть  хотели  тайком нарвать   кукурузных  початков. Это было видно по тому, как  мужчина  держал  в  подмышке  мешок,  а  женщина  большие   пустые  дорожные  сумки.

- Опаньки,  у  нас  гости,  Фарида,  сказал  я,  передавая  Вам  бинокль  и  указывая  в  сторону,  где  суетились  супруги-похитители.

-Да,  да,  Гурркалон-ака,  вижу - сказали  Вы.

После  этого  мы  с  Вами  спустились  по  лестнице  вниз,   как  доблестные  матросы,  которые  спускаются  на  палубу  с  высокой  мачты  старинного  парусного  фрегата, и направились  туда,  где  находятся  похитители  кукурузных  початков.  Я  мог  бы  их  выгнать  сразу,  предупредив  криком  издалека,  но  мне нужно было  поймать   супруг-злоумышленников с  поличным. Ну,  инструкция  была  такая. Её подписал  председатель  колхоза  товарищ  Турдиматов  Турсун  Тарранович. Соблюдая  закон,  то  есть  действуя  строго  по  инструкции,  я  бы мог  доказать  в  суде   факт экономического  преступления  этой супружеской пары. Поэтому  мы  с  Вами  шли  тихо,  словно  пограничники,   которые  наблюдают  за  опасным  заокеанским шпионом,  который  пересекает  государственную  границу,  шагая на ходулях,  чтобы  не  оставит  за  собой  следы. Когда  мы  пришли  к  месту  преступления,  супруги-похитители,  с  опасением  оглядываясь  вокруг,  начали  рвать  кукурузные  початки  вместе с  кожурой,  и складывать  их   в  мешок,  и  в  сумки. Тут  случилось  нечто  странное. Мужчина  сел  на  сырую  землю и  начал  плакать. Жена  его  испугалась  и  спросила  у  мужа,  что с ним   случилось  и  почему  он  плачет. Тот,  продолжая  плакать,  начал объяснять:

- О,  моя  одинокая  луна,  которая  светит во мраке  моей  жизни! Я  плачу  о  бедных  початках кукурузы,  которые  когда  мы  сорвали,  они  печально  и  жалобно  урчали,  прощаясь  со  своими стеблями, и были  похожи  на  ребёнка с  кудрявым  хохолком  на  макушке. Кукурузы  плачут  как  матери,  у  которых   насильно  отобрали  младенцев,  Они навсегда попрощаются со  своими  початками  на  кукурузном  языке. Кукурузы  похожи  на  матерей,  которые  прощаются в  последний  раз  со  своими  любимыми  сыновьями, провожая  их  в  армию с  добрыми  намерениями, которых  через  год  солдаты  и   офицеры привозят  этих  молодых  ребят  обратно  домой  на  военном  грузовике   в  гробу  из  горячих  точек  планеты,  где  люди  убивают  друг друга,  не  щадя  никого,  даже  детей  за  моральные  и  материальные  выгоды,  за  идеи! Я,  больше  не могу,  дорогая,  рвать  початки кукурузы с этих  бедных  стеблей! Не  могу,  милая! Гляди,  их  родные  початки,  которые  они  держат  в  своих  объятиях   как  младенцев,  укутанных  в  зеленую  пелену!..Жалко  их...   - тихо  плакал  мужчина,  роняя  слезы.

- Да,  что  с  Вами,  Балтаклыч  Каллакесаровуч?!   Плачете,  прям  как  маленький  мальчик,  ей  богу! Прекратите  сейчас  же. А не то  услышит  Ваш  плачь  этот  сторож...  как  его  там...  Гурракалон  со  своей  женой  Фаридой,  которые  усердно  занимаются  сейчас  любовью,  ритмично  скрепя  высокую  сторожевую  башню-шалаша! Если  они  поймают  нас  с  поличным,  то  согласно  инструкции,  которую  подписал  председатель  колхоза  товарищ    Турдиматов  Турсун  Тарранович,  они  штрафуют  нас  или  отдадут  в  под  суд!

- А  ну-ка,  улыбнитесь  и  встаньте  как  доблестный  воин  из  окопа, айда  рвать  початки  для  нашей   коровы  с  теленком, которые  лежат голодными,  от  того,  что  в  нашем  колхозе  нет  пастбище  для  скот! Везде  посеяны  хлопчатник  да  кукуруза! Нам  жалко  наш скот  а  не какие  то  солдаты,  которые  погибают  на  поле  боя, Балтаклыч  Каллакесарувич! Не  злите,  меня!  - сказала  женщина.

- Хорошо,  милая - сказал  мужчина,  вытирая  слезы  с  глаз  и  улыбаясь.

После  этого  они  с  новой  силой  принялись  за  работу  и,  наполнив  огромный  мешок кукурузными початками,  напичкали  так же и сумки.

- Самый  раз - подумал  я  и  закричал:  хенде  хох,  швайне  партизайнен!

Услышав  это,  супруги-злоумышленники сильно  испугались  и  замерли  на  миг  от  страха  с  поднятыми  руками  как  солдаты,  попавшие  в  плен  к  партизанам.  Потом  они  неожиданно,   подняв  мешок  с  сумками,  побежали прочь. Мы  с  Вами  тоже  побежали   за  злоумышленниками,  но  никак  не  могли  догнать  их.

Тут  я  увидел  огромный  комбайн, похожий  на  динозавра,  который  стоял  на  краю  кукурузного  поля,   и  в  мою  голову  пришла  уникальная  идея. Мы  с  Вами,    сев  в  кабину  комбайна,  поехали,  чтобы  догнать  и  обезвредить  похитителей  кукурузных  початок. Я  вёл комбайн, напевая  мелодию  со словами типа:

-  Лалалаалыл  лалыл  лалыл!Лалалаалыл  лалыл  лалыл!

А  супруги  всё  бежали  наутек  с  тяжелыми  грузами  на  плечах  и  в  руках. Наш  комбайн  преследовал  их  по  пятам,   вращая  свою  молотилку,  которая  была  готова  замотать  их  и  проглотит. Но  тут  супруги, похитители  народного  добра,  применили  военную  хитрость  и  бросили  огромный  мешок  с  огромными  сумками,   полные  кукурузных  початков, в  молотилку  нашего  комбайна. Молотилка  комбайна,  издав  страшный  треск, громко зурчала,  и  наш  корабль  бескрайних  кукурузных  полей  с  грохотом  повалился  набок,  поднимая  пыль. На  этом  самом  интересном  месте  моего  сна  я  проснулся...  - сказал  Гурракалон  улыбаясь.

Фарида  смеялась  от  души,  когда  он  рассказывал  свой   сон.

- Ну  и  сон  у  Вас,  Гурракалон-ака! Интересный  и  смешной -   сказала  Фарида.

После этого  Фарида  ещё  больше  полюбила  веселого  сапожника. Влюбленные  сидели,  разговаривая,  смеясь  и  держась  за руки, пока  не  пришла  медсестра.

- Всё,  заканчивайте  разговор, апа. Не  утомляйте  нашего  больного - сказала  красивая  медсестра  в  белом  халате,  которая  зашла  в  палату.  Она  казалась  Фариде  совсем   голой,  одетой  только в  белый  халат  даже  без  нижнего   белья,  чтобы  завлечь  Гурракалона  своей  фигурой, упругими  грудями  и  полными гладкими  ногами. Фарида  даже стала  ревновать. Кто  знает...  есть  все-таки  шайтан...  и  после  того  как  уйдёт Фарида  Гурракалон  скажет,  мол,  медсестра,  Вы  не  могли  бы  сделать  мне  массаж?..  И  она,  красиво  улыбаясь  в  ответ,  согласится...  Потом,  закрыв  на  ключ  дверь  палаты,  начнёт  делать  массаж  Гурракалону  своими  белыми,  гладкими  руками,  и  пальцами,  у  которых  ногти покрашенны  в  перламутровый  цвет. Тут Гурракалон  не  выдержав -цоп! -  схватит  её  за  руку  и  крепко  обнимая  начнёт...  О,  нет,  нет! Сгинь,  шайтан! Не  путай  меня! Гурркалон-ака  никогда  не  изменит  мне!  Я  ему  верю!..  - подумала  она. Потом,  попрощавшись  с  Гурракалоном,  вышла  из  палаты.  Фарида  шла,  как  и другие  влюбленные  женщины,  пьянея  от  любви,  думая  о  словах  Гурракалона,  улыбаясь  сама  себе  как  душевнобольная. Она  зашла  на  базар,  купила  продукты  и  леденцы  для  своих  детей. Села  на  автобус  и  поехала  домой,  глядя  из  окна  автобуса  на  улицу,  думала  вновь  и  вновь  о  сапожнике  Гурркалоне.

Когда  она  сошла  с  автобуса,  она от  страха  чуть  не  умерла. Потому  что  карман  пустой  сумки,  где  она  спрятала  деньги,  был  разрезан,  и  денег  там  не  было. Лицо  Фариды  резко  побледнело,  и  она  присела  от  бессилия  на  скамейку у  автобусной  остановки. Это  было  настоящей  трагедией  для  неё. Тут  у  неё  в  недрах сердце  вскипели  горькие  слезы  и  она спонтанно  заплакала. Тут  чья-то рука  коснулась  её  плеча,  и  она  обернулась, вся в слезах. Это была её  соседка  Тотиё.  Она  обняла Фариду  и тоже  заплакала.

– Соседка, ну,  что тут поделаешь, видно, это  воля  самого  Бога. Придётся  смириться  с  волей  Всемогущего. Ибо,  все  мы  смертные,  и  придет  час,  мы тоже  уйдём  туда,  откуда  никто никогда  не  возвращался... Вставай,  пошли  домой,  сестричка...  Твоя  свекровь  умерла... – сказала  она. От  такой   страшной вести  у  Фариды  закружилась  голова,  в глазах у неё помутилось, и  она  упала  в  обморок.

 

 

 

 

 

9  глава  из  романа  Холдора  Вулкана  «Юлгун»

В  исчадии  ада

 

 

Фарида со  своим  двенадцатилетним  сыном  Ильмурадом поехала  в  город  и  нашла  дом  того  сапожника,  который  может  обучить   его  сына  профессии  башмачника.  Им  навстречу  вышел  человек  лет  шестидесяти,  в  тюбетейке,  невысокого  роста, но  полный, небритый,   с рыжеватыми  волосами  и  сросшимися, как   у  сказочных  джинах,  бровями,  хмурый,  зеленоглазый, с  красными  белками  глаз,  как  у  быка, у которого глаза заливаются кровью от  призрения  к  красной  материи  во время   корридо  де  торрес  в  Испании.

- Здравствуйте,  ака  мулло... Мы, это...  то  есть  я  привела  своего  сына,  чтобы  он  обучился  у  Вас  профессии  сапожника...

Небритый  с   рыжеватыми  волосами  и  сросшимися,  как  у  сказочных  джинах бровями,  хмурый,  зеленоглазый  человек сказал  "заходи"  и,  повернувшись,   зашагал  во  двор. Они  зашли  в  небольшую  комнату  и  там  продолжили  разговор.

- Ака  мулло,  как  говорится,  плоть  моего  сына -  Вам,  а  кости -  мне. Я  хочу  чтобы  мой  сын,   тоже  обучившись   профессии  сапожника  у  Вас,  стал  знаменитым  и  уважаемым  человеком  как  Вы.  Да  благословит  Вас  Всевышний  - сказала  Фарида.

Небритый  человек  с   рыжеватыми  волосами  и  сросшимися,  как  у  сказочных  джинах бровями,  хмурый,  зеленоглазый, с  красными  белками  глаз,  как  у  быка, у которого глаза заливаются кровью от  призрения  к  красной  материи  во время   корридо  де  торрес, протянул  ей какую-то бумагу  и  сказал:

- Вот,  прочти  это,  и,  если  согласна,  с  этой  инструкцией,  подпиши.

Фарида  взяла  бумагу  и  начала  читать  документ:

Двустороннее  соглашение

Я,  Петров Иван  Сидорович,  отдаю своего  сына    сапожнику  Абу  Кахринигману  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касуму  на  воспитание,   заранее  осознавая  трудности  и  жёсткость  методов  обучения  данного  воспитателя  сапожника  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касума. Сапожник Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум  при  обучении  ученику  не  будет  платит  ни  копейки  и  не обязуется обеспечивать  одеждой  воспитуемого. Не  обещает  так  же  сытно  кормить  данного  ученика.

Подпись  клиента:

Подпись  сапожника Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касума:

Прочитав  текст  соглашения,  Фарида  на  миг  задумалась. Потом  написала  своё  имя  и  фамилию  после  чего   подписала  документ.

Перед  уходом  она  крепко  обняла  своего  сына  и  заплакала.

- Теперь  все  зависит  от  тебя  сынок. Учись  хорошо. Без  спроса  своего  мастера  не  ходи  даже  в  туалет. Будь  дисциплинированным,  хорошо? - сказала она.

- Хорошо,  мама - кивал  головой  Ильмурад.

- Умница  ты  мой - продолжала  Фарида,  еще  крепче  обнимая  сына  и  поглаживая  его  волосы. После  этого  она  вышла  на  улицу  и  пошла  плача  на  ходу  с  тяжелыми  сумками  в  руках  в  сторону  жилых кварталов, чтобы  торговать  рисом.

После ухода   матери   у  Ильмурада  начинался  первый  урок  под  открытом  небом. Сапожник  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум  дал  ему  для  тренировки  засохшую шкуру  овцы,  которая  в  народе  называется  "постак"  и  иголку  с  шилом,  показывая  как  надо  шить.  Ильмурад  обрадовался  и  принялся   за шитьё. Но  это  дело  было  сложнее  чем, он  себе  представлял. Оказывается,  засохшая  шкура  овцы становится  твердым  как  камень  и  шитье  такого  материала  требует  определенную  силу  и   терпение. Стараясь  шить  постак,  он успел  несколько  раз  ранить шилом   пальцы. Но  не  смотря  на  это, он    упорно  продолжал  шитьё. Ильмурад  боялся,  что  если  он  не  сможет  выполнить  это  задание,  то  сапожник  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум  может  выгнать  его  в шею,  и -  что  тогда? Нет,  он должен  во что бы  то  не  стало,  сшить этот  постак  и  успешно сдав  первй  экзамен.  У  окна  низкого дома   напротив он  заметил  смеющуюся  девочку  и  взрослую  женщину  с  сатанинской  ухмылкой.  Ильмурад  сидел  два  часа  и  старался  шить,  чтобы  выполнить  сложную задачу,  которую  дал ему  мастер  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум,  но  ему  это  не  удалось.

В  это  время  из  мастерской  вышел  сапожник  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум  с  хромовым  сапогом  в  руках.

- Ну,  ты  выполнил  задачу,  которую я дал тебе?! - спросил  он, глядя  на  Ильмурада  пронзительным  взглядом  из  под  сросшихся  бровей. Ильмурад,  глядя  с  опаской  на  сапог,  лишь успел  сказать "нет".  Взбесившийся  сапожник Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум  ударил  сапогом  по  голове  Ильмурада, который начал  защищаться  руками. Тогда  сапожник  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум  вонзил  в  его  ногу  шило. От  невыносимой  боли  Ильмурад  закричал,  корчясь  и  делая  гримасу  на  лице. Глядя  на   это,  за  окном  весело  смеялись  женщина  с  девочкой,   словно  зрители  в  цирке,  которые  смотрят  смешные  номера  клоуна.

- Вставай,  придурок!  Чего  ты  ползаешь  как  собака?! Не  плачь! Мужик  ты  или  женщина?! Вставай,  говорю! - сказал  сапожник  продолжая  бить  мальчика  сапогом.

- Хорошо,  учитель. Я встану,  только  не  бейте  меня! - сказал  Ильмурад,  вставая  с  места, хромая  от  боли  и  щупая  рану,  нанесенную  злым  сапожником Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касумом,    из которой  сочилась  кровь  в  проколотые  брюки.

-  Учитель,  постак  оказался  твердым...  Даже  шила  отупела...

- Людям,  которые  испускают  газ  из  своей  задницы,  обвиняют  в  этом   ячменное  муку,   которую  они  ели  приготовив  из  неё  хлеб! Не  шило  тупое,  а   сам ты тупее  тупых,  сволочь,    дармоед! - закричал  сапожник Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум.

Потом  он снова  вонзил  шило  в  ногу  Ильмурада  и  от  боли закрыв  глаза,  вытянув  шею  и  ковыляя  на  одну  ногу,   Илмурад завыл  как  голодный  волк,  который  воет  на  луну  в  обледенелых  скалах. Увидев,  это  женщина  с  девочкой  ещё  громче  засмеялись  за  окном  низкого  дома.

- Не  притворяйся,  тварь зеленая! Давай  быстро, возьми  постак  и  продолжай  работать! - сказал  злой  учитель  сапожник  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум.

- Хорошо - сказал  Ильмурад  со  слезами  на  глазах,  ковыляя  на  одну  ногу  и  опасаясь  сапога  и  шила,  которые  были  в  руках  наставника Абу  Кахринигмана  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касума.  Он  сел  на  землю, и взяв  засохшую  шкуру  овцы  с  инструментами  снова  начал  тренинг  по  шитью. Он  старался  всеми  силами  проколоть  засохшую  шкуру  овцы,  которая  в  народе  называется  "постак"  и,  стиснув  зубы  от  невыносимой  боли,  беззвучно  плакал,  время  от  времени  вытирая  слезы, катящиеся в его кулак. Пока  он  шил  постак,  его  кисти  рук  покрылись  красными  мозолями.

Через  два  часа  из  мастерской  сново  вышел  сапожник  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум,   на  сей  раз   с  ремешком  от  швейной  машины  в  руках.

- Вот,  господин  учитель,  я  зашил  постак - сказал  Ильмурад,  протягивая  засохшую  сшитую  шкуру  овцы  учителю. Тот  взял  шкуру,  осмотрел  швы  и  вдруг  снова  взбесился  и  закричал  на  Ильмурада:

- Ну,  ты,  скотина  в  облике  безобидного  мальчика! Кто  так  шьет  а,  кто?! Только  пьяный  хирург,  который  работает  в  морге,  может  так  зашивать  труп  человека при вскрытии! Ты  не  хирург  и  не  в  морге! Если  не  выполнишь  задачу  так,  как  я  хотел,  то  я  убью  тебя,  задушив   собственными  руками  и,  вскрыв  твой  труп,  сделаю  из  тебя  тулум,  зашив  мелким  швом  твой  живот! Потом  продам  твой  тулум  в  колониальный  музей,  который  находится  в  Амстердаме! - завопил  сапожник  Абу  Кахринигман  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касум. Потом  с  помощью ремешком  от  швейной  машинки  начал  стегать  мальчика,  как  рабовладелец  древнего  Египта,  который  хлестает  длинной  нагайкой  своего  раба. После  этого  сапожник  порвал  швы,  которые  Ильмурад  сделал,  и   сказал:

- Начинай  всё  сначала! Шей  мелким  швом,  и  чтобы  они  были  прямымы,  и симметричными,  понял,  ты, мешок  с  дерьмом?!

-  Да,  учитель - сказал  Ильмурад,  испуганно  глядя  на  ремешок,  который  был  в  руках  злого  сапожника Абу  Кахринигмана  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касума.

Сапожник  снова  пошел  в  сторону  мастерской.

Между тем,  Фарида  ходила  с  тяжелыми  сумками  в  руках  между  корпусами  жилых   домов  в  микрорайоне  города,  торгуя  рисом. Она  шла  и  думала,  то  о  Гурракалоне,  то  о  своем  сыне,  который  обучается  на  сапожника. Может  действительно,  когда-нибудь  мы  будем  жить  вместе  с  Гурркалоном  и  тогда  мой  сын  Ильмурад  будет  работать  вместе  с  своим  отчимом  и  мы  разбогатеем. Купим  роскошную  виллу  и  машину,  будем  жить,  как  говорится  по  человечески - думала  она. Только, что  скажут  люди? Что  отвечу  я, когда  Бог  спросит, в  судный  день. Но  Бог  видит  и  слышет  всё.  Он  знает,  что  муж  мой  Худьерди  хронический  алкоголик  и  не  любит  меня  совсем.  А  Гурркалон,  наоборот, любит  меня  и  моих  детей  тоже. Без  меня  не  может  жить. Он  всегда  говорит,  что  я  красивая. А  Худьерди  называт  меня  толстухой,  бьет,  издевается. Теперь  вот  я  по  уши влюбилась  в  Гурркалона. Считаю  не  только  дни,  но и  часы, в течение которых я не  видела  его - думала  она.

Тут  из  одной  многоэтажки  открылось  окно,  и  какая-то  женщина  обратилась  к Фариде  громким  голосом!

- Здраствуйте,  сестричка! Это  Вы  кричали  "рис"?

- Да! Отменный  рис  девзира!  Цена  ниже  рыночных! - сказала  Фарида,  поставив  сумки  на  землю. Она гляделя на  женщину,  делая  козырек  ладонью,  защищая  глаза  от  острых  лучей  солнца.

- Почем  килограмм? - спросила  женщина  из  многоэтажки.

Фарида  назвала  цену,  и  они  договорились.

- А,  сколько  Вам,  апа?! - спросила  Фарида.

- Пожалуй,  я  куплю  весь рис! Сейчас  мой  сын  спустится  к  Вам! - сказала  женщина. Услышав  эти  слова  женщины,  Фарида  чуть  в  обморок  не  упала  от  радости. Через  несколько  минут  у  подъезда  появился  парень  с  мешком  в  руках. Фарида  взвесила  весь  рис,  высыпала его  в  мешок,  который  держал  парень. Парень  заплатил  и,  подняв  мешок  с  рисом,   исчез  в  подъезде  многоэтажки. Собирая  опустевшие  сумки,  Фарида  вновь  и  вновь  пересчитывала  деньги  и  снова  заплакала  от  счастья.

- Слава  тебе, Боже!  Сегодня  счастливый  день  в  моей  жизни! Утром  отдала  сына  хорошему  сапожнику Абу  Кахринигману  бужур Каландар  Дукки  Карабулут  Ибн  Абдель  Касуму,  чтобы  он  обучил  моего  Ильмурада,  а  тут  продала  рис  оптом! Теперь  у  меня  есть деньги,  и  я  сейчас  же  должна  навестить  Гурркалона  - радовалась  она  мысленно.

Потом  зашла  на  базар,  купила  фрукты,  печенье,  большую  дыню  для  Гурркалона  и,  сев  в  автобус,  поехала  в  сторону  больницу,  где  лечился  Гурркалон.

 

 

 

 

 

 

Холдор  Вулқон

Шиддат  билан  кўпаяверинг,  менинг  жондан  азиз   ЎЗБЕКЛАРИМ!

 

 

Бу дунёда  Худонинг  розилигини  истамайдиган  одам  бўлмаса  керак. Ўзини  худосизлардан  санагувчилар  ҳам  умри  поёнига  етаётганини  сезгач, ичидан  ташвишга  тушадилар,  товба - тазарру  йўлига  ўтадилар. Маълумки,  ўзбеклар Худои  Таолонинг  розилигини  отанинг  розилиги  билан  боғлаб  "Ота  рози- Худо  рози "  дейдилар.

Бу  тўғрида  ғазаллар  ёзилган,  қўшиқлар  куйланган. Гапимиз  асосли  бўлиши  учун

"Кеча  кундуз  ухламай  Қуръон  тиловат  қилсангам. То  отанг  рози  эмас,  тавбанг  қабул  бўлмас  сани"

деган  насиҳат  қўшиқни  эсламоқ  кифоя. Дин  олимларимизнинг  айтишларича,  банда  махшар  майдонида  сўроқ  қилинаётган  маҳал  у  банданинг  отаси  мен  бу  фарзандимдан  рози  эмасман  деса, отасини  норози  қилган  фарзанд  гарчанд  умр -бўйи  беш  вақт  намоз  ўқиб,  рўза  тутиб,  закот  бериб,  юз  марта  ҳаж  зиёратига  борган,  Каъбага  кирган  бўлса  ҳам  уни Оллох Таолонинг  амри  билан  мангу  жаҳаннам  қаърига  улоқтирилар  экан. Шунинг  учун  донишманд  ота - боболаримиз  йўлидан  бориб,  уларнинг  бизга  қолдириб  кетган  ҳикматлар  машъаласи  ёруғида  одимласак,  зулматларда  туртиниб, залолат  хандагига  қуламаймиз. Зеро,  ота  фарзандига  фақат  яхшилик  соғинади.

Ота - боболаримиз  "Кўпчилик  бор  жойга  барака  ёғилади"  дейишган. Яна бир  ҳикматли  гап  бор." Бараканинг  бир  фойизигина  қишлоқда  бўлади. У  ҳам  тушдан  кейин  шаҳарга  кетиб  қолади"  дейилади  у  ажойиб ҳикматда. Барака  қишлоқда  маданият  йўқ  экан деб  кетиб  қолмайди. Аксинча,  шаҳарда  аҳоли  кўплиги  учун  кетиб  қолади. Яъни  кўпчилик  бор жойга  кетади. Ота - боболаримизнинг  Қуръони  Карим  оятларига  ҳамоҳанг  юқоридаги  ҳикматларига  амал  қилиб  яшасак,  биз  ўзбеклар  сира  кам  бўлмаймиз.

Шу  маънода  Ўзбекистоннинг  амалдаги  ҳукумати,  унинг  раҳбарлари  халқимиз  кўпаяётганидан  сира  ташвишга  тушмасликлари  керак. Аксинча,  қувонмоқлари  даркор. Халқимизнинг  тезлик  билан  кўпайиб  бораётганидан  ташвишга  тушган,  аҳолиси  тўхтовсиз  камайиб  бораётгани  учун  бу  кўпайишдан  қўрқаётган,  кўпайишимизни  истамайдиган  ғаюрлар  демографик  инқироз  билан  қўрқитиб,  уларга  зимдан  бераётган  "Йўриқлари"  бўлса,  у  "йўриқ"қа  юриб,  катта  сиёсий  хатога  йўл  қўймасинлар.

Халқимиз  кўпаяверсин! Билиб  қўйинглар,  халқимизнинг  кўпайиши,  бу  бизнинг   ютуғимиздир!Ҳар банданинг ризқини  Худонинг  ўзи  беради  дейдилар  ва  бу  тўғри!

Эй  юртдошларим,  биз  ҳар  бир  нарсага  ибрат  кўзи  билан  қараб,  йўналишимизни  тўғри  белгилаб  олсак  бўлади! Ақлли  одам  учун  ИБРАТ умр  чангалзорларида  адашиб  йиртқичларга  ем  бўлмасликни  таъминловчи  компас,  буюк  мактабдир.

Ён  қўшнимиз  Хитойга  қаранг,  Хиндистонга,  Америкага  қаранг! Уларнинг  иқтисодий  юксалиши,  тараққиёти  асосан  аҳолининг  кўплиги  билан  боғлиқ  эканини  наҳотки  кўрмаётган  бўлсангиз?!

Яна  бир  буюк  ҳикматда  "Бир  муштдан  урса,  ўлдиради,  бир  сўмдан  берса,  тўйдиради"  дейди  халқимиз. Туғилиш  қанча  кўп  бўлса,  мамлакатимизда  ёш  авлодлар  сони  шунча  юксалади. Улар  кучга  тўлиб,  ишлаб,  мамлакат  иқтисодиётини  кўтарадилар. Аҳолисининг  аксар  қисми  қариялардан иборат  бўлиб  қолаётган  мамлакатларда   айнан  ўша  ёш,  навқирон  авлодга  эхтиёж  катта.Шу  сабаб,  ундай  ўлкаларга  раҳбар  кимсаларнинг  шу  кунларда  боши  қотган.Уларнинг  топган  бирдан бир  "йўл"и  аҳолиси  тобора  кўпаяётган  ўлкаларда  туғилишни  тўхтатиш,  ҳеч  йўқ  нейтраллашга  бориб  тақалиши  ҳам  мумкин.

Нега  аҳолиси  бир  ярим  миллиардга  яқин  Хитой  ташвишга  тушмай,  биз  ўзбеклар  ташвишга  тушамиз?

Ахир,  бизнинг  аҳолимиз  энди  30  миллионга  етяптику. Аҳоли  кўп  бўлса,  иқтисодиёт  юксалиб,  уй - жойлар  ўз - ўзидан  барпо  бўлиб,  шаҳарларимиз  ғарб  мамлакатлари  каби  тараққий  этади, ривожланади,  гўзаллашади.

Биз    душманларнинг  фитнасига  учиб,  аёлларимизни   бичмаслигимиз  керак! (Агар  баъзи  ОАВларнинг  Ўзбекистонда  аёллар  мажбурий  тарзда  бичилаётгани  тўғрисидаги  иддаолари   бирон  жиддий  асосга  эга  бўлса).

Менимча,  амалдаги  ҳукумат  ва  унинг  раҳбарлари  қалбида  ҳам  халқ,  ватан  қайғуси  бор!

Улар  ҳам    қандайдир  ғаюрлар  гапига  кирадиган, ўз  халқининг  генини

жаллодларча  қатли  ом  қиладиган  даражада  ақлсиз  эмаслар  дея  ўйлайман.

 

ЎЗБЕКЛАР  КЎПАЯВЕРСИН!

 

 

 

 

 

23  апрель,  2012  йил.

Кундуз  соат  9  дан  47  минут  ўтди.

Торонто  шаҳри,  Канада.

 

 

 

 

 

Холдор  Вулқон


Таржимачилик  ҳақида



Гарчанд  қачонлардин  япон  шоирларининг  шеърларини  ва  ҳикояларини  рус  тилидан  она  тилимизга  ўгирган  эсамда,  мен  ўзимни  таржимон  дея  хисобламайман. Ваҳоланки,  бу  ишга   менинг  вақтим  ҳам  йўқ.

Лекин,  таржима  ҳақида  қайғураман  ва  ҳамиша  қайғуриб  келганман.

Мен  қачонлардир  Абдулла  Ораз  деган  Хоразмлик  талантли  бир  шоирга: -Ука,  сен  ғоят  талантлисан. Аммо,  сен  фразеологизмдан  қоч. Негаки,  сенинг  ажойиб  шеърларинг  таржимада  деярли  ўз  таъсир  кучини  йўқотиб  қўяди - дея  огоҳлантирган  эдим. У  менинг  маслахатимни  олдими, ё   у  гаплар  ҳавода  қолдими, билмадим.

Унинг  фразеологизмини  қаранг:

 

Бахтим  кулди  нихоят.

Кулди  бахтим...  менинг  устимдан...

 


Бундай  олиб  қаралса, шеърга  гап  йўқдай. Аммо  таржимада  у  деярли  йўқ  бўлиб  кетади.

Чунки,  ҳеч  қайси  таржимон: унинг  юқоридаги  мисраларини "Счастье  мое  засмеялось" дея  таржима  қилолмайди.

"Счастье  мое  улыбнулось,  наконец"  шаклида  таржима  қилиши  мумкин.

Аммо,  минг  афсуски,  бу  мисрани  иккинчи  мисра билан  боғлаб  бўлмайди.

Агар  "Мое  счастье  улыбнулась,  наконец. Надо  мной"  дея   таржима  қилса,  таржимон  кулгига  қолади.

Боринг  ана,  дейлик,  таржимон  "Мое  счастье  ядовита  улыбнулось надо  мной"  дея  "ухмылка"  маъносида  таржима  қилди  дейлик.

Бу  кўринишда  ҳам  барибир,  таржима  шоир  мақсадини  аниқ  ифодалай  олмайди.Боз  устига шоирнинг  шеъри  бадтар  ўз  бадиийлигини, охорини, рангини,  мазмунини,  ҳатто  шаклини  йўқотади.

Тўғри,  шеърни  дурадгор  каби  тахтадан  ясамайдилар. У  инсон  ақлига  бўйсунмайдиган,  илоҳий  руҳий  оқим  ва  уни  қолипларга  солиш  мумкин  эмас.

Аммо  шоирнинг  миллати - унинг  ўша  Худо  берган  рутбаси  бўлгани  каби,  унинг  шеърлари  ҳам  умуминсоният  мулкидир(Агар  у  шеърлар  санъат  асари  бўлса,  арзиса).

Бу  маънавий  мулкнинг  таржимада  барчага  тушунарли  бўлиши  мавҳумлашаётган  пайтда, ("Изм"лар  маъносида  эмас, луғовий  маънода  мавхумлаша  бошласа) шоир  ўз  йўналишини  ёки  ёзиш  услубини  ўзгартирмоғи  керак.

Акс  ҳолда,  унинг  шеърлари  маълум  бир  қатлам  қаърида  қолиб  кетади,  унутилади.

Таржиманинг  шундай  қалтис  тамонлари  тўғрисида  ҳам  бироз  ўйлаб  қўйсак,  зарар  қилмайди  дея  ўйлайман.

Раҳматли  Ҳожибой  Тожибоев  айтганидай,  яна  ўзларинг  биласизлар.Мен  айтдим, қўйдим.

 

 

 

 

22  апрель,  2012  йил.

Кундуз  соат  11  дан  32   минут  ўтди.

Торонто  шаҳри,  Канада.

 

 

 

 

 

 

 

 

Руслан  Чагаевни  "Оқ  Тайсон"  дейишларига  биз  қарши  чиқсак  ҳам,  дунёдаги  унинг  миллиард - миллиард  муҳлислари  барибир  уни  шундай  атайверишади. Чунки,  улар  Руслан  Чагаевни  яхши  кўрадилар  ва  уни  эркалаб,  шундай  атайверадилар.

Менинг  ҳохишим  шундайки,  Руслан  Чагаевга  ҳавас  қилиб,  янги  чиқадиган  жаҳон  чемпионларини  "Қора  Чагаев"  деб  атасалар.

Негаки, бизнинг   жаҳон  чемпионимиз,  Оғир  вазндаги буюк  боксчимиз  Руслан  Чагаевнинг  Майк  Тайсондан  сира  кам  жойи  йўқ.

Қайтага,  Чагаев  Тайсондан  кучли  боксчи - десак,  тўғрироқ  бўлади.

Руслан,  укажон, ўзбеклар  сенга  кўз  тикиб  турибди. Шу  Америкалик  Билли  Зумбрунни ҳам  нак аутга  учратгин. Бутун  дунё  ўзбеклари  байрам  қилайлик!

 

Сенга  омадлар  тилаб, Холдор  Вулқон.

 

 

 

 

 

 

"Оқ Тайсон" америкалик боксчига қарши рингга тушади

 

 

Бокс бўйича оғир вазндаги собиқ жаҳон чемпиони ўзбекистонлик Руслан Чагаев 21 апрел куни Германиянинг Шверин шаҳрида 39 яшар америкалик боксчи Билли Зумбрунга қарши рингга тушади.

 

"Озодлик"  радиоси  ўзбек  хизмати, Ҳасанжон


21.04.2012


Ўн икки йилдан бери профессионал боксда фаолият олиб бораётган “Бола” лақабини олган Зумбрун АҚШ ташқарисида атиги бир марта, яъни, 2006 йилда Германиянинг Дюсселдорф шаҳрида россиялик Александр Дмитриенкога қарши рингга тушиб, очколар бўйича ютқазган.

Юта штатидан бўлган Билли Зумбрун охирги марта 2012 йил январида ҳамюрти Клифф Каузерга қарши рингга тушиб  рақибини нокаут билан ютган.

“Оқ Тайсон” лақабли Чагаев ва Зумбрун ўртасидаги рейтинг жанги саккиз раунд бўлиши режаланган.

Америкалик ветеран боксчи Зумбрун рингда 38та жанг ўтказиб ундан 25тасида ғалаба қозонган, 15та ўйинни нокаут билан ютган.

Билли Зумбрун 12та жангда мағлубиятга учраган, бир ўйин дуранг билан якунланган.

33 яшар Руслан Чагаев 2011 йил ноябр ойида россиялик Александр Поветкинга очколар бўйича бой берган.


"Оқ Тайсон" Поветкин билан яна бир марта рингда куч синашишни таклиф қилди.


Бироқ Поветкиннинг менежери Владимир Хрюнов олдинда бошқа рақиблар билан қатор жанглар ўтказиш белгилангани ва Чагаев билан яна рингга тушиш режада кўзда тутилмаганини айтиб, матч-реванш ўтказишдан бош тортди.


Чагаев жорий йил 28 январ куни Ҳамбург шаҳрида ўтказилган саккиз раундлик рейтинг жанггида тринидад-ва-тобаголик рақиби Кертсон Менсуэлл устидан ишончли ғалаба қозонган.

Руслан Чагаев шу кунгача профессионал рингда 28 та жанг ўтказиб, 25 тасида ғалаба қозонган, иккита ўйинда мағлубиятга учраган, бир ўйинни дуранг билан якунлаган.


“Оқ Тайсон” 17 та ўйинни нокаут билан тугатган.

 

 

 

 

 

 

Холдор  Вулкан

8  - глава  из  романа  "Юлгун"


Письмо  сапожника

 

Летним  утром  Фарида,  как  всегда  отправилась торговать вразнос рисом.

Она  носила  тяжелые  сумки,  думая,  а  вдруг  кто-то  захочет  купить  рис  оптом. Но,  к  сожалению,  это  не  происходило. Фарида, боялась  злых  людей,  которые  ругали  её,  когда  она  громко оповещала   о  том,  что  привезла  продать   рис по цене  ниже рыночной. Она  просто  вынуждена была кричать,  так как,  во-первых,  ей было тяжело подниматься с  сумками  в  руках  по  лестнице  на  верхние  этажи  домов,  у которых  не было лифта. Во-вторых,  ходить  и  торговать,  стуча  в  двери  квартир,  как  попрошайка,  ей  тоже  было  неловко.

Фарида  шла,   пыхтя  как  герой  мультфильма  Винни-Пух,  и  когда  она приблизилась  к  вагончику  сапожника  Гурракалона, сердце  её  начало  таять как  украинский  сахар-рафинад в  горячем  чае. Она  покраснела. Ей  очень  хотелась  увидеться с  башмачником  Гурракалоном. Она  в  душе  чувствовала невосполнимую  потребность в этом. Да,  она  впервые  в  своей  жизни  по-настоящему  полюбила  мужчину. Как  религиозная  женщина, она понимала,  что  это  грех,  и  поэтому  изо всех сил  старалась  забыть  этого  человека,  но  не могла. Она  поневоле  везде  и всегда думала  о  нем и  постоянно переживала   сладкие  муки прекрасных чувств.  Даже  во   сне. Она  поняла,  что  не  может  больше  жить  без  него. Она  влюбилась! Фарида  специально  шла    мимо  вагончика,  где  находится  ремонтная  мастерская  доброго веселого  башмачника  Гурракалона  и  кричала  громко:

- Кому   рис! Есть  отменный рис девзира! Продам  недорого! Налетай,  народ - свой  огород!..

Она  кричала,  и  от  волнения у неё ускорилось  её  сердцебиение. Ей казалось, что   сапожник  Гурркалон, услышав  её  голос,    выйдет из  вагончика  с  улыбкой  на  устах  как  солнце  после  дождя,  наполняя  мир  светом  и   ослепляя  глаза  Фариды. Но  из  вагона  никто  не  вышел. У  Фариды  екнуло  сердце. Она подумала, что добрый  и  веселый  башмачник  либо  уехал  в  свой  кишлак,  либо  забыл  о  ней. А  может...  Может  он  заболел?.. С такими  тревожными  мыслями  Фарида  быстро  направилась  в  сторону  вагончика.  Подойдя  к  вагончику,  она  сначала  заглянула  в  окно  мастерской,  в  надежде  увидеть  башмачника. Но  вместо  башмачника  она  увидела  другого  человека,  вернее  парня,  который,  сидя  на  табуретке,   усердно  шил  с  помощью  кривых  игл  и  шила   порванное  голенище  сношенного  кирзового  сапога. Фарида  постучала  в  окно  вагончика,  и  парень  повернулся  лицом  к  окну. Потом  вышел  из  вагончика:

- Здравствуйте,  тетя. Вы  ко мне? Обувь  что ли  принесли  на  ремонт? Заходите,  не  стесняйтесь – сказал  он.

– Да,  нет. Понимаете...  Как  вам  объяснить...  А  где  Гурркалон-ака,  который  работал  здесь?.. – спросила  Фарида.

–  А,  простите,  тетя,  кто  вы... Не  Фарида-апа  ли?..

Услышав  это,  Фарида  на  миг  замерла  от  удивления  и,  взяв  себя  в  руки,  сказала:

-  Да,  мое  имя  Фарида,  фамилия  моя  Ултанова,  и  я  случайная  знакомая  Гурракалон-аки. Он  иногда  покупал  у  меня  рис  и  кислое  молоко. А  что  случилось?

– Вот  наконец-то  Вы  пришли. Дело  в  том,  что  мой  мастер... Простите,  паспорт  у Вас  есть  при  себе? – сказал  парень  неожиданно.

– Есть,  конечно,  вот,  можете  посмотреть.

Фарида  показала  парню  свой  паспорт  и  спросила  нетерпеливо:

- А  что  случилось?  Говорите  же  быстрей. Гурркалон– ака заболел  что  ли? – спросила  Фарида.

Убедившись  в  том,  что  она  на  самом  деле  та  Фарида,  про которую говорил его мастер,  парень  продолжил  разговор,  оглядываясь  вокруг.

– Да,  вы  угадали,  тетя.  Мой  мастер  лежит  в  больнице,  но  его  положение  стабильное,  то  есть  жизнь  моего  мастера,  слава  Богу,  вне  опасности. Он  велел  передать  Вам  вот  это  письмо – сказал  парень,  вытаскивая  из  кармана  брюк письмо  Гурракалона,  предназначенное  Фариде. Фарида   с  волнением  взяла  письмо  Гурркалона  из  рук  парня  и  спросила  у  него  адрес  больницы,  где  лежит  башмачник. Парень  написал  на  клочке  бумаги  адрес  больницы,  где  лечится  его  мастер  сапожник  Гурракалон. Потом,  попрощавшись,  закрыл  дверь  вагона.  Фарида,  подняв  тяжелые  сумки  с  рисом,  подошла  к  скамейке  и,  сев  на  неё,  начала  читать  письмо.

Саламнама


Здравствуйте,  моя  возлюбленная,  несравненная  Фарида!

Я  знаю  и  верю,  что  Вы  обязательно  придете  и  прочтете  это  письмо. Aх, если  бы  Вы  знали,  как  я  Вас  люблю,  как  я  Вас  люблю-уу-уу-уу! Я  полюбил  Вас  в  тот  день,  когда    покупал  у  Вас  рис  и  кислое  молоко. С  тех  пор,  где  бы  я  не  находился,  думал  и  думаю  только  о  Вас  денно  и  нощно! Вы  снитесь  мне  по  ночам,  и  в  моих  снах  мы с  Вами,  держась  за  руки,   счастливо ходим  вместе по полям,  где  колышется  ковыль  на  ветру  как  волны  в  море.  Мы  шагаем  по  лунному  полю  вдвоем,  где  ни  души,  кроме  нас,  разве  что  луна,  которая  бродит  одна  над  полями,  над  оврагами  тихо  освещая  берега. Снится  мне  Ваше  очаровательное  лицо,  Ваши  губы,  похожие  на  лепестки  красной  розы,  Ваша  завораживающая  улыбка,  Ваш  нежный  голос,  похожий  на  зов  ангелов   на  небесах, Ваши  глаза,  похожие  на  глаза  джейрана! Ваши  вьющиеся  нежные  волосы  похожие  на  черный  шелк. Всякий раз, когда я  думаю о  Вас,  представляя  Ваше  лицо  перед  собой,  я  просто  тону  в  Ваших  глазах,  словно  утопленник,   который  тонет  в  бескрайнем  лазурном  океане,  где  весело  плавают  стая  дельфинов,  где  в  тихих  атоллах  беззаботно  колышутся  зеленые  пальмы,  где  видны   в  прозрачной, как стекло,  воде  океана  красно-багровые  коралловые  рифы  с  косяками  разноцветных  рыб! Я  думал  о  Вас,   когда латал  осенние ботинки и  зимние  сапоги. Иногда,  вместо  того, чтобы проколоть  голенище  сапог,  я  часто  вонзил  шило  себе  ногу. Неделю  назад  я  ехал  на  своем  мотоцикле  «Муравей»  по  дороге,  думая  о  Вас,  вспоминая Ваше   очаровательное   лицо,  Ваши  глаза,  Ваши  губы,  гладкий как у младенца подбородок, и  на  какое-то  время  забыл  об управлении мотоциклом, как  человек,  который  вдруг потерял  память.  Наконец  вспомнил  смутно  и  подумал, ну  я,  кажется,  только  что  ехал  на  мотоцикле,  и  где-то  здесь  должен  быть  руль. Где  этот  руль,  Господи?..   И тут…  случилось  нечто  страшное. Я  попал  в  аварию. Фарида,  Вы  не  волнуйтесь,  моя  возлюбленная. Слава  Богу,  что   я  пока  хорошо  себя  чувствую. Но  я  боюсь,  если сделают мне трепанацию черепа,  то  через  семь  дней  мои  мозги  могут  вытечь   через  прорези,   и  последствия  могут  быть  серьёзными. Поэтому,  не теряя времени,  я  попросил  у  медсестёр  ручку  с  бумагой  и  вот,  пишу  Вам  это  письмо. Медсёстры  думают,  что  я  пишу  завещание. Но  я  не  дурак,  чтобы  умереть  так  просто,  не  увидев  Вас,  хоть  напоследок. Я  хочу  умереть,  положа  свою  голову  на  Ваши  колени, Фарида! Умереть  в  Ваших  руках! Я  буду любить Вас даже после  своей  кончины, буду любить вечно! Если  всё  же  мне  не  удастся  увидеть  Вас,  и  если мне придется  умереть,  то  я  буду  ждать  Вас у  ворот  Рая,  усыпанных  розами,  которые  росли,   накручиваясь  в  золотые  решетки  райских  ворот, украшенных алмазами!

 

Безумно  любящий  Вас

- сапожник  Гурракалон.

 


Прочитав  письмо  Гурркалона,  Фарида  заплакала. Она плакала,  покрывая  лицо  этим  письмом,  и  целовала  его,  как  священное  писание. Потом  быстро  встала  с  места  и,  подняв   тяжелые  сумки   с  рисом,  пошла  в  сторону  автобусной  остановки. Там она села в  автобус и    поехала  в  сторону  больницы,  где  лежал  сапожник  Гурракалон.

В больнице   ей  дали белый  халат,  и  она,  накинув  халат  на  плечи,  зашла  в  палату,  неся  свои  тяжелые  сумки  с  рисом. В  палате  на  больничной  койке  лежал  башмачник  Гурракалон  весь  в  бинтах,  словно  мумия  в  египетской  гробнице  фараона Тутанхамона. Фарида  заплакала  и  не смогла  даже  толком  поздороваться  с  башмачником  Гурракалоном. Но  в  её  приходе  и  в её слезах  сочувствия  отражались  все  её  намерения,  вся доброта,  словом  - её  душа. Гурракалон  успокаивал  Фариду:

- Спасибо,  что  пришли,  Фарида. Я  знал  что  Вы  придете. Не  плачьте,  ради  Бога. А  то  я  тоже  заплачу -  сказал  он.

От  улыбки  горели  его  глаза.

– Простите,  Гурркалон-ака,  что  я  поздно  узнала  об  этом. Ещё  раз  прошу  прошение  за  то,  что  я  пришла  с  пустыми  руками -  продолжала  плакать  Фарида.

– Да,  что  Вы,  не  думайте  даже  об  этом. Ваш  приход  для  меня -  всё. Вы  не  знаете  даже,   что  Вы  своим  приходом  подарили  мне  силу. Теперь  я  передумал  умереть. Какая  Вы  у  меня  красивая,  Фарида! – сказал  Гурркалон.

– Да  уж,  скажете  тоже. Какая  я  красивая?. Эвон  какая  толстая – сказала  Фарида.

– Нет,  Фарида,  не говорите так.  Этими  словами  Вы   задеваете мои  чувства. Это  Вам  кажется,  что  Вы  некрасивая.  А  для  меня  нет женщины  красивей  Вас  во  всем  мире! Я  люблю  Вас  и  я  готов  отдать  за Вас  свою  жизнь! Причем  с  легкостью,  с  радостью! Поверьте.  Я  Вас теперь  никому  не  отдам! Даже  Вашему  мужу! Теперь  мы  будем  жить  вместе! У  меня  есть  отдельный  дом  на  берегу  реки! Я  увезу  Вас  туда  вместе  с  Вашимы  детьми  и  Вашей  свекровью.  Там  будем  жить  спокойно, по-человечески  и  всегда  будем  вместе! – сказал  башмачник  Гурркалон,  и  из  его  глаз  потекли  слезы.

– Успокойтесь,  Гурркалон-ака.  Вам  нельзя  волноваться. Врачи  так  говорят -  сказала  Фарида, успокаивая  башмачника  Гурркалона.

– Дайте  мне руку. Я  хочу  держать Вашу  руку – сказал  Гурркалон.

Фарида  не  знала,  что  делать. Потом,  оглядываясь  назад  в  сторону  двери,  сказала:

- Нет, ну...  зачем  Вам  моя  рука – смутилась  она.

– Прошу  вас – умолял  Гурркалон.

После  этого  Фарида  осторожно  подошла  к  койке и  протянула  руку  Гурракалону. Тот  притянул  к себе пухленкую, нежную   руку Фариды  и поцеловал  её  пальцы. От  приятного  волнения  Фарида  почувствовала  дрожь внутри и  от  этого  опянеюшего  чувство слегка  закружилась  её  голова.

Тут  прозвучал  голос  медсестры, которая сказала, что  время у  Фариды истекло, и что   дальше  она  может  утомить  больного.

– Ну, Гурракалон-ака,  мне  пора  уходит.  Берегите  себя,  я  завтра  приду – сказала  Фарида  и  собралась  уходить.

–Хорошо  моя  милая,  только  прошу  об  одном. Там,  в  тумбочке,  лежат  печенье,  конфеты, булочки  с  пряниками и  много  фруктов. Возьмите и отнесите всё это  детям  и  Вашей  свекрови,  пожалуйста – сказал  башмачник  Гурркалон.

–Нет,  нет,  что  Вы,  Гурркалон-ака,  ешьте  сами.  У  нас  дома  все  есть. Сама  пришла  с  пустыми  руками,  как  же  я  могу  забрать то, что Вам предназначено? – сказала Фарида.

– Фарида,  не  отказывайтесь. Иначе  разорву  все  эти  шнурки  и  умру – сказал  упрямо  Гурркалон. После  этих  слов  Фариде ничего не оставалось делать, как повиноваться  Гурркалону,   и  она  положила  всё, на что  указал  Гурркалон,  в  запасную  сумку.  Потом  поблагодарила его   и,  попрощавшись  с  ним,  вышла  из  палаты  с  тяжелыми  сумками  в  руках.

 

 

 

 

 

 

 

 

Хорошо написали, Лев Валентинович, о чужом трансплантированном сердце, которое висит в человеке, как сварованный колокол в часовне чужого монастыря.

Так же Вы пишите "Уй - ду, уй - ду, уй- ду!", "Ну - нет, ну- нет, ну- нет!", "И-ди, и -ди, и- ди!" в такт серцебиение и прызиваете человечество, произнося следующие слова:

- Люди, любите и поддерживайте друг друга!

Эти слова настоящего человека, у который чистое, нечужое сердце!

Да, Вы правы, все люди планеты, независимо от их религии, расы и национальности, должны жить вместе, в мире и согласие, как единая семья! Потомучто все люди дети Адама и Евы!

Спасибо, дорогой Лев Валентинович!

 

С  уважением, Холдор  Вулкан.




 

Лев    Сокольников

 

Чужое сердце.



"Уй-ду, уй-ду, уй-ду! - второй год пугает стуком пересаженное сердце. Чужое. Трансплантированное.

"А, может, сердце право? Талантливый хирург загнал сердце в чужую грудную клетку и заставил гонять чужую кровь по сосудам, не спросив согласия работника? Явное насилие над чужим органом"! - сознавая справедливость чужого сердца, всё же отвечаю ему:

- "Ну-нет, ну-нет, ну-нет!" - и принимаю, неведомо какую по счёту, таблетку препарата "угнетающего иммунную систему организма и не позволяющего отторгать инородный белок". Чужое сердца, то есть.

Человек устаёт, как от счастья, так и от страха смерти. Когда страх отходит в сторону - на его место приходит злость, и отвечаю чужому "мышечному органу для перекачки крови по сосудам организма":

- "И-ди, и-ди, и-ди"! - но страх расстаться с видимым миром оказывается наверху, давит ненависть к чужому капризному сердцу и очередной спор заканчивается таблеткой...

Но как сердце может быть "чужим", если оно гоняет кровь по сосудам моего тела? Благодарить чужое сердце за "систолы и диастолы", коими удерживает моё тело в этом мире?

- Люди, любите и поддерживайте друг друга! - не более, чем слова, вроде бы в истории медицины язык никому не пересадили, прочие пересаженные органы не врут и отторгаются молча...

Почему пересаженная почка глуха к призыву "помогать друг другу", но говорит мне:

- Помни: работаю по принуждению, по приказу от таблеток!

Если бы не дождался донора и умер - скорбь родных длилась какое-то время, но и они в итоге пришли бы к утешению:

- Что поделать, родился с больным сердцем... Тяжело смерть близких переносить... - но жить с мыслью: "а сердечко-то - чужое, хотя и здоровое, но "таблеточное"... И сколько продержится уговорами - кто знает? И родня устала от страхов:

- "Сколько чужая почка прослужит? Год? Два? Десять? И всё это время на таблетках? Человеческая психология: "хотя минута - да моя"!? А какая минута? Радостная, или отравленная:

- "Ведь уйдёт, уйдёт чужое оно! Если своё, родное сердце, изменило телу и отказалось работать, то чего ждать от чужого? Как не удерживай, а оно может выкинуть фортель и остановиться в любой миг! И никаких обид быть не должно! И сколько искусственно давить иммунную систему ради главного устройства? Бить препаратами по печени и почкам? Бояться малейшей инфекции со стороны? Ведь любой новый грипп легко и просто выполнит поговорку: "с чужого коня и посреди грязи слезешь"? - прав родственник, ещё никто от угрозы "слезть с коня посреди грязи" не избавил. Первый, с кем угроза займётся - это я.

И страх! Совсем недавно страх умереть с прежним больным сердцем ни на секунду не оставлял сознание, но и чужое сердце от страха полностью не избавляет: "чужое сердце никогда и никому радости не принесёт. Как бы я его не любил".

Что такое "имплантация органов"? Установка чужого сердца в мою грудь - "достижение медицины", или не совсем так? Или "совсем не так"? Не лучше ли приходить в этот мир со здоровым сердцем и не губить его по глупой прихоти нашей?

 

 

 

 

Холдор  Вулкан

 


Добрые соседи

 


Бедного человека укусит собака, даже если он сидит на высоком верблюде.

(Узбекская пословица)

 

 


После утренней молитвы Фарида взяла ведро зашла в коровник подоить корову. Там она чуть в обморок не упала, увидев страшную картину. Из руки Фариды выскользнуло ведро и, загремев, упало на землю. В коровнике лежала их дохлая корова. Потухшие её глаза были открытыми, а из её некрасиво скривившегося рта торчал язык сиренового цвета. Фарида горько зарыдала надрывным голосом, прислонясь к неоштукатуренной стене коровника, чтобы не упасть.

- Господи! За что ты отобрал наш последний источник дохода, которым кормилась наша семья, еле сводя концами?! Как я теперь буду кормить своих детей и слепую свекровь, Господи?! – плакала она.

Когда она вышла во двор, продолжая громко плакать, испугавшаяся слепая свекровь спросила её, почему она плачет. Фарида сказала ей страшную правду, и свекровь тоже заплакала. Потом она стала умолять Фариду, чтобы она не била детей. Она сказала, что после того как дети, которые пасли корову, вернулись домой, они рассказали, как их корова, волоча за собой Мекоила, направилась в сторону хлопкового поля. Мекоил был еще недостаточно силен, чтобы с помощью аркана остановить корову. Если, не дай бог, бригадир или председатель колхоза увидит корову, которая лопает хлопчатник, то корове - конец. Они тут же зарежут её и конфискуют мясо. Таково было постановление председателя колхоза, дескать, нельзя кормить скот важным государственным стратегическим сырьем. Поэтому Мекоил старался изо всех сил тянуть на себя аркан, чтобы не позволить корове есть хлопчатник. Он кричал своей сестричке, чтобы она помогла гнать корову сзади, стегая её палкой. Пока они тянули корову, она успела съесть значительную порцию хлопчатника. Дети обрадовались не только потому, что им удалось оттянуть корову. Они облегченно вздохнули, потому, что никто из руководителей не видел, как их корова ела хлопчатник. Из слов детей начала выяснятся причина гибели коровы. То есть слепая свекровь предположила, что хлопчатник, который съела корова, был специально отравлен ядовитыми пестицидами. После этих слов свекрови Фарида снова зарыдала громким голосом, в отчаянии ударяя себя по голове. Услышав шум, проснулись соседи и вошли во двор. Один из них скорбно начал выражать соболезнование:

- Не плачьте, соседка. Это дело Божье... Бедная Ваша свекровь при жизни была безобидной старухой. Хотя она было слепая, но предвидела всё как Ванга. Она, видела глазамы которые открылись у неё  в душе  как  у экстрасенсов. Да будет её место в Раю, амин! Примите наше соболезнование, Фаридахон – сказал он.

– Да, что вы люди, на самом деле, моя свекровь жива! Корова наша сдохла! – сказала Фарида горько плача.

Тот извинился:

- Ах, простите ради Бога, соседушка. Значит, Ваша свекровь долго будет жить... Простите... сказал сосед.

– Боже Всемогущий, зачем ты так, а? Лучше бы забрал меня, a корову оставил! Как мы теперь жить-то будем?! Сын мой окаянный - пьяница! Пожалел бы, Господи, мою сноху! Ей и так было очень трудно... – плакала слепая свекровь, лежа на чорпае.

Тут кто-то вмешался в разговор, и начал давать советы:

- Не горюйте, не переживайте, соседка. Всегда есть выход. Безвыходного положения не бывает. У меня есть один знакомый мясник по имени Саидваккас. Он может купить тушу Вашей дохлой коровы и быстро реализует, размешав её со свежим мясом. У Саидваккаса золотые руки. Он мастер своего дела и действует как картежник с полувековым стажем. Саидваккас реализует не только дохлый скот, но и кости тоже. Он закупает их тоннами, потом перепродает потребителям с такой ловкостью, что покупатели даже не замечают, как он подсовывает размельчённые старые кости, которые он закупает в зоопарках. Правда, один учитель, заметив это, поднял политический скандал, угрожая посадит мясника в тюрьму на длительный срок. Но мясник Саидваккас спокойно взял длинный нож, заточил его хорошенько с помощью напильника с волчий ухмылкой, срезал один тонкий волосок своей руки, как бы проверяя остроту ножа, и ударил учителя этим холодным оружием в горло изо всех сил, но учитель отскочил назад и уцелел. Но, сильно испугавшись, он резко побледнел, словно вампир в полнолуние. Мясник Саидваккас сказал, не дай бог, учитель проболтает о его гнусном преступлении, тогда ему придет конец, то есть он сразу превратится в труп. После этого учитель перестал спорить с мясником Саидваккасом. Услышав необыкновенный совет своего соседа Фарида на миг перестала плакать и сказала:

-Что вы говорите? Вы в своем уме? Реализовать мясо дохлой коровы в мясном ларьке, - это большой грех! Как я буду отвечать перед Богом на том свете? – сказала она.

Тут третий человек стал давать свои ещё более интересные советы:

- Тогда, эту дохлую корову нужно продать мясокомбинату, где производят колбасу. Там работает мой брат и он рассказывал, что многие люди каждый день из разных уголков области привозят туда дохлых коров, овец и коз. Не знаю, в курсе Вы или нет, сейчас наша Республика стала независимым, и предприятия перешли в руки предпринимателей. А предпринимателей не очень интересует, какая там болезнь, «сальмонелла», «бруцеллез», «эбола» или «бешенство». Для них главное, чтобы деньги текли рекой. Вот они и скупают дохлый скот и делают колбасу различных сортов. Эх-хе-ей, оказываются они покупают тоннами старинные книги древних поэтов и философов в качестве макулатуры, которые библиотекари нелегально привозят на самосвалах, чтобы продать. После этого предприниматели, разрезав эти книги на мелкие куски с помощью специальных размельчителей, смешивают их с жидкой мясной массой.Вот по этому насиления нашей области, которые едят колбасу, сами того не замечая становятся мудрыми день за днем. Это еще ничего. Брат мой, который работает на этом предприятии, недавно рассказывал, что однажды на мясокомбинате без вести пропал высокий дворник - алкаш, и через день лоскуты его клетчатой рубахи и сношенную тюбетейку с кусками его резиновых сапог обнаружили в огромном барабане, где мясная смесь заливается в специальные кишки. Вот туда и сдадим Вашу дохлую корову за определенную сумму денег. Не бойтесь, там работают высококвалифицированные ветеринары, и они подготовят Вам соответствующие документы о том, что корова Ваша была живая и не болела сальмонеллой, бруцеллезом или бешенством. Там будут поставленные в аккурат и печать со штампом. Об ответственностях перед Богом, тоже не стоит думать. Вы же колбасу не едите, правильно? Вот и на том свете Вам не будут задавать сложные вопросы о колбасе. Или скажете Богу всю правду, о том, что Вы были просто вынуждены продать мясокомбинату тушу своей дохлой коровы, так как у Вас не было другого выхода.

Услышав это, Фарида произнесла: «Астагфуруллах! Астагфуруллах!» Потом начала выгонять соседей со двора:

- Уходите сейчас же, придурки! Шайтаны! Уйдите из нашего двора, ради всего святого! Оставьте нас в покое! – кричала она нервно и продолжала реветь, присев на деревянную ступеньку, закрыв лицо ладонями. Слепая свекровь Фариды тоже заплакала.

 

 

 

 

 

 

Холдор Вулқон

Встречи с животными

Ҳалол мулкка офат етмайди!



Инсон мулкига етган офатни аввало, ўзи қачонлардир билиб – билмай қилган қайсидир гунохлари учун Худои Таолонинг юборган жазоси деб билмоғи керак. Чунки, оламда содир бўладиган барча ҳикматларнинг эгаси ёлғиз ХУДОдир.

Бу борада Ўзбекистон Ҳалқ Ҳофизи Шерали Жўраевнинг бир пайтлар амалга оширган иши ибратланарли. Шерали Жўраев Асакада яшаб юрган йиллари хашаматли уй қурганлар. Уй ичидаги жихозлар уйнинг ўзидан қам қимматли бўлган ва иттифоқо, бир куни ўша уйга ўт илашиб, ёна бошлаган. Қий – чув, тўс – тўпалонда одамлар ўт ўчирувчилар командасини чақириб, ичкарида ёнаётган қимматбаҳо жихозларни ташқарига олиб чиқа бошлаганлар. Шунда Шерали Жўраев етиб келиб, ҳаммани ҳайратда қўйганича, жихозларни ташиб олиб чиқаётганларни тўхтатганлар. Нафақат тўхтатганлар, балки, барча олиб чиқилган қимматбаҳо жихозларни қайтариб олиб кириб, оловга ташлашни буюрган ва шундай қилинган. Шерали Жўраев шунингдек, етиб келган ўт ўчирувчиларни ҳам тўхтатиб: - Тегмаларинг! Уй бор жихозлари билан ёниб кетсин! Чунки, бу уй Оллохнинг ҳикмати билан ёнмоқда! Мен қачондир, қаердадир нотўғри ҳаркат қилган бўлсам керак. Мен бу ёнғинни билиб – билмай қилган гунохларим учун Оллох тамонидан юборилган жазо дея қабул қилдим! Мен бу офатга Худо учун розиман! – деган эканлар. Шундан кейин, Шерали Жўраевга Худо аввалгидан ҳам кўп файзу барокотлар, ҳурмат – мартабалар ато қилиб, Тошкетга ундан ҳам хашаматлироқ уй қурганлари ҳатто у инсонни Худои Таоло КАЪБАга киришга мушарраф қилгани афсона ё эртак эмас.

Шу жойда бир нозик нуқтани кўздан қочирмаслигимиз керакким, баногох, мақоламизни ўқиб, пешонаси тиришаётган кимсалар: -Ҳурматли Вулқонбой, сизнинг фалсафангиз бўйича, юртда уруш бўлса, урушни тўхтатма! Халқ битта қолмай қирилиб, шаҳарлар дала – даштга айлансин! Бу Худонинг ҳикмати билан бўлмағда! Биз қачонлардир, қайлардадир, нималарнидир нотўғри қилганмиз ва бу урушни Худонинг бизга берган жазоси дея қабул қиламиз! – дейишимиз керакми?! - дейишлари ҳам ҳеч гап эмас.

Биз ундайларга шундай жавоб берамиз: - Урушлар ҳам аслида ноодил, чаласавод ҳукмдорлар қилган оғир гунохлар, яъни зулмлар, қўпол   сиёсий хатолар оқибатида ҲАҚнинг юборган жазоси ўлароқ майдонга келади ва юртимиз у ерда яшаётган барча халқларнинг умумий уйидир. Юртимизни ўша офат теккан уй ёнгани каби ёнмаслиги учун, исёнлар қўзғалонларга, қўзғалонлар эса фуқаролар урушига  айланмаслиги, далаларимиз жангоху кўкноризорларга дўнмаслиги, Ватанимиз қурол бозорига айланмаслиги,Халқимиз қирилмаслиги учун Ҳукмдорлар ёнғиндан аввалроқ эсларини йиғишлари, зулмнинг ҳар қандай кўринишини тўхтатишлари, мухолиф фикрли инсонларнинг асосли танқидларига тоқат қилиб, улардан тўғри хулоса чиқариб, фикру фаолиятларини тубдан ўзгартиришлари, мухолиф фикрлилар билан ҳам муроса қилишлари керак. Акс ҳолда, кеч бўлади.

Аксарият одамлар мулки мусодара бўлиб кетса, молига офат етса, Худони унутиб, бу иш учун кимларнидир айблаб, том – том ҳужжат йиғиб, адвокатлар ёллаб, судлашиб, ёқалашиб, мулкчиликнинг тўғри йўлга қўйилмаслигига асосий айбдор -  барча  эшикларнинг  калитларини  иштонбоғига  осиб  олган  зиндоннинг  яккаҳоким  коменданти, чириётган балиқ боши  кетига  зимдан пахта қўйиб, хушомадлар айлаб, у ишга алоқаси бўлмаган ҳалол одамларни шантажлаб, уларга тухматлар қилиб, одамларнинг кулгисини қистайдилар.

Яна бир тоифалари фақат мулки мусодара қилингачгина, ўша мулкини қайтариб олиш мақсадида сиёсат кўчасига кирадилар. Бу тоифа одамлар ўзи учунгина ўлишга тайёр оддий бир аламзада кимсалардир.

Ундай одамлар юрагида ҳақиқий маънода Халқ, Ватан қайғуси бўлмайди. Улар ўзларини халқпарвар қилиб кўрсатсаларда, ҳар доим курси, олтин конлари, ғазна, маишат тўғрисида лимонли қанд чой каби ширин ўйларга толаверадилар ва уларнинг иши юришмайди. Сабаби, ундайларнинг қалбида, шуурида чаёндай ўрмалаётган маккор фикрларни Худо кўриб - билиб турибди.

Ўзини мазлум санаётган одамнинг мулкини эса, ҳеч ким, ҳеч қачон ноҳақ тортиб олишга журъат этолмайди, агарки, мулки мусодара қилинишига асос бўладиган бирор сабаб бўлмаса.

Ҳақиқий сиёсатчининг юрагида ўз мулкига эмас, Халққа, Ватанга нисбатан чин маънодаги ўтли муҳаббат бўлади. Ана ўшандай сиёсатчиларгина Халқ манфаатларини ўз манфаатларидан устун қўя оладилар. Халқ анашундай фарзандларигагина ишонмоғи ва уларгагина эргашмоғи керак.

Россия Федерациясининг президенти Владимир Владимирович Путин узоқ йиллар сабр – қаноат билан ишлаб, манфаат кетидан қувмай, ҳатто полковник даражасига кўтарилиб, илк бор РФ президентлигига номзоди қўйилган, эртасига президент бўладиган пайтларда ҳам томидан чакка ўтадиган уйда бола – чақаси билан яшаб юрган эди.

Ҳалоллик уни азиз қилди.

Мен сиётчи одам мулк қилмаслиги керак демоқчи эмасман. Мулк албатта бўлиши керак. Аммо, у мулк зўравонлик, ўғрилик, қилвирлик, муттахамлик, Халқ ризқини қийиш эвазига эмас, пешона тери, ҳалол йўллар билан топилган бўлмоғи зарур.У дехқон фермерчиликда бўладими, чорва фермерлигидами ёки дейлик савдо ишлаб чиқариш фирмасида бўладими, топилган даромад ортида, куч  ишлатиш,  яъни  легал  ва  нолегал террор,  қатлу  қатағон,  ўз  вазифаси  ёки мавқеини  суйистеъмол қилиш, фирибгарлик, ҳужжатларни сохталаштириш, ёлғончилик, зўравонлик, босқинчилик, қабилачилик, маҳаллийчилик каби иллатлар ётмаслиги керак.

Бир нарсани ҳеч қачон эсдан чиқармаслигимиз зарур.

Агар мулк ҳалол бўлса, у мулкка ҳеч қачон офат етмайди.

Ҳеч қачон!

Ҳудди яхши, тўғри одамга ҳатто қонхўр, каллакесарлар орасида ҳам ёмонлик етмагани каби.

Доно Халқимизда «Қарс икки қўлдан» деган мақол бор. Мулкидан мосуво бўлган одам ўзини ҳам бир қатор тафтиш қилса, мусодара сабаби худди сувга босим билан чўктирилган копток сув юзасига қалқиб чиқандай аён бўлади қолади.

Албатта бу ёзган гапларимиз сиркаси сув кўтармайдиган, танқидга тоқатсиз, кек сақлайдиган, жиззаки одамлар учун эмас, балки бунинг акси ўлароқ, дори каби бадхўр, аммо фойдали танқиддан тўғри ҳулоса чиқариб, ўз камчиликларини қисман бўлсада тан олиб, фикру фаолиятини тўғрилаб оладиган марду майдон инсонлар учундир.

Мақола охирида адолатли шоҳ ва лирик шоир Заҳириддин Муҳаммад Бобур бобомизнинг машҳур бир рубоийсини эсламоқ ўринли:

 

 


Ҳар кимки вафо қилса, вафо топқусидир,

Ҳар кимки жафо қилса, жафо топқусидир.

Яхши киши кўрмағай ёмонлиғ ҳаргиз,

Ҳар кимки ёмон бўлса, жазо топқусидир!

 

 

 

 

 


15 апрель, 2012 йил.

Кеч соат 7 дан 7 минут ўтди.

Торонто шаҳри, Канада.

 

 

 


 

 

http://elektroas.ru/wp-content/uploads/2010/04/vesennij-prilet-aistov.jpg


Наконец настал момент обрезания и Курумбой приказал нам, чтобы мы крепко держали моего племянника за руки и за ноги, положив его на матрас. Когда все было готово, Курумбой наточил свой кинжал о каменную точилку словно косарь, который собирается косить сочную траву на лужайке. Потом велел, чтобы в рот моего племянника кто-нибудь сунул тюбетейку, чтобы он во время операции не закричал от боли. Парикмахер Комил Кашей, сняв свою тюбетейку, сунул в рот моего племянника. После этого Курумбой с помощью плоскогубцев потянул мошонку племянника и, отрезав её лишний кусочек, завершил операцию. Тут кровь хлынула фонтаном, и руки Курумбоя покрылись кровью до локтей.
- Как остановить кровь, красный каминдон?! - кричал Мамадияр в панике.
-Зачем останавливать кровь, пусть стекает! Она сама остановится, когда надо - сказал Курумбой, вытирая тряпкой свой окровавленный кинжал.
- Что Вы говорите, таш каминдон?! От потери крови мой бедный племянник может погибнуть! - сказал я.
- Дети узбеков не гибнут из-за какой-то потери крови! Они могут жить даже тогда, когда у них не останется ни капли крови в жилах! Вот такой мы великий народ! - сказал Курумбой с гордостью.
Нам ничего не оставалось делать, кроме как повиноваться доблестному патриоту, мудрому каминдону и вечно незаменимому партбаши. Когда все это завершилось, Юлдашвой принес воду в чайнике и подошел Курумбою:
- Товарищ комбриг, сполосните руки. А то они страшно выглядят. Они все в крови - сказал он.
- Нет, не надо, красный Юлдашин. Я не буду смывать кровь с рук. Потому что я каминдо-властелин, то есть, падишах, понимаете? Какой с меня падишах, каминдон, если у меня руки не в крови? Давайте, лучше поиграем в теннис! - сказал Курумбой.

 

 

Холдор Вулкан

 

 

 

 

 

 

Пятидесятое письмо Мизхаппара



Дорогой Сайитмират-ака, неделю назад я написал пригласительный билет на куске рубероида и отправил его Вам по почте. Но почему-то он вернулся, не дойдя до Вас. Может, я неправильно написал Ваш адрес? Потом звонил Вам много раз и никак не смог связаться. А какие Ваши телефонные номера? Ну, теперь это не важно. Потому что свадьба уже прошла. Сами в курсе, что муж моей сестры после пожара, который произошел в пожарной охране, стал инвалидом. Самое страшное его дом тоже сгорел. Мой племянник, который учиться в седьмом классе, спалил по пьянке свой собственный дом. Хорошо, что никто из семьи не пострадал. Но дом сгорел дотла. Моя сестра стала жить с своей семьей в шалаше который построили на краю поле. Вот, однажды, она пришла к нам и плакала:

- Мизхаппаржон, ты знаешь, что мой муж инвалид. Он всю жизнь работал в пожарном отделении, но когда он был прикован к постели, никто из его коллектива ни разу не навестил его. Недавно в наш шалаш пожаловал ученик участкового Шгабуддинова стукач Ыррап и сказал, мол, мы арестовали Вашего сына, когда он с директором школы выпивал арак и играл в покер. Если дадите деньги на водку, мы освободим Вашего сына по всеобщей амнистии.

- Я говорю, Ыррапжон, у нас нет таких больших денег. На днях от финансовых затруднений мы продали цыганам медали моего мужа, которые он получил за свои труды и на которые мы покупали хлеб. Сами знаете, наш дом сгорел, и мы живем в таких условиях в шалаше. Вчера пришли люди из госстраха и насильно застраховали наш шалаш. А что касается моего сына, Вы можете его спокойно отправить в исправительную колонию строгого режима или в тюрьму. Пусть там он научиться уму разуму. Иначе он может спалить и этот шалаш.

После этого стукач Ыррап ушел... Такими словами моя сестра ревела. Услышав слова своей сестры, я вздохнул. Жалко стала её.

- Не плачьте, сестра моя. Знаю, скоро зима. Будут падать полутораметровые снега, начнутся небывалые холода. Ваш шалаш ближе к оврагам, где могут появляться голодные волки в холодных туманах, когда ничего невозможно разглядеть. Ночью может подняться пурга, и она легко может снести Ваш шалаш, что тогда? Поэтому мой вам совет, живите лучше в свинарнике, то есть в нашем офисе. Вы не печальтесь. Великие люди тоже не имели крышу над головой. Один философ по имени Диоген жил в деревянном бочке, представляете?! К нему однажды подходит сам Ал Искандер Македонский и спрашивает, мол, ты, это, как тебя... Диоген, почему живешь в этой бочке словно краб? Квартиру свою пропил что ли? Диоген сказал этому Ал Искандеру "Отойди, пожалуйста, ты загораживаешь мне солнце". А вождь пролетариата товарищ Голодомор Ийлич Лелин? Он тоже оказывается жил в шалаше, как Вы, на берегу озера "Разлив" - сказал я как бы подбадривая свою сестру.

Отчим сказал:

- Нет, доченька приемная, ты лучше живи в церкви, которую я построил. Когда придут голодные волки, ты отпугнешь их звоня в колокола: "динг- донг!" "чаланг! чулинг!". Услышав это, волки испугаются совсем и разбегутся, обгоняя друг - друга

- Нет, мне не нужен дом. Лучше я буду жить со своей семьёй в родном шалаше, установив там сандал - сказала моя сестра.

- Не плачь, доченька приемная, твой отчим оповестить об этом своего друга Дурмейила Эъвогара, и он напишет большое анонимное письмо и с этим письмом обратиться к губернатору Ебтоймасу Таппаталаровичу. Тогда Ебтоймас Таппаталарович прикажет своим, и они, установив столбы, смонтируют электролинию до Вашего шалаша. Проложат туда дорогу и заасфальтируют. Самое хорошее это то, что электрики и газовики, опасаясь голодных волков, не поедут к Вашему шалашу, чтобы проверить счетчики, - сказала мачеха моя.

- Я пришла к Вам совсем по другому делу, Мизхаппар. Твой младший племянник на следующий год пойдет в школу. А он до сих пор ходит необрезанным. Я слышала, что твой друг Курумбой, оказывается, хороший хирург. Он может сделать моему сыну обрезание? Ты скажи ему, может быть, он поможет? - сказала моя сестра.

- Почему бы и нет, сестра? Конечно, поможет. Сыграем большую свадьбу. Я сам собственноручно напишу пригласительные билеты на куске рубероида и приглашу всех моих знакомых на свадьбу моего племянника. Поскольку я являюсь знаменитом каратистом, я могу организовать спортивный турнир, который будет проходить в день свадьбы моего племянника. Разве это проблема? Зарежем барана приготовим плов, лагман, шурпу для гостей - сказал я.

- Спасибо, братишка - сказала моя сестра улыбаясь сквозь слезы. На следующий день я нарезал из рубероида сотню карт и на них гвоздём написал пригласительные письма.. Потом раздал этих пригласительные односельчанам и отправил по почте своим знакомым которые живут за пределами нашего села. Друзьям однопартийцам тоже.

- Не волнуйтесь, помещик Мизхаппар, я сам собственноручно обрезаю вашего племянника - сказал Курумбой.

- Спасибо, товарищ каминдон, за партийную поддержку - сказал я.

 

 

 

 

 

Подробнее...