Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Песня бродяги



Оживают родные дороги и луга,
В бескрайной, лунной памяти моей.
Где мой народ с кетменем в руках,
Трудится молча на просторах полей.

По полю вихрь сиротливо гуляет,
Исполняя сольный танец живота.
Поднимай страну, президент Мирзиёев,
Пускай исчезнет сон и зевота!

Бей дармоедов, президент, гони!
Ты у нас спортсмен, боксер, как Хабиб.
Пускай ото сна проснутся они,
Разбуди их, в морду набив!

Родина, улыбнись, грустить не надо!
Я мысленно тебя обнимаю крепко.
С уважением, живущий в далекой Канаде,
Твой бродяга в бейсбольной кепке.



17/07/2019.
1:41 дня.
Канада, Онтерио.


Плачет на ветру садовая калитка



В тишине, роняя капли, как слезы,
На кухне тихо плакала вода.
За окном молча раздевались березы,
Облетая в осенних рощах и садах.

Истоптанная тропа, тишина и покой,
Плывет туман по лугам лавиной.
Чтобы растяжки паутин задевая ногой,
Не подорваться на мине.

А деревья бродят в траве по пояс,
Где васильки и донники росли.
Где свесив головы, никого не боясь,
Пасутся мирно лошади и ослы.

А там, переполняя криками небеса,
Птичьи караваны тянутся к югу.
Видно, что скоро в полях и лесах,
Закружит седая вьюга.

Время ползет медленно, улиткой,
И дождь свои слезы не прячет.
На ветру осеннем садовая калитка,
От одиночества тихо плачет.



17/07/2019.
10:14 дня.
Канада, Онтерио.

 

Оказывается, деревья тоже ходят



Птицы вили гнездо из травы и соломы
на веточках огромной, старой ивы
и как они шумели хором на закате,
оглушая всю окрестность!
Потом замолкали в вечерной тишине,
когда тихо поднималась яркая луна
над безлюдными полями и лугами,
где монотонно пели сверчки.
О как ива звенела и грустила на ветру,
тихо редея в осенние дни!
Шумела, прощаясь птицами, которые
летели на юг, чернея тучей вдали.
Как она гудела зимой в метели,
крепко держа на своих голых ветках
пустые гнезда улетевших птиц!..
Я недавно хотел как - то посетить ее,
но ивы там не оказалось.
Она ушла куда - то.



10/07/2019.
3:59 ночи.
Канада, Онтерио.


Ветер сеет одуванчиков семена



На стволе дерева все еще живы,
Вышрамированные мною имена.
Рыдают седые плакучие ивы,
Ветер сеет одуванчиков семена.

За опустелыми полями, где -то там,
На закате золотая полоса.
Оглушающий окрестность гам -
Птиц предвечерные голоса.

Пугало, махая пустым рукавом,
Караваны птиц на юг проводит.
На осенней дороге, где нет никого,
Ветер задумчиво хороводит.

Звенят на бродячем ветру березы,
Плачет и визжит пожелтевшая трава.
Осень молча улыбается сквозь слезы,
Птицы утратили права.

Бедные деревья, как птицы крепко,
Цепляются за землю коктями.
Сердце бьется птицей в клетке,
Кленами шумит за окном октябрь.


16/07/2019.
8:31 утра.
Канада, Онтерио.


Чтобы не сыпался снег с веток



Над прудом плачет ивушка седая,
Замерзли ее слезы лужой.
Будто вдова, оплакивая рыдает,
Своего покойного мужа.

Не проснулись еще в городе люди,
В шаре кислородного баллона.
Эй, потише, тишину разбудишь,
Так громко не каркай, ворона!

Глянь, затаив свое дыхание, тайно,
Замер в утренней тишине ветер.
Чтобы в заснеженном саду случайно,
Не сыпался снег с веток.



15/07/2019.
12:50 дня.
Канада, Онтерио.


Именинник



Навозной жук молча солнца покатит,
В тишине заросших тропок.
Туда, где плавят золото закаты,
И тучи горят, словно хлопок.

В предвечерном часу, птичий грай,
Вид хмурого небосвода суровый.
В сумрачной тишине собачего лая,
Слушает мгла, насупив брови.

Празднуя свой день рожения город,
Родившиеся надцатом году.
Дымяшихся свечи фабрик и заводов,
Аккуратно задул.



14/07/2019.
8:29 утра.
Канада, Онтерио.

 

Мерцают огни далекого села



Снежные хлопья взлетали в вись,
Где грустит свет фонаря рыжий.
Они, ловко танцуя то вальс, то твист,
Подлетали к окнам ближе.

Курили избушки, не зная перекур,
Пугая деревья на опушке лесной.
Замерзли лягушки на дальном берегу,
Чтобы снова петь песни весной.

Уснули под снегом рощи и поляни,
Отдыхает и народ, отложены дела.
А вдали, за заснеженными полями,
Мерцают огни далекого села.



13/07/2019.
11:52 дня.
Канада, Онтерио.


Снежная ночь



Сладко уснули подснежники в лесах,
Покрытый снегом простор широкий.
Чтобы увидеть тебя, о рыжая лиса,
Не понадобится мне бинокл.

Улицы, освещенные снегом поражает,
Словно в Петербурге белые ночи.
Такое чувство, что усталые горожане
Спят, не закрывая очи.



12/07/2019.
3:05 дня.
Канада, Онтерио.


Зимние поля



На качелях метели беззлобным воем,
Снежинки радостно качаются.
То летят к небесам, то безумным роем,
К земле нежно прикасаются.

Помнишь, мы играли в снежки с тобой,
И из сита небес сыпался снег.
Раздался в ночной тишине седой,
Твой нежный и громкий смех.

В белой пустыне снежнего сугроба,
Танцевала балет поземка, шаля.
Теперь вдали друг от друга мы оба,
Седеем, как заснеженные поля.



12/07/2019.
12:26 дня.
Канада, Онтерио.


Зимнее ожидание



Надели тяжелые снежные тулупы,
Тонкие березы - провинциалки.
Снеговик все улыбается, глупый,
Висят проводов скакалки.

Снег за оконным стеклом шепчет,
Просторы полей манят и зовут.
На шесту скворечник в белой кепке,
В ожидании птиц смотрит на юг.



12/07/2019.
10:20 дня.
Канада, Онтерио.


Деревья идут в никуда



Во мгле седая вьюга свистит,
Ночь, как пустыня, как заснеженное поле.
Снегом покрытые рябиновые кисти,
Похожи на алые огоньки в золе.

Снежинки, словно зыбучие пески,
С оконным стеклом разговоры ведут.
Летят, как белого пиона лепестки,
А пешеходы молча куда - то идут.

Зимние бабочки кружились, летели,
Коротая свой недолгий век.
Идут в никуда и деревья в метели,
Следы их тихо заметает снег.



12/07/2019.
9:20 утра.
Канада, Онтерио.


Осенние сумерки



Редеют осенние деревья и кусты,
Луной освещена безлюдная дорога.
В облетающих садах скворечники пусты,
На голой ветке дремлет ворона.

Ветер рой опавших листьев гонит,
Ни минуты не давая им покоя.
В сумрачных полях тракрор стонет,
Сияют алмазами огни за рекой.

У осеннего вихра странный характер,
Он опавшими листьями танцует у ворот.
Печально рокочет одинокий трактор,
Словно лягушки далеких болот.



10/07/2019.
1:55 дня.
Канада, Онтерио.


Деревья ему уступают дорогу



Никто не понимает его косой язык,
похожий на котлет и от его сапогов,
остались только голенища и он
почти босой.
Он бродит по лугам, по полям, боясь
потревожить траву, покрытую росой.
Порой ему кажется, что жизнь не жизнь,
а какой - то веселый карнавал
и все живущее в этом мире ходят в масках.
Кто в маске шайтана и шакала, кто -то овца
козы, коровы, осла и тогдали.
А шайтаны, шакалы, козлы, овцы, коровы и ослы
улыбаются друг другу в масках людей.
А он не присутствует на этом карнавале аристократов,
ходит одиноко, блуждая в туманах
и деревья ему вежливо уступают дорогу.
А читатели смеются, хихикают,
угарают от смеха, держась за вздутый живот,
читая его стихи о парусах, которые в море
забеременели от бродячего ветра.
Хохочут стайкой над волнами чайки
и вороны дружно ворчат.
Только листопад тихо плачет в роще,
где туманы молчат.



09/07/2019.
6:08 вечера.
Канада, Онтерио.


Осеннее одиночество



Видно, не за горами снежные метели,
Об этом деревья шептали в тиши.
И по воздуху безмолвно летели,
Листья, как рыжие летучие мыши.

Мотыльки листьев задумчивый рой,
Поле от седых одуванчиков белеет.
Петляет на осенней дороге лесной,
Следы шаткой, старой телеги.

На голой ветке от холода дрожал,
За окном хижины лист последный.
И от одиночества, прямо на глазах,
На паутине повесился бедный.



09/07/2019.
9:50 утра.
Канада, Онтерио.

 

Тоска по родине



Зимняя дорога, день усталый,
Снежная белизна режет взоры.
И закат за лесами сосновыми алый,
Безлюдные белые просторы.

Снег, как душа ребенка чистый,
Зажигаются огни за замерзшей рекой.
У рябины от холода покраснели кисти,
Вокруг райская тишина и покой.

За городом бумагой белеет поле,
Думаю о родине, провожая дня.
Я покинул когда - то родину поневоле,
Но родина не покинула меня.



08/07/2019.
5:25 дня.
Канада, Онтерио.

 

Осенний перекур



Звенит золотыми монетами осень,
На солнце летящий паутины блеск.
Уж поле убрано и луг скошен,
Грибники идут за грибами в лес.

Грустят туманы лугов и полей,
Словно глаза старого пса.
Лебединые стаи трубят вдали,
Раздеваются березовые леса.

Караваны птиц в небе синем,
Листопад шепчет, читает молитвы.
Качаясь на ветру, голосом журавлиным,
Курлычет старая садовая калитка.

Ветер для гербария листья собирает,
Которые на ветвях деревьев висят.
В пруду, словно в аквариуме замерает,
Мальков пугливый косяк.

Прощаясь до весны птицы шумят,
Плачут паромы на дальном берегу.
Заводы и фабрики курят и дымят,
У них перекур.


07/07/2019.
7:31 вечера.
Канада, Онтерио.



На перроне



Быка мглы перестала раздрожать
кроваво - алая тряпка заката
и словно бумажный кораблик месяц
плыл на кудрявых волнах облаков.
Тронулся поезд и в окнах вагона
столбы, деревья с дорожными знаками
начали в ужасе отступать назад.
Ты уехала...


06/07/2019.
12:34 дня.
Канада, Онтерио.




Пашня

(Памяти Александра Сергеевича Пушкина)



Пьянеющий воздух и легкий хмель,
Ветер сиротливо бродит у ворот.
Над лугом жаворонка звонкая трель,
Волны тростника, просторы болот.

Как над дальным утренним лугом,
Плавает туман молчаливый и пышный,
Заросшие затоны осокой и кугой,
Кровоточат в палисадниках вишни.

Пушинки одуванчиков уносит вдаль,
Ветер невидимый летательный аппарат.
Скоро, надев свои золотые медали,
Выйдут толпами деревья на парад.

Пашня на безлюдных полях бумаги,
Пашет мой пьяный карандаш вороной,
Переварачивая пласты черных строков,
Стальным плугом, бороздя бороной.

Играет на гармошке ветер грубый,
Там, где рощи тополиные шумели.
А вдали дымящие зоводские трубы,
Как дула револьвера Пушкина на дуэли.



05/07/2019.
11:16 дня.
Канада, Онтерио.


У открытого окна


Я хотел поднять хрупкий тюльпан,
за ее здоровье и выпить до дна,
когда, закрыв плотно двери на замок,
спала она, утопая в постель одна.
Вдалеке, где - то, в лунном сумраке,
заливалась лаем одинокая собака,
глядя на синие звезды, которые
угасли миллионы лет тому назад.
В лунной тишине ветер сиротливо
играл занавеской у открытого окна,
откуда я глядел в бескрайнее небо
и лицо мне забороздили слезы...
Я со вздохом тихо сказал:
-О, Боже, как ты одинок!


04/07/2019.
9:21 утра.
Канада, Онтерио.



Плывет пастух на волнах овец




Жаркий полдень, летние поля и дороги,
заливные луга, тающие в мареве.
Плывет пастух на кудрявых волнах овец,
слушая тишину, поющую на языке мудрых рыб
о ромашках, зацелованных бабочками в лугах.
В ивавой роще, в тени деревьев молча,
жуют непереваренную траву коровы,
отгоняя надоедливый рой сонных мух,
лениво шевеля хвостами и веерами ух.
Бабочка летит, бродит, не думая даже о том,
что секунд за секундом уменшается
и кончается у нее запас времени.
Горлинкой сиротливо воркует вода,
а в небесах сладкая вата облаков.
Поплачет кукушка за полями на закате,
опустится вечер и своим мягким светом
озаряя жестянки старой крыши
воздушный шарик луны безмолвно
поднимется выше и выше.



03/07/2019.
3:54 дня.
Канада, Онтерио.


Время ритмично щелкает языком




Я не царь и не псарь, а простой отголосок
далеких крикливых и хриплых журавлей.
Я хмурое небо, я дождь осенний, который клюет
гроздья рябины за твоим окном,
откуда ты глядишь зимой в снежнную даль, где загрустят ухабы
вдоль зимней заснеженной дороги,
с покосившиеся хижинами деревень.
Я не царь и не псарь, я простой раб своих желаний.
Раб воздуха, воды и еды.
По ночам я гляжу рыбой на лунку луны,
внимая тишине, где вагоны ритмично стучат колесами
по стальным позвоночникам железных дорог.
Стук, который похож на сердцебиение,
на икота настенных часов, наевшиеся едой,
под названием "время".
Я не царь и не псарь, я простое одиночество и покой,
я тишина и сиротство старых могил.
Я одинокий прохожий, пьяный в дым, который
домой дорогу забыл.
Сумрак освещен луной, как белая бумага,
как заснеженные зимние дороги,
как наши сентябрские хлопковые поля.
Иду и удлиняется моя безмолвная тень.
Лысеют деревья в парках, словно во сне,
а листья летят и плавно падают на асфальт.
Они такие мягкие, что невольно мне
хочется лечь на них и поспать...
Пускай проходит на цыпочках вечность,
спите и вы, закрыв двери на засов.
И пусть время щелкает языком ритмично,
качая маятник настенных часов.



03/07/2019.
10:18 дня.
Канада, Онтерио.

 


x_15d42282 (604x453, 162Kb)