Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Полный текст повести "Листопад"


Аннотация:
Первый отзыв неизвестного читателя о повести Холдора Вулкана "Листопад" в электронной библиотеке "Ридли".

 

Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга "Листопад" Холдор Вулкан окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. Не остаются и без внимания сквозные образы, появляясь в разных местах текста они великолепно гармонируют с основной линией. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Увлекательно, порой смешно, весьма трогательно, дает возможность задуматься о себе, навевая воспоминания из жизни. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному. По мере приближения к исходу, важным становится более великое и красивое, ловко спрятанное, нежели то, что казалось на первый взгляд. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Помимо увлекательного, захватывающего и интересного повествования, в сюжете также сохраняется логичность и последовательность событий. На первый взгляд сочетание любви и дружбы кажется обыденным и приевшимся, но впоследствии приходишь к выводу очевидности выбранной проблематики. "Листопад" Холдор Вулкан читать бесплатно онлайн необычно, так как произведение порой невероятно, но в то же время, весьма интересно и захватывающее. 19.09.2016.


Второй отзыв неизвестного читателя о повести Холдора Вулкана "Листопад" в электронной библиотеке "Ридли"


Дорогие читатели, есть книги интересные, а есть - очень интересные. К какому разряду отнести "Листопад" Холдор Вулкан решать Вам! Невольно проживаешь книгу - то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Данная история - это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными.

--------------------------------------------------------------


Спасибо Вам огромное за искренный отзыв на мое произведение.С уважением, Холдор Вулкан.(Х.В.)

 

 



Холдор Вулкан
Член Союза писателей Узбекистана


Листопад
(Повесть)


Любое коммерческое использование повести Холдора Вулкана "ЛИСТОПАД "запрещено без предварительного письменного согласия автора.(Холдор Вулкан)


1 глава
Весенние поля


Весна. Птицы поют на высоких тополях у полевого стана, где расцвела белая акация. Совсем недавно среди тернистых ветвей акации можно было увидеть гнездо сороки, а теперь оно исчезло из виду, среди листьев и цветущих гроздей этого дерева. Сороки очень умные птицы. Они знают, что мальчишки не могут залезть на дерево, у которого тернистые ветви, так как его острые колючие шипы могут больно поцарапать им руки и ноги и даже порвать им шаровары. Цветы акации пленили душу словно сувениры, сделанные из осколков белого фарфора. Приятный запах этих гроздей ветры разносят по всему полю, где работают дехкане. Хуршида работала, стуча кетменем на поле. Это была девушка лет восемнадцати, светлокожая, с густыми и нежными вьющимися волосами темно русого цвета, со стройной фигурой и пышней грудью, с карими глазами и ясными зрачками. Она так красиво улыбалась коралловыми губами, показывая белые здоровые и красивые зубы, что многие парни в селе были от неё без ума. Но Хуршида не обращала внимания ни на одного из них, так как она не испытывала к ним нежного чувства под названием любовь. Своим равнодушием она еще больше усиливала "гнет" над влюбленными. Она даже не отвечала на любовные письма, которые писали парни и передавали ей через её подруг.
Отец Хуршиды Абдулджаббар очень строг по отношению к своей дочери Хуршиде и своим тяжелым характером и поведением похож скорее на отчима, чем на родного отца. Он часто выпивает спиртное и устраивает пьяные дебоши. Но Абдулджаббар является хорошим специалистом в области стрижки овец. Работает он механиком на животноводческой ферме колхоза "Тиллакудук". Чинит на ферме доильные аппараты, автопоилки, транспортеры, очищающие коровники, комбайны, измельчители кормов и так далее. Хотя Абдулджаббар не является религиозным фанатиком, но он строго запрещает Хуршиде ходить на вечеринки, посвященные дням рождения ее одноклассниц, где присутствовали парни. Абдулджаббар поклялся, что если его дочь Хуршида опозорит их семью, то он ее проклянет. Поэтому Рахила каждый день настойчиво говорит Хуршиде, чтобы она не играла с огнем и была осторожной в общениях со своими одноклассниками и другими незнакомыми парнями, Рахила знает, что в классе ее дочери не все девушки относятся к Хуршиде дружелюбно. То есть некоторые девушки,завидуют Хуршиде черной завистью, потому что она красивая и многие парни были влюблены не в них, а в нее.
С такими мыслями Хуршида продолжала работать на поле, выравнивая грунт для посева хлопка. Она любит работать на полях в одиночестве, так как никто ей не мешает думать о том, о чем она хочет думать. Одиночество для нее свобода, как бескрайное небо. Иногда Хуршида останавливается, выпрямляя спину, внимая далекому и печальному голосу одинокого удода, который доносится из ивовой рощи, где бродит пьяный ветер. Там, вдалеке, за ивовой рощей, на хлопковом поле она увидела одинокий трактор, который безмолвно, скользил над полем словно корабль на поверхности зеленого моря хлопчатника. Хуршида задумчиво наблюдала за низкими проворными полетами ласточек. Они летали над полями, едва не касаясь земли своими белыми брюхами и крыльями, похожими на согнутые черные кинжалы, с острыми лезвиями. Потом она снова приступила к работе, напевая грустную песню о любви. А солнце тем временем медленно, но неизбежно поднималось к зениту. Хуршида долго работала на поле под палящим солнцем и приостановила работу только тогда, когда на пригорке повариха Тубо с криком начала зазывать людей на обед.
-Чойгааааааааа! - кричала она, и ее голос летел над весенними полями, как птица освободившая из ее грудной клетки.
Оставив кетмень на краю поля, Хуршида пошла в сторону полевого стана. Приближаясь к нему, она почувствовала тонкий аромат, душистый запах благоухающей белой акации, которая цвела около полевого стана, где росли высокие тополя и плакучие ивы. В этот момент из культиватора, который остановился рядом с полевым станом, спрыгнул молодой тракторист лет двадцати-двадцати пяти, в потертой тюбетейке, высокий, плечистый, курносый, с кудрявыми волосами, с усами над мясистыми губами. Особой приметой этого парня был его зеленый шрам на левой брови. Он придавал его внешнему виду суровость и мужественность. Своим видом он напоминал римских гладиаторов, которые голыми руками сражались с голодными тиграми. Хуршида раньше не видела этого тракториста в здешних местах, но сразу вспомнила его трактор, за которым она недавно наблюдала издалека на хлопковом поле. Пока Хуршида снимала с ветки тутового дерева свой небольшой мешочек, в котором были хлеб, сахар, заварка, алюминиевая ложка, и кружка с миской, тракторист уже стоял в очереди у полевого жестяного самовара, где труженики по очереди наливали себе кипяток. Взяв свою кружку, Хуршида насыпала в неё заварку и тоже встала в очередь. Увидев ее, парень повернулся вполуоборот и уступил ей место. Не ожидавшая такого джентльменства, Хуршида поблагодарила молодого тракториста и по-доброму улыбнулась. Спустя несколько минут парень начал разговаривать с ней:
- Девушка, давайте-ка я вам расскажу удивительную историю, чтобы быстрее шло время, пока мы стоим в очереди. Короче говоря, иду я вчера мимо этого дерева - красота!- от белоснежных цветов этой акации глаз невозможно оторвать. Не акация цветущая, а молодая невеста в белом подвенечном платье! Я невольно остановился, любуясь необычной красотой этого дерева, смотрю на него с восторгом, словно дехканин, приехавший из далекой деревни с мешком на плечах, который впервые увидел город. Тут раздались автоматные очереди. Думаю, ё-мое, какой - то террорист стреляет в меня из Калаша. Я быстро лег на землю, чтобы тот не изрешетил меня, выпустив всю обойму. Лежу, блин, лежу и гляжу, а там поет сорока. Ну и, думаю, дела... Стыдно стало даже самому перед собой. Встал, оглянулся вокруг, нашел свою потертую тюбетейку, стряхнул пыль, нахлобучил её на голову и пошел дальше. Хорошо, что, кроме меня, этого никто не видел.
Выслушав рассказ тракториста, все вокруг дружно рассмеялись. Хуршида тоже. Тут подошла их очередь. Но, как назло, кипяток перестал литься из краника самовара. Выяснилось, что причиной был тот факт, что в самоваре уровень кипятка понизился ниже уровня краника, вот он и перестал литься. Но тракторист нашёл выход из положения: он попросил Хуршиду нагнуть самовар и налить кипятку в кружку, которую он подставил.
- Хорошо - согласилась Хуршида и, когда молодой тракторист подставил свою кружку к кранику самовара, Хуршида осторожно нагнула самовар. Но тут случилась беда: Хуршида случайно уронила самовар, и он опрокинулся, ошпарив молодого тракториста кипятком. Тракторист, сделав гримасу на лице от сильного ожога, начал прыгать от боли, опираясь на одну ногу, втягивая воздух в легкие.
- Вс -а-аа-ах! Вс -аа-аа-аа-аа-ахх! Уууууухххх!- прыгал он от жгучей боли и крутился как собака, которая гонится за своим хвостом.
Хуршида заплакала от испуга и от жалости, не зная, что делать и как успокоить бедного тракториста. А труженики, которые уже приступили к приему пищи, дружно встали со своих мест, сочувствуя трактористу, который нечаянно ошпарился кипятком. А некоторые весело смеялись, особенно когда табельщик Абделькасум закричал, мол, тракторист, ты сними свои штаны и прыгай живо в арык!
- Ой, простите, ради бога, акаджон! Это я во всем виновата!.. Сильно обожглись?! Бедный!.. Не знаю я вашего имени... Как вас звать?.. - сказала Хуршида, плача и кружась вокруг парня в растерянности.
Молодой тракторист, держась за ошпаренное бедро, остановился на миг и с гримасой на лице сказал:
- Меня что ли? Вс -ааа-аа-- ахххх... меня зовут Султан!
- Ой, Султан-ака, простите ради Бога! Я не хотела... - просила прощения Хуршида со слезами на глазах.
-Да, вы не волнуйтесь, девушка, ничего... Вс -а-аа-аа-аххх... Ааа-аа-аа-ахх....До свадьбы заживет - сказал тракторист Султан, слегка улыбаясь сквозь гримасы на лице, продолжая скакать на одной ноге.
Потом спросил, искажая лицо от невыносимой боли:
-А вас? Как вас звать?
- Меня? Ах да, мое имя Хуршида
- Очень приятно... Вс -аа-аа аа-ааах... Ыыыых!Красивое у Вас имя, как вы сами, честное слово. Вы, Хуршида, не обращайте внимание на меня. Лучше поешьте чего-нибудь. Время обеда всё же... - сказал Султан, продолжая опираться на одну ногу, чтобы смягчить боль.
- Нет, ничего не буду есть. Ну, как же я могу есть, когда вы мучаетесь из-за меня адской болью? - плакала Хуршида.
Тут Султан тракторист перестал прихрамывать и сказал.
- Ну, что вы, Хуршида, перестаньте сейчас же плакать! Ведь люди смотрят на нас. Все. Уже отпустила боль. Вы не волнуйтесь. У меня все в порядке. Клянусь гаечным ключом. Вы что, не верите моим словам?.. Ну, тогда мне ничего не остается, кроме как доказать Вам, что я здоров как бык. Вот сморите.
Такими словами, напевая мелодию, он начал танцевать, притопывая своими кирзовыми сапогами, как чечёточник с большим стажем.
Султан танцевал, кружась, как вихрь и напевая веселую музыку. Увидев это, все вокруг смеялись, словно зрители, которые смотрят смешные представления бродячего артиста. Хуршида тоже улыбалась сквозь слезы, радуясь тому, что Султана отпустила боль.


2 глава
Первая любовь


Хотя Хуршида своими собственными глазами увидела, как тракторист Султан, залезая на свой культиватор, уехал обратно в сторону поля, но она все равно не смогла простить себя за то, что ошпарила кипятком по неосторожности бедного, ни в чем не повинного парня, ударника-механизатора колхоза Тиллакудук. Бедная думала только о Султане, и ей было жалко этого безобидного, терпеливого и веселого парня. Другой человек на его месте, думала она, разгневался бы и, может быть, даже ударил бы её, или, в крайнем случае, обратился бы в суд, с требованием заплатить ей определенную сумму денег в качестве компенсации за нанесенный вред его здоровью. А он? Он, наоборот, успокаивал Хуршиду, пританцовывая перед тружениками колхоза, которые могли бы дать показание в суде в его пользу в качестве свидетелей. Он стонал и прыгал от боли, а я, дура, спросила, как его звать. Несмотря на жгучую боль, он ответил. Да и не забыл пошутить, сказав, что рана его заживет до свадьбы. А как он танцевал! Как этот американец, Майкл Джексон, ей Богу! Интересно, а зачем он вообще работает трактористом, когда у него есть талант артиста-юмориста? Ведь он мог бы открыть свой собственный театр юмора и сатиры и зарабатывать нешуточные деньги. Странно, почему он работает трактористом?
С такими мыслями Хуршида долго не могла уснуть, внимая звонкому пению сверчков и глядя в открытое окно, зашторенное занавеской из белого тюля, сквозь которую светила круглая луна и мерцали далекие звезды. Издалека доносился усталый лай ленивых собак и кваканье лягушек в старом пруду, где цвели белые и розовые кувшинки.
Хуршида решила пойти утром на поле, где будет культивировать хлопчатник тракторист Султан, попросить у него еще раз прощения, и узнать, не болит ли его нога, которая вчера получила ожог по ее вине. Между тем, у открытого окна не сильный ночной прохладный ветерок нежно трепетал и слегка задувал занавеску, сотканную из тюля, напоминающую парус. Хуршиду клонило ко сну. Она уснула как больная под наркозом во время операции. Ей снился тракторист Султан, который работал на своем тракторе бороздя бескрайнее и вечное небо, покрытое облаками .
- Здравствуйте, Султан-ака! -сказала Хуршида, глядя в небо.
Услышав ее голос, Султан взглянул на нее и улыбнулся, продолжая вести свой воздушный корабль-бульдозер по бескрайнему небу.
- А, это вы, Хуршидахан?! Ну, как дела у вас?! - сказал он.
- У меня все в порядке! А как у вас?! Нога не болит?! - спросила Хуршида.
- Не-а, не болит! Вчера вечером я помазал ошпаренную ногу зубной пастой "Блендомет", и к утру рана перестала болеть, - как рукой сняло! Честное слово механизатора! Если не верите, то я могу вам показать зажившую рану. Секундечку. Вот, сейчас сниму джинсы, и Вы сами убедитесь в этом воочию... - сказал Султан.
С этими словами он поднялся с сидения и прыгнул на капот бульдозера, двигающегося над клубками серых облаков. Тут трактор под его ногами лихо пошатнулся, и Султан чуть не плюхнулся на землю. У Хуршиды екнуло сердце. Она страшно испугалась.
- Нет, нет, Султан-ака, не надо снимать брюки! Я вам верю! Ой, будьте осторожны! -крикнула Хуршида.
- Да?! Ну, как хотите! Тогда давайте ко я станцую вам чечеточку! - сказал Султан и, не ожидая ответа, начал танцевать чичетку прямо на капоте своего воздушного агрегата.
Тап -тап та! Тап -тап та! Тапа типа тапа типа тап типа та! Тапатипа тапатипа -тапатипа -тапатипа тап тап та!тапатапатапатапатапатапатап! Типатапа типатапа типатапа типа тапа тип тап та! - чеканил Султан своими кирзовыми сапогами, у которых звенели чугунные подковы, ударяясь о жестяный капот трактора.
Тут он неожиданно потерял равновесие и упал с капота воздушного бульдолайнера. Но он успел ухватиться за фару бульдозера. А бульдозер все ехал по небу, ехал, бороздя облака своими плугами. Молодой тракторист висел и старался всеми силами удержаться, чтобы не полететь вниз. Внизу Хуршида от страха чуть с ума не сходила.
- Ой, Боже, спаси Султан-аку! Держитесь, Султан-ака! Не отпускайте фару бульдозера! Я сейчас позову людей на помощь, и мы что-нибудь придумаем! Потерпите! -кричала Хуршида, бегая туда-сюда, но не отводя глаз от трактора и от тракториста Султана, который висел в небе как великий Голивудский каскадёр, ухватившийся за шасси реактивного бомбардировщика в фильме про американо-вьетнамскую войну.
Тут случилось нечто непоправимое: фара воздушного трактора оторвалась со всеми проводками, и тракторист Султан полетел камнем вниз. Летел он по воздуху с диким криком как десантник, у которого заклинило парашют. Хуршида от страха закрыла лицо ладонями, и через несколько минут он с грохотом ударился о землю, подняв облако пыли. Надо было видеть, как горько плакала Хуршида, обнимая тело бедного тракториста Султана, который свалился с неба!
- Простите меня, Султанака! Ох, простите, ради Бога! Это я во всем виновата! Если бы я не спросила у Вас о вашем здоровье, вы бы не встали с сидения вашего воздушного аэробульдозера, который бороздит бескрайное небо нашей солнечной системы и не пригнули бы на капот, на котором Вы танцевали чечётку для того, чтобы убедить меня в том, что у вас ошпаренная нога больше не болит! - плакала она, роняя горькие слезы.
Тут, на удивление Хуршиды, тракторист Султан очнулся. Хуршида от удивления замерла, как мраморная статуя Афродиты.
- Ну, что вы опять ревете, словно маленькая девочка в детском садике, дорогая Хуршида? Перестаньте же плакать.Я жив и здоров, как бык. Если не верите, то я могу встать и станцевать чечётечку - сказал Султан.
И поднявшись, он снова начал танцевать, кружась, как вихрь.
- Ой, слава тебе, Господи, что спас Султан-аку! Слава Богу! - плакала Хуршида, роняя слезы радости.
Тут она проснулась, словно больная после успешной операции. Поняв, наконец, что все это случилось не наяву, она облегченно вздохнула и поблагодарила Бога. Она обрадовалась, подумав, мол, как хорошо, что другие не увидят сна, который приснился мне. Когда она встала и, зашторив занавески, посмотрела в открытое окно, то увидела утренний небосвод, похожий на борозду.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Подробнее...

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Странные письма Мизхаппара

(Повесть)



(Светлой памяти великого юмориста Узбекистана Хаджибая Таджибаева)






Первое письмо Мизхаппара

 



Пусть это письмо, которое пишу сейчас, спеша как буря, бушуя словно тайфун, дойдет до руки многоуважаемого Сайтмират аки, который живет в тех странах, где процветает демократия как японская Сакура весной. Да будет это письмо понятно и ясно ему как полная луна в безлюдной тишины заснеженное поле колхозное, где мы весной сажаем хлопчатник. Ассаламу алейкум, Сайтмират ака, меня Мизхаппаром зовут. Я колхозник. Мои одноколхозники, отвечая своим ратным трудом на огненно - пламенные прызви власти, перевыполняют годовые планы, по сбору хлопка, мужественно победив все капризы суровой природы. Спасибо огромное, нашему мудрому президенту и властям, за то, что они делали хлеб дешёвым. Человек не помрет , если не употребляет мясо. То есть, он обойдется и без мяса. Для нас лиж бы хлеб с водой что бы не подорожало и воздух был бесплатным. Вот, прикиньте сами, Сайтмират ака, если одежда или сопоги вашы порвется, то, это не страшно.Можно их латать и одевайте на здоровье. А живот? Как вы думаете, можно ли зашить желудок хотябы на сутки и жить не кушая ничего? Как бы не так. Вот недавно, мы ходили в поисках хлеба по мельницам с мешкамы в подмышках. А сейчас, слава опять таки нашему премудрейшему президенту и властям, что хлеб, вода и воздух есть.Это самое главное. Я сейчас пишу этот историческое письмо и думаю, о тех днях, когда изчезли первые необходымые товары с прилавки магазинов и вспомнил одну смешную историю. История это очень смешная и когда я вспоминаю об этой случае, заливаюсь смехом и не могу остановиться. Немогу остановиться даже тогда, когда пристально смотрю на свои ногти, чтобы задавить свой смех. Вот сейчас тоже, пишу это письмо и тресется рука от смеха. Короче, в те суровые дни мой ровесник и родственник Курумбой из села "Латтакишлак" поехал в город в поисках растительное масло. Он шел среди лавок базара и увидель одного молодого человека, который торгавал растительной маслой. Курумбой спросил цену у этого продавца. Продавец назвал цену. Цена была приемлимая и Курумбой решил купить думая: "Цена приемлимая. Давайка я, куплю побольше. Лишную перепродам своим соседям в тридорого " . Пока он думал продавец задал ему деликатный вопрос, дескать: - Сколько вам литров, господин?
- Два... нет, три литра пожалуйста - сказал Курумбой, вытаскивая деньги из за галенище своих кирзовых сопогов без подошв. -Хорошо, господин - сказал Продавец и взял один из стеклянных трехлитровых банок с плотно закрытой крышкой. Потом вытирая её с помощи полотенцы, дал Курумбойу. Тот заплатил и осторожно положил трехлитровую стеклянную банку в мешок. Когда Курумбой приехал домой цел и невредим, на автобусе по марке "Пазик" похожый на буханку хлеба желтего цвета, его мать сильно обрадовалась. А как же иначе, конечно обрадуется. Ведь, они три месяца подрят не принимали горячего, а тут такое! Мама Курумбоя от радости даже заплакала. Потом очистила капусту, кукрузу, репу с картошкой и с хирургической осторожности налила в кател из растительного масло, кое принес Курумбой. Хорошо очишенное, прозрачное масло лежала в днише почерневшего котла. Курумбой начал кочегарничать, разводя огонь. Огонь в очаге горела давольно долго но, почему то масло не разогрелось. То есть, от него не поднимался дым. Вдруг разогретое масло начало кипеть. Увидев это, Курумбой и его мама окасели от удивление. Оказывается, тот продавец сволоч, продал Крумбою не масло растительное, а холодный чай.После этого Курумбой в течение одной недели тратив деньги на транспорт, ездил в город и искал того продавца негодяя на базаре, но не смог найти его. Теперь вот, растителное масло, слава богу появилась на прилавках. Хотя, дороже, но есть. Я не понимаю людей. Вот, некоторые жалуются все время, то на свет, то на газ, то на питьевой воде. Если бы мое воля, я бы уничтожил всех этих электролиний, столб, и электрокиоск в месте с рубильникамы. Оказывается это электрический ток самое опасное и вредное вешество для человеческой жизни. Эвон, сколько людей умерли от электирического тока в нашем селе, когда ковырялись они с отверткой в руках, в надежде перекрутить счетчик, как бы избегая от уплаты за электроэнергии. Как вспихнет огонь, с зелено - красной искрой и взорвется счетчик в месте с хозяином как бомба с часовым механизмом. У некоторых сгорели дома до тла от того, что вспышка из перемичек полетела прямо в чердак, где они хронили сухое сено на зиму для скота. Сена то энто, оказывается тоже огнеопасное вещество как порох в бочке. Лучще жить без электричество. В нашем селе имени Чапаева каждый день, с утра до вечера и от вечера до утра отключают свет. Естественно, я радуюсь этому. Мои родители, то есть, отчим с мачихой тоже радуются. Отчим говорить, когда электричество нет, Мизхаппар не будут смотреть телевизор и он пораньше уснет. Вчера я, как то чишу коровника от коровье дерьма, вдруг, неожиданно хором заорали сельчани и я чуть не прихватил инфаркт. Они громко кричали: Ураааааааааааааааааааааааааааааааааааа!. Думаю, неужели приехал Сайтмират ака на бронетранспортере с оппозицией и началась революция. Вышел я бегом на улицу и вижу сельчане бегут по домам, шурша тяжелыми тулупамы и топая кирзовыми сапогамы сорок восьмого размера.
-Что вы крычите, товарищи односельчане?! - спросил я у них.
-Подали свет!Спасибо, нашему мудрому президенту и властям! - отвечали они с радостным криком. Через пол часа, пока люди не успели толком поесть свой скудный ужин и постелить матрас и разогрет свои включенных теликов с черно белым изображением, кои работают с помощи стабилизаторов, сново отключили свет.
Некоторые граждане жалуются на отсутствие газа. Ну, что поделаешь, ежели эти дураки не знают даже, настолько опасно этот газ. В прошлом году зимой из за газа чуть не сгорел наш дом. В нашем селе люди для того, чтобы пользоваться газом устонавливает в трубу моторчики, смонтированные в консервную банку и с помощи этого механизма они скачивают газ из трубы, не оставляя голубое топливо своим соседям. Посоветовавшись с отчим и с мачехой я тоже купил маторчик такого рода и смонтировал его в трубу нашей печки буржуйки. Как моторчик начал работать, так сразу начал поступать голубое топлива в печку и наша буржуйка от радости страшно загудела словно корабль дальнего плавание в среди ледяных просторах северного ледовитого океана. Пламя в буржуйке трепетало как флаг на флагштоке и за короткое время нам стала жарко. Отчим с мачехой радуются, восхваляют меня. Когда стала душно, мне пришлось снимать бушлат с шапкой ушанкой и сидеть в майках барабаншиков черного света, в котром барабаншики играют на ударнике. Сидим как в финском сауне и вспотели весь. Даже дышать трудно стало от невоносимой духоты. Вдруг, моторчик смонтированный в консервную банку, раздавая звук летучего мыша взорвался, разлетаясь в разные стороны. Оказывается давление на газапроводе резко поднялось. Гляжу, пламя поднялось до полутра метра, если не больше, и наша хибара превратилась словно в каменную пищеру огненного ада. Мачеха в истерике кричит пронзительным голосом как гудок старинного завода, зазывая на помощь людей. Я в шоке. Стою как вкопанный. Смотрю, отчим тоже крычит как дикий человек у водопада.
- Мизхаппар! Гляди, сынок мой приёмный, овечья шкура горит с матрасом у печки! Потуши, ради бога! О, господииии! - крычал он.
- Вижу, вижу отчим! Сейчас локализую её! - крычал я в ответ и начал лихорадочно топтать пламю, которая страшно бушевала около нашей буржуйки. Я топтал огонь с помощи моих плоскостопих ног, похожие на ласти аквалангистов, и наконец, мне удалось успешно локализовать пожар. Но, во время борьбы с огнем, сгорели мои брюки на половину и они превратились в шорты. С тех пор я боюсь газа.Нас спасла от гибели наша бедность. Потому что у нас кроме глинянного пола, стены и глинянного потолка почти ничего не было. Если бы были у нас деревянные полы и потолки, роскошной мебели, то мы бы точно сгорели. Оттуда и народная поговорка модернизириовалась, что не красота, а беднота спасет мир. Вот вы большой ученый в области сквернословии, подумайте сами, если люди всей планеты были бы бедными, то они бы не смогли изобретать атомные и ядерные бомбы, правильно, Сайтмират ака? Ежели человек бедный и к тому же голодный, как он будет вообше думать об изобретениях всяких? Они бы тоже как мы в надеждах найти свой хлеб насушный, работали бы на хлопковых плантациях, с утра до вечера, собирая хлопок, не переставая даже в холодные дни декабря в месте со своими детьми. Я твердо убежден в том, что богатства и роскош враг номер один всего человечество. После пожара, который вспихнул в нашем доме, похоже на чулан, я демонтировал трубы от газапровода и мы стали топить нашу хибару с помощи кизяка, то есть, коровьем дерьмом. Хотя кизяк в буржуйке горит медленно и пахнет дурно, зато, оно безопасно для жизни человека. Добыт кизяка тоже не трудно. Сел на ишака и езжай ради бога на лужайку, где растут юлгуны можжевельники, там полно кизяков, которые произвели коровы. Собери на здоровье, положи их в свой мешок и милиционеры даже не будут за это привлечь тебе к ответственности. Иногда скошенное ржаное поле тоже превратится в карьер топливо энергетических ресурсов для нас, то есть для бедняков. Нужно жить в гармонии с природой, а не разрушать её.
С огромным уважением, колхозник Мизхаппар.


21 января, 2008 год. 19 часов 15 минут.
Колхоз "Чапаев".

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана


Косой

 

(Роман)



1 глава

Луна над виноградником




Саяк лет 25, среднего роста, худошавого телосложения, черноволосый, кудрявый, курносый, с косыми глазами, белокожий, живет в поселке Куйганяр со своей молоденькой женой по имени Зебо, которая вечно недовольна своей жизнью.Она каждый день упрекает, своего мужа, пилит в том, что он мало зарабатывает и не может нормально содержать семью, как другие мужчины, которые работают в ближнем зарубежье гастарбайтерами и регулярно отправляют зеленые деньги, заокеанского производства своим женам через компании "Вестрен юнион".
Саяк наоборот, из за того, что любит свою работу, не стремится к высоким цельям, таким, как построит роскошные коттеджи или приобрести автомобилей иностранного производства.У него интересная работа, есть кусок хлеба и он этим доволен.Он летом работает сторожом виноградного сада.У него есть высокий шалаш, похожий на строжевую вышку лагерей исправительных колоний, откуда окрестность видна, как на ладони.Саяк сидит в этом шалаше, отпугивая птиц с помощью баклуши, сделанные из под пустых железных банок рыбной консервы и под банок кока колы, подвешанные на проволоки, натянутые от балки шалаша к деревьям.Он кричит на весь голос, громко хлопая в ладоши.Когда он дергает проволоки баклушек, раздается оглушающие звуки железяки, отгоняя стаи прожорливых птиц прочь.Он из высокого шалаша глядит долго на стаи птиц, которые летят тучей над виноградным садом, создавая шум птичьего бурана своими крыльями, резко изменяя свое направления, то туда, то сюда, словно снесенные ветром парашюты.
Ночью, Саяк зажигает керосиновую лампу и сидит один, чистья стволов своего охотничьего ружья двустволки шомполом и протирая тряпкой его деревянный приклад до блеска.Вокруг горящей керосинки молча и задумчиво вращаются седые мотыльки.Небо над шалашом переполняется до краев синими и оранжевыми звездами.Потом наступает самые любимые моменты Саяка.Он восторженно наблюдает за луной, которая медленно и безмолвно поднимается над сентябрскими хлопковыми полями, над тополиными и ивовыми рощами, освещая окрестность, словно мошный прожектор.Такая тишина, что можно услышать гудение комариного роя, похожее на далекий и надрывный плач плакалшиц на пышных похоронах.Из далека доносятся усталые голоса бродячих собак.Лунный сумрак зазвенит от голосов неугомонных сверчков в унисон с хором лягушек, которые поют в болотах и тростниках берега реки "Кашкалдак".Под луной безлюдные проселочные дороги и даже тропинки видны, как днем.На берегу реки в глубоких оврагах густо растут юлгуны и шиповники, посреди которых можно обнаружать норы барсуков и лисиц, звери которые любят не только полакомиться курами и помишкаться, но и не брезгают сочными спелыми, сладкими гроздями винограда.Под сияюшей луной лисиц можно увидеть даже не вооруженными глазами из далека.Лиса быстро двигается, нюхая землю, как бы попутно определяя запахов. Иногда остановится на миг, осторожно нюхая воздух.Вот в таких трепетных моментах Саяк, вскинув ружье на плечо, внимательно прицеливается.Потом как пальнет!Дттиш!Дттиш!Ночная тишина вторит раскатистым эхом грохоту выстрела, как в горных ущелиях.Перепуганные птицы, спящие на ветвях близлежащих деревьев, от испуга полетят восвояси.В безлунные ночи Саяк прицеливается зверям между глаз, которые горят в темноте, как яхонты и жмет на курок.
Он предпочитает лунных ночей одиночеству и тишину.Луна, неспешно совершая свое путишествие по небу, долго бродит над безлюдными полями.Саяк снимая верхнюю одежду укрывается ватным одеялом, который называется "курпа" и ложится спать, думая о своем прошлом, глядя на несметные мерцающие алмазом звезды бескрайных небес и на луну, которая беспечно светит над спящим поселком "Куйганяр" и над дальными хлопковыми полями.Думает о своем далеком и трудном детстве.Своего отца, который злоупотреблял алкоголем, пил не просыхая неделями и месяцами, уходя в запой. Придя домой пьяным, он бил маму Саяка, волочил ее, как сани по двору.Мама Саяка плакала кричала, а он пытался как - то ее защитить, но ему было не в силах остановить своего сильного, как бык злого и пяного вдрызг отца.Соседи тоже молчали, хотя прекрасно слышали крики о помощи бедной мамы Саяка.Они вместо того, чтобы помочь, наоборот, тайно и с большим интересом наблюдая из за щели глинянных дувалов, смеялись от души.Однажды, его отец взял детский трехколесный велосипед Саяка и направился на улицу, чтобы поменять его на водку.О, как бегал тогда Саяк за своим отцом, умоляя, чтобы он не продал его любимый велосипед.Но он ударил его локтем по лицу и разбил ему нос.Из разбитого носа Саяка, сочилась кровь.Через год отца Саяка не стало. То есть его сбил огромный грузовик "Камаз" и он умер прямо на месте происшествие.После похорон отца заболела и его мама.Несмотря на осенние холода, Саяк в целях помочь своей больной маме, решил работать, заниматься мытьем легковых автомобилей, которые спускались с горных перевалов и остановливались у дороги, чтобы перекусить и отдохнуть в местной чайхане.Дули холодные ветры снежных вершин с горных склонов. Саяк стоял на обочине, беспрестанно крутя мокрую тряпку, как пропеллер самолета, чтобы как - то привлечь внимания богатых водителей.Тут один водитель остановил свой автомобиль на обочине и Саяк предлогал ему свою дешовую услугу.Водитель согласился. Маленький Саяк, черпнув ведром ледяную воду из арыка и вжимая тряпку, усердно начал работать.Пока он чистил грязные колесы, и мыл стекла автомобиля, руки его покраснели на морозе и начали болеть суставы пальцев его опухшых рук.Когда стали коченеть пальцы его рук, он старался пригреть их своим дыханем.Потом снова продолжал работать.Он работал не покладая рук, думая о своей больной маме и сильно обрадовался, когда водитель дал ему денег.Правда небольшые, но дал.Саяк, чтобы сэканомить денег, вернулся домой голодным, не позволяя себе сьесть что - нибудь на ужин. Собрав все деньги, которые он заработал честным трудом, побежал домой, чтобы обрадовать свою маму.Но когда зашел во двор, там он увидел соседских женщин и одна из них обняв Саяка горько зарыдала.
-О, бедный Саяк, ты теперь остался совсем один! Теперь нету твоей мамы! -сказала она рыдая и поглажывая ему голову. Как плакал тогда Саяк, о как плакал, обняв тело своей покойной мамы, тресясь всем телом! После похорон его хотели отправить в детский дом, где воспитовались осиротевщие деты, но его бабушка не отдала его в детский приют, обещая сама воспитывать Саяка и выростить.
Саяк познакомился с Зебо, в школе, когда он учился в десятом классе. В те времена он ходил в школу неохотно, как беспородистая, не охотничья собака, которая хозяин ведет на охоту, волоча ее за собой, словно сани в сторону болот, где он хочет пальнуть из ружья, пристрелив уток и гусей.Школа для Саяка была, как исправительная колония, где он себя чувствовал узником. Учителя казались ему злыми надзирателями тюрьмы а директор школы напоминал ему начальника исправительной колонии, который он видел в кино.Саяк сидел за партой, расположенной у окна, которое иногда будет открыто, где он сделав бумажные самолётики из тетрадного листа, запускает в полет.Он первым выбегал из класса во время перемен, особенно тогда, когда окончится уроки, чувствуя себя заключенным освобожденный по амниции.Летом на каникулах Саяк с утра до вечера пас корову в пойме реки "Кашкалдак".Пока его буренка паслась с другими коровами на лугу, он со своими друзьями купался в реке, над которой неслись стаями драчливые чайки, дружно и шумно крича.С приходом задумчивого сентября, его дни снова становились пустыми, грустными, как сама осень, как глаза осла с печальным взглядом.Вопросы учителей казались ему допросами под пыткой в следственном изоляторе.Однажды Саяк с рюкзаком на плечах пошел в школу, шурша опавшими листями осенних кленов.Попутно спланировав совершить побег из школы.Но увиданное в начале урока, резко изменило его планы и ему пришлось отложить побег на другой день.

-Так, тихо, товарищи ученики!У нас новая ученица из города!Познакомтесь, ее зовут Зебо!Фамилия Ниязова!Документы показывают, что она училась на отлично в своей школе -сказал классный руководитель, учитель Увадагуппиев.

Ученики молчали.Зебо тоже.Она глядела из под земли на свои новые одноклассники большими оленьими глазами, краснея от смущения и играя кончиками своих косичек.Эта тощая, черноволосая и черноглазая новая ученица с длинными коровьими ресницами оказалась очень превлекательной девушкой.Ее тонкая и нежная шея, ее алые губы, напоминающие поспевшую черешню, белая кожа, гладкие руки, словно из слоновой кости, тонкие и длинные, как у музыкантов пальцы рук просто околдовали Саяка.

-Ну, Ниязова, садитесь за парту рядом с учеником Сатыбалдиевом.Его Саяком зовут.Он у нас неуспевающий ученик.Вот вы ему и поможете -сказал учитель Увадагуппиев, указывая новой ученице парту, где сидел Саяк, как загипнотизированный.

Зебо села за парту.Учитель Увадагуппиев обратился к Саяку.

-Чего ты уставился на меня, школьник Сатыбалдиев?! Чем - то недоволен?! Ты, это, даже не вздумай обидеть ее!Не то я сам лично напишу жалобу на тебе участковому милиционеру товарищу Когозкардонову, и он отправит тебя в детскую колонию, понял?! -сказал он.

-Понял, товарищ Увадагуппиев, понял...Чуть что милиция, детская колония...Да я не на вас смотрю, а на нее, то есть на новую ученицу.А что мне делать, если у меня такие косые глаза?! -сказал Саяк.

Услышав это ученики хором засмеялись.А Зебо еще сильнее покраснела.

Учитель Увадагуппиев захохотал даже, глядя в потолок, показывая гланды и крупные зубы, похожие на зубы бобра, который построит дамбу в лесной речке, легко перегрызая ветви деревьев и даже сваливает небольшие деревья. Он долго смеялся над Саяком, угорая от смеха.Потом, еле задавив свой смех и утирая слезы своим клетчатым дырявым носовым платком, сказал:

-Ну ладно, садитесь, товарищ школьник Сатыбалдиев.

Саяк присел, думая о том, как хорошо что он косой.Теперь никто не будет подозревать, когда он смотрит на эту красивую девушку Зебо.Наивный учитель Увадагуппиев тоже подумает, что Саяк смотрит в доску...
Такими мыслями Саяк долго лежал в высоком шалаше, похожий на сторожевую вышку исправительных колоний, глядя на луну и даже не заметил, как заснул.





2 глава

Любовь с первого, косового взгляда





Саяк, лежа в высоком сторожевом шалаше снова начал думать о своем прошлом, о том, как начал встречаться со своей женой Зебо в далекой юности. Он во время уроков и даже на переменах никак не мог оторвать тогда свои косые глаза от Зебо.Помнит он тот день, когда окончились уроки и школьники спешно беря свои портфели, рывком бросились к выходу, радостно и дружно крича, как чайки на берегу море. Саяк тоже выбежал из школы и быстро догнав Зебо, стал идти с ней в ногу, все еще не отрывая свой косой взгляд от нее.От волнения сердце его учащенно билось, словно свободалюбивая птица в клетке.Наконец он взяв себя в руки, начал говорить:

-Ну, как, Зебо, понравилась вам наша школа?

-Да - ответила Зебо, красиво улыбаясь и зажмурив глаза от лучи сентябрского солнца.

-А деревня наша? -спросил Саяк, чтобы не прерывался разговор, словно кинолента старинного киноаппарата, которая с шорохом обрывалась в летних кинотеатрах на самом интересном месте индийского конофильма про любовь, где безумно влюбленный в Радху Сундар, играя на рояле, поет печальную песню о неверном друге, глядя в потолок, чтобы не уронить кипящие слезы на глазах.
Типа:
Дост дост на раха, пиаар пиаар на раха,
Зиндагииии хамееейн тера, айтубааар на раха.
И друг больше не друг, и любимая больше не любимая,
Жизнь я больше не верю в тебя, больше не верю...

-Все очень красиво в вашей деревне.Широкие поля и луга, где бабочки бродят, как в раю. Я часто замираю на тропинке, посреди лугов, когда тоскливо поет одинокий удод в полден за знойными полями, вдали.Я раньше часто приезжала сюда к моей бабушке и влюбилась в деревенские пейзажи - сказала Зебо.
-Пейзажи? О, вы рассуждаете как художники и поэты- удивился Саяк.
Зебо заулыбнулась в ответ.
Саяк продолжал разговор: - А вы видели нашу реку "Кашкалдак"?
-Да, видела.Только из далека. Помню, я даже внимала там голосу кукушки. Высокие овраги, зеленые рисовые поля на берегу, где несутся чайки над волной.Просто глаз не оторвать! - ответила Зебо.
-Вы правы, Зебо.Ничем не сравнить зеленые луга в пойме реки, рисовые поля, старые ивы и тополя в дельте, шумящие на ветру по колено в воде с гнездами птиц на своих ветвях.Камыши, растущие стеной на берегу и цветущие белые кувшинки в тихих, зеркальных затонах. А на острове мы пасем коров, исчезая в юлгуновых зарослях и в высокой сочной траве.Вечером, когда мы устало воротимся домой, переходя реку вброд, погоняя караван сытых коров с тельятами, запоют лягушки хором вдали и засияет луна. Коровы с телятами воротятся домой, мыча по пыльной деревенской дороге - похвастался Саяк.

-Да, я тоже обожаю деревенскую тишину в лунных вечерах.А у нас в городе, шум, пронзительные звуки тормозов машин и душераздирающие вои сирен.Когда мы жили в городе, бабушка моя иногда приезжала к нам в гости и она долго не могла оставаться там.Старалась как можно быстрее возвращаться домой, сюда в свою родную деревню.
-А кто ваша бабушка? -спросил Саяк.
-Бабушка Сатти - ответила Зебо.
-А, Сатти хола? Она очень хорошая старуха.Ну, та, которая живет в низком покосившемся домике, рядом с водокачкой да? - сказал Саяк.
-Да, та самая - подтвердила слова Саяка Зебо.
-Вы приехали со своими родителями или одна? -продолжал интересоваться Саяк, словно следователь городской прократуры.
-Вместе с моим отцом. Мои родители развелись.Мама моя больше не живет с нами... -сгрустнула Зебо.
Потом продолжала: - Она вышла замуж за другого человека и уехала с ним в другой город.
-О, извините ради бога, Зебо.Я не знал, что у вас родители развелись... вы уж простите меня, я кажется, сам того не замечая насыпал соль на вашу еще не зажившую свежую рану -виновато просил прощения Саяк.
Зебо грустно вздохнулась, одобрительно качая головой, как бы принимая извинение Саяка за свой неуместный вопрос и продолжала рассказывать свою историю.
-Мама хотеле увезти меня за собой, но я не пошла с ней.Потому что она была не права.Она все время ссорилась с моим отцом, назвав его неудачником, нищим голодранцом, поднимала скандалы, кричала, плакала, разбивая тарелки и вазы, говоря мол какая она несчастливая и зачем вообще она вышла замуж за моего отца.Она каждый день обещала, что скоро уйдет из дома и больше не вернется к нам никогда.Она так и сделала. Ушла с другим.После этого отец мой спился.Он перестал бриться и часто возвращался домой пьяный на четвереньках.Но никого не обижал.Наоборот, когда он выпивал, стал еще добрее.Гладил меня по голове и плакал, просил прощения за то, что он нехорошый отец.Недавно мой отец пообещал мне и моей бабушке, что он бросит пить спиртное раз и навсегда.Теперь вот, по просьбей моей бабушки мы с отцом приехали сюда.Отец мой пристроился даже на работу трактористом - сказала она.
-Это хорошо, что отец ваш бросил пить.Одного жалко, что ваши родители развелись.Ну ничего, вы сильно не переживайте.Моя бабушка часто говорила мне, что от своей судьбы не убежишь - сказал Саяк, стараясь успокоит Зебо.
Зебо молча шагала, шурша опавшими листьями.
Саяк тоже.С облетающих осенних кленов и тополей, которые росли вдоль дороги тихо опадали желтые и багровые листья.Наконец они дойдя до водокачки, на которой аисты соорудили огромное гнездо из стебли хлопчатника, остановились.
-Ну вот, я пришла -сказала Зебо, красиво улыбаясь.
Саяку не хотелось растаться с красивой девушкой.Когда Зебо начала бежать домой, он спешно крикнул вслед за ней:
-Если хотите, я вам покажу красивые места нашей реки.
Зебо задумалась и почему то покраснела.Потом ответила:
-Хорошо.Но я должна спросить разрешения у моей бабушки.Если она разрешит... -скзала она.
-Хорошо, Зебо, хорошо.Договорились.После обеда я буду ждать вась здесь -сказал Саяк, облегченно.
-Хорошо -сказала Зебо и открыв скрипучую калитку, направилась во двор.Саяк стоял, глядя вслед за ней своими косыми глазами, до того, пока она не исчезла из виду.
Потом радостно сделал жесть рукой, как бы потягивая за невидимую веревку сигнала, который издает гудки на старинном речном пароме в тумане.После этого он тоже побежал домой с преподнятым настроением.
На улице гулял одинокий осенний ветер, сиротливо кружа опавшие листья.

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Нет ничего слаще на этом свете, чем наблюдать с улыбкой на устах за поведением подлого, коварного, завистливого животного с человеческой рожей, которое увидев твои успехи, корчится как, разрубленная топором на половину отвратительная и мерзкая змея.


Холдор Вулкан

Прохожие идут вверх ногами



Капает вода, словно из крана,
Талой воды васильковый глаз.
Никого не стесняясь, за окном прямо,
Целуются голуби всласть.

Пушистые почки верби на ветке,
Трели синицы в моих ушах.
Самозабвенно поет в тесной клетке,
Птица под названием душа.

Спешит весна мелькими шагами,
Балериной на цыпочках бежит.
А прохожие идут вверх ногами,
Отражаясь в зеркалах лужиц.



18/11/2019.
12:07 ночи.
Канада, Онтерио.


Концерт



На скалистом берегу, слушаю, о море,
Симфонический концерт твой сольный.
Где, словно охотничьи собаки на своре,
Бегут ветрами гонимые волны.

Вдалеке белые теплоходы и паромы,
Подпевают, гудя во всю глотку.
Пляшут под музыку, как легкие соломы,
Над гигантскими волнами лодки.



17/11/2019.
3:51 дня.
Канада, Онтерио.


Лужа



Громы в небесах взрывали бомбы,
Разбрасывая их на право и лево.
Люди, как из подземной катакомбы,
Испуганно из окон смотрели в небо.

Тучи, словно расплавленный металл,
Гремят раскатистые канонады вдали.
На скользкой дороге кто - то упал,
Небо как склад боеприпасов горит.

Контуженная улица название забыла,
Слушая дождя шепот и плач.
С окровавленной кистью алая рябина,
Как извлекший осколок из тела врач.

Будто я теперь никому не нужен,
Как солдат, вернувшийся с войны.
Смотрит удивленно на меня из лужи,
Мой задумчивый седой двойник.



10/11/2019.
3:45 дня.
Канада, Онтерио.


Хижина в лесу



Заснеженный лес снует в стуже,
Терпеливо ожидая весну.
За столом, где остывает ужин,
Сидит, слушая вьюгу лесник.

Глядит он молча из окна в ночь,
Горит, тихо плавится свеча.
За лесами поезд отдаляется прочь,
Стуча по рельсам и крича.



17/11/2019.
8:26 утра.
Канада, Онтерио.


Душа

Человек - ходячий скворечник, куда когда - то поселилась душа, которая плачет, поет весной и летом, как синица, как жаворонок над полем, как одинокий соловей, заливаясь трелью в роще.Потом она тоже также как птица улетает куда - то вдаль, когда придет осень, оставляя ходячий скворечник в тишине немой, который опустеет в свистящих метелях зимой.

 

17/11/2019.
7:04 утра.
Канада, Онтерио.

 

На поля бумаги пишу стихи



За окном клыки зимы изо льда,
Снег, стуча в окошко, шепчет.
Смотрит молча исподлобья вдаль,
Домик мой в снежной кепке.

Как цветущие абрикосы весной,
Белеют бумаги полей в тиши.
Я у горящего камина, сам не свой,
На поля бумаги пишу стихи.



16/11/2019.
1:54 дня.
Канада, Онтерио.


Улыбается раковина на песчаном дне



Незамерзающее зимой пьяное море,
Играет на гармошке волн, певец.
Чайки скулят, как борзые на своре,
Волны похожи на платья невест.

О гигантское синее зеркало небосвода,
Кудрявый и седой, друг мой давный!
Как мысли мудреца глубокие воды,
Как никем неразгаданные тайны.

Там, где кашалоты, словно во сне,
Плыли и подводную песню пели.
Улыбается раковина на песчаном дне,
Показывая жемчуг свой белый.



16/11/2019.
10:27 дня.
Канада, Онтерио.


Снежный шорох



Уж мороз рисует на окнах узоры,
Без кистей и красок, озябшей рукой.
Окон прикованы стеклянные взоры,
На поля, белеющие за рекой.

То приближается, то отдаляется прочь,
Рой белых снежных хлопьев седых.
Петляя уходят в заснеженную ночь,
Людей беспорядочные следы.

Сосна как сторож в овчинном тулупе,
И ее никто не намерен сменить.
Роем бьются снежные хлопья,
В оконное стекло, которое звенит.



15/11/2019.
8:42 утра.
Канада, Онтерио.


Весенние сумерки



Я думал - кошка где - то ритмично мурлычет.Оказывается во мгле, за открытым окном вдали у болот самозабвенно поют лягушки, изрешетив своим рокотом весенний сумрак в лунной тишине, напоминая мне урчание одинокого трактора в туманной тишине далеких осенних полей. Так храпит весенняя ночь, мурлыча спящей кошкой.



14/11/2019.
10:44 ночи.
Канада, Онтерио.


Не плачьте обо мне, скрипучие калитки!



Висит на ветвях паутинная шаль,
Сотканная осенью невидимой рукой.
Я благодарен тебе, о туманная даль,
За исцеление души и  покой.

Не оборви паутину с бисерами и ты,
Ветер, как жемчуга, нанизанные на нитки.
И вы не плачьте, искривляя рты,
На ветру скрипучие калитки.

Скоро уходит осень, как лето,
Полетят замороженные комари.
И белую крупу просеивая через сито,
Задумаются уличные фонари.


14/11/2019.
2:33 дня.
Канада, Онтерио.



Летний вечер в деревне



От закатных шум птиц зазвенели сады,
Уж болото вдали лягушками урчит.
Как кончик гарпуна из зеркало воды,
Бутон белой кувшинки торчит.

Белеют извилистые следы телеги,
В тишине безлюдных проселочных дорог.
Доносится глухо из вечерних полей,
Опечаленное мычание коров.



11/14/2019.
8:04 утра.
Канада, Онтерио.


Расплавлены свечки заката



Алый клен рассеянно уронил,
Козырную свою карту с ветки.
Туман, который молчание хранил,
Листопада слушает сплетни.

Роща до тла не сгорела пока,
Тянет прохладой с речки.
Тихо задул перед сном закат,
Свои расплавленные свечки.

Словно рыба глазами говорит,
Осенний цветок с травой.
Куда идут молчаливые фонари,
С поникшей рыжей головой?



13/11/2019.
12:38 дня.
Канада, Онтерио.


Гордость


(Посвящается чемпиону мира по смешанным единоборствам в тяжелом весе Муроду Хантураеву)



Как в шкуре тигра в полосатом чапане,
Скромные соотечественники мои,
Без спортивного зала и без татами,
По рестлингу часто устраевают бои.

Они не у моря, а на полях загарались,
Собирая хлопок, поднимаясь рано,
Даже тогда, когда зима не за горами,
Провожая птиц в далекие страны.

В туманных полях не осенние стога,
Из стеблей хлопчатника, леди.
Это умеющие стоять крепко на ногах,
Азиатские огромные медведи.


13/11/2019.
7:36 утра.
Канада, Онтерио.

 

Белое затишье зимних полей



Затихли метели и снежные бури,
Вдали лунные, заснеженные леса.
Спят крепко в курятнике куры,
Подкрадывается рыжая лиса.

Простор подлунных полей снежный,
Белое, безмолвное затишье.
В оконное стекло пальцем нежным,
Ты молча имя мое напишешь.



12/11/2019.
11:20 ночи.
Канада, Онтерио.


Водопой



Идут к водопою караванами коровы,
Чтобы воду зеркальную попить.
Поднимая пыль на проселочной дороге,
С помощью неторопливых копыт.

На дне водоема камушки и пески,
Не вода, а прозрачный небосвод синий.
В тростнике, как нерукатворный эскиз,
Цветы белых кувшинок и лилий.

В прозрачной воде отражаются тихо,
Двойники деревьев и травы.
Рябина, словно пьяная палачиха,
У которой руки по локоть в крови.



12/11/2019.
2:42 дня.
Канада, Онтерио.


Зимний сон



О какая метель, Боже ты мой!
Январь кашу снежную заварил.
Как только шагнул, тут снег немой,
Хрыплым голосом заговорил.

Двигаюсь на лыжах я почти бегом,
Качается на ветру старая сосна.
Скрипит снег, будто под снегом,
Храпит спящая весна.



11/11/2019.
11:01 дня.
Канада, Онтерио.


Пастух

(Памяти моего деда Абдусалам Саййидходжа оглы)



Иду тихими умеренными шагами,
Закат расплавливает металл.
Путается дорога под моими ногами,
Рой бабочек безмолвно летал.

Шумели на ветру деревья в садах,
Словно древное море в ракушке.
В далеком овраге, считая года,
Долго и печально плакала кукушка.

Волна за волной колышутся нивы,
Речной берег на краю полей.
В небесах косяком мечутся рыбы,
Я небом ясным напою коней.


11/11/2019.
7:56 утра.
Канада, Онтерио.

 

Глядя на улетающих птиц



Переполнила пруд слезами ива,
А пруд лягушками храпя, спит.
Пролетают над просторами крикливо,
Воздушные составы птиц.

Я хочу, чтобы по этому эшелону,
Охотники не открыли огонь.
И чтобы кувыркаясь не падал в реку,
Отцепленный вагон.



19/09/2017.
9:19 ночи.
Канада, Онтерио.

 

 

Искрится в небе изморозь звезд



Заливаясь трелью невидимый солист,
Поет в тишине, на лесной опушке.
Месяц яркий над просторами повис,
Захлебываются песней лягушки.

Ветер бродит и в кустах воробьи,
Спят, словно младенцы в колыбеле.
В порту сонные огоньки короблей,
Отражаясь в воде колеблются еле.

Спотыкается на берегу о волне волна,
Шумя, как листья белоствольных берез.
Мгла перекличками сверчков полна,
Искрится в небе изморозь звезд.



10/11/2019.
11:53 дня.
Канада, Онтерио.


У вечерного пруда



Читал неграмотный ветер вольный,
В садах с деревьями молитв.
Как сосна, по которой ударили молнии,
Померк закат, пылающий вдали.

Кем, не знаю, но потушен пожар,
И воздух запахом дыма пропах.
Воробьев затих неугомонный базар,
В лунном небе пыльная тропа.

Склоняя голову молча и плаксива,
Как в море заглядывала в пруд,
С большим дуплом горбатая ива,
Корнями, похожая на спрут.



10/11/2019.
9:58 утра.
Канада, Онтерио.


О как мы долго бродили с тобой!



Звезда во мгле полетела далеко,
Цветущие каштаны, подлунный май.
Где - то в безлюдной тишине за рекой,
Псов похожий на кашель лай.

Какой - то древный и провинциальный,
Хор лягушек, монотонный рокот.
Крик поезда в сумраке дальний,
Копыт стальных торопливый цокот.

Дремлет зеркальный сонный водоем.
Белоснежные цветы кувшинок и лилий,
О тень моя, как мы с тобой вдвоем,
Под луной долго бродили!



10/11/2019.
3:35 ночи.
Канада, Онтерио.


Зимнее пчеловодство



Нет, это не вьюга несется воем,
А в заснеженном саду загудели ульи.
Белоснежные пчелы кружатся роем,
Ульи ветры перевернули.

В метели деревья, дома и дворы,
Сумрак снежным шорохом шептал.
Садясь, как на цветы на рыжие фонари,
Белые пчелки собирают нектар.

А фонарь свет свой на дорогу льет,
И никто не умеет грустить как он.
Зима на морозе добывает мед,
Из соты светящиеся окон.



07/11/2019.
1:14 дня.
Канада, Онтерио.


Природа утихла, как в пруду лебедь



Дождь умолк и перестали кипеть,
Словно джакузи в саунах пруды.
Птицы начали свистеть и петь,
Исчезли в лужах последние круги.

Природа утихла, как в пруду лебедь,
Бродит в лесу промокшим лось.
Сияет в синем и прозрачном небе,
Гигантский семицветный мост.

Захмелела душа невыпитым вином,
В заплаканном саду птичий грай.
Как будто я, находясь в мире ином,
Гляжу в тишине из окна в рай.



08/11/2019.
5:20 вечера.
Канада, Онтерио.


Спорят и шумят воробьи в кустах



Осыпаются алые клены у плетни,
Превратилась окресность в ухо.
В садах рыжего листопада сплетни,
А немая тишина слышет плохо.

На старинных весах, за моим окном,
Красная икра рябины тяжелеет.
Хороводят листья, полыхая огнём,
Молча облетают тополя в аллеях.

Пауки вуали из паутины плетут,
В лесах листвой укрываются грибы.
Прощаясь с нами над озером на лету,
Стая лебединая трубит.

По небеснодорожному пути крикливо,
Уходят поезда перелетных птиц.
Как волосы дурака скошенная нива,
Туманное поле непробудно спит.

Осенняя дорога безлюдна и пуста,
Ветер то надрывно плачет, то воет.
Спорят и шумят воробьи в кустах,
Как опаздавшие люди на поезд.


08/11/2019.
10:43 дня.
Канада, Онтерио.


Симфония северных широт



О северные олени, вы бегаете по тундре, вращаясь огромным табуном по часовой стрелке, как гигантский водоворот, как Вселенная по космосу.Под дробными звуками ваших копыт, дрожат заснеженные просторы, превращаясь в огромные барабаны. Северное сияние отражается в вашых испуганных глазах, похожие на сливы и оглушительный грохот копыт, стуки рогов, крики оленоводов, которые, накинув свистящее лассо, ловят бегущего с бешенной скоростью оленя, звуки бубна шамана, каждый как отдельный музыкальный инструмент создают симфонию северных широт. Как ни странно, я тоже часто чувствую себя одиноким оленоводом в ночной тишине, глядя на заснеженную тундру белой бумаги, где начинают вращаться табуном слова, как северные олени, как сама вселенная.



08/11/2019.
6:41 утра.
Канада, Онтерио.


Надели скафандры на головы фонари



Еще не скоро воротятся назад,
Стаями перелетные птицы с юга.
Стуча снежинками окнам в глаза,
Свистит во мгле седая вьюга.

Кружась белые мотыльки в метели,
Безумным роем летят на фонари,
Кои скафандры на голову надели,
Чтобы не кусали снежные комары.

В такие ночи ты не можешь спать,
Как в заснеженном лесу олени.
Глядишь из окна на ночной снегопад,
Задумчиво себе обнимая колени.



07/11/2019.
1:14 дня.
Канада, Онтерио.


Осенний дождь



Загрустили снова деревья и кусты,
Поседели сильно туманные луга.
Убранные поля безлюдны и пусты,
Там теперь пугалам некого пугать.

Серые на небе нахмурились тучи,
Моросит дождь осенний уныло
И зонты, словно мыши летучие,
Раскрыли свои кожаные крылья.



07/11/2019.
9:16 утра.
Канада, Онтерио.


В тумане все становиться тише



Призрачный вид в тумане крыши,
Деревья толпами бродят на ощупь.
Окрестность молчит, чтобы услышать,
Шорох опадающих листьев в роще.

Превращается в невидимку дорога,
Кто - то об ведро споткнется опять.
Закаркает в тишине злая ворона,
Разбудив просторы, которые спят.

В тумане все становиться тише,
Зашив себе рты тонкой паутиной.
В туманных лугах ты корову ищешь,
На ресницах иней.



06/11/2019.
3:49 дня.
Канада, Онтерио.


Ночное море



Поет немых звезд безмолвный хор,
Шелест воды доносится монотонно.
Выпившее лишнее хмельное море,
Луну на волнах качает сонно.

Безбрежные небеса над головами,
Звезды рыбам всыпанный корм.
Рвутся к берегу длинным караваном,
Дикие двугорбые верблюды волн.

Словно в раковине шумящее море,
Твой нежный шепот в моих ушах.
Синие подлунные морские просторы,
Как распахнутая настежь душа.



06/11/2019.
9:48 утра.
Канада, Онтерио.

 

Дремлют туманы на траве мягкой



Ветер по дворам бродит беспечно,
Луна заглядывает в окно искоса.
Стрелки часов тикают ритмично,
Будто с травы падает роса.

Пес усталый во мгле тявкает,
В тишине слышен перепелки кашель.
Дремлют туманы на траве мягкой,
На своде небесном пашни.


06/11/2019.
7:56 утра.
Канада, Онтерио.


Камень



Он просил милостиню на коленях,
протянув вперед свой головной убор,
чтобы прохожие бросали в него,
если не доллар, то хотябы монету.
И на тебе, кто -то из прохожих молча
бросил в его шляпу камень...
И попрашайка горько заплакал, бедный,
зарыдал, крича, как далекий поезд,
тресясь всем своим телом, так как
камень тот был драгоценным...
сияющим алмазом, то есть...
Может, ты думаешь, друг мой о том,
что такого не бывает, и богатые не ходят
пешком по тротуару среди пешеходов
и жадные богачи никогда не бросают
в шляпу попращайки не то, что алмаз,
даже монету?
А ты откуда знаешь?
Может тот камень не настоящий,
ну, бежутерий из стекла, что тогда?
Может попращайка плачет не от радости,
а от горе, о том, что драгоценные камни
прокляты Богом?..



04/07/2019.
10:53 дня.
Канада, Онтерио.


 

Метелица



Скрипит зимы серебряная карусель,
Калитка на ветру собакой скулит.
Поднимает вьюга, как белые паруса,
Снежную пыль безлюдных улиц.

Как медведь в берлоге дремлют,
За замерзшей рекой просторы болот.
Седая ночь вою вьюги внемлет,
Вихрь снежный пляшет у ворот.

Словно через ад в сторону рая,
Защищаясь рукой от вьюги, иду.
Сквозь метель друга доносится лай,
Четвероногого, я имею в виду.



04/11/2019.
10:35 дня.
Канада, Онтерио.


Предрассветная тишина



Гром в потомьях предрассветных небес,
споткнулся, зацепившись ногой за пустое ведро
и с грохотом упал, разбудив народ, который спал.
Потом наступила райская тишина и в этой тишине
дождь рассеянно запел.


04/11/2019.
7:11 утра.
Канада, Онтерио.


Вдали чеканит чечеточку поезд



За ухабами глухо горланет петух.
Ветер шагает на цыпочках, босой.
Хмельные бабочки шатаются на лету,
Пахмелив тихо утренней росой.

Березы, звеня задумчиво моют,
Свои тонкие косички в пруду.
Вдали чеканит чечеточку поезд,
Ритмично, словно сердце в груди.

Безработный ветер, который уволен,
Бродит там, где колосится нива.
По поясь во ржи гуляет по полю,
Молча, с белыми бабочками ива.



03/11/2019.
8:59 утра.
Канада, Онтерио.


Глаза



Порвал паруса деревьев ветер,
Дождь шёпотом рыдал в садах.
Словно лучший музыкант на свете,
Играла на гармошке вода.

В небе поножовшина молний,
Безумного грома хохот хишный.
Покрылся пруд старый и сонный,
Лепестками цветущей вишни...

Перестал ливень, оглохли дворы,
Успокоилась весенняя гроза.
Задумались, глядя уличные фонари,
Лужам в бездонные глаза.


02/11/2019.
11:20 дня.
Канада, Онтерио.


 

Подробнее...

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилари уюшмасининг аъзоси

Табрикнома


Польшалик ёзувчи ва шоира Ольга Токарчукни ва австриялик ёзувчи ва сценарист Петер Хандкеларни ўз ёзган бадиий асарлари учун халқаро Нобель мукофотига сазовор бўлганлари билан чин дилдан қутлаймиз.

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилар уюшмасининг аъзоси



Congratulations


Congratulations from the heart to the Polish writer and poet Olga Tokarchuk and Austrian writer and screenwriter Peter Handke, in connection with the award of the Nobel prize in literature.

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers



Наши поздравления


Поздравляем от чистого сердца Польскую писательницу и поэтессу Ольга Токарчук и австрийского писателя и сценариста Петер Хандке, в связи с присуждением им Нобелевской премии по литературе.

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

 

 
Еще статьи...