Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

6 глава романа

"Журавлиные крики в тумане"

Таппаров



За осенним окном шел молчаливый тихий листопад. Облетали сады, пустели улицы. Задумчивый вихрь сиротливо танцевал, кружа опавшие и сухие листья в подворотне.Птицы стаями тянулись к югу, опустошая рощи поля и луга.

Мирзомухиддин стоял у окна на одной ноге, как аист в гнезде, опираясь на костыли.Его забинтованная левая нога не прикасалась к полу.Тут заскрипела дверь и в комнату зашла Зульфия.Она  сообщила о том, что пришел какой то журналист из местной газеты и он хочет поговорить с Мирзомухиддином о случившимся инциденте в хлопковом поле.

-Пусть заходит -сказал Мирзомухиддин, поправляя себе воротник и тюбитейку, бегло бросая взгляд в зеркало.Через несколько минут в комнату зашел журналист лет сорока пяти, полный, с вздутым животом в широкой рубахе и в таких же штанах.Его двойная подбородка висела как мешочек пеликана, а волосы его напоминали каракуль.Он держал в руках длинную палку, на кончике которой был прикреплен микрафон.

-Привет храброму человеку, бесстрашнему гладиатору, раненному льву, герою нашего времени!Я являюсь корреспондентом газеты "Кашкалдакские зори" и фамилия моя Шышрылдаев.Я пришел, чтобы взять у вас интервью -сказал он, тяжело дыша от лишнего веса.
-Здравствуйте.Здравствуйте, господин журналист, заходите и не стесняйтесь.Спасибо, что пришли.Но я прошу не преувеличивать мою скромную поступку так как любой нормальный человек поступил бы так же в таких нештатных ситуациях.Полученные раны, это ерунда, пустяки!Заживут, как говориться до свадбы.Физическая рана заживает, но душевная никогда!Если бы я не заступился тогда за бедную беспомощную женщину, то всю жизнь мучила бы меня совесть, как незаживаюшая душевная рваная рана ветерана - улыбнулся Мирзомухиддин, подойдя ближе и здороваясь с веселым толстым журналистом, ковыляя на одной ноге, стуча костылями по деревянному полу.

Журналист Шышрылдаев бережно сел на табуретку, чтобы не сломать ее.Потом продолжал говорить:

-Я поговорил с участковым милиционером Когозкардоновом и выяснилось, что преступник Камариддун Таппаров пойман.Теперь его точно посадят, не смотря на то, что он участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Силовики не раз привликали его к угаловной ответственности и я первым освещал те инсенденты связанные с ним в своей газете.Тогда Таппаров со своей женой библиотекаршей жили мирно и дружно.

У Таппарова и Шарифахона пятера детей.Семья не маленькая.По этому супруги работали тогда в две смены.Они, чтобы как то прокормить свою семью, работали и ночью, дома.Однажды Шарифахон сказала, мол Камариддун, я очень устала и боюсь, что не могу проснуться на ночную смену.

-А ты не волнуйся, дорогая.Я разбужу тебя вполночь на ночную смену в аккурат -сказал Камариддун Таппаров, как бы успокаевая свою жену.

-А как? - удивилась его жена -Ведь у нас только одна комната и вокруг меня будут спать дети.

-Для этого у меня есть уникальная идея.Короче я завязываю веревочку на большой палец твоей ноги и когда уснут наши дети сладким сном, я потену веревку и ты проснешься.Здесь нет никакой проблемы -объяснил Таппаров.Жена его библиотекарша Шарифахон согласилась, широко зевая от усталости и легла спать.

-А Камариддуну Таппарову не спалось и он просидел до полуночи.Когда луна начала с украдкой заглядывать в окно, дети Таппарова стали хором храпеть.Жена его библиотекарша Шарифахон тоже.

-Самый раз -подумал Таппаров Камариддун Хаппарувуч и потенул веревку к себе, чтобы разбудить свою жену на вторую смену, тут случилось невероятное.Жена Таппарава Камариддуна Хаппарувуча выскочила из постели в ужасе, выкрикнув: -Вууууй!Что это?! Вайдаааад! Помогитееее!..

Услышав такое, дети Таппарова тоже проснулись и от страха начали кричать, прячась за подол платье Шарифахона.

- Мамаа! Что это было?! Я боюсь! - плакала старшая дочь Таппарова Камариддуна Хаппарувуча, бледнеея от страха и дрожа.

-Нога! За ногу меня кто то дернул! Вайдааааад!Помогите, кто нибууууудь!-кричала бедная библиоткекарша Шарифахон, забывая об уговоре.Крики и вопли детей не давали Таппарову возможность, напоминать своей жене о тайного уговора.

Тут обеспокоенная сторожевая собака Таппарова по кличке "Граф" тревожно и басом залаяла, корова с теленком в коровнике тоже начали мычать, загоготали трубным голосом гуси и сердитые индюки, куры закудахтали, крякали утки, громко иакал осел и нервно хрюкали свиньи в свинарнике, бегая туда сюда по загону.От шума проснулись соседы и зажигался свет в окнах.Забеспокоенные соседы прибежали кто с охотничьем ружем в руках, кто с топором, кто вылами, кто с черенком граблей.

Шум и гам.Соседы ворвались в дом Таппаровых с вилами и с острой косой в руках.Увидев это жена Камариддуна Таппарова библиотекарша Шарифахон и его бедные дети еше сильнее испугались, подумав, что соседи пришли их убивать.

Приехала милиция во главе лейтенанта Когозкардонова, с душераздирающими воями сирен и появились люди в белых халатах.Оперативная группа быстрого реагирование машинально скрутила руки Таппарову Камариддину Хаппарувучу и затолкали его в автозак.Жену Таппарова увезли люди в белых халатах в психбольницу, чтобы успокоить ей расшатанные нервы, в учреждение, где царит арктическая тишина.

Все думали что Таппарову пришел конец, мол его отправят в лагеря на долгие годы, за то что он до смерти напугал свою собственную жену, бедную библиотекаршу и своих несовершеннолетных детей.Но не тут то было.Его освободили из зала суда за то, что он когда то участвовал в ликвидации аварии на Чернобыльской Атомной Электростанции, рискуя своей жизнью.

На сей раз все надеются, что ему не удастся избежать ответственности и его точно посадят в тюрьму, не смотря не на что. А вас наградят медалью за отвагу -сказал журналист Шышрылдаев, глядя на Мирзомухиддин, который в это время угарал от смеха.

Потом снова продолжал рассказывать: -После того как Таппаров Камариддун Хаппарувуч освободился, я поехал к нему домой и даже умудрился взять у него интервью.Он угостил меня крепкой русской водкой.Сначала мы выпили за знакомство, потом за его освобождение, за молодых солдат, за ни в чём не повинных людей, которые погибли от ядерной радиации в зоне отчуждение далекого Чернобыля.Мы так хорошо выпили, что под столом начали звенет пустые бутылки. Изрядно выпив, я начал задавать ему вопросы: -Товарищ, Таппаров Камариддун Хаппарувуч, скажите пожалуйста, как вам удалось остаться в живых, получив смертельную дозу радиации?

-Потому что я узбек.А узбеки закаленный народ.Наш народ выжил в трудные годы застоя, когда над ним провели исследование, превратив его в подопытного кролика, заставляя работать в хлопковых полях, пропитанные смертельно -опасными ядовитыми пестидцидами -ответил Таппаров.

-Второй вопрос у меня такой: -Вот вас освободили от уголовной ответственности.Что дальше? Какие у вас планы на будущее, если не секрет? - сказал я.

-Хочу уехать в Чернобыль и навсегда.Этот город призрак для меня как рай наземный.Там я буду жить в гармонии с природой, среди диких зверей, слушая музыку тишины.Пойду на рыбалку в тихие прозрачные водоемы, похожие на аквариумы, где водятся гигантские рыбы.В осенних лесах буду собирать грибы, теряясь в высокой траве.В туманных лугах буду косить траву, когда безмолвно будут летать роями белые безобидные бабочки вокруг меня.Я беру охапку скошенной травы и почишу косу с ее помощью, внимая на раскатисый стук лесного дятля.Осенью буду проводить журавлиные караваны на юг, долго глядя в бескрайные небеса до того, пока не исчезнут они из виду и не умолкают вдали их печальные голоса -сказал Таппаров, залпом выпивая очередную порцию алкоголя.

Потом начал горько плакать.Он захмелел... Шли годы и Таппаров спился и пропил все, продав за дёшево, домашный скот, гусей уток и кур, розаряя семью - сказал журналист Шышрылдаев.

-Ндаааа - вздохнул тракторист Мирзомухиддин.За окном все шел тихий листопад, оголяя деревьям ветки.

 

 

 


 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Журавлиные крики в тумане

(роман)

5 глава

Ревнивый ликвидатор



Мирзомухиддин ехал в сторону хлопковых полей на своем хлопкоуборочном комбайне по проселочной дороге , как на корабле по морю.
Вдоль дороги стояли осенние тополя и ивы, роняя свои пожелтевшие листья, которые сиротливо кружились на бродячем ветру, как золотые мотыльки.Вдали белели хлопковые поля, напоминая человека, у которого волосы поседели за одну ночь от горе. Над полями часто летят селскохозяйственные самолеты "кукурузники" с рокотом, распыляя тоннами ядовитых пестидцидов.Да, Мирзомухиддин долгие годы жил в городе, но с тоской по малой родине, по своей родной деревне, по молодости, по запаху ядовитого пестидцида.Жаль, что жена его ушла с другим человеком, покинув его.Но Мирзомухиддин все же рад на то, что его любимая дочь Зульфия осталась с ним.Это она избавила его от пьянства, вытащив его из колодца, которая называется бутылка водки. Такими мыслями Мирзомухиддин ехал на своем неуклюжом агрегате, как на высоком верблюде, как на слоне. По воздуху задумчиво летели паутинки, как старинная вуаль, сорванная ветром с лица придворной дамы в шляпе, с перьями белой цапли. Хлопкоуборочный комбайн, громыхая огромными бункерами двигался медленно, словно гигантская черепаха голопогосских островов.В многонациональном солнечном Узбекистане осень, это месяц всеобщего хашара, объединяющего народ в сплаченную армию труженников волонтеров, которые собирают урожай хлопка совместными усилиями.Эта древняя традиция узбекистанцев сохранилась до сих пор и народ решает многие проблеми с помошью этого хашара, строят глинобитные дома из не жженного овального кирпича под названием "гувала", роют глубокую многокилометровые каналы вручную, сооружают дамбы и плотины, строят Гидроэлектростанции, осваивают новые земли в просторах безжизненной пустыны до того, пока целое море не превратится в маленькую лужу, где отражается по ночам луна, напоминая глаза пустыни, полные соленых слез.Такими мыслями Мирзомухиддин ехал, глядя на хлопковые поля, где работали хлопкоробы, собирая хлопок в свои фартуки, похожие на сумки кенгуру.Мирзомухиддин любит шум мотора и шпинделей своего агрегата, так как в шуме никто не слышет его песни, которые он поет во вес голос.
Наконец он подъехал к самому краю поле, где он должен собирать хлопок с помошью комбайна.Перед тем, как приступить к сбору хлопка, он решил проверить техническое состояние агрегата.Когда он начал обходить вокруг своего трактора, проверяя шпинделя, туго затягивая гайки с гаечным ключом, услышал истошний крик женщины, похожий на звук свистка. За тутовыми деревьями какая то женщина кричала, зазывая на помощь людей.Услышав это, Мирзомухиддин замер на миг, с гаичным ключом в руках, не зная что делать.Потом, побежал туда, откуда доносятся крики бедной женщины. Ловко перепрыгнув через арык, он увидел женщину, которая защищалась руками и ногами от ударов небритого мужика, с непричесенными волосами, одетого в старые одежды с заплатками как у пугало огородного.Этот узкоглазый мужчина, лет сорока, смуглый, как кателок на костре, тощий как шайтан, в старой и рваной шляпе был подвыпившым. Он бил женщину и крыл трехэтажным матом.Его беззубый рот напоминал свиное рыло.Как будто там лежит не язык его, а мерзкая лягушка. А женщина с лошадиными глазами, с длинней и тонкой шеей, продолжала героически защищать себя, вероятно от насильника, оказывая ему отчаянное сопротивление.

-Эй, товарищ, что вы делаете?! А нука прекратите сейчас же! Почему вы бьете бедную беспомощную женщину? - крикнул Мирзомухиддин, стараясь их разнимать.Тут мужчина в старой и рваной шляпе, с нерасчесенными волосами, остановился. Женьщина, глазами похожая на стрекозу, с тонкой и длинной шеей, губы которой были похожи на клюв утки все плакала.Когда она кричала и плакала, во рту ее блестали золотые коронки на зубах, словно драгоценность в рваном кошельке, который ловкий вор карманник разрезал с помошью бритвы на шумном восточном базаре Ташкента "Иппадром", где витает запах горящего угля, шашлыка и вкусной закас самсы.

-А ты кто такой, чтобы командовать тут?! Адвокат что ли?! Ты чего защищаешь ее, а?! Она же моя собственная жена и никто не имеет права вмешиваться в наши внутренные семейные дела, никто!Слышешь, придурок?! Есть пословица "Эр хотинни урышы - дока ромолни курышы". Ссора супругов, как мокрый платок, который быстро высыхает.Я переделал эту пословицу на свой лад.Она сейчас звучит так: Эр хотинни урышы, Орол денгизининг курышы! То есть Ссора супругов как Аральское море, которое быстро высыхает! Короче, ты катись отсюда, пока я не пырнул тебя кнопочным ножом! - сказал смуглый и тощий мужчина в рваной шляпе.

-А ты меня не пугай!Я не боюсь алкашей!Как только достанешь свой кнопочный нож и тут же его лезвия полетит в сторону твоей задницы, похожая на рюкзак, оставляя в твоей руке своей рукояти.Ты только попробуй.Постучу пара раз с помощью этого гаечного ключа по твоему кумполу и гуд бай! -предупредил Мирзомухиддин. Потом обратился к глазастой женщине с длинной и тонкой шеей, губами похожими на клюв утки: - Вы не бойтесь, госпожа.Он больше не будет вас бить -сказал он.

-Спасибо вам, хорошый человек - поблагодарила женщина, дрожа от страха и утирая слезы с лошадиных глаз в свой нежный шарф.Этот диалог окончательно взбесил пьяного сердитого алкаша и он начал кричать:

- Ну, ну, играй с огнем, тракторист вонючий! Ты даже представить себе не можешь, с кем связался! Я напишу жалобу на имя нашего многоуважаемого и примудрого Президента страны, который объявил этот год годом инвалидов! Загремишь в тюрягу, ой загремишь! Потому что я Камариддун Таппаров являюсь знаменитым инвалидом всесоюзного масштаба, ликвидатором аварии Чернобыльской Атомной Электростанции, где взорвался четвертый энергоблок, где погибли десятки тысяч людей, миллионы ни в чем не повинные люди получили смертельную дозу радиации, котрорые позже вынужденно покинули свой родной край, где родились, росли и влюблялись! Они уехали в чужие страны, превращаясь в беженцы!Я своими собственными глазами видел эту трагедию века, работая над взорванном саркофвгом, сгребая лопатой радиоактивные ядерные отходы, тоскал их на тачке, получая тоже смертельную дозу радиации! До сих пор я страдаю чесоткой.Чешу и чешу себя аж до крови, но никак не могу успокоится. Меня мучает страшные головные боли по ночам и такое чувство, что голову мою кто то безжалостно сдавливает в тисках!А она не дает! Денег, я имею в виду на выпивку! Ее ничтожная зарплата не хватает.Моя пенция тоже.Потому что у нас пятера детей, то есть большая семья.Вот почему я пью!Во первых, водка нейтрализует радиацию в крови, во втроих улучшает мне настроение и когда я смотрю на мир романтичным хмельным взглядом, жизнь моя начинает приобретать смысл.Мы ликвидировали когда то аварию на Чернобыльской АЭС, рискуя своей собственной жизнью, но сразу после развала СССР, о нас забыли! Бля.... а... - такими словами смуглый и тощий мужчина начал плакать, как маленький, не стесняясь никого, утирая слезы грязным дырявым клетчатым носовым платком.

-Да ладно, тебе, мужик, хватит лить крокодильи слезы.Я знаю вас алкашей, вам лишь бы был повод, чтобы выпить. Я не адвокат и не правозащитник грантоед.Я простой законопослушный гражданин своей страны и я немогу равнодушно смотреть, когда кто то бьет беспомощную женщину. Я так воспитан.А ты не имеешь права бить и оскорблять свободную женщину востока, даже если она является твоей женой! Женщина это святыня, алтарь! Тебе этого не понять!Больше не бей свою жену, понял, раб бутылки?! -сказал тракторист Мирзомухиддин.
После этого разговора Камариддун Таппаров еще сильнее взбесился.Он начал говорить, сам себя колотя кулаками по голове:
- Ах, дурак! Вот дураааак а! Как же я сразу не догодался о том, что этот гад один из тайный посетителей ее библиотеки, где она с ним читает книги Джованни Боккаччо "Декамерон", плотно закрыв двери на засов! Ах вот где зарыта собака! Ну теперь ты точно труп, козел! -сказал он, вытаскивая свой кнопочный нож.Потом держа его с заточенной лезвией в протянутой руке вперед, начал кружиться вокруг тракториста Мирзомухиддина, ожидая удобного момента, чтобы нанести сокрушительный удар, желательно по области шеи и отправить его в асфаласафилин.
Какраз в этот момент на краю поле, где стоял хлопкоуборочный комбайн, бригадир Тохтасин начал звать Мирзомухиддина.Тракторист хотел было подавать голос, тут Камариддун Таппаров ударил его ножом, победоносно крикнув: -Умри, скотина! Нож разгневанного Камариддуна Таппарова вонзился в ногу Мирзомухиддина и он делая гримасу от невоносимой боли, ахнул, глядя в бескрайные вечные небеса, как голодный волк, который воет на луну.
Библиотекарша Шарифахон, которая вышла на общественный хашар по сбору хлопка по приказу директора школы, начала пронзительно кричать от страха еще сильнее.
В это время Камариддун Таппаров, попутно вытерая окровавленное лезвие свего автоматического ножа на свой малиновый пиджак с заплатками, побежал в сторону реки и скрылся в зарослях степного можжевельника.


eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Журавлиные крики в тумане

(роман)

4 глава

Стихи японских поэтов



Раньше суббота и воскресенье для Магриба былы символами праздника свободы как день независимости.Сейчас стало наоборот.Теперь он с нетерпением ждет прихода понедельника и стремится в школу как хорошый ученик.Школа начала казаться ему не концентрационном лагерем как раньше, а дорогим и комфортным курортом, тихим райским лазурным берегом, где растут пальмовые рощи, где видны под прозрачной водой коралловые заросли с косяками разноцветных рыб, словно под стеклом.Учителя начали ему напоминать молчаливых добрых монахов, которые живут в монастыре и молятся Богу, довольствуясь куском хлеба и водой.Особенно учитель Увадагуппиев.Он стал хвалять Магриба, что он начал учиться хорошо, все время глядит в доску, благодаря Зульфие, которая сидит рядом с ним.На самом деле Магриб глядит не в доску, а на Зульфию. Он однажды написал странное письмо на лист бумаги и осторожно ей протянул. Текст письма был таков:


-Красногвардейка, Зульфия Ниязува! Именем революции приказываю!Быстро выпрыгнув в открытое окно, сядьте на конь и скачите к берегу реки, через степь, где колышется волной серебряный ковыль на вольном ветру.Скачите, махая саблей налева и направо, обезглавляя белогвардейцев конной армии Колчака и Деникина.Там, на берегу вас ждет наш человек, комиссар Увадагуппиев.Он переправит вас на пароме через реку на другой берег и вы оттуда поездом отправляетесь в далекий Туркестан, чтобы воевать против банды басмачей Ибрагимбека!


Тчка, председатель ревкома генерал лейтенант Магриб Сатыбалдишвили.


Прочитав такое, Зульфия начала безмолвно смеяться, закрив свой рот рукой, чтобы не захохать.


На перемене Зульфия шепотом просила Магриб, чтобы он больше не писал ей такие смешные письма на уроках, которые заставляют ее смеяться и самое страшное то, что эти письма могут попасть в руки однаклассников или учителей.


-Я прочла ваши стихи, которые поразили меня. Настоящие произведения исскуства! Вы описываете пейзажи с помощью слов, как великие художники, которые пишут удивительные картины красками.Придет время и издаются ваши сборники стихов с большими тиражами по всему миру. Поверьте мне, Магриб, у вас великое будущее! -сказала она, возвращаясь домой, после уроков.
Магриб поблагодарил ее за хорошие слова, сказанные в адрес его стихов.


-Когда вы станете великим поэтом, и приедете из Парижа в Узбекистан, чтобы посетить свою Родину, я подойду к вам, с вашей книгой в руках и буду просить, чтобы вы дали мне автограф.Вы подпишите книгу, и отдадите ее обратно, с улыбкой на устах, так и не узнавая меня -сказала, задумчиво улыбаясь Зульфия и мерно шагая по осенней дороге.


А Магриб резко остановился и сказал: -Нет, я никогда не уеду в Париж, даже если стану великим поэтом! Я лучше сожгу все свои стихи и отрублю себе руку топором, чем забывать о вас! -сказал он.


-Да ладно, я пошутила! - сказала Зульфия, весело смеясь. Потом продолжала: - Вы лучше скажите, как вам удалось научиться писать такие удивительные стихи? Какие книги вы читаете? Если честно, я тоже хочу попробавать писать стихи или прозу -сказала Зульфия.
-Это очень просто.Для этого у нас есть школьная библиотека и там много интересных книг.Если хотите, сейчас же зайдем в библиотеку и я вам покажу, лучшие книги мира -сказал Магриб.


-А что, не плохая идея.Я согласна -улыбнулась Зульфия.После чего они вдвоем пошли в сторону библиотеки.Там их встретила тощая библиотекарша по имени Шарипахон лет тридцати пяти, с длинней шеей, с большими коровьими глазами, с вздутыми губами, похожие на клюв утки.


-О, заходите Магриб! Вы у нас самый активный посетитель -сказала она.Когда она улыбнулась, ярко заблестели золотые коронки на ее зубах.


-Спасибо, апа -сказал Магриб.Библиотекарша подумала, что Магриб смотрит на книжные стеллажи, даже не подозревая о том, что в данный момент он смотрит на нее.


-Проходите пожалуйста и выберайте книги.Какие книги вы бы хотели почитать? - вежливо спросила она.


-Книги зарубежных поэтов - ответил Магриб.


-Хорошо - сказала библиотекарша и сев за стол, начала читать какую то книгу.


После этого книгалюбы начали искать нужные им книги.В библиотеке царила божественная тишина.Они шли между высокими стеллажами, тихо расматрывая книг.


-Какая тишина - восхищалась Зульфия.


-Да, здесь всегда тихо, как в туманных лугах, где мирно пасутся лошади.Доктора говорят, что шум и стресс укарачивает жизнь и людям, у которых расшатаны нервы, они рекомендуют пойти на рыбалку. Был бы я врачем, я бы рекомендовал больным, часто посещать библиотеки, чтобы бесплатно лечиться тишинатерапией, пьянея без водки и вина, дыша ароматным запахом книг.Библиотека это наземной рай - сказал Магриб.Потом беря в руки одной из книг, продолажал.

-Вот, пожалуйста, книга стихов японских поэтов.Здесь есть хокку и танки многих авторов, таких как Мацуо Басё, Ёса Бусон, Кобояси Исса, Исикава Токубоку и многих других.В хокку и танках древных японских поэтов, вы увидете свою собственную душу, похожая на луну, которая отражается в прозрачной луже. Такими словами они начали читать хокку и танки японских поэтов, стоя рядом. Они стояли так близко друг к другу, что их дыхания сливались.Тут Магриб случайно коснулся ее руки и спешно просил прощения. Зульфия покраснела. Глаза ее глядели в книгу, но сама ничего не соображала, как околдованная.Ее смущал пристальный взгляд Магриба, направленный на нее, забыв о том, что он косой и смотрит в книгу японских поэтов.Когда его взгляд направился в сторону книги, он пониженным голосом начал говорить: -Какая вы красивая, Зульфия! Может вы не поверите на мои слова, но я день и ночь думаю только о вас.Немогу спать по ночам.Долго стою в темноте, как ниндзя, глядя на светящиеся окна вашего дома, в надежде увидеть вас хоть краешком глаза еще раз.Увидев вас в окне, я замераю, прислоняясь к глинобитному дувалу.Я вас люблю, Зульфия, слышите, люблю...  -сказал он и прижимая девушку к стеллажу, начал целовать ее в губы.Зульфия с трудом выпуталась из его объятий и спешно поправляя свои волосы, шепотом сказала: -Вы чего, с ума что ли сошли? Там же библиотекарша сидит...


Магриб снова просил прощения: -Извините, Зульфия, ради бога, извините... Да, вы правы, я кажется сошел с ума... Простите... -сказал он.


-Дурак! -сказала низким голосом Зульфия.Магриб виновато улыбнулся.

Потом они вышли из тесного корридора между стеллажами и подошли к библиотекарше Шарипахону, которая сидела, читая интересную книгу.

 

 


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

3 глава романа

"Журавлиные крики в тумане"

Казнь


На берегу реки "Кашкалдак", над високим оврагом сидела Зульфия, а рядом с ней лежал Магриб, боком на траве, задумчиво глядя своими косыми глазами вдаль, держа в зубах стебелек засохшей травы.

Он спросил у Зульфии:

- Ну, как выглядит наша река из близкого растояния?

-Красота! -сказала Зульфия.

Потом продролжала:

Кажется сам Бог отправил меня сюда.Правда, в первые дни я плакала о том, как же мне теперь жить дальше в этой глухой деревне, где нет у меня знакомых подруг и друзей.А теперь рада.

Такими разговорами они оба на какое то время умолкли, глядя на стаи воробьев, которые тучей летели над пожелтевшими осенними рисовыми полями, часто и резко изменяя направления полета всей стаей, как единый организм, то налево то направо, напоминая гигантские шелковые парашюты, снесенные ветром.На рисовых полях работали дехканы, которые косили рис вручную с помощью серпа, как в старине.Над речной гладью все неслись крикливые чайки и дрались прямо в воздухе между собой, как братские народы, которые воюют друг с другом за территорию, убивая десятки тысяч нивчем не повинных людей, особенно беспомощных детей, разрушая инфраструктуру, взрывая школы, детские сады, больницы, университеты, превращая в руины красивые города. Какраз в это время вдали начал кричать осел.Его скрипучий голос напоминал лязг железной калитки на ветру, скрип ржавых качелей и старой карусели в городском парке.

-Зульфия, я прощу прощения, если смущает вас мой косой взгляд.Вам может казаться, что я в данный момент смотрю на вас.А на самом деле, я смотрю на птичьие стаи, которые тучами летят над рисовыми полями -сказал Магриб.

-Нет, что вы, Магриб, так не говорите.Ваш взгляд ничуть не смущает меня - сказала Зульфия, слегка краснея от высказанных своих слов.

-Правда? -сказал Магриб обрадываясь.

-Правда, правда -ответила Зульфия, снова красиво улыбаясь.

-Слава Богу! -сказал Магриб, радостно вздыхая.Потом продолжал.-Если честно, я боюсь своего взгляда, из за которого однажды чуть не убили меня. Иду значит, по городскому парку пешком, с мешком на плечах, любуясь городскими пейзажами, тут один высокий и пузатый амбал подходит ко мне и говорить:

-Эй, деревеньшина, ты чего пялишься на мою жену а?! Чего ты пялишься?!Глаза тебе выколю, бля!

Услышав такого, я побледнел и сказал ему мол я не гляжу на его красивую жену, дескать взгляд у меня такой то есть я врожденный косой.Я думал амбал меня поймет.Нет, вместа того, чтобы понимать, он начал бить руками и ногами по жизненно важные участки моего беднего организма.Я кричал как далекий поезд в зимнем сумраке, зазывая на помощь людей.Но никто так и не откликнулся на мои пронзительные крики, похожие на звук звонка исправительной колонии строго режима.Наоборот, зеваки начали подбадривать амбала.

-Бей деревеньшину, который смотрит на порядочную женьшину как на праститутку! Ишь ты, косого себя взомнил! Это ложь!Не верьте ему! Он всем нам лапшу на уши вешает!Таких убить мало! Его нужно закопать как бешенную собаку, заживо!Вот из за таких сволочей последнее время начали происходить чудовишные природные бедствие на нашей одинокой осиротелой планете и поднимаются страшные тайфуны в океанах, извергаются вулканы, разрушаются целые города в страшных землятресениях, распространяется спид по всей планете, случаются неслыханные авиакатастрофы в небе, плюс короблекрушения в морях и океанах! -кричали они.

-Тихо, граждане, я тайный осведомитель полиции, заслуженный стукач Руппан ибн Суппан и у меня есть уникальная идея по этому поводу! - сказал кто то из толпы.Потом продолжал: -Давайте его повесим на ажурную железную вороту парка нашего любимого города!Пускай очистят ему кости крылатые гости то есть вороны и сутулые стервятники!Пусть некоторые делают себе от этого соответствующие выводы, о том, того, кто коса смотрит на чужую жену постигнет такая же суровая кара! -сказал заслуженный стукач, тайный осведомитель Руппан ибн Суппан.

Такими словами они начали меня вешать.Когда все было готово, народный палач, надевший на свою голову мешок, дал мне последную слову перед казнью.

-Слушай, приговоренный к смертной казни! Мы даем тебе последную слову и ты можешь говорить все что хочешь на последок!После этого мы тебя аккуратно отправим в ад! -сказал он, глядя на меня горящими глазами из мешка с дырками для глаз.

К этому времени резко увеличалась численность толпы около ажурной вороты парка, где проводилась казнь.
Я начал говорить:

-Дорогие соотечественники!Меня казнят не честно, предявив ложные обвинения, как инквизитори средневековье, когда казнили невинного великого ученого - астранома Джордано Бруно, который сгорел заживо в гигантском костре! Клянусь Богом, я не смотрел на жену этого амбала!Бог свидетель, что мой взгляд, был направлен на городские пейзажи а не на женщину!Я косой, понемаете?! В школе мои учителя тоже смотрят на меня с недоверием.Они думают, что я притворяюсь косым! А эти бедные современные инквизиторы вешают меня за то, что я косой! Уважаемые господа, на дворе XXI век! В цивилизованных странах для смертников специально приносят дорогие деликатесы и напитки из ресторана и предлогают вкусно поесть перед казнью! А вы?!... Я боюсь, что будущее покаление вас никогда не простит!.. Я перед смертью прощу только одного.Берегите рукописи моих стихов, которые я прятал все это время от людей, то есть от вас! -сказал я.Тут палач перебил меня и начал торопить:

-Ну, хватит, приговоренный к смертной казни, достаточно! У меня времени мало, а дел, наоборот много! Я должен вешать еще многих таких вольнодумцев как ты! Давай, прекрати болтавню! Остальной части своей поэтичсекой речи будешь произнести на том свете! -сказал он, готовясь привести приговор в исполнение, надев на мою шею намыленную хозяйственным мылом петлю.Я шепотом и усердно начал молится, глядя в небеса, где живет справедливый Бог.Тут кто то ударил ногой по шатким ножкам старой табуретки, стоящей под моими ногами и я проснулся, весь в поту, тяжело дыша - сказал Магриб.

Слушая рассказ Магриба, Зульфия смеялась от души.Потом сказала: -Ну и у вас сон!Смешной и страшный.Хорошо, что они не повесили на ворота городского парка такого поэта как вы.А интересно, вы пишите стихи только во сне или на яву тоже? -спросила она.

-Вот видите, я сам того не замечая, открыл вам секрет, о котором я раньше никому никогда не рассказывал.Не то, что мои одноклассники с учителями, даже родители мои не знают об этом. Однажды я одного из моих стихов вместе с моей фотографией отправил по почте в газету под названием "Адабиёт ва синнат" и через несколько дней получил ответ.Открою конверт, а там письмо, написанное на машинке.До сих пор помню текст того пропитанного ненавистью письма. Там были такие слова:

"- Здравствуйте, уважаемый Сатыбалдыев Магриб! Мы открыв конверт, сразу обратили внимание на вашу фотографию, напоминающую фоторобот особо опасного приступника, объявленного в международный розыск и мы сразу решили не читать ваши стихи, так как это на наш взгляд показалось бессмысленным занятием.Дело в том, что ваш внешний вид не соответствует с поэзией.С такими, (косыми, я имею в виду) глазами вы решили стать поэтом?! Гляньте на свой нос, похожий на рог каркидона.Вы бы сначало посмотрели в зеркало, а потом на лицо наших красивых поэтов, которые бреются два раза, иногда и три раза в день.Гляньте, есть ли среди них хоть один поэт с косыми глазами и с таким носом как вашым, похожим на хобот слона, на шланг противагаза?Господи, какой ужас! Даже сутулый стервятник - падальшик и то выглядит красивее чем вы! Поэт - это лицо общества, понемаете?! Мой вам совет — найдите себе другую работу.

С уважением Константин Матьяк".

После этого я решил никогда не отправить свои стихи в газеты и журналы.С тех пор стесняюсь и пишу стихи тайно, так, для души.Прячу от людей тетрадь, где написаны мои стихи -признался Магриб.

-Бедный! Но вы не огорчайтесь на этого, как его, Константина. Он не прав.Внешный вид у вас нормальный.Если честно, ваши глаза делают ваш внешний вид еще более превлекательным.Поверьте мне, честное слово!Вот, придет время и вы станетесь одним из великих поэтов мира! Это очевидно.Так как у вас чистая душа настоящего поэта и я твердо уверена в том, что стихи такого парня, как вы не должны быть плохими.Я хочу стать вашей первой читательницей.А интересно, вы покажете мне рукописи ваших стихов? - сказала Зульфия.

-Да, только если вы обещаете не показывать никому рукопись моих стихов - ответил Магриб, радостно и широко улыбаясь как молодой месяц над туманным лугом.

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Журавлиные крики в тумане

(роман)

1 глава

Зулфия



Магриб парень лет семнадцати, среднего роста, худого телосложения, с черными волосами, со сгорбленным носом и с косыми глазами.Он учится в десятом классе.В этом году Магриб должен окончить школу.Он сейчас идет в сторону школы как беспородистая не охотничья собака, которая хозяин ведет на охоту, волоча за собой как сани в заснеженном лесу.Школа для Магриба как тюрьма, где он себя чувствует узником.Учителя кажутся ему злыми надзирателями тюрьмы а директор школы напоминает ему начальника исправительной колонии, который он видел в кино.Хорошо, что Магриб сидит за партой, расположенной у окна, которое иногда будет открыто, где он сделав бумажные самолётики из тетрадного листа, запускает в полет.Он первым выбежит из класса во время перемен, особенно тогда, когда окончится уроки, чувствуя себя условно-досрочно освобожденным арестантом от отбывания наказания.Летом на каникулах Магриб с утра до вечера пасет корову в пойме реки Кашкалдак.Пока его корова с другими коровами пасется на лугу, он со своими друзьями купается в реке, над которой несутся стаями драчливые чайки, дружно крича.Как только придет сентябрь, его дни снова становятся пустыми грустными как сама осень.Вопросы учителей кажутся ему допросами под пыткой в следственном изоляторе.Его мама Базаргуль и отец Дехканбай настаивают, чтобы он пошел в школу и учился как следует, ссылаясь на то, что они оба в юности плохо учились и в результете всю жизнь проработали в колхозе простыми колхозниками.Такими мыслями Магриб с рюкзаком на плечах шел в сторону школы, шурша опавшими листями осенних кленов.Он сегодня спланировал совершить побег из школы, сразу после урока пения, так как он любить петь.Но увиданное в начале урока, резко изменило его планы и ему пришлось отложить побег на другой день.

-Так, тихо, товарищи ученики!У нас новая ученица!Познакомтесь, ее зовут Зульфия!Фамилия ее Ниязова!Ее документы показывают, что она училась на отлично-сказал классный руководитель, учитель Увадагуппиев.

Ученики молчали.Зульфия тоже.Она глядела из под земли на свои новые одноклассники большими оленьими глазами, краснея от смущения и играя кончиками своих косичек.Эта тощая, черноволосая и черноглазая новая ученица с длинными коровьими ресницами оказалась очень превлекательной девушкой.Ее тонкая и нежная шея, ее алые губы, напоминающие поспевшую черешню, белая кожа, гладкие руки как из слоновой кости, тонкие и длинные как у музыкантов пальцы рук просто околдовали Магриба.

-Ну, Ниязова, садитесь за парту рядом с учеником Сатыбалдиевом.Его Магрибом зовут.Он у нас неуспевающий ученик.Вот вы ему и поможете -сказал учитель Увадагуппиев, указывая новой ученице парту, где сидел как загипнотизированный наш Магриб.

Зульфия села за парту.Учитель Увадагуппиев обратился к Магрибу.

-Чего ты уставился на меня, школьник Сатыбалдиев? Чем то недоволен?Ты, даже не вздумай обидеть ее!Не то я сам лично напишу жалобу на тебе участковому милиционеру товарищу Когозкардонову, и он отправит тебя в детскую колонию, понял?! -сказал он.

-Понял, товарищ Увадагуппиев, понял...Чуть что милиция, детская колония...Да я не на вас смотрю, а на нее, то есть на новую ученицу.А что мне делать, если у меня такие косые глаза? -сказал -Магриб.

Услышав это ученики хором засмеялись.А Зульфия еще сильнее покраснела.

Учитель Увадагуппиев тоже засмеялся, захохотал, глядя в потолок, тресясь всем телом.Потом еле задавив свой смех и утирая слезы своим клетчатым дырявым носовым платком, сказал:

-Ну ладно, садитесь, товарищ школьник Сатыбалдиев.

Магриб присел, думая о том, как хорошо что он косой.Теперь никто не будет подозревать, когда он смотрит на эту красивую девушку.Наивный учитель Увадагуппиев тоже подумает, что Магриб смотрит в доску.

 

 

 

 


 

 
Еще статьи...