Поиск

 

 

Ўзбек халқининг энг  севикли ҳофизи

Шерали  Жўраевнинг

баҳор ҳақида айтган гўзал, бетакрор қўшиғи


 


 

 

...

 

 

 


Фаслий навбаҳор ўлди

 


( Фурқат ғазалига Холдор Вулқон ёзган муҳаммас)


 


Сайради саҳар булбул, тинглади гулистонлар,

Баргига қўниб шудринг тақди дури маржонлар,

Чўл каби ғариб умрим бўлди булбулистонлар,

Фаслий навбаҳор ўлди, кетибон зимистонлар,

Дўўстлар ғаниматдир, сайр этинг гулистонлар.

 


Тоқида униб майса тому пахсалар хуррам,

Ёнди лолақизғалдоқ, боғу равзалар ҳуррам,

Ғарбда ой сузиб сокин отди ғамзалар хуррам,

Субҳидам тушиб шабнам, бўлди сабзалар хуррам,

Гул уза томиб кам - кам ёғди абри найсонлар.

 


Чиқса аввало ботир бойчечак ёриб музни,

Аҳли дил қалам ушлаб ахтарур нафис сўзни,

Қиз - жувон кийиб атлас, шармисор этар бўзни,

Настаран ювиб юзни, ёсуман тузиб ўзни,

Наргис очибон кўзни интизори ёронлар.

 


Бодаи муҳаббат қуй соқиё пиёламға,

Бўлмағай бу олам ғарқ дийда ашки жоламға,

Берди акс садо ўнгир, қоялар бу ноламга,

Бир саҳар эдим уйғоқ ўт туташди оламға,

Тооғлар чекиб ларза, титради биёбонлар.

 


Қаҳратон йироқ кетмиш чун хазор, туман фарсах,

Пахса ортидан оппоқ гул тутар ўрик ваҳ - ваҳ,

Тонги боғ аро гуллар кулдилар отиб қах - қах,

Қумрилар қилиб ку - ку, булбул айлабон чах - чах,

Сарви гул уза доим тортар оху афғонлар.

 


Топмадим сабодин шом ахтариб анинг васлин,

Ҳурми ё башар билмам шўхи дилрабо аслин,

Қийнамас бирон золим бунчалар одам наслин,

Булбул ўқуғоч йиғлаб субҳидам ҳазон фаслин,

Ғунча қон ютиб, юз чок этди гул гирийбонлар.

 


Чор тараф чароғонким, тортадур кўзим равшан,

Чўлда ҳам биёбонда ниш уриб ўсар ёвшан,

Сен нечун, дилим, айтгил, йиғлаган ҳазин найсан?

Кечдилар вафо аҳли қолмайин тутиб савсан,

Кийди кўк қилиб сунбул зулфиний паришонлар.

 


Тинмагай кеча - кундуз кўзда ёш булоғимким,

Ўчмагай мудом Вулқон ёр кутиб чироғимким,

Фаҳру ифтиҳорим кўз остида ямоғимким,

Куймасин бу савдода не учун димоғимким,

Ранжу ғуссада доно, юрса шоод нодоонлар.

 

 

 

 


7 июнь, 2010 йил.

Тунги соат 12 дан 40 минут ўтди.

Торонто шаҳри, Канада.

 

 

 

 


 

 

 


 

Аё соқий

(Ҳофиз Шерозий ғазалига Холдор Вулқон муҳаммаси)

 


Юзин кўргим келур ҳар он, бу ҳижрон лаҳзаси йиллар,

Фироқ саҳросида қийнаб, кўзимга тортадир миллар,

Азобим юкласам ногох, чидолмай чинқирар филлар,

Аё соқий суниб жоминг қил эҳсон, яшнасин диллар,

Кўрунди аввал ишқ осону сўнгра тушди мушкуллар.

 


Вужудим риштасиига тим қаро соч толасии бандким,

Лабиининг болидин шармандадир новвот ила қандким,

Жунун саҳросида чеккан азобим Қайс учун пандким,

Сабо ечмоқчи бўлган соочининг хушбўйига онтким,

Муанбар халқа - халқа соочидин қон бўлди бу диллар.

 


Муҳаббат розинии дилбар келиб сирри ниҳон айтса,

Қулоғимга пичирлаб, жилмайиб ширин сухон айтса,

Ғаним кўз ёшига чўккай чекиб оху фиғон, айтса,

Ботир сажжодании майга агар пири муғон айтса,

Йўловчига эрур маълум йўл аҳволи ва манзиллар.

 


Санам мужгонидан пайкон келиб санчилса гар бир дам,

Жигар садпоралар бўлғай беролмас ҳеч киши ёрдам,

Магар ҳозиқ табибим ёр, тирилгай сўзласа мурдам,

Менга ёр уйида ишрат қуриш имкони йўқ ҳар дам,

Қилуркан қўнғироқ фарёод, боғланг юкни ғофиллар.

 


Аё эй дил, тилаб васлин ютарсан қон ила зардоб,

Қўяр жонинга ўт дилбар кийиб қирмиз қабо зарбоб,

Бу йўлга кирма деб огоҳ этибдур ишқ элин арбоб,

Қоронғудир кеча қўрқинчли мавж, дахшатлидир гирдоб,

На билғай ҳолимизни четда турган юуки енгиллар.

 


Фалакнинг чархи каж , ундан мурувват кутма, эй Ҳофиз,

Заминнии титратиб Вулқон каби қон ютма, эй Ҳофиз

Кезиб саҳро биёбонлар аро йўл тутма, эй Ҳофиз,

Агар васл истасанг ундан узоққа кетма, эй Ҳофиз,

Тилакни изла, қўй дунёни, бер орзуга табдиллар.

 


 

 

 


23 май, 2010 йил.

Тунги соат 12 дан 45 минут ўтди.

Торонто шаҳри, Канада.


 

 

 

 

 


 

 

-Нечун  чойинғиз оқариб, ўзинғиз  қизориб  бормоқдадурсиз, мавлоно? Чойнакға чой  солғон  эрдинғизму  ўзи?  Ҳеч йўқ, дарахт пўстлоғидин  ташламабдурсизда, мавлоно?

-Бале, бул оби жўш  вўзимиздинг  бодаи  унноб, дору  чой  эрур,  устод.

-Тасанно, мавлоно!Борокалло! Анда  бодаи  уннобдин  устодинғиз  Абдуллажонға  ҳам  пахта  гуллик  жоомдин   синғон  сафолға бир қадах  суниб, байт  айтиб  узотғайсиз.

-Бале, устод, пиримиз  ғазал  ўқимоқдадурлар. Ғазални  итмомиға  еткурсинлар, кейин.

-Шундайму, мавлоно? Оофариииин!..Оофариииин!Тасанно, мавлоно!

 

(Холдор Вулқоннинг дўстлик ҳазили)

 

 

Эркин  Воҳидов

 

 

ЎЗБЕГИМ

(қасида)

 


Тарихингдир минг асрлар

Ичра пинҳон, ўзбегим,

Сенга тенгдош Помиру

Оқсоч Тиёншон, ўзбегим.



Сўйласин Афросиёбу

Сўйласин Ўрхун хати,

Кўҳна тарих шодасида

Битта маржон, ўзбегим.

 


Подробнее...

 

 

Изображение

 

 

Etmazmidim?



(Muhammad Sulaymon o‘g‘li Fuzuliy g‘azaliga Xoldor Vulqon muhammasi)




Gul yuzin  ko‘rsam, hazon umrim bahor etmazmidim?

Jon ipim tortib tarang cholg‘u dutor etmazmidim?

Ko‘ksima boskan izin gardin tumor etmazmidim?

Aql yoor o‘lsaydi tarki ishqi yoor etmazmidim?

Ixtiyor o‘lsaydi, rohat ixtiyor etmazmidim?

 

 

Zulmati umrim aro oydin sukunat mazxabing,

Oy yuzingdin dil charog‘on, shu‘laafshondir shabing,

Soch yoyib ushshoq elin mast aylamoqlik matlabing,

Lahza - lahza suvratin go‘rsaydim ul shiyrin labing,

San kabi ey Besitun ban ham qaror etmazmidim?

 

 

Tim qaro soch zulmating oylarni berkitgan abr,

Hanjaring bo‘g‘zimga urgil, tortaman tokay jabr,

Ko‘msalar, ishqingda oh ursam yonib ketgay qabr,

Yoor ila ag‘yorni hamdam go‘rmaka o‘lsaydiy sabr,

Tarki g‘urbat aylayub, azmi diyor etmazmidim?

 

 

Ukkidek vayronalarda sayradim, yo‘q imtiyoz,

Qor qalin yoqqanda yo‘llar muzlagay izg‘ib ayoz,

Cho‘g‘ kabi gulgun labingdin menga ber nazru niyoz,

Voizing kufrin, banim rasvolig‘imdin qil qiyos,

Onda sidq o‘lsaydi, ban taqvo shior etmazmidim?

 

 

Bo‘yi zulfidin erur ko‘ksimni to‘ldirgan havo,

Ko‘z oqardi yo‘llariyga termulib shomu sabo,

Kelsa shoyat, bir ko‘ray deb, egnida qirmiz qabo,

Ul guli handoni go‘rmak mumkin o‘lsaydi bango,

Santak, ey bulbul, gulistona guzor etmazmidim?

 

 

Dilrabosiz purxasham oliy qasrlar g‘oordir,

Yor ila hatto tikonzor men uchun gulzoordir,

Ko‘rmasam bir zum jamolin, bu vujud bemoordir,

Dardimiy olamda pinxon dudtig‘im nochoordir,

Uchrasaydim bir tabiba ooshkor etmazmidim?

 

 

Bu azoblar ichra Vulqonlarga do‘nmish go‘nglimi,

Uvlagan ovsar shamollar birla yo‘nmish go‘nglimi,

Qon sharob paymona soqiy bo‘yla sunmish go‘nglimi,

Ey Fuzuliy , dog‘i hijroniila yonmish go‘nglimi,

Lolazor ochsaydi, sayriy lolazor etmazmidim?

 

 

 

 

5 iyunь, 2010 yil.

Kunduz soat 10 dan 4 minut o‘tdi.

Toronta shahri, Kanada.

 

 

 

 

 

 

 

 

Xoldor Vulqon

 

 

 

Ornitolog




Madmuazelь Meloniga






Pichirlab  daraxtni  so‘kadi  yomg‘ir,

Yirtilib ketganda  neylon  shamollar.

Qalin   tumanlarga  to‘ladi  o‘ngir,

Pashmakday   nuraydi   namxush   duvollar.

 

 


Qush  bozorga   kirib,   elni   kuldirib,

Senga   oq   qaldirg‘och   sotib   olamiz.

So‘ngra  uni  uzoq   qiynab,  o‘ldirib,

Jilmaygancha    o‘yga  tolamiz.

 

 


Bazzoz   tong  ham   o'yga   botadi,

Yigirgancha   tumanni   charxda.

Yomg‘ir   arzon   chumchuq   sotadi,

Neylon   shamol   yirtilgan   narxda.

 

 

 

 

14  dekabrь, 2009  yil.


Tungi  soat  9  dan  30   minut   o‘tdi.


Toronto   shahri,   Kanada.

 

 

 


 

 

 

 

Изображение

Этмазмидим?


(Муҳаммад Сулаймон ўғли Фузулий ғазалига Холдор Вулқон муҳаммаси)



Гул  юзин  кўрсам, ҳазон умрим баҳор этмазмидим?

Жон ипим тортиб таранг чолғу дутор этмазмидим?

Кўксима боскан изин гардин тумор этмазмидим?

Ақл ёор ўлсайди тарки ишқи ёор этмазмидим?

Ихтиёр ўлсайди, роҳат ихтиёр этмазмидим?

 


Зулмати умрим аро ойдин сукунат мазхабинг,

Ой юзингдин дил чароғон, шуълаафшондир шабинг,

Соч ёйиб ушшоқ элин маст айламоқлик матлабинг,

Лаҳза - лаҳза сувратин гўрсайдим ул шийрин лабинг,

Сан каби эй Беситун бан ҳам қарор этмазмидим?

 


Тим қаро соч зулматинг ойларни беркитган абр,

Ҳанжаринг бўғзимга ургил, тортаман токай жабр,

Кўмсалар, ишқингда оҳ урсам ёниб кетгай қабр,

Ёор ила ағёрни ҳамдам гўрмака ўлсайдий сабр,

Тарки ғурбат айлаюб, азми диёр этмазмидим?

 


Уккидек вайроналарда сайрадим, йўқ имтиёз,

Қор қалин ёққанда йўллар музлагай изғиб аёз,

Чўғ каби гулгун лабингдин менга бер назру ниёз,

Воизинг куфрин, баним расволиғимдин қил қиёс,

Онда сидқ ўлсайди, бан тақво шиор этмазмидим?

 


Бўйи зулфидин эрур кўксимни тўлдирган ҳаво,

Кўз оқарди йўлларийга термулиб шому сабо,

Келса шоят, бир кўрай деб, эгнида қирмиз қабо,

Ул гули ҳандони гўрмак мумкин ўлсайди банго,

Сантак, эй булбул, гулистона гузор этмазмидим?

 


Дилрабосиз пурхашам олий қасрлар ғоордир,

Ёр ила ҳатто тиконзор мен учун гулзоордир,

Кўрмасам бир зум жамолин, бу вужуд бемоордир,

Дардимий оламда пинхон дудтиғим ночоордир,

Учрасайдим бир табиба оошкор этмазмидим?

 


Бу азоблар ичра Вулқонларга дўнмиш гўнглими,

Увлаган овсар шамоллар бирла йўнмиш гўнглими,

Қон шароб паймона соқий бўйла сунмиш гўнглими,

Эй Фузулий , доғи ҳижрониила ёнмиш гўнглими,

Лолазор очсайди, сайрий лолазор этмазмидим?

 


 


5 июнь, 2010 йил.

Кундуз соат 10 дан 4 минут ўтди.

Торонта шаҳри, Канада.


 

 

 

 

ФУЗУЛИЙ ҒАЗАЛИГА ЭРКИН  ВОҲИДОВ МУҲАММАСИ


Ўлмасам зор анга, тарки оҳу зор этмасмидим,

Ишқ коридан кечиб бир ўзга кор этмасмидим,

Гар жунун ёр ўлмаса ҳолимдан ор этмасмидим,

Ақл ёр ўлсайди тарки ишқи ёр этмасмидим.

Ихтиёр ўлсайди роҳат ихтиёр этмасмидим.


Жавр ойинини бир дам кўрмоққа ўлсайди сабр,

Ғайрини шод, дўстни пурғам кўрмоқка ўлсайди сабр,

Чашми дилда бир даме нам кўрмоққа ўлсайди сабр,

Ёр ила ағёрни ҳамдам кўрмоққа ўлсайди сабр,

Тарки ғурбат айлаюб азми диёр этмасмидим.


Ул рухи байзолигин савдолигимдан қил қиёс,

Ул дили хоролигин шайдолигимдан қил қиёс,

Зуҳд эли тақвин муға ошнолигимдан қил қиёс,

Воизин куфрин баним расволигимдан қил қиёс,

Анда сидқ ўлсайди бан тақво шиор этмасмидим.


Йўқ ажабким, дардлардин ўзга дардим бордур,

Бир давоси ўлмоқ онинг, бир давоси ёрдур.

Дема жарроҳ наштари бу, ёр урган хордур,

Дардими оламда пинҳон тутдиғим ночордир,

Уғрасайдим бир табиба ошкор этмасмидим.


Эзди ҳижрону маломат, жавру коҳиш кўнглими,

Овламас дунё ишига зарра хоҳиш кўнглими,

Не килай, Эркин, икки ўт ичра колмиш кўнглими,

Эй Фузулий, доғи ҳижрон ила ёнмиш кўнглими —

Лолалар очсайди сайри лолазор этмасмидим.

 


 


1968

 

 

 

 

 



 

 


Холдор Вулқон

 



Ҳазрати Алишер  Навоийнинг  сурати  устозимиз, Ўзбекистон  халқ  шоири Ҳуршид  Давроннинг  сайтидан  кўчириб  олинди.



Алишер Навоий ғазалларида киноя ва ҳажв

 


Айлангиз


Нозанинлар, бенаволарга тараҳҳум айлангиз,

Лутф агар йўқдир, ғазаб бирлан такаллум айлангиз.


Биз фано туфроғи бўлдиқ дайр аро эй аҳли зухд,

Хонақо сахнида сиз рақси тақаддум айлангиз.


Гоҳ буюк гох хасу гирён кўрсангиз ушшооқни,

Коош кулмассиз ниҳон, борин табассум айлангиз.


Ҳей муғаннийлар, Навоий маст эди, кеч уйғонур,

Они уйғотмоққа бир дилкаш тараннум айлангиз.

 


Ҳазрати Алишер Навоий ўзининг бу сўфиёна ғазалида тариқат аҳлининг, аҳли дилларнинг устидан кулгувчи, уларнинг ғариб ва дарвешона, девонаваш тутумини телбаликка йўйувчи, ҳамда ўзларини сўфийлардан доно санагувчи баъзи зохидларга киноя билан мурожаат этаркан:

- Эй нозанинлар, яъни таъби нозик кимсалар, бизга ўхшаган бенаволарга (Навоий наволи бир улкан шоир Навоий бўлатуриб, атайлаб бенаво сўзини ишлатади) тараҳҳум, яъни раҳм айлангиз, Лутф агар йўқдир, агар латифлик, нозиклик, назокат, юмшоқлик, ҳалимлик йўқ бўлса майли, ғазаб билан бўлса ҳам такаллум айлангиз - дейди ғазал матлаъида.

Агар ғазаб билан чиройли, тавоъзели  гапириб  бўлмаслигини, худди  қаҳр  билан "Ассалому  алайкум!!!!!!"  дея  ўшқирилгани  каби  такаллум қилиб бўлмаслигини хисобга олсак, ғазалнинг ҳажв билан бошланганини кўрамиз.

Лутф, Латиф, Алтоф(Латифнинг кўплик маъноси),Латофат, Латифа, Улфат, Илтифот каби сўзлар "Нозиклик" маъносида ўзакдошдирлар. Иккинчи байтдаги мазмун ва маънолар ундан ҳам қизиқ. Навоий ўз феълига ҳос камтаринлик билан:


Биз фано туфроғи бўлдиқ дайр аро, эй аҳли зухд,

Хонақо сахнида сиз рақси тақаддум айлангиз.


- дейди. Биз, яъни тариқат аҳли, АҲЛИ ДИЛ ўзимизни катта олмай, кибримизни ўлдириб ҳокисор бўлдик, ер бўлдик, сизнинг оёғингиз остида туфроқ бўлдик, сиз хонақо, яъни масжид айвонини сахна – дискотека қилиб, рақси тақаддум айлангиз, яъни сизлар қадамларингизни ликиллатиб рақсга тушаверинглар - дейди. Албатта бу байтлардаги кинояли сўзлар барча зохидлар учун эмас, зухд аҳли, яъни зохидлар ичидаги кибру ҳавога берилиб кетган, ҳалимликни унутган, тарки суннат қилган айрим такаббур, чаласавод, чаламуллаларга қарата ёзилгандир. Навбатдаги байтда Навоий :


Гоҳ буюк гох хасу гирён кўрсангиз ушшооқни,

Коош кулмассиз ниҳон борин табассум айлангиз.


- дейди. Яъни, Ушшоқ, Ишқ аҳли, Ошиқлар (Худои Таолонинг жамолига ошиқ ИШҚ аҳли) Гоҳ буюк, улкан, гоҳида кўзингизга ҳас каби кичик ва ожиз кўринса, уларнинг устидан ниҳон, яъни пинхон кулмагайсиз, аксинча, оғзингиз қулоғингизга еткудек табассум айлагайсиз, негаким, Аҳли ИШҚ Жаноби  ҲАҚнинг ишқида шунақа телбаваш, девонавор ҳолатга тушганлар, айбга буюрмагайсиз - дейди. Ғазал мақтаъсида , яъни охирида Ҳазрати Навоий :


Ҳей муғаннийлар, Навоий маст эди, кеч уйғонур,

Они уйғотмоққа бир дилкаш тараннум айлангиз.


- дейди.

Маъноси, Ҳей муғаннийлар, яъни, нағма қилгувчилар, машшоқлар, Навоий кеч уйғонади. Чунки у Ваҳдат шаробидан, Оллох тажаллоси акс этган май - ИШҚ майидан кўпроқ сипқориб қўйибди. Уни уйғотиш учун соз чалишни билмаганингиз туфайли тақур – туқир, данғир дунғир қилиб, шовқин кўтармай, дилкаш тароналардан чалинглар, яъни  Илми қол - сўз илми  билангина қаноатланиб қолмай, Илми ҳол - руҳият  илмини ўзлаштиришга  киришинг.Шоят ўшанда  сиз  тараннум  этган  тароналардан  уйғонсак  - дея ғазални  якунлайди.


Навоий асарларининг мазмун - маонийсини англаш бахти барчамизга насиб этсин.

 

 

 


6 май, 2010 йил.

Кеч соат 8 дан 41 минут ўтди.

Торонто шаҳри Канада.

 

 


 

kembdridj (458x542, 86Kb)
Холдор Вулкан

Член Союза Писателей Узбекистана

Капкан


(рассказ)

 

 


Сутулый завистливый подлый и коварный колдун Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар похож на злого Пингвина и он живет на окраине заброшенного хутора в обветшалом пустом курятнике один.Жители этого хутора давно уехали в большые и малые города, ближе к цивилизованным людям, чтобы жить по человечески.Разваленные хижины обросшые бурянами и полынью посреди рухнувших глиняных стен призрачно белеют под сияющей луной. В щелях глинобитных дувалов поют сверчки, оглушая тихую безлюдную ночь и Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару кажется, что пение этих сверчков доходит до самых небес и от их голосов звенит сумрак и дрожат звезды как слезы на ресницах.Такое впечатление, что от лая бездомных собак звезды вот вот сыпятся и опустеет небо.Да, оправдывая опасении Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара сонные и усталые звезды сыпятся с небес в траву в кусты на паутины сверкающей бежутерией вечерной росы и опустеет небо.Сверчки умолкают.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар не поэт.Он только занимается переводами произведений европейских и западных поэтов ночью, до самого утра, озирая свое женское лицо в рыжем свете керосиновой лампы в своем курятнике и самое странное то, что он этих переводов публикует без всякого стыда и стеснение в местных газетах и журналах не в качестве переводов, а как свои произведения.Раньше он получал баснословные гонорары за опубликованные низкопробные переводы, выпушенные в виде книг моноготысячными тиражами.Он разбогател и даже купил себе тачку по модификации "Волга".

Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар долгие годы работал на одном предприятии, обманывая всех своих сослуживцев вместе с начальством на каждом шагу, различными способами.

Однажды власти выделили из гос бюджета огромную сумму денег для того, чтобы переоборудовать учреждения, современными технологиями нового образца.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар по своей старой привычке тут же разработал хитрый план хищение и купив старую технологию у кустарников на барахолке почти за дарма и 99 процентов перечисленных денег на новую технологию быстро обналичывал и прикарманил их.

Но вскором возникли недовольства и разногласия между его подельниками.Потом это недовольство превратилось в скандал.У Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара были тесные связы с некоторыми чиновниками в верхных эшалонах власти, которые тайно получали взятки и прикрывали своими задницами огромные проемы законов страны, защищая своих так называемых подлых "Клиентов" вроде Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара от приследование правохранительных органов и прократуры.Но оказывается у его дружков подельников есть иные рычаги давления, то есть тайные рекетиры.Вот они и пожаловали однажды ночью к Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару и вынудили его отдать все что он ограбил у государства, и велели ему жить в заброшенном хуторе один, да еще в курятнике, если конечно ему еще хочется жить на этом свете.Ему поручили так же кукарекать каждое утро, так, чтобы им было слышно из далека.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар с удовольствием согласился на это, подумав, что он легко отделался.

Вот с тех пор Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар живет на окраине города в заброшенном курятнике, четко соблюдая инструкции своих кураторов, каждое утро громко кукарекает, вытенув вперед свою шею.Постепенно это занятие превратилось в его привычку.Он проснувшись на рассвете, невольно начинает кукарекать. Так же Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар вынужденно изменил свое меню и стал вегитерянцом.Он питается не так как раньше, пловом на кунджутное масло с олениным мясом и яицами перепелок и икрой на завтрак.Сейчас он довольствует в основном корнями деревьев.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар их есть с закрытими глазами от наслаждении как Бобры во время трапезы у лесной речки.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар выходит на охоту за корнями ночью, когда все люди спять и роет грунт руками словно собака, выкорчевывает сочных корней деревьев и есть их с диким аппетитом.Он иногда смеется безмолвно, тресясь всем телом, думая о наивных людях, которые удивляются, увидев чахнушых деревьев в садах, на краях хлопковых полей, на берегах засыхающего Аральского моря и над глубокими оврагами, так и не догадываясь, что корней этих деревьев едят не черви или суслики, а именно голодный Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар.Он еще страдает геморроем и паховой грыжой. Эти болезни сильно мешают ему, когда он по привычке проснется на рассвете и кукарекает иза всех сил.Когда его кишки выходят за пределы брюшной полости паха, он впыхает их обратно в свой кишечник вручную, стоная от невыносимой боли и краснея как сердитый индюк.Один дехканин(наивный тоже) увидев его дубленку вес в пушинках куриц, сказал, что Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар похож на пристреленный ангел у который разлетелись перья.Ой, как Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар смеялся, услышав эти слова глупого дехканина, как смеялся, треся пузой!Чуть не лопнул со смеху его грыжа как пузырь, которая образуется во время ливневого дождя.Во дурак а.Как он вообше догодался?!Да, да, Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар ангел.Но не простой.Он ангел падшый!

Он иногда со вздохом шепчет, глядя в облака, которые плавают в небе: -О какие они красивые! Их кожа как у вздутого воздушного шарика, как у лягушки, которая сидит ночью под луной в пруду на листе лилии и поет самозабвенно, глядя на звездное небо.Облака молчаливые, то есть они не ворчат как моя жена и если я женюсь на одного из этих облаков, то я думаю, что оно никогда не будет просить или требовать от меня ни золотые украшения ни одежды и это прекрасно!Ох, какие у этих белых облаков упругие груди, ммммм! - подумает Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар, глядя в облака, которые напоминают голых женщин как на картинах древных художников италянского ренесанса. Но Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар тут же передумает, увидев облако, похожее на огромный половой орган ишака.После чего он начинает плакать в свой женский дырявый носовой платок, трясясь всем телом и подумав о том, что люди недооценивают его многогранный талант, который у него пропадает даром.

Талант Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара состоит в том, что он умеет построит империю без всяких воинов, без единого солдата, без оружие массового порожения, без дронов беспилотников, а одним единственным своим женским нежным взглядом.Для этого достаточно, чтобы он бросал взгляд куда нибудь.Например, на поле.Взглянул он в поле, все, считайте, что поле уже стало его владением.Глядел в изумруднозеленые виноградные и персиковые сады, они тут же автоматически становятся его собственностью.Родина тоже.Хотя он сейчас живет в курятнике, но в ближайщем будущем намерен захватывать земли соседных стран своим жадным и волшебным взглядом.А потом всю планету вместе с бескрайным космосом.А там другие владения Бога, рай и все такое.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар такой талантливый человек, но живет в нищите в курятнике.Парадокс, неправда ли? Ничего. Быть изгоем общество это удел великих мудрых отщельников -подумает он, как то подбадрывая себя.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар в прошлом году зимой твердо убедился в том, что слова имеют магическую силу. В те дни снег выпал так много, что руины заброшенного хутора исчезли под толстыми сугробами.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар чудом спасся от гибели, благодаря старому одинокому могучему клену, который рос накрывая его курятник, корнями которого питается он.Благодаря клену курятник Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара уцелел во время урагана и снежных бур и он чудом остался жив.Когда Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар выбрался на ружу, выкопав туннел из снежных завалов, испуганные марадеры чуть не наложили в свои штаны от страха и едва не застрелили его, подумав, что выбрался из берлоги какой то человекообразный зверь неизвестный науке.

-Можно, я сразу отвечу?! -сказал Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар , опередив марадеров, которые собирались задавать ему вопрос, мол кто он такой и что он делает здесь среди бела зимы.Услышав слова Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара марадеры замерли на миг и спешно ушли, оставив его в покое. Вот такая магическая сила слов!

Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару иногда кажется, что его носит бурное течение времени между двух берегов, добра и зла и он не может остановиться даже на миг, хотябы ухватившись за ветки деревьев, которые растут на диких пологих берегах.Эта река бешенная и она выходит иногда из своих берегов, затопляя жангалы и полей, образуя там бескрайные разливы, где над поверхности зеркальных вод замирают деревья на фоне кровавых злых закатов по пояс в воде, глядя на свои тени со стервятниками на ветвях.Тени деревьев очень похожи на них, словно двойники, как двойник Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар не в зеркале разлива. Недавно, ночью Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар услышал шорох и насторожился, подумав, что кто то идет в сторону его курятника.Но он при свете луны увидел ёжика с малиновым носом, который бегал своими маленькими ножками по руинам глинобитных стен, в поисках сьедобного.Наконец ему улыбнулась удача и ежик поймал зеленого кузнечика. Потом начал есть его с большим аппетитом, чавкая своим маленьким симпатичным ртом.Ночь была настолько тихой, что можно было услышать даже хрусть кузнечика, ставшего потенциальной жертвой голодного ежа.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар знал, что мясо ежа целебное и оно может лечить грижу.Читатели хорошо знают о том, что Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара мучает старая паховая грыжа с величиной головы взрослого человека.Вот он и решил поймать ежа и лечиться народным средством в полевых условиях.Он взял лопату и побежал за ежиком.В свете сияющей луны его тень, удлинялась словно тень грешника у пламьи ада.Увидев свою тень, Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар сильно испугался.Но бесплатное лекарство и желание лечиться народной медициной все же победило страх.Чтобы не упустить ежа Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар бежал что есть мочи и догнал маленького беглеца.

-Куда ты бежишь, маленький кабан с иголчатой шерстью!От смерти не убежишь!Я с тебя сварю вкусную шурпу, которая лечит мне паховую грыжу и геморрой! -крикнул Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар и чтобы отрубить голову ежа с размахом ударил лопатой изо всех сил и черенок лопаты сломался.А ежик в это время успешно эвакувировалcя и исчез в руинах.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар вернулся в свой тесный курятник и зайдя с трудом в него через проем, задумался, тайно завидуя настоящим поэтам гигантам и писателям великанам, которые не вмещались в свою необятную родину.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар не смог уснуть на голодный желудок.Он пошел на охоту среди ночи за сочными корнями деревьев.Но корней в окресностях найти было не возможно, так как все деревья зачахли из за отсутствии у них корней, которые сьел Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Абу Ишвафа Ибн Иффар.Он шел с корзиной в руках в сторону оврагов, пересекая ночное поле под звездным небом.Его дорогу освещала луна.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар шагал в тишине, еле волоча ноги от усталости и голода и ритмично шуршали его штаны, которые он соткал из многослойного бумажного мешка,найденной в развалинах колхозного амбара.Он, чтобы легче было ходить, решил пойти по рельсам железной дороги.Голодный и горбатый колдун Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар стал идти по рельсам, словно по безконечной леснице в никуда и на тебе, его ноги неожиданно застряли между рельсами.Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар завыл от невыносимой боли, глядя в звездное небо, вздувая артерии на шее, как оборотень, который попал в серебрянный капкан.Не смотря на боль Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар старался как то вытащить свою ногу, но не смог.В свете луны он увидел кровь, которое сочилось из его ног.Самое страшное было то, что он попал в страшный капкан, которого невозможно было открыть или волочить его за собой, куда нибудь в автосервиз и там отпиливать чем то.Этот капкан был самым тяжелым и гигантским стальным капканом в мире. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар знал о том, что по этой стальной дорогой ходят поезда и с бешенней скоростью.

-Какой я дурак а!Какой я идиот!Ну зачем я шел по этой адской железной дороге, зачем?!Все, теперь мне кажется чайхана, кронты.Скоро приходит поезд и... О, Боже, за что?!Что я тебе сделал плохого?!Ну обманул я маленька людей и грабил народные деньги в колоссальных размерах из госбюджета и купил себе особняк!Но ты меня наказывал однажды, загоняя в курятник, расположенный в руинах заброшенного хутора, где я до сих пор живу один, питаясь корнями деревьев!Разве можно так страшно и сурово наказать человека за ерунду?!О, больно мне и страшно!Помоги, Боже, пока не прискакали поезда и не сбили меня!Помоги, за мной не заржавеет, уверяю тебя!Освободи меня и я буду молиться тебе каждый день, каждый час, каждую минуту, каждую секунду, клянусь! -кричал он, глядя в лунное небо, где звезды спокойно беспечно и равнодушно сияли, точа свои лучи на белой точилке луны.Бог толи не услышал крик Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара, толи не хотел ему помочь.
Он молчал страшной тишиной.

-Господи!Если ты сейчас не поможешь мне, освободив мою ногу из этого гигантского стального дурацкого капкана, то я уйду в оппозицию, то есть продам душу свою твоему вечному сопернику -дяволуууу, слышешь!Присоединюсь к атеистам -коммунистам, еретикам, чернокнижникам и буду бороться против тебя до конца своей жизни!-крикнул Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар в отчаянии.

Потом он усердно просил помощи у дявола тоже: -Дявол, а дявол!Ты слышешь меня?!Я знаю, что ты слышишь и видешь все это, но молча наблюдаешь за всем этим.Видел, Бог мне не помогает.Ты то хоть помоги, за мной не заржавеет!

Освободи меня от этого капкана и я всю жизнь буду служить тебе, обманывая рабов твоего вечного соперника -Бога и день и ночь буду грабить народные деньги в колоссальных размерах различными способами, переправляя их на зарубежные оффшорные счета!Буду провоцировать воинов между мусульманами и христианами, меджу иудеями и буддистами так, чтобы эти наивные верующие истребляли друг друга, оставляя неверных, то есть нас!Я подожгу мечети!Взорву храмы и синагоги! Поверь мне, о дявол и помогииии! -просил он помощи у дявола.Но дявол тоже молчал.Видемо даже дявол не доверял Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффару и не хотел протягивать ему костлявые и волосатые руки помощи.А время шло и невыносимая боль в ноге Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара все усиливалась.Его нога опухла с величиной телеграфной столбы и почернела. Грозила гангрена и ампутация. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар все плакал от боли и безнадежности, делая гримасу на лице.

-Даааа, атеисты -коммуняги оказались правы!Оказывается ни Бога, ни дявола не существует в этом мире!Я лучще прошу помощи у простых добрых и наивных людей.Наивные люди мне окажут реальную помощь, это я знаю... Знаюууу... и я сто процентов уверен в этом... -подумал Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар и начал кричать о помощи на всю глотку.

-Людиииии, помогитеееее!Я застрял мажду рельсамиииии!Ну кто нибуууууудь! -орал он голосом дикого человека.Но, до насиленного пункта было далеко.Никто так и не откликнулся на его крики о помощи. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар плакал в свой женский дырявый носовой платок, стонал, старался вытащить свою ногу из рельсов, но этого ему не удовалось никак.

А там, в разъезде, где горел свет, в будке стрелочника звучала симфоническая музыка и там сидел стрелочник со своей любовницей, выпивая водку на брудершафт и страстно целуя ее в мягкие губы вместо закуски.

-Давай раздевайся, любимая, лучше ляжем на диван.А то на стуле не удобно как то заниматься любовью -сказал стрелочник, спешно скидывая свои одежды.

-Нет, не сейчас, любимый.Я не хочу, чтобы твой диспетчер сново прервал наше занятие на самом сладком и страстном месте.Проводим поезд и потом... -сказала любовница стрелочника.

-Да, ты не волнуйся, моя красавица, я уже выполнил заявку диспетчера, переключив стрелки и пусть едут себе поезда к едренаматери... Давай, снимай все свои одежди и быстро ложись на диван, моя душистая дивная роза -сказал стрелочник, торопя свою любовницу раздеться до гола.

-Тссс, ты слышешь, кажется кто то кричить о помощи вдалеке -сказала любовница стрелочника, внимая ночной тишине.

-Да нет, что ты, моя несравненная любовница.Это наверно гудят далекие поезда.Эх, как я люблю сонные крики полуночных поездов!Если честно, я ради этой романтики и стал стрелочником.Сижу в будке, в сумерках и гляжу через окно на сияющую луну и на несметные синие и рыжие звезды, замерая в восторге в божественной волшебной тишине.А там, в далеке за рекой и за холмами слышу печальные переклички ночных поездов.Поезда уходят, плача и отдаляются как печальные караваны осенних журавлей, как наши ушедшые из жизни друзья, как годы, которые уходят в прошлое, в вечность.Услышав их гудки я иногда тихо плачу -сказал стрелочник, глядя на канапатое звездное небо на сияющую луну, затупив свой задумчивый взгляд.

-Дааааа, ты рассуждаешь как великие писатели и поэты. Какая я счастливая!Я благодарю Бога за то, что нашла тебя.Только в эти дни я начала жить по настоящему, благодря тебе.Почему я не встретила тебя раньше?Сколько лет я мучилась, живя с этим придурком псевдопоэтом -импотентом Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффаром, который живет один в заброшенном хуторе в старом курятнике -сказала она и выключив свет начала раздеваться.

-О, вот это совсем другое дело -обрадовался стрелочник, рвя с помощью зубов полиэтиленовый пакетик импортного презерватива и они легли на шаткий старый довоенный рваный диван.
В это время вдалеке Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар все кричал и плакал, зазывая людей на помощь.Он так сильно и долго кричал, что в конце концов он охрып. Потом вовсе потерял голос, словно немой.К этому времени с бешенной скоростью начал приближаться поезд. Хурдиван Маъюс бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффар встретил поезд, тараща глаза от страха и он не успел даже крикнуть. Хурдиван Маъюс Бону бинти Шайпахоннозук Лоппибетдондук Абу Ишвафа Ибн Иффара сбил поезд и уволок его тело, а голова горбатого подлого и коварного колдуна похожего на злого пингвина покатилась вниз, где росла густая высокая трава.




17/12/2014.
1:30 дня. г.Бремптон, Канада.