Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

10 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Фельдшер



День был морозным и на крышах домов висели длинные и крывые сосульки, словно клыки неведомого зверя.Воздух был пропитан запахом горящего кизяка и резины. В садах громко и нервно каркали вороны и им вторила зимняя заснеженная тишина.

Мирзомухиддин шел, хромая из за того, что его раненная нога еще полностью не выздоровела.Он шел в сторону школы, по снегом покрытой улице, чтобы поговорить посоветоваться с библиотекаршей Шарифахоном по поводу его заявление, где он просит следователя, освободить от уголовной ответственности Камриддуна Таппарова, который поранил его ножом.То есть он прощает Таппарова, ради его маленьких несовершеннолетных детей, учитывая его участия в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, где он спас жизнь многих людей, рискуя своим здоровьем.

Чтобы увидев его в школе, учителя не думали о нем плохого, Мирзомухиддин прихватил с собой замечательную книгу, которая подарила ему библиотекарша Шарифахон.Когда он пришел в школу, во дворе школьники играли в снежки, закидывая друг друга снежными комками, весело крича и звонко смеясь.Мирзомухиддин топал сапогами у входа, отбивая снег.Потом сняв заячую шапку, зашел в фойе, а потом начал идти по коридору, здороваясь с учителями и учительницами, слегка хромая.Он остановился у двери, где на табличке было написано "Библиотека".Мирзомухиддин осторожно постучал в дверь.

-Да, войдите! -послышался знакомый ему голос библиотекарши Шарифахона.

Открыв дверь, Мирзомухиддин зашел в библиотеку и увидел жену Камариддуна Таппарова, которая сидела за своим рабочим столом и усердно писала что то на тетрадь.

-Здравствуйте, Шарифахон! -сказал, Мирзомухиддин.


Услышав голос взрослого мужчины, Шарифахон подняла голову и встала:

-Ой, здравствуйте... это вы? Простите ради Бога, я... - сказала она растерянно и почему то покраснела.Потом продолжала: -Зайдите, подойдите к печке, погрейтесь.На улице холодно и вы замерзли наверняка...Такими словами она указала на стуль, который стоял рядом с чугунной печкой, которая гудела.

Мирзомухиддин, поблагодарил женщину, присаживаясь на стуль и греясь у печки.

-Незачто - сказла библиотекарша Шарифахон и открыв топку печурки, бросила туда пара кизяков.

-О, у вас в школе печи топятся кизяком?- спросил Мирзомухиддин, глядя на кизяки, которые лежали в мешке, около печки.

-Да, нет, у нас школьники учатся в холодных, нетопленных классах, сидя в куртках, в ватных брюках, надев валенки, и нахлобучив шапки ушанки.Они пишут в перчатках, некоторые в варежках как полярники и их волосы торчащие из под шапок, брови и ресницы покроются инеем как в морозильнике. Потому что нет дров и угля для отопления.Отопительная система не работает.Бедные ученики заходят иногда ко мне в библиотеку в надежде погреться.Многих ребят, которые замерзли, приносят на носилках, чтобы приводить их в чувство здесь.Эти кизяки я принесла из дома.Мы их собирали летом с моими детьми.А что прикажете делать, ежели в нашей деревни нет природного газа? А электричество отключают каждый день на 12 часов.Поэтому мы летом собираем кизяки, идя по лугам, с мешками в руках,  как грибники, которые  ходят за грибами в лес, с лукошкой в руках, надев резиновые сапоги с длинными голенищами.Это очень забавное занятие.Мы страшно обрадываемся, когда найдем кучо кизяков, похоже на коричневые розы.Если внимательно смотрите на кизяк, то вы твердо убедитесь в том, что это стратегически важное топливо для население, больно похоже на розу.Одна моя городская подруга, любовница одного чиновника говорит, что терпкий запах кизяка отвратительно и как вообще народ держит руками такое вонючее дерьмо и топит им свои дома -говорит она. А я, наоборот, люблю ароматный запах кизяка и нюхаю его как розу, разширяя до придела ноздры своего носа и закрыв глаза, погружаясь в море наслаждений до того, пока не окосеют мои глаза - сказала библиотекарша Шарифахон.Потом продолжала, глядя на книгу, которая держал в подмышках Мирзомухиддин.

-Я вижу, вы принесли ту книгу, которая я вам подарила.Это книга не из библиотеки.Я купила ее за свои деньги, заработанные честным путем в книжном магазине и подарила вам, в знак благодарности за то, что вы спасли мне жизнь -сказала она.

-Я знаю, Шарифахон, знаю.Это... как бы вам объяснить... Я прихватил ее с сабой для маскировки, чтобы учителя не думали обо мне плохого, увидев меня здесь.Я пришел, чтобы поговорить с вами об одном важном деле.Дело в том, что я написал заявление, где я убедительно просил следователя, чтобы он освободил от уголовной ответственности вашего мужа Камариддуна Таппарова,  если конечно он раскается в содеянном и просит прощения у вас.Я долго думал и пришел к такому выводу, что нет лучшего варианта для меня, чем простить его, ради ваших несовершеннолетных детей так как им нужен отец - пояснил Мирзомухиддин.

Услышав его слова библиотекарша Шарифахон задумалась на миг.Потом сказала: -Спасибо вам, Мирзомухиддин, что прощаете Камариддуна ради моих детей.Но врятли мой муж раскается в содеянном и будет просить прощения у меня.Горбатого, как говорится исправит могила.Вы думаете, что он поможет нам чем то? Ошибаетесь. Наоборот, он будет мешать нам жить.Лучше жить мне без мужа, чем жить с таким подлым алкашем и тираном.Господи, почему я вышла замуж за него? Почему он не такой, как вы, например? Вы не пьющий, сильный, добрый и благородный человек. А он... Ох, чего то у меня с сердцем...

Такими словами библиоткарша Шарифахон неожиданно схватила за сердце и начала задыхаться.

- Что с вами, Шарифахон?! Вам плохо?! Сейчас я вызову скорую помощь! - сказал Мирзомухиддин.

-Нет, не надо.Сейчас отпустит...Иногда у меня случаются такие приступы.У меня проблемы с сердцем.Вы лучше сделайте мне, пожалуйста массаж вот здесь, в груди - сказала библиотекарша Шарифахон, тяжело дыша и стоная.

-Хорошо -сказал Мирзомухиддин и усердно начал массировать грудь бедной женщины.


Тут ногами открыв дверь на распашку, в библиотеку зашел разгневанный директор школы Чотиркардонов вместе с учителями.Потом завхоз с уборщицей и сторож тоже.

-Вот полюбуйтесь, Дамы и Господа, чем занимается наша очаровательная библиотекарша в рабочее время, среди бело дня,  в таком святом месте, как библиотека!Как они смели согрешить в алтаре нашей школы?! Кругом ученики, учителя, уборщицы! Как тебе не стыдно а, тракторист Мирзомухиддин?!Городской еще называется!Оказывается Камариддун Таппаров не зря тебя пырнул ножом!Тебя зарезать мало!Вот сволоч а!Если бы закон позволил, я бы его задушил вот этими своими собственными руками прямо здесь!Вот из за таких неверных и гулящих появляются на свет валади зино то есть незаконнорожденные, харомдан боганы! Говорят, что его бросила жена и правильно сделала!Уважающая себе женщина никогда не захочет жить с таким гулящим, конченным подонком!Ничего, вот я  заснял все это на свой мобильный телефон и это видео будет неоспаримым доказательством в суде и я уверен на сто процентов в том, что после просмотра этого видео, мнение присяжных резко изменится и они освободят беднего Камариддуна Таппарова прямо из зала суда. А вы, Шарифахон с этого момента отстранены от занимаемой должности за то, что вы превратили нашу школьную библиотеку в публичный дом, в бордель!Найдите себе другую работу!Господин завхоз, быстро позвоните участковому милиционеру лейтенанту утто Когозкардонову!Пусть он приезжает на своем служебном мотоцикле и арестовывает этого нехорошего тракториста! -  сказал директор школы Чотиркардонов.


-Что вы говорите, товарищ Чотиркардонов, вы в своем уме?! О чем вы говорите вообще?! Какой грех?!Это клевета! Не пачкайте грязью чистое имя порядочной женщины! У нее случился сердечный приступ и я хотел помочь чисто по человчески, оказав ей первую медицинскую помощь! сказал Мирзомухиддин.


Директор школы Чотиркардонов, вместа того, чтобы слушать слова Мирзомухиддина, злобно захохотал, словно джын, который только что освободился из лампы.Учителя и другие работники тоже.Еле задавив свой смех, и вытерая слезы с глаз в свой огромный носовой платок, Чотиркардонов сказал:


-Видете ли, он оказал первую медицинскую помощь! Да, заткнись, ты тракторист несчастный!Мы знаем как помогают молодым очаровательным женщинам такие мерзавцы, как ты!Тоже мне доктор терапевт! Фельдшер, работающий на "Скорой помощи"! -сказал он и снова поднимался дружный смех работников школы.



 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

9 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Снегопад



Совсем недавно Зульфия рассказывала, что ее отец, не смотря на ножевое  ранения, которое полностью не выздоровело, вышел на работу и он пахал на полях, ночуя в полевом стане, чтобы успеть закончить пашню, пока не выпал снег.Чувствовалось тогда, что зима уж не за горами и осенний сезон пашни подходит к концу. По ночам с далеких полей доносился рокот одинокого бульдозера, похожий на квакание далеких лягушек.Магриб часами прислушывался этому печальному рокоту трактора в ночной тишине до тех пор, пока не уснет.

А сегодня ему не спится и в ночных полях царит полярная тишина.Просторы лугов и полей покрыты первым снегом.Снег все еще идет. Идет как белая безмолвная симфония, которая Магриб слушает глазами, неподвижно глядя в ночное окно.Снежинки царапали стекла окон, шепча нежным шорохом напоминающий вздох.В доме безмолвствовала тишина.Магриб снова начал думать о Зульфие, задумчиво глядя косыми глазами в темное окно.После того как Зульфия просила, чтобы он больше не писал свои шуточные письма на бумаге, опасаясь о том, что эти письма могут попасть в руки учителя Увадагуппиева, одноклассников и еще хуже, в руки директора школы Чотиркардонова, как это случилось недавно во сне Магриба, они оба купили себе мобильные телефоны.Но в столь поздный час звонить кому либо, чтобы разговаривать не только неудобно, но и неприлично.То есть он может обеспокоить не только свою девушку, которая спит, но и ее отца или бубушку тоже.А что, если она не спит сейчас и сидит у окна, глядя на ночной снегопад как он?

Такими мыслями Магриб решил отправить ей СМСку и сталь писать текст:


"Тайный агент контразведки товарищ Ниязува!Чтобы не засветиться, я пишу вам важное сообщение на азбуке морзе, излогая свои мысли знаками перепинания.Я сообщаю, что ваша жизнь в опасности.Приказываю от имени декабрской революции! Немедленно сделав двойное сальто, выпригните в окно и садясь в собачью упряжку, скачите в сторону тундры, исчезая среди мелколесья карликовых берез, мчась с бешенной скоростью, стегая свору бедных собак с помощью длинного свистящего кнута, который вертится над вашей головой как винт военного вертолета!Максимально увеличивайте скорость собачей упряжки, когда за вами начинает гоняться стая голодных полярных волков и пусть ваша собачая упряжка ударившись в лед, который лежит под снегом, поднимется носом вверх, словно гигантский кит в окене, волоча за собой вас и с грохотом падает вниз, поднимая облако снежной пыли.Услышав громкий лай своих собак, я выбегу из чумы оленоводов и спасу вас от стаи полярных волков, выстрелив в воздух из охотничьего ружья.


С уважением, товарищ Тундра Тамба."


Написав текст, Магриб отправил его на мобильный телефон Зульфии в виде СМС.Потом ждал ответа, мысленно представляя себе Зульфию, которая прочитав СМСку смеется в подушку, чтобы своим громким хохотом не разбудить своего отца и бабушку, которые спят.


Через несколько минут последовал ответ:


"-Господин Тундра Тамба! Я смертельно боюсь волков, особенно полярных.Лучше сами прискачите на своем северном олене, у которого отвалилась одна рога."


Тчк.товарищ Зулья.


"-Я вас понял, госпожа.Сейчас выпрыгнув в окно я сяду на северный олень и голопом поскачу по заснеженной тундре на север, через остров Врангеля, где на льду отдыхают огромными стаями жырные и толстые моржы, как наши руководители в кавычках на курорте, развлекаясь с моржыхами легкого поведения, нанеся иногда удары друг другу с помощью своих пожелтевших клыков.Недалеко от них стоят хмурые и сутулые пингвины на двух ногах, как толпа бедных граждан, которая обявила политическую голодовку у президентского дворца и требует от власти свои законные права, то есть демократию, не косметическую, а настоящую.


С огромным уважением, оленовод Тундра Тамба.


Отправив очередную СМСку, Магриб бесшумно оделся и чтобы не разбудить своих спящих родителей, тихо вышел из дома, осторожно ступая, как рысь на мягких лапах.

На улице бесшумно шел снег.В морозном воздухе витал запах горяшей древесины и угля. Снежные хлопья летели по воздуху как гигантский рой белых пчел, кружась на ветру вокруг скрипучих подвесных деревенских уличных фонарей, которые висели на деревянных сосновых столбах.Эти качающихся на ветру старые уличные фонари напоминали немые колокола без языков.Магриб шел сквозь снегопад, спотыкаясь в снегу, по пустынней улице в сторону дома, где ждет его любимая девушка.Ему хотелось как можно скорее увидеться с ней, крепко обнимать ее и целовать в мягкие губы бродя вместе по безлюдной заснеженной улице деревни.

Его шаги озвучивал снег, как старая скрипучая белая половица и казалось, что время медлит, словно озябщая улитка.Согнутые тяжестью снега ивы и тополя вдоль дороги, напоминали белого сказочного шатра.

Наконец Магриб пришел к дому Зульфии и тихо постучал в светящееся окно.Зульфия, как всегда красиво улыбаясь подошла к окну.Она жестами говорила Магрибу как спецназовцы, что ей нужно одеться потеплее и через пять минут выйдет.Магриб одобрительно кивнул ей головой, глядя на нее с косым взглядом.Через несколько минут Зульфия вышла на улицу с зонтиком в руках.


-Вот умница -подумал Магриб.И влюбленные снова обнялись по дороге, попутно целуясь под зонтиком.


-Я люблю тебя, Зульфия!Без тебя не могу жить -сказал Магриб, переходя на ты.


-Я тоже - сказала Зульфия шепотом.Они были безмерно счастливы.Идя по заснеженной дороге, Магриб вдруг остановил Зульфию и сказал:


-Слышешь, любимая тихий шорох.Это снег шепчет, стуча по нашему зонтику.Какая волшебная речь!Какая ночь и какой снегопад! - сказал с восторгом Магриб.


-Да -сказала Зульфия, стараясь поймать снежинки губами, которые садились то на ее волосы, то на крученные длинные ресницы. Тут они услышав человеческий голос, остановились на миг.Потом увидели сквозь снежной пелены за изгородом пьяного человека, стоящего еле на ногах.Он разговаривал с кем то, лениво произнеся слова.


-Здравствуйте... Чего вы здесь делаете в такую собачью погоду?Или вас тоже выгнала жена из дома? Да, ну их всех на... Они все одинаковые.Моя Латифа тоже.Когда принесу получку домой, она встречает меня с улыбкой, начинает приласкать как собаку, поглаживая мне седые и негустые волосы.Посадит за старый и шаткий стол, который стоит на кухне и приносит горячую еду на ужин, сидит, глядя на меня добрым взглядом, наблюдая как я ем, клянется лишный раз мне в любви, говоря о том что я сильный словно Геракл, умный и мудрый как  древно -греческие философы.Вспоминает молодость прослезясь, о том, как она безумно влюбилась в меня с первого взгляда.Как только деньги кончаются, она сразу наденет свою куртуку наизнанку, то есть первая заводит ссору, стараясь бить скалкой мне по кумполу, называя меня неудачником, алкашом, тряпкой, плача в истерике, гворя мол, зачем она вообще дура вышла замуж за меня.Почему не бросилась под поезд или вылив на себя бензин не сожгла себя сама и тогдали...Вот, я смотрю, вы тоже любитель выпить и нос у вас красный как у меня. Видать, вы уже успели пропустить поллитра водки. Да, бутылка наше убежище, а водка забвение.А что делать, если кругом несправедливость, коррупция, обман, предательства, подлость, зависть, равнодушие и гнет, дома злая жена, где не осталось для нас другое развлечение, кроме как водка? Кому прикажете излить душу грешную?..Чего вы молчите как уличный фонарь на рассвете а?Ах, понятно! Вы дворник что ли? Я сразу заметил это, глядя на метлу, которая вы держите в руках. Как говорится, душевнее чутьё журналиста мне подсказало. Знаю, все дворники бывают несговорчивыми, угрюмыми как рыбаки.А вы в отличие от них все улыбаетесь.Сейчас многие наши соотечаственники с высшем образованием, особенно молодые парни на рассвете сил, работают молчаливыми дворниками как вы, в России и в других странах ближнего зарубежья.Но у меня есть лекарство, эликсир, которая развяжет язык даже немому.Выпьем, сначало за знакомство в аккурат, а там найдутся и другие поводы, чтобы выпить.Ваш покорная слуга журналист, то есть работник средств массовой информации.Я редактёр газеты "Кашкалдакские зори". Фамилия мое утто Шышрылдаев. На днях власти закрыли мою газету за то, что я опубликовал статью о том, что в нашей стране нет свободы слова. Такую стенгазету закрыли, гады!Я их никогда не прощаю!..Уеду тоже из страны в знак протеста, уеду в чужие края, чтобы работать дворником - сказал журналист Шышрылдаев, плача и не зная о том, что разговаривает не с человеком, а с веселым снеговиком, который улыбается до ушей.


Влюбленные пошли дальше, скрипя снегом по заснеженной улице, под одним зонтом.

В усталом свете качающихся подвесных скрипучих фонарей кружились и летели снежинки, как пушинки луговых одуванчиков.

 

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

8 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Осенний дождь


Серые ноябрские дни.На безлюдные луга и поля легли молчаливые туманы.Такое чувство, что голые деревья стесняются своей наготы.На их оголенных ветвях чернеют опустелые птичье гнёзда.Осеню, особенно когда идет дождь, в деревне опустеют улицы как сейчас.Магриб с Зульфией бродят по дождливой проселочной дороге под одним зонтиком.


-Как грустно выглядят эти пустые гнёзда улетевших птиц. Говорят, что перелетные птицы летят над полями , над лесами, над морями и океанами день и ночь, беспрестанно махая своими крыльями -заговорила Зульфия.


-Да, они летят месяцами без посадки за своим воздушным предводителем - молодым и сильным вожаком.И как ни странно, мы люди тоже похожи на перелетные птицы. Живем в гнезде своей семьи, прося у родителей еду, тренируемся и когда у нас крепнут крылья  улетаем, кто на юг, кто на север, покинув свои дома, дворы и школы, которые опустеют в нашей памяти как эти птичьи гнёзда - сказал Магриб, мерно шагая рядом со своей любимой девушкой Зульфией, под ноябрским дождем, под одним зонтом.


-И вы тоже улетаете незаметно, словно одинокий соловей в далекие края, как только вырастут у вас творческие крылья, а я останусь одна, как неперелетная птица.А вы будете петь под луной, заливаясь трелью в тенистых полуночных садах за открытим окном особняка какой нибудь царицы, да?  -сказала Зульфия, грустно вздыхая, с печальной улыбкой на устах.


-Нет, нет, что вы, если улететь, то только вместе.Ну куда же мне без вас. Вместе построем гнездо семьи, для наших птенцов и будем жить счастливой жизнью в каменных джунглях мира - улыбнулся Магриб.


-Ндаа.Лететь это хорошо.Но я боюсь, что моя старая бабушка не сможет поднятся в воздух и не хочу, чтобы мой отец остался один.Ему и так одиноко сейчас.Мне жалко становится его, когда он смотрит из окна вдаль, думая о чем то грустном, как птица в клетке, бедный.На днях злые языки распростронили сплетню о том, якобы участник ликвидации аварии Камариддун Таппаров поймал свою жену в хлопковом поле с любовником, то есть с моим отцом и пырнул его ножом.Ну и люди а!Ведь это неправда!Наоборот, мой отец спас жизнь этой бедной библиотекарше.Недели две назад Шарифа апа сама пришла к нам домой и поблагодарила моего отца, даже принесла ему книгу замечательного японского писателья Кобо Абе "Женщина в песке" -сказала Зульфия, задумчиво обойдясь зеркальную лужу.


-Да вы не обращайте внимания на мелкие сплетни.Пусть говорят. Собака гавкает, тявкает, а караван то идет своей дорогой по пустыне, звеня звонкими колокольчиками. Я знаю, ваш отец самый хорошый уважаемый человек в нашей деревне.Ваша бабушка тоже. Мы не оставим их одних.Часто будем их навестить, прилетая как птицы, которые воротятся каждой весной в родные рощи и леса, где они вылупились когда то.Осенью снова полетим на юг.Там я буду копить деньги на операцию, чтобы лечить себе косоглазие.Для этого я должен сначало записаться в секцию бокса, где мой тренер сразу обрадуется, увидев мои косые глаза так как это для боксера всеравно как острый меч - катана для самурая и серп для ниндзы.Когда я выйду на ринг, чтобы стать победителем в поединке, мой наивный двухметровым соперник подумает, что я смотрю не на него, а в сторону моих балельщиков - фанатов, даже тогда, когда прозвучит гонг и начинается первый раунд.А я, в это время буду смотреть в его глаза, залитые кровью как у сердитого буйвола, читая его дурные мысли о том, что я как деревньшина, который ходит с мешком на плечах, с удивлением оглядываясь вокруг, увидев впервые город и что я для него боксерская груша, легкие деньги.Как только он попробует нанести мне сокрушительный удар по затылку, тут же я его отпрвалю в глубокий накаут.Восторженная публика стоя будет аплодировать мне.А я спокойно подойду к кассе, получу свой баснословный гонорар в бауле и отдам их нейрохирургам -окулистам запада, чтобы они вылечили мне косоглазие-сказал Магриб.


Слушая его слова, Зульфия засмеялась.Потом начала говорить: -Да что вы, Магриб, все время комплексуете из за свой внешный вид. Я же узбекским языком сказала, что не стоит вам стесняется своего косоглазия.Это как шрам для гладиатора.Оно украшает вам лицо, поверьте мне.Именно из за вашего косоглазия я и вас... - сказала Зульфия.


Эти недосказанные трепетные слова выглядели как недорисованный сочный акварельный рисунок великих художников.


-Правда? И не будете ревновать, когда вам кажется, что мои зрачки глядят на другие девушки? -сказал Магриб.


-Ну конечно, Господи, сколько можно повторить!Я ревную только тогда, когда вы смотрите на меня.Потому что в это время вы будете смотреть не на меня.Разве это проблема? -пошутила Зульфия, красиво улыбаясь.


Тут влюбленные остановились на миг, глядя друг на друга.Магриб крепко обнял Зульфию, как в библиотеке Шарифахона и они снова начали страстно целоваться в губы.Их отражение в луже тоже.Серый ноябрский задумчивый дождь все рассеянно стучал по зонтику.Они долго бродили по безлюдной дождливой дороге. К вечеру Магриб проводил Зульфию домой.По дороге он ей сказал:

-Вы знаете, какой странний сон мне приснился вчера?Не знаете? Ну, тогда я сам расскажу вам о нем.Короче мы с вами сидим рядом, за партой, и я написав на бумаге очередное письмо, хотел было отдать его вам, тут бац, учитель Увадагуппиев, схватил меня за руки и отнял секретное письмо.Прочитав его Увадагуппиев начал смеяться.Сначало безмолвно, потом стал хохотать, глядя в потолок и треся свой вздутый живот, как убеременной женщине.Потом позвал директора школы Чотиркардонова и в присутствие его громким голосом начал читать содержимое:


-Ниндзя Зульфияро Ниязувадзиндзабуро сан!Быстро наденьте темный комуфляж и маску.Потом вооружившись острым мечом "Катана" и серпом, стреляйте с помощью духовой трубки отравленные дротики в шею учителя Увадагуппиева и как только парализуются его ноги, бегите в сторону коридора мелкими, быстрыми и неслышными кошачьими шагами, бросая на пол острые металлические шипы.Пусть эти шипы пронзят ноги насквозь директора школы товарища Чотиркардонова и бегущих за вами учеников, а также библиотекарши Шарифахона.Когда они прихрамывая падают на пол, поднимитесь быстро и бесшумно на крышу, двигаясь по каменной стене с помощью железных когтей. Потом, сделав тройное сальто с пируетом, прыгайте с гулкой жестяной крыши вниз и сев на каркидон, скачите голопом через туманные луга и поля в сторону замка сёгуна, построенный над высокой гранитной скалой.


С уважением, дзёнин Магрибасахиро Ямомото.


Услышав такое наши однаклассники, учитель Увадагуппиев и директор школы Чотиркардонов захохотали хором, как единый организм.А я стою и не знаю что делать.Тут вы дали мне пощечину и я проснулся -сказал Магриб, улыбаясь.

Зульфия смеялась от души.Потом, утирая слезы кончиком своего нежнего шарфа, сказала: -Юморист.


Они долго прощались, не желая растаться даже на ночь и отпустить друг другу руки.

 


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана


Отклик на стихотворение Холдора Вулкана "Белая симфония".

 

2. *Холдор Вулкан ( Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript ) 2018/09/07 14:56 [исправить] [удалить] [ответить]
> > 1.Вихарева Милена
>Слышать музыку природы
>нам дано, увы, не всем.
>
>
>пожалуй, запищу Вас, чтобы не потерять...

-----------------------------------------------------------

Спасибо, Милена!

 

Журнал "Самиздат":

Я супротив снежного шторма пойду



Как замело снегом улицы и дома!
Засохшая трава из сугроба торчит.
Бежит с поземками во мгле зима,
Заснеженная улица молчит.

Свирепая вьюга со свистом летит,
Воет, безутешно и горько рыдает.
Снежные хлопья глаза мне слепит,
А рябина алая в снегу пылает.

Я супротив снежного шторма пойду,
С зловещим воем вьюги в ушах.
Твое горящее окно в метели найду,
Чтобы погрелась озябшая душа.




06/10/2018.
1:41 дня.
Канада, Онтерио.

 


Люблю лунным светом залитых равнин



Еще не легли спать деревья в роще,
Кто знает, может им тоже не спится.
Тонкими кожаными крыльями трепеща,
Летит проворно слепая птица.

Медленно и тихо пробирается луна,
Сквозь туманы вечерных лугов.
И по небу беспечно плавает она,
Полей небес вспахивая плугом.

Люблю вас, люблю, канадские вечера!
Росистых ромашек влажные очи.
Полетит звезда как рыжая пчела,
В сверчками звенящей ночи.

Звезды над Канадой рыжие и синие,
Небо как с раскрытым хвостом павлин.
Люблю блеск струн воздушных линий,
И лунным светом залитых равнин.



06/10/2018.
9:53 утра.
Канада, Онтерио.


Решение



Я вернусь на свою Родину, хватит,
На рассвете заросшей тропой.
Пусть пощупая мне лицо заплачет,
Поседевший ветер слепой.

Скажу: -здравствуй, отцовское поле,
Здравствуй, мой родительский дом!
И урюковая роща, родные доли,
Поля хлопковые за окном!

Буду я бродит по полю на краю,
Когда жаворонки заливаются трелью.
И по колено в высокой траве как в раю,
Тишине я внемлю.

Зазвенят наши тополя как березы,
Гляну на овраги, на речную гладь.
И как весенние разливы слезы,
Затопят мне взгляд...



10/06/2016.
10:35 ночи.
Канада.Онтарио.

 


Коррида



Задумчивая осень одиноко и пешком,
Бродила по парку, то желтея, то алея.
Даруя дворникам золото мешком,
Ни о чем не жалея.

Ветры устилая листвой дорожки,
Бедным деревьям покоя не дали.
Прощаясь с птицами тополя в роще,
Листопадами рыжими рыдали.

Лист последний еле на ветке висит,
Как рыжий предвестник суровой зимы.
Закат в красном раздрожает, бесит,
Глупого быка вечерней тьмы.



05/10/2018.
4:10 дня.
Канада, Онтарио.


Слезы



О, небо, неужели тебя тоже огорчают?
Почему сгорбившись над землей ты часто,
плачешь, гремя громами громко,
оглушая шумом окрестность?
Когда ты наливаешь слезы как из ведра,
дико засверкают молнии во мгле.
Кто знает, может ты от радости плачешь...
Попробовавшие люди твои слезы на вкус,
говорят, что они несолёные
то есть их соли осели.
Я им поверил, глядя ночью в тишине
в вечные и бескрайные небеса,
где несметные звезды блестели как соли
засохшего нашего Аральского море...



05/10/2018.
7:45 утра.
Канада, Онтерио.


Дворник непростой, он профессор



Деревья превратили в золото листья,
Они как в цирке творят чудеса.
Листопад рассеянно шепчет, не злится,
Крутя золотую карусель в лесах.

На окнах предзакатного солнца блик,
Ослабленный слегка, не режет глаза.
Умолкнет вдали журавлиный крик,
Увядшая трава плачет, дрожа.

Эти сады давно уплыли бы вдаль,
Тихо, как корабль -призрак в тумане.
Они подняли свои паруса, но жаль,
Что ветры их вклочья порвали.

Слышу тонкие тоскливые звуки,
Ветер день за днем становится злее.
Дворник, задумчиво закуривая трубку,
Руки свои молча у костра греет.

Дворник не простой, он профессор,
На город тихо надвигаются холода.
На осеннем ветру печально трепещет,
Неухоженная седая борода.



04/10/2018.
5:29 дня.
Канада, Онтерио.


Небо вспахано журавлиным плугом



Осень подустала как рыжая рабыня,
Звеня цепями золотых оков.
Колышется на ветру пьяная рябина,
Качая гроздьями у низких окон.

Горит осени погребальный костер,
Леса и рощи полыхает кругом.
Полей опустелых широкий простор,
Небо вспахано журавлиным плугом.

Торчат из тумана макушки сосен,
Где я растворяюсь душой и таю.
Я люблю тебя, рыжая рабыня осень,
Но, любишь ли ты меня, не знаю.



04/10/2018.
2:30 дня.
Канада, Онтерио.



Снежинки как от костра осени пепел



Костер осени прохожие затоптали,
Безмятежные воды в прудах остыли.
Будто у воды, под рябиной алой,
Рыбаки рыбу золотую чистили.

Не плачь, осень листопадом у порога,
И так грустно не гляди вдаль.
Где туманные луга, безлюдная дорога,
Твоя серая сиротливая печаль.

Воздушные линии с анкерной опорой,
Как башня, которая построил Эйфель.
Снежинки невесомо полетят скоро,
Как от костра осени пепел.



04/10/2018.
10:14 дня.
Канада, Онтерио.


Райскому шуму дождя я внемлю



Сыч тишины не охотится на мыши.
От жажды у реки пересохли губы,
Тут дождь зашелестел как на ветру камыши.
И раздался грома грохот грубый.

Началась в небе поножовщина молний,
Поднялся ветер порывистый резкий.
Вздулись как паруса, ветрами полные,
На окнах прозрачные занавески.

Небо страстно зацеловало землю,
Чмокая мокрыми губами дождя.
В тишине райскому шуму я внемлю,
Блестят за окном рябиновые гроздя.

Клюют улицу капли как курицы,
Дождь многострунная звонкая гитара.
Под одним зонтом, прямо на улице,
Целуется влюбленная пара.



03/10/2018.
1:47 дня.
Канада, Онтерио.


 

Невоспитанные лягушки



В тихих зеркалах весеннего разлива,
Отражения кустов пушистых верб.
Осторожно спускается к берегу ива,
Сияет ярко над просторами серп.

Измеряет глубину звездами небо,
В затопленных лужайках воду.
Серебрясь, радостно вскакивает рыба,
Разбивая стекло небосвода.

Комары точат многоразовые жала,
И над водой горько роями рыдают.
Наевшись голодных комаров до отвала,
Сытые лягушки громко рыгают.



02/10/2018.
4:51 дня.
Канада, Онтерио.



Тонкие паутины клочками свисали


День осенний задумчивый и тихий,
Как ночью на улице фонари.
Высоко в небе журавлиные крики,
Листопад все шепотом говорит.

Сосновые шишки как колоколчики висят,
Осень устилала листвой крыши.
Ветки деревьев на ветру свистят,
Тишина молча залечивает душу.

Лист последний трепещет как живой,
Ему надоело на паутине висеть.
Бродит ветер безжалосный, злой,
А одуванчикам не хочется лысеть.

Тонкие паутины клочками свисали,
Образуя причудливые узоры.
Они на задумчивом ветру плясали,
Как пульсирующие медузы в море.


30/09/2018.
2:05 дня.
Канада, Онтерио.

 


Дождливый город плачет как немой



Окна похожи на заплаканные глаза,
И на белые розы, покрытые росой.
С раскатистыми громами бушует гроза,
Шумит ливень гулкий и косой.

Который отшлифует улицу до блеска,
Пока не превратится она в мрамор.
Чтобы как в зеркале в лужах слегка,
Отражались деревья дома и храмы.

Молнии печально сверкают вдали,
Над косогором, где колыхается рожь.
Превратятся улицы, дворы в залив,
А на террасе молча ты слушаешь дождь.

Блестят крыши дороги и лесницы,
Под водосточками хохочут бидоны.
В одиночестве твои нежные ресницы,
В луже слез тихо утонет.



30/09/2018.
12:04 дня.
Канада, Онтерио.



Снег сыпет крупу для бедных птиц



Скрипят на столбах висячие фонари,
Ветер рой снежных хлопьев косит.
Снежинки летят как бешенные комары,
А в доме спокойно тикают часы.

За окном деревьев патрульный наряд,
Рыдают в сумраке воздушные линии.
Окна как лампа Аладдина горят,
Проводов оборванные паутины.

Ветер рвет белоснежую гармошку,
Окрестность как заколдованная спит.
А снег сыпет на опустелые кормушки,
Белую крупу для бедных птиц.



29/09/2018.
11:18 дня.
Канада, Онтерио.


Ощущение



Он сел на стул и горько заплакал,
роняя горькие слезы, когда
палач - парикмахер брил его голову
острой бритвой перед казнем,
так как ему казалось, что парикмахер
поглаживает его голову, как его родители
как его бабушка в далеком детстве.
И стул, на котором он сидел
был электрическим.


28/09/2018.
10:41 дня.
Канада, Онтерио.


Оледенела озябшая луна



Заглажены утюгом ветрами зимы,
Заснеженные холмы и равнины.
Устало глядят огоньки из тьмы,
Деревья как белые павлины.

Далекие звезды, покрытие инеем,
Мерцают, не нарушая людского сна.
От одиночества в небосводе синем,
Оледенела озябшая луна.

Греется зима рябиновым огнем,
В снегом покрытом саду, гляди!
А на глубоком снегу под твоим окном,
Замерзшие мои следы.



28/09/2018.
7:58 утра.
Канада, Онтерио.


Зимний лес



Зимняя сказка - снегопад редкий,
В лес пришел дровосек злой.
Вооружившись, как стрелок меткий,
Топором и острой пилой.

Он повалил в лесу деревья, рубил,
Молчаливо, не сказав ни слова.
Летели щепки, а ветер трубил,
Вдохновляя дровосека злого.

Деревья падали с грохотом на снег,
Как распиленные брёвна на дрова.
По горло в снегу, словно во сне,
Долго и горько плакала трава.

 

27/09/2018.
9:47 ночи.
Канада, Онтерио.



Наблюдающий взгляд



Я поздравил старую дорогу
с новым асфальтом от чистого сердца.
Нет, не вслух, а про себя,
мысленно то есть.
Когда над железным мостом
как полицейский в полуночном городе
засвистел далекий поезд.
Мне захотелось мочиться, но я,
передумал тут же, увидев
высокого подъёмного крана,
который из далека как жирафа,
вытенув свою длинную шею
глядел на меня прямо.

 

27/09/2018.
1:25 дня.
Канада, Онтерио.

 

 

Недоброжелательный сосед



Луна плывет по небосклону одна,
Дорогу и полей заливая светом.
И с интересом она смотрит из окна,
Чувство любви кроется в этом.

Сосед мой, чтобы помешать мне,
Написать о лунном сумраке стихи,
Жужжа сверлом сверлит стену,
Покой мой нарушая в тиши.

Нет, я не стану по стене ударить,
Спящих бедных соседей будя.
Пускай за далекими полями и лугами,
Паромы в тумане тоскливо гудят.

На улице давно оглохли моторы,
Но звук тишину в клочья рвет.
Сверлит стену сосед мой, который,
Одиноко за печкой, в щели живет.



27/09/2018.
11:13 дня.
Канада, Онтерио.


Люблю восходящую луну встречать



Луна по небу как перекати - поле,
Катится, придавая сумраку уют.
Бродит босиком ветер полуголый,
На ветру березы звонко поют.

Фонарь тоже как белоснежный пион,
Цветет, я в этом убедился воочию.
Хотя не знает, когда рухнет, но он,
Подстеливает себе солому ночью.

Люблю вереницы грустных фонарей,
Когда за лесами поезда кричат.
Сидеть на даче, прихлопывая комаров,
И молча восходящую луну встречать.



26/09/2018.
12:48 дня.
Канада, Онтерио.


Весенний вечер



Деревья в садах стоя спят,
Дороги и дома уснули в тиши.
Под песнями хора лягушек опять,
Проснулись летучие мыши.

Ветер играет на проводах сонно,
Как на гитаре многострунном.
Поют древнюю песню неугомонно,
Сверчки в сумраке лунном.

Луной выбеленные стены дома,
Куда легли тени деревьев коса.
Словно снежинки в метели зимой,
Облетают лепестки абрикоса.

 

26/09/2018.
7:56 утра.
Канада, Онтерио.


 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Журавлиные крики в тумане

(роман)

7 глава

Журавли


Осенний воздух пропитан горьким запахом горящих листьев. Легкий ветер гулял, словно одинокий осиротевший мальчик беспризорник во дворе, где Зульфия работала, подметая опавшие кленовые листья и сжигая их на костре.

Мирзомухиддин сидел рядом со своей мамой на лавочке, которая он сам смастерил из струганных досок. Дочь его запретила ему работать до того, пока полностью не заживет рана на его ноге.


-Ну как у тебя нога то, сынок, болит все? -спросила старуха Сатти, глдя на раненную ногу своего сына.


-Нимножко болит, но это ерунда, ты не волнуйся, мама.У меня все в порядке.Рана заживает день за днем.Это я чувствую телом и душой.Скоро выкину эти костыли и снова буду здоров как бык -ответил Мирзомухиддин.


-Ну слава Богу.Впредь ты берегись, сынок, от плохих людей и от конфликтов. Ты у меня один, единственный. Хорошо, что ты остался жив.Если с тобой что-нибудь случится, я не переживу.Я хочу, чтобы ты нашел хорошую женщину и женился на нее.Вот тогда и успокоится моя душа.Пусть внучка моя тоже найдет свое счастье. Живите долго, оставаясь позади и похороните меня, бросая горсть земли в мою могилу -сказала старуха Сатти, опираясь костлявыми руками на палку и задумчиво глядя на дымящий костер, где горели кленовые листья.


-Мама, так не говори.Ты еще молода, чтобы думать о смерти?!Вот увидешь, я обязательно найду хорошую женщину и женюсь на нее.У тебя будет еще много внуков и внучек.Так что,  ты не спеши на тот свет.Вместе выдадим Зульфию замуж и потанцуем на ее свадьбе -подбадрывал свою маму Мирзомухиддин.


Зульфия все работала, приводя в порядок осенний двор, покрытый опавшей листвой.Она работала и думала только о Магрибе.О его смешных до слез шутках и о его стахах.О том, как они целовались в школьной библиотеке Шарифахона, муж которой чуть не зарезал его отца. Думала об учителях и однаклассниках, которые считают Магриба неуспевающим учеником.Но изучая его, Зульфия убедилась в том, что Магриб лучше всех.Оказывается он самостоятельно изучает и английский язык. Он на днях рассказывал ей новый анекдот.Главный герой этого анекдота по имени Шараббай поедет на западные страны, в поисках счастья.Там у него начали взять интервью без переводчика.Мужик один задал ему вопрос на английском языке о том, как его зовут и как его короткое имя. Шараббай ответил ему: -Шараб! Оказывается слово "шараб" звучит на английском языке как "заткнись!" то есть "Shut up!"? -"Шат ап!". Услышав такое человек, который задал ему вопрос насторожился, глядя на него с удивлением.Он еле задавив свой гнев, сказал: -Сэр, я спрашываю ваше имя, а вы отвечаете таким не хорошым словом.Я спрашываю снова, как вась звать? Шараббай снова сказал: - Шараб! На сей раз задающий вопрос не выдержался и разгневанно крикнул: -Сам Шараб!.Такими словами он бросился на Шараббай и в результате завязался между ними драка.Тут кто то позвонил в полицию и долго не заставляя ждать, приехала  опер группа.Они разнимали дерущихся и офицер полиции спросил: -Чего вы деретесь между собой, гады, как бульдог с питбулом, а?!


-Это он виноват, сэр!Я задал ему вопрос о том, как его звать, а он сказал шарап! -объяснил мужик.

Полицейский обратился к Шараббаю:

-Ну, почему ты так грубо ответил на его вопрос? Отвечай быстрее! -сказал он.


-А что мне делать, если так зовут меня? То есть мое короткое имя Шараб! Если не верите на мои слова, можете проверить мой паспорт -сказал Шараббай, вынув из грудного кармана своей клетчатой рубахы свой паспорт.Офицер полиции взял его паспорт и увидев его имя, удивился.Потом сказал.


-Ндааа, нехорошое у тебя имя, чувак.Но я помогу тебе -сказал он и беря шариковую ручку, вычеркнул из его имя букву "Ш". Потом сказал: - вот теперь гораздо лучше.Теперь ты не Шараб, а Араб.
Услышав это, Шараббай обрадовался как маленький, крепко обняв офицера полиции.


-Ну, спасибо, господин офицер, спасибо огромное, что помогли мне! Я всю жизнь мечтал стать арабом, вот осуществилась наконец моя мечта! Теперь я поеду в Арабистан, получу гражданства и там буду жить, буду заниматься большим бизнесом, стану нефтяным магнатом!Буду участвовать на верблюжьих скачках! Куплю себя роскошные виллы и яхты, круизные лайнеры! -ликовал он.Потом поехал в Арабистан.Но там арабские пограничники тщательно проверив его паспорт, удивленно глядели на него и на его паспорт.Потом сказали: -Чего ты выдаешь себя за араба, мужик?! У тебя же азиатский вид!Чего ты лапшу нам на уши вешаешь?!


-А на западе сказали, что я араб - стал оправдываться Шараббай.Тогда офицер арабской погранзаставы взял его паспорт и сказал: -Нет, это ошибка, ты не араб.Я сейчас исправлю эту историческую ошибку... Такими словами офицер с помощью шариковой ручки вычеркнул из имя Шараббая букву "А" и сказал: -Вот, теперь ты не араб, а простой раб!После этого разговора офицер арабской погранзаставы отдал паспорт Шараббая обратно.Шараббай закрыв свое лицо своим паспортом, зарыдал.Не от горе, а от счастье.Он громко плакал в международном аэропорту далекого Арабистана, не стесняя никого о том, что он наконец стал рабом - рабом Всемогущего Бога! Услышав этот анекдот, Зульфия долго смеялась тогда и еще сильнее влюбилась в Магриб.Такими мыслями она работала, шурша опавшими листьями облетающих кленов.Тут она услышала печальные крики пролетающих журавлей над деревней и глядя из под ладони в небеса, крикнула:

-Журавли!


Мирзомухиддин и старуха Сатти тоже уставились в небеса.Журавли летели огромной стаей, переполняя небо прощальными криками: -Гулу -гулу -гулу -гулу! Зульфия все глядела в след за журавлями в бескрайное небо, с метлой в руках.Когда исчезли журавли из поле зрения и умолкли их голоса, ей казалось, что опустела вся окресность в сиротливой тишине.Ее мысли перебил женский голос и обернувшись, она увидела возле приоткрытой калитки знакомую женщину -библиотекаршу Шарифахона, которая стояла с полиэтиленовым пакетом в руках.В прозрачном полиэтиленовом пакете лежали желтые яблоки.Увидев ее, Зульфия замерла на миг, не зная что делать, потом побежала чтобы встречать ее.


-Здравствуйте, апа, заходите -сказала Зульфия, здороваясь с ней.


-Здравствуйте. Я пришла... как вам обяснить то.... Пришла я, чтобы поблагодарить вашего отца... и принесла яблоки... А мулла ака дома? -спросила библиотекарша, в смущении и волнении.


-Да, да, заходите -сказала Зульфия, еще раз приглащая ее в дом и беря полиэтиленовый пакет с яблоками, который она протянула ей.Потом крикнула: -Отец, бабушка!К нам пришла гостья!


Услышав это Старуха Сатти и тракторист Мирзомухиддин встали с лавочки, приветствуя гостья.


-О, добро пожаловать, доченька, заходите, не стесняйтесь -сказала старуха Сатти, вежливо улыбаясь.Потом пригласила ее в дом, попить чай.


-Спасибо, бабушка, что приглашаете на чай.Я бы с удовольствием, но у меня срочные дела.Я должна пойти в поле, собирать хопок.Решила попутно зайти к вам и поблагодарить вашего сына за то, что он спас мне жизнь.Простите, мулла ака, что так вышло.Что вы пострадали из за меня, получив ножевое ранение. Я поехала, чтобы навестить вас в районную больницу, но там врачи сказали, что вас выписали и ваша жизнь не в опасности. Слава Богу, что вы живы и здоровы.Мне очень жаль, что мой муж - проклятый  алкоголик ударил вас ножом и нанес увечье.Мне сообщили, что он пойман и его посадят. Пускай посадят.Я больше не намерена жить с этим алкашом.Хочу развестись, подаю на развод... Я принесла вам яблоки и книгу японского писателя Кобо Абе "Женщина в песке", которая я люблю.Она моя настольная книга.Я знаю ее наизусть.Потому что та женщина, которая живет в песчаной воронке, похожа на меня -сказала библиотекарша Шарифахон, вытерая слезы в свой нежный шарф.

 

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

 
Еще статьи...