Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Жестокая расплата

(рассказ)




- Мехмет, сынок, ты прости меня, если я сам того не замечая огорчил тебя когда-нибудь. Я люблю тебя больше всего на свете - сказал Султан Санджар Саваш, обнимая своего сына и поглаживая его голову.


Мехмет удивился, услышав слова своего отца Султана Санджара Саваш.


- Отец, почему ты так говоришь? Тебе еще слишком рано проститься с нами. Ты еще долго будешь жить на этом свете, и будешь править страной до глубокой старости. Дай Бог тебе крепкого здоровья и долгую жизнь. Я тоже люблю тебя больше жизни, отец! Люблю так же мою маму и моего брата Ахмеда - сказал Мехмет, обнимая отца.


У Султана Санджара Саваш на глазах появились слезы, и, чтобы не показывать их сыну, он еще крепче обнял его и поцеловал в голову. Губы его тряслись, и с его глаз невольно покатились слёзы, сначала по лицу, а потом по густой бороде, словно утренняя роса, которая осыпается с листьев травы, которая колышется на ветру. В ту ночь Султан Санджар Саваш не спал, нервно похаживая туда-сюда по огненно-красному ковру. Он чувствовал себя словно хищник в клетке, который беспрестанно ищет выхода на свободу. Потом он позвал своего старшего сына принца валиахда(наследника трона) Ахмеда, и они долго беседовали. В ходе разговора Султан Санджар Саваш намеревался сказать принцу Ахмеду что-то важное, но не смог. После того, как принц Ахмед ушел к себе спать, Султан Санджар Саваш горько заплакал, тряся плечами и причитая:


- О, Боже всемогущий, ты дал мне больше чем я просил! Я стал великим султанам! Но я не знал, что корона и трон бывают столь безжалостными и потребуют таких жертв! Если бы я знал об этом раньше, то я бы никогда не стал султанам! Наоборот, я повесил бы на свою шею торбу попрошайки и жил бы всю жизнь нищим! О, Боже, как счастливы эти твои нищие голодранцы, которые живут в трущобах! Я завидую им белой завистью! Они абсолютно свободны и довольствуются куском хлеба. Ходят, где хотят, и уходят, куда им вздумается. Шагают без охраны по тропинке на широких полях, где гуляют ветры и поют жаворонки, заливаясь трелью. Останавливаются посреди утреннего ржаного поля, где над рожью беззаботно летят веселым роем белые бабочки как в раю. Потом снова идут, куда глаза глядят. Нищий, в отличие от меня, может совершенно свободно бродить по летним лугам, по пояс в высокой траве, где задумчиво летят на ветерку пушинки одуванчиков, словно медузы в море.Он часами может внимать далекому стуку дятла и печальному голосу одинокого удода, который поет где то за полями, зовя его как далекое детство. Слушать журчанье речки, густо заросшей белыми ромашками, дудниками и донниками лугов. Даже может ночевать в копнах сена на поле под звездным небом, любуясь молча сияюшей луной в тишине, слушая монотонные, первозданные песни сверчков и хоровое кваканье далеких лягушек, похожие на шепот. Считать далекие синие звезды и устало уснуть. Просыпаться в предрассветном часу, когда запоют перепелки, напоминая кашель седого сторожа, который подметает территорию, ритмично махая метлой.Замерает он, глядя на бледнеющий небосвод, где тает и медленно исчезает последняя звезда и туго растягиваясь по горизонту рвутся бледно -желтые тучи, напоминая весннюю борозду.Твой нищий умывается прозрачной росой, завтракает, чем ты, боже, пошлешь, и отправляется в дальнюю дорогу. Нищий даже не думает о возможности отравления: съест свой скудный завтрак, поблагодарит тебя и снова отправится в путь, пешком по тропе заросшей с двух сторон высокой и густой травой. Он здоровается с крестьянами на полях, кивая им головой, с дружелюбной улыбкой на устах. Останавливается на миг, прислушиваясь к печальному голосу кукушки, который доносится из далёкой тополиной рощи. У нищих нет тяжелого груза ответственности. Они живут легко, сбрасывая с плеч все ненужные грузы. Они живут счастливо и легко, в гармонии с природой.


А я? Я ни на шаг не могу выйти из крепости без усиленной охраны. Не могу передвигаться свободно, как простой человек, не могу не только свободно гулять по полям и лугам, но даже не могу спокойно пройтись по улицам столицы своей империи. Живу с непреодолимым страхом в сердце. Не сплю ночами, опасаясь, не поднимет ли бунт разгневанный народ, словно тайфун на побережье океана, разрушающий всё на своем пути. И с содроганием думаю, а не повесит ли меня на самую высокую виселицу у входа на центральный базар столицы, сбросив меня с моего трона, народ, который не доволен моей политикой. Сердце мое заливается кровью, когда я начинаю думать о моих чиновниках-подхалимах в своем окружении,которые легко отвернутся от меня, когда я лишусь трона султаната, и именно они первым будут поливать меня грязью, восхваляя нового султана! Они будут вилять своими задницами перед новым правителем, вскидывая ему брови и улыбаясь губами, похожими на бутон росистой утренной розы.


Думаю, думаю и не могу уснуть до утра. Даже снотворные лекарства мне не помогают.


Оказывается, быть правителем не так легко, как я раньше это себе представлял. Я убедился в том, что быть правителем - это все равно, что гореть в аду при жизни и кипеть заживо в адском котле. За что мне такая кара, Господи?! Разве это жизнь, Боже, подумай Сам! Ведь даже бездомная собака, и та счастливее меня в сто раз! Теперь вот, меня ждет еще одно невыносимое тяжелое испытание. Ну, за что, ты меня караешь, Боже?! Что я тебе сделал плохого?! - плакал Султан Санджар Саваш.


Он долго плакал. Потом вызвал своего премьер-министра вазира аъзама. Вазир аъзам пришел, не задерживаясь долго. Вернее, его привели навкери, в руках которых ноги вазира аъзама не коснулись даже землю. Он был в длинном восточном халате с белой чалмой на голове. У него не только длинная борода и волосы были белоснежными, но и брови тоже были такого же цвета.


- Вызывали, мой Господин, Султан всех султанов мира? - спросил вазир аъзам , не глядя в глаза Султана Санджара Саваш, и низко кланяясь.


- Да, вазири аъзам. Ты, это, скажи мне, неужели у нас нет другого пути, чтобы решать возникшие проблемы? - спросил Султан Санджар Саваш, глядя своему министру с надеждой.


Вазири аъзам на миг умолк, погружаясь в раздумье. Потом сказал:


- Нет, мой султан, к сожалению у нас нет другого выхода, кроме как... ну, Вы сами знаете... Если хотим, чтобы наша великая империя не рухнула, то мы просто вынуждены принять такое решение. Иначе нельзя. То есть это твердое решение принято улемаи кирамом на закрытом заседании. Что касается принца Мехмету, он намного уступает принцу Ахмеду в смысле мышления, ума и здоровья. О, мой султан всех султанов мира! Если бы Вы знали, как мне трудно говорить Вам обо всем этим, ой как трудно! Но я вынужден сказать Вам об этом, так как я являюсь Вашем главным советником. Мне жаль... - сказал вазири аъзам, печально склоняя голову.


-Будьте вы все прокляты! Немедленно убирайся отсюда, негодяй! И чтобы ты больше не попадался мне на глаза! - истерично закричал Султан Санджар Саваш, и рука его потянулась к мечу.


Вазири аъзам стоя на колени и низко опустив свою голову перед Султаном Санджаром Саваш горько заплакал, тряся своей белоснежной бородой и костлявыми плечами.


- Рубите мою голову, о мой султан всех султанов мира! Рубите! Лучше умереть от вашего меча, чем видеть Вас в таком положении! - плакал он, роняя слезы.


- Уведите его немедленно! - заорал Султан Санджар Саваш своей охране и тоже заплакал, отвернувшись в сторону и вытирая слезы.


Охрана увела Вазира аъзама.


Ранним утром палач привел приговора в исполнение, отрубив голову спящему молодому принцу валиахду Мехмету острым исфаханским мечом и стёр белой простынёй алую кровь с лезвия меча.


Перед тем похоронить принца валиахда Мехмета, привели принцессу, чтобы она смогла попрощаться со своим сыном, о смерти которого, она еще не знала. Увидев страшную картину, принцесса упала в обморок.


Султан Санджар Саваш, обнимая своего убитого младшего сына Мехмета, рыдал, трясясь всем своим телом.


- Прости меня, сынок, за то, что я принес тебе в жертву! Прости, ибо у меня не было другого пути! Пришлось так поступить лишь ради того, чтобы не рушилась наша империя в ходе борьбы за трон между тобою и твоим братом в будущем. Мне пришлось так жестоко расплатиться за сохранение престола. Да прибудет твоя душа в зеленых садах вечного Рая, мой любимый сын Мехме-е-ет! - плакал он.



05/04/2014 год.
1:20 дня.
Канада.г.Бремптон.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Ключ

(рассказ)




Когда письмо Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками Генерала Томаса Яккабалона и его заместителя, полковника Паскаля Салваторе Алфонса де Валдемара дошло до президентского аппарата, Пресс-секретарь Президента, Господина Аполлона Габриеля Толедо Пуэрто Карлоса Доменика, глубока задумался, пристально глядя на конверт, не зная что делать.

Тут прозвучала страшная команда охраны:


- Внимание, все сотрудники президентского аппарата! Закройте двери своих кабинетов на засов и освободите коридор! Господин Президент идет! - закричала охрана в жестяный рупор. Пресс-секретарь Президента замер как на фотографии по стойке смирно. Наконец в коридоре появился Президент в окружении усиленной охраны. Через некоторое время Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик подошел и на миг остановился у входа своего шикарного любимого шарообразного кабинета. Перед тем, как войти в свой кабинет, он бросил беглый взгляд на стол Пресс-секретаря, где лежали куча писем.


- Ну, какие новости? Что за письма? Опять от народа, что ли? Ох, как надоели эти сволочи анонимщики своими вечными жалобами. Как будто нет у меня других дел, кроме как читать эти дурацкие письма, где они пишут только о своих проблемах. Нет среди них хоть одного человека, который мог бы писать не о своих проблемах, а о проблемах, если не глобального масштаба, то хотя бы о тех, которые касаются проблемам нашего государства. Ну-ка, дай-ка мне этот большой конверт. Тут я вижу, чего-то неординарное. Это письмо либо от руководителей других государств, либо из дипломатических корпусов стран содружество - сказал, как бы угадывая, Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, беря и с интересом разглядывая конверт. Потом широко улыбнулся, глядя на адрес письма.


- Ни фига себе, письмо из психбольницы! - воскликнул он и засмеялся, тряся всем телом. - Хувах-хах-хах-хах-хах-хаааах! Иехх-ххах-хах-хах-хааааа! Ваххахахахахахаааа! Смотрите, письмо из психиатрической больницы?! Ё-моё... Я впервые получаю такого рода письмо на протяжении 45-летнего своего президентства, честное слово! А интересно, о чем пишут они? Это должно быть смешно... - сказал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, вытирая в свой огромный клетчатый дырявый платок слезы,которые наворачивались на глаза от смеха.

Войдя в свой шарообразный кабинет он распечатал конверт и с интересом начал читать письмо пациентов психбольницы, Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками генерала Томаса Яккабалона и его заместителя полковника Паскаля Салваторе Алфонс де Валдемара.

"Президенту нашей любимой страны господину Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменику.


Господин Президент!


Хотя здоровые люди нас считают дураками, чокнутыми и другими нехорошими словами, но мы, пациенты центрального дурдома столицы нашей независимой страны, как ни парадоксально, являемся самыми интеллектуальными, самыми гениальными людьми на планете. У нас есть знаменитые поэты мыслители, философы всех мастей, есть экстрасенсы, ясновидящие, предсказатели, великие ученые, астронавты, доблестные непобедимые полководцы, телепаты, читающие чужие мысли, объявившие себя пророками и даже богами, кочевниками времени, властелины вселенной, защитники гуманоидов в солнечных системах и в туманностях вселенной, великие оперные певцы с голосами сопрано, баритоном, тенором. Есть среди нас также опальные лидеры оппозиционных партий, правозащитники пьянь да рвань, то есть не состоявшиеся ваши "коллеги". Тут возникает вопрос: почему нашему государству нельзя воспользоваться бесплатными услугами этих способных, талантливых пациентов в решении возникших проблем на политической арене мира? Решать вопросы нашими силами, силами пациентов нашего дурдома в области обороны. Мы часто слышим о том, что в горячих точках нашей планеты погибают сотнями, иногда и тысячами ни в чём не повинных психически здоровых молодых солдат нашей страны. А что если призвать нас, психопатов, параноиков и шизофреников в армию в место здоровых ребят, в душевном смысле этого слово? Во-первых, мы сильные, здоровые, смелые, отважные люди. Во-вторых, мы ничего не боимся, и нам нечего терять. В-третьих, мы не будем тут сидеть, сложа руки на дотациях, как говорится, на шее у нашего бедного независимого государства тогда, когда в горячих точках умирают наши безвинные молодые соотечественники. Нас не интересует ни деньги, ни должность, ни премии, ни звания, ни ордена и медали. Не нужны нам также ни квартиры, ни семья и ни прочие совсем ненужные вещи. Мы, то есть доблестные и храбрые душевнобольные нашей родины, можем защитить наши территории от любых захватчиков, включая инопланетян! И мы думаем, что на фронте нам будет гораздо веселее, чем здесь, в скучном лечебном центре, поверьте, Господин Президент. Я не устаю повторять, что мы очень способные люди и, стоит только нас учить, как пользоваться огнестрельным оружием, как управлять Зенитно Ракетным Комплексом, бомбардировщиками и истребителями и как угонять их, как летать на военных вертолетах типа, "Акула", "Апачи", использовать атомные подводные лодки с крылатыми межконтинентальными баллестическими ракетами и так далее, то я уверяю Вас и гарантирую, что наши братья по болезни быстро освоят эту сверхсовременную военную науку, не хуже чем психически здоровые талантливые курсанты. Они будут свободно летать на современных сверхзвуковых самолетах бомбардировщиках как ястребы и бомбить насаленные пункты в горячих точках планеты, сравнивая с землей красивые города, православные и католические храмы, мечети, синагоги, жилые кварталы, заводы и фабрик, школы, больницы, аптеки, детские сады в аккурат, не оставляя там ни одной живой души. Будьте уверены в том, что армия шизофреников и параноиков, используя Зенитно-Ракетные Комплексы, будет сбивать тысячи гражданских авиалайнеров с сотнями пассажирами на борту, попадая ракетами в десятку, чтобы потом в этом чудовищном преступлении обвинить ВВС и ПВО противника!


С огромным уважением,
Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками
Генерал Томас Яккабалон.


Заместитель Генерала Томаса Яккабалона, полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар."


Прочитав письмо несколько раз, вдоль и поперек, Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик задумался, глядя затуманенным взглядом в бронированное пуленепробиваемое окно своего шарообразного кабинета, похожий на бункер Гитлера.


-Ндаааа, вот это письмо! Они в отличие от здоровых людей в душевном смысле этого слово, писали не о своих проблемах, наоборот, пишут о наболевших проблемах нашего общества и об укрепление обороноспособности нашей многостродальной страны. Хотя это письмо из психлечебницы, но всё же стоит подумать об их инициативах. Тем более, что они обещают защищать Отечество совершенно бесплатно. Если осуществим их мечты, то тут же уменшатся финансовые расходы на оборону, на армию, на вооружение, на провианты, на одежду и на кирзовые сапоги без подошв миллионы и миллионы пар для наших солдат и офицеров, которые мы каждый год выделяем колоссальные суммы денег из госбюджета. А эти наши шизофренники готовы вовевать в любой точке планеты, защишая интересы нашей страны, без военного обмундирования, босиком.Им не надо платить ежемесячную получку. Они обещают выполнять любую задачу партии, в любое время суток, даже на сорокапятиградусном морозе зимой и пятидесятипятиградусной жаре в пустыне. Эвон сколько сили и денежные средства будут сэканомлены! Почему мы раньше не думали об этом проекте? Этим живым роботам нечего терять. Ведь они камикадзе -самоубийцы и не боятся смерти. А эти наши, так называемые, солдафоны и офицеры, при первой же опасности разбегаются, или, лежа в окопах, простреливают себе ногу и героем возвращаются домой, звеня гроздьями орденов и медалей на груди. Если честно, я не получал такого предложения даже от своих военных специалистов, от экспертов, которые получают ежемесячную зарплату в огромном размере в долларах. Паразиты! Никакого толка от них! Я должен признаться, что раньше хохотал до слез, слушая анекдоты про душевнобольных. Видимо, зря я смеялся тогда. Наоборот, надо было плакать и рыдать в огромный и дырявый клетчатый платок. Вот как они рассуждают! Надо же, такие гениальные люди томятся в дурдомах нашей необятной страны! А мы этих гениальных людей якобы лечим! Мне кажется людям, которые считают себя здоровыми давно пора идти к врачам психиатрам и лечиться как следует, пока не обострились их душевные болезни. Да, эти люди с неуравновешенной психикой, люди, склонные к насилию опасно для общество. Но если отнестись к этому умом, то я уверен на сто процентов, что мы можем решить много проблем. Мы возложим всю ответственность их докторам, санитарам и воспитателям, призвав их вместе со своими пациентами в армию, и отправим в горячие точки планеты. Сегодня в мире устанавливают тотальный контроль не только над народом и над Средствами Массовой Информации, над оппозицией, но и даже над цунами, над тайфунами, землетрясениями, извержениями вулканов и т.п. А мы что, хуже их что ли? Мы тоже умеем установить контроль над больными, через их врачи в белых халатах, у которых есть сверхсовременные снаряжения, электрошокеры, успокаивающие препараты - транквилизаторы и прочные смирительные рубахи с длинными рукавами. Самое главное - мы автоматически избавимся от ненужных пикетов и митингов, которые организовываются со стороны крикунов правозащитников, грантоедов, защищающих права матерей миллионов погибших солдат, которые возвращаются домой в герметичных цинковых гробах с поле боя, где они героически погибают, защищая экономические и геополитические интересы нашего государства. А смерть душевнобольных на поле боя, не вызывает жалости не у кого, наоборот, вызывает неконтролируемый смех и люди будут смеяться от души, увидев по телику или услышав об их нелепой смерти в кровопролитных боях. Короче говоря, этот законопроект я немедленно должен представить на рассмотрение парламента страны.Пусть наши, так называемые депутаты обеих палат и сенаторы - подхалимы, обсуждают этот стратегический вопрос в закрытых заседаниях без свободных журналюг. Ясное дело, что эти так называемые депутаты и сенаторы никогда не проголосует против того, что я предлагаю им. Мне не стоит сильно беспокоиться по этому поводу - подумал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, закуривая золотую трубку с бриллиантовыми украшениями, набитую дорогоценным ароматизированным табаком.


Президент страны господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик перед тем, как представить проект на рассмотрение парламента, решил сперва тайно повстречаться с авторами секретного письма и дал указание своим силовикам, чтобы они организовали тайный переговор с авторами письма из психушки. Силовики четко и аккуратно выполнили приказ Президента, и привезли двоих гениев в полосатых пижамах босиком и без головного убора и, переодев их в костюмы чиновников и в белые рубахи с накрахмаленными воротниками с галстуками. Они работали так ювелирно, что даже помошники Президента страны господина Аполлона Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, увидев тех двоих больных в штатском, приняли их за высокопоставленных гостей из-за рубежа. В ходе разговора выяснилось, что эти двое способны не то, что там решать проблемы касающиеся укрепление обороноспособности страны, но и создавать совершенно немыслимые фантастические вещи, придумывать уникальные, неслыханные идеи и гипотезы.


Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, крепко обняв обоих, заплакал.


- Простите, господа, и не удивляйтесь. Это слезы счастья на моих глазах дрожат, как далекие звезды в декабрьском холодном небе нашей независимой страны, где народ наш топит свои буржуйки кизяком. Я хочу попросить у вас прощения, господа, за наших врачей психиатров, которые неправильно поставив диагнозы, упрятали вас в психиатрические больницы нашей страны, принудив выпить отвратительные жидкости и таблетки. Воспитатели амбалы били вас как боксерские мешки, подвешенные в спортивных подпольных тренировочных залах. Прошу так же прощения, за наших соотечественников, которые смеялись до упада и смеются до сих пор над вами, рассказывая друг другу смешные анекдоты про вас, ржут, угорают! Я сегодня воочию убедился в том, что вы, так называемые больные душевной болезнью, в тысячу, а то и миллионы раз умнее, чем наши депутаты и чиновники -взяточники! Оказывается, мы по ошибке заперли в психушки гениальных людей не только нашей страны, но и планеты! Я завтра же издам указ о том, чтобы выпустить всех ваших братьев по болезни из психушек нашей независимой страны и вместо них запереть самих медиков, врачей-психиаторов и воспитателей. Прикажу, чтобы немедленно арестовали всех моих помощников - подхалимов, поэтов и писателей - лизоблюдов, чиновников и депутатов -взяточников и министров-дармоедов. Они ничего не делают, но получают большие зарплаты в американских долларах, а граждане нашей страны из-за тотальной безработицы уезжают в другие страны, надеясь найти там хоть какую-нибудь работу. Они согласны даже на грязные работы, ради того, чтобы найти кусок хлеба и прокормить свою семью. Работают дворниками и сторожами, трудятся в мусорных свалках, почти бесплатно. Все, я буду проводить кадровую перестановку во всех сферах нашего общество, то есть назначу своими главными помощниками вас обеих, а также прикажу, чтобы депутатами парламента обеих палат и сенаторами Конгресса назначали только тех людей, которые ранее лечились в психических больницах нашего многострадального и необятного государства. Губернаторы областей и районов, в том числе председателей колхозов и махаллинских комитетов, тоже будут назначаться из гениальных людей, то есть из ваших братьев по болезни. Все губернаторы и председатели нынешней системы теперь будут пожизненно и принудительно лечиться в психиатрических диспансерах до того, пока они полностью не выздоравливают. Вы оба сейчас же можете принять пост любого министра, с чем и поздравляю вас заранее, господа! - сказал Президент, завершая свою речь.


Генерал Томас Яккабалон с Паскалем Салваторе Алфонс де Валдемаром в свою очередь выразили огромную благодарность Президенту Аполлону Габриелю Толедо Пуэрто Карлос Доменик, за теплый прием, за взаимопонимание и высокое доверие. Перед тем уйти, полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар обратился к Президенту Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик :


- У меня небольшой сюрприз для Вас, господин Президент, закройте глаза - сказал он.


Президент закрыл глаза с улыбкой на устах.


- Теперь откройте, Господин Президент! - произнёс полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.


Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик открыл глаза и, увидел ключ, который протянул ему полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.


При виде ключа у Президента екнуло сердце, и расширились его глаза.


- Ну, спасибо Вам, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Какой Вы честный человек! Где Вы его нашли? Он же лежал в кармане моих брюк!..


С этими словами Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик быстро проверил карманы своих брюк и покраснел от стыда, обнаружив в кармане своих брюк дырку, откуда возможно упал ключ на ковер.


- Я нашел этот ключ вот здесь, под этим креслом, где я сидел. Дай, думаю, подберу его и отдам Господину Президенту нашей страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик, может, думаю, Господин Президент случайно потерял ключ от своей скромной однокомнатной квартиры, расположенная на окраине столицы страны, где он живет со своей большой семьей плюс с тешей - объяснил полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.


- О, нет, нет, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Это ключ не от однокомнатной квартиры, а от ядерного чемоданчика! Вы даже не представляете себе, какой героизм Вы совершили на моих глазах перед лицом нашего многострадального народа! Вы спасли нацию! Хорошо, что этот ключ не попал в руки моих сумасшедшых министров, которым я издавна не доверяю. Ведь эти дармоеды коррупционеры, могли бы запросто продать злодеям террористам ваххабитам этот бесценный ключ за пачку зеленых купюр! А там загремела бы третья мировая атомная война! Не-е-ет, на мой взгляд Вы спасли не только нацию, но и всю человечества от явной гибели, от ядерной войны! Я Вас награждаю Орденом Героя Отечества первой степени! Вы теперь национальный герой нашей страны! С сегодняшнего дня Ваше военное звание не полковник, а маршал! Спасибо Вам от имени нашего угнетенного народа и от имени всего человечество, господин Маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! -сказал с восторгом президент.


- Служу отечеству! - крикнул Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, отдавая честь президенту страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик. Когда оба офицера высокого ранга вышли из дворца Господина Президента Аполлона Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменика, генерал Томас Яккабалон поздравил с высоким военным званием своего соратника и брата по болезни.


- Поздравляю Вас, Господин Маршал, с высоким званием! - сказал он, синея и зеленея от черной зависти.


- Вольно, генерал, вольно! Спасибо за поздравления - сказал маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар, хлопая по плечу и по голову генерала Томаса Яккабалона.


Генерал Томас Яккабалон продолжал:


- Простите, Господин Маршал, с одной стороны, достичь такого успеха хорошо. Но, с другой стороны, боюсь, что мы с Вами упустили исторический шанс. Овладев ключом ядерного чемоданчика, мы бы могли заставить Президента распустить Правительство и Парламент и уйти с поста Президента. После всего этого Вы бы сегодня ночью поспали бы хорошенько, и утром проснулись бы Президентом страны! Эх, какой шанс упустили, Господи! - сказал генерал Томас Яккабалон.


- Да, ты не волнуйся, генерал латтапогон (Тряпочный погон), я не такой дурак, как ты думаешь! Когда я зашел в туалет, снял с ключа ядерного чемоданчика слепок, придавив его на этот кусок мыла. Теперь по этому слепку мы можем изготовить дубликат ключа ядерного чемоданчика. Как говорится, еще не вечер. Есть ещё время для того, чтобы мне стать Президентом страны, а тебе - Министром Обороны! Вес мир в наших руках! - сказал маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар с коварной и хитрой ухмылкой на устах.



28/08/2014.

3:40 дня.

Канада.г. Бремптон.



 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

У горящего фонаря греется холод



Бродит по улицам сумасшедшая зима,
Трепещет ее белоснежный флаг.
Заснеженные улицы сводят с ума,
Белизной ничего ненаписанных бумаг.

Зимы холодный и мягкий матрас,
Пушистым снегом до отказа набит.
А холодные ветры намерены какраз,
Всемирные рекорды побить.

Как белый скатерт заснеженная дорога,
Словно белоснежные странницы книг.
И как актер талантливый от Бога,
Шаги мне четко озвучивает снег.

Седеет сумрак январский, темный,
Который недавно родился, молод.
У фонаря как человек бездомный,
Греется озябщий холод.



38/04/2018.
12:58 ночи.
Канада, Онтерио.

 

 

Дом



Спасибо, дурак за бесплатные уроки,
Я твой успевающий ученик верный.
Знаю, что у тебя кругозор широкий,
И душа твоя чиста как снег первый.

Бродишь по полю строевым шагом,
Сделав себе флаг из рваной тряпки.
Человечество, как околдованное магом,
Играет с апокалипсисом в прятки.

Ты ходишь босиком, в дырявой одежде,
Под ногами снег музыкой звучит.
Препадаешь в подвале, то в подъезде,
Чтобы нас уму -разуму учить.

Не получаешь зарплату, но платишь налоги,
Бродишь по лугам, умываясь росой.
Под песней жаворонков поля и дороги,
Где ходит косарь, сверкая косой.

Как ты ликовал, радовался и шумел,
Под листопадом в осенней роще!
А народ даже жить толком не умел,
Как рыцарь с глупыми глазами, тощий.

Пожимая друг другу руки с улыбкой,
Говорят люди о дружбе и врут.
Строят из себя безобидную улитку,
Но как крысы друг друга жрут.

Я бы постучал в товою дверь, дурак,
Как дятел в лесу ночью и днем.
Колотил бы твой дом, в крови кулак,
Но двери отсутствуют в нем.

Где поселившись живут уж давно,
Кроважадные звери, а не ты.
Дом твой невесомо легко и плавно,
Ветрится в темноте и куда то летит.



25/04/2018.
10:30 дня.
Канада, Онтерио.



Ночь в деревне



Луна сияет бритой головой,
Раскатистая соловьиная рулада.
Так внятно поет в роще соловей,
Что переводчика не надо.

На пустынные улицы падают экраны,
Из светящихся рыжих окон.
Вой уходящего состава дальный,
Никто не может кричать как он.

Все затихло и заснуло в деревне,
Только лягушки поют монотонно.
Под яркой луной спящие деревья,
Как лунатики бродят сонно.

Здесь нет суеты и сирены вой,
Нет шумные рестораны и кафе.
Но по улицам в сумраке хмельной,
Шатается ветер под шофе.



24/04/2018.
12:49 дня.
Канада, Онтерио.




Снова отменяются полеты



Жаль, что одноногие деревья не ходят,
И не играют друг с другом в прятки.
Птицы шумными караванами уходят,
Срок пребивания у них краткий.

Деревья день и ночь мечтают летать,
За синие моря и океаны, на юг.
Для них из тонкой паутины в лесах,
Плетет шелковые парашюты паук.

У осени огромная золотая империя,
Но не за горами снежные метели.
Хорошо, что деревья лишились перья,
И в дальные края не улетели.



01/11/2014.
11:01 ночи.
г.Бремптон, Канада
.

 

 

Ночью в окна дождями она стучит



Природа на рассвете умолкает, молчит,
Потом птичками начинает говорить.
Говорит ласково и никого не огорчит,
Глядя на усталые уличные фонари.

Видно собеседник ей нужен позарез,
Возраст у нее довольно зрелый.
Она даже поет жаворонками на заре,
Заливаясь звонкой трелью.

В полдень на полях, где растет ива,
Серой одинокой кукушкой запоет.
Иногда как далекое детство тоскливо,
Пестрым удодом кого -то позовет.

Ночью в окна дождями она стучит,
Шелестя как на ветру высокая трава.
Вдали лягушачьим хором звучит,
В лунном сумраке ее слова.

О как она шепчет на осенних аллеях,
Рыжим кленовым тихим листопадом.
Когда гроздьями рябина заалеет,
В тополиной роще, рядом.

Шорохом снежинок вздыхает зимой,
Бродя по улицам в фуфайке рваной.
И говорит взглядом словно немой,
На языке молчаливого тумана.

 

21/04/2018.
10:48 дня.
Канада, Онтерио.


В темном сарае



В темном сарае он спичку зажег,
Сгорбилась его огромная тень.
Спичка образуя на пальцах ожог,
Горела словно уходящий день.

Сарай был похож на клетку с пленным,
Даже звезды не глядели из окна.
Бедная спичка во всей вселенной,
Как человечество одинокая, одна.

Чтобы поехать и купить зажигалки,
Далеко до соседнего городка
В заброшенном сарае вид жалкий,
И у спички век ничтожно коротка.

Трепетала она пламенем, сгорая,
Оказывается у нее не короткий век.
Она освещая темного сарая,
Горела целых девяносто лет.



21/04/2018.
7:24 утра.
Канада, Онтерио
.


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана


"- Ну достаточно, достаточно, Камбалкардон, молодец... Вот видите, господа, какого вундеркинда вы собираетесь приобрести. А вы, уважаемые родители, назовите быстро цену! Сколько просите за вашего ребенка?!


Отец и мать ребенка называли цену.


- Ну вот, почти что бесплатно, давайте, гоните бабки быстрее, господа, покупатели, и забирайте мальчика! Не то родители Камбалкардона передумают - сказал брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла, судорожно пожимая руку одному из покупателей. Покупатели хотели было поторговаться, но тут бедный Камбалкардон, крепко обняв ногу своей матери, горько заплакал и начал умолять со слезами на глазах:


- Мама, папа, не пгодавайте меня, пожалуйста, я буду слушаться вас. Буду пгисматгивать за своим бгатиком и не буду ничего бгать из холодильника. С пготянутой гукой буду попгошайничать на автобусных остановках. Потом собганные мелочи буду пгиносить вам, все до последней копейки. Если вы пгодадите меня, то я буду скучать по вас и по моему бгатишке, и по нашей собаке Бобику. Я пгосто умгу от тоски. Я вас люблю папа, мама... Я никогда не буду пгосить вас купить мне могоженое - сказал он, глядя на родителей как на телеграфные столбы с надеждой, глазами полными слез."

 

9 глава из любовной повести Холдора Вулкана "Листопад"

Лесоруб

Султан ехал на своем тракторе по проселочной дороге, думая о красавице Хуршиде, забыв обо всем другом, кроме руля и дороги.

- Какая прекрасная девушка! Какие у неё волосы, какие волосы, Боже мой! Они похожи на вьющиеся водоросли в прозрачной воде на побережье океана, на каком-то тихом атолле! А фигура её? Глаза, губы, гладкий подбородок, лебединая шея и белые нежные руки! Если Хуршида будет участвовать на международном конкурсе красоты, я уверен на сто процентов, что она займет первое место и овладеет титулом "Самая красивая девушка на планете". А интересно, нет ли у Хуршиды парня? Странно, почему об этом я сразу не спросил у нее? Эх, быстрее бы ехала это колымага! Почему время медлит как черепаха с Галапагосских островов? В другие дни солнце быстро поднимается над полями и будит полевых жаворонков, которые самозабвенно заливаются трелью на голодный желудок, а там смотришь - оно уже катится на закат, где жалобно жужжат комары. О, это красавица медленно и безмолвно поднимается словно луна, тихо освещая безлюдные поля моей души, сводя меня с ума! Как теперь я могу спокойно работать и жить без нее? А как звонко она смеется!

С такими раздумьями Султан приехал на поле, где хлопкоробы с утра начали сбор хлопка. Он остановил свой трактор в удобном месте, куда в обеденный перерыв хлопкоробы приносят на взвешивание собранный хлопок в огромных тюках. Сидя в кабине, он сразу нашел взглядом Хуршиду, спрыгнул с кабины и подошел к ней. Они поздоровались.

- Ну, господин бездельник мосье Султан де ла Круа же мопьель Аламизон Женегал тге бьен мегси боку муа , поможете мне собирать хлопок? Вот, возьмите, у меня лишний фартук и наденьте его - весело улыбнулась Хуршида.

- А как же, конечно, помогу, госпожа Хуршидаханум мадам де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манежа - сказал Султан и надел фартук, так что спереди него образовалась сумка как у кенгуру.

- Ну, как, похож я теперь на кенгуру? - спросил Султан подпрыгивая.

- У кенгуру руки бывают очень короткие а у вас эвон какие длинные. - сказала Хуршида весело и звонко смеясь.

- Да? Вы находите? Тем не менее госпожа княгина Хуршидаханум мадам де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манежа, вы можете залезть в мой кенгурятник и я вас покатаю по саванне хлопковых полей, совершая двухметровые прыжки - сказал Султан.

Хуршида снова залилась смехом. Так, беседуя, влюбленные начали собирать хлопок.

- Султан-ака, кем вы работали раньше, до того, как сюда приехали? - спросила Хуршида.

-О, это долгая история - начал вспоминать о своем прошлом Султан, не отрываясь от работы и продолжал.

- Я работал раньше гастарбайтером - лесорубом в далекой Tайге. Там мне не платили, то есть я работал добровольцем, как говорится, по зову сердца. Работа была довольно-таки интересная и она мне нравилась. Хуршида, вы когда-нибудь были в Тайге? Нет? Ну, тогда вы вовсе не жили на этом свете. Ох, эта тайга! Как я люблю ее! Знаете, дорогая, ну, ни с чем сравнить запах сосен, которые с жалобным скрипом и с грохотом рушались на землю, пугая лесных птиц и зверей, когда я валил их бензопилой. Как сыпались шишки!Словно сувениры!Ими можно украшать новогоднюю елку.После рубки лес снова стихает, и воздух наполнялся таким запахом свежей коры, что я пьянел от этого аромата! Однажды, поработав на славу, все мы, гастарбайтеры из Средней Азии, сидим у костра, суша свои промокшие портянки и кирзовые сапоги без подошв. А в это время где то там, в далеке начал долбить кору засохшей сосны одинокий дятел, типа "Тррррррр! Тррррррр!". Мы, лесорубы, с особым вниманием прислушивались к романтичному стуку дятла. А дятел то тут, то там, то в другом месте неустанно долбит и долбит засохшую сосну. Дробным звукам его стука вторит эхом дремучая тайга. А костер с треском горит, выбрасывая в воздух оранжевые искры и серым драконом поднимался невероятный дым. Сижу, слушаю этот волшебный дробный звук, создаваемый твёрдым клювом лесного дятла и никак не наслушаюсь. Тут смотрю, горят мои портянки, которые сушились над моими казенными кирзовыми сапогами без подошв.

- Е моё! - дико крикнул я в панике и, резко вскочив с места, начал было тушить портянки руками, но не тут-то было. Пламя перекинулось на мои брючины с многочисленными заплатками. Я, весь в растерянности, бью, значит, руками по горящим брючинам, но увы, локализовать пожар мне так и не удалось. Чем больше я бил, тем страшнее бушевал огонь. Хорошо, что друг мой Турик, ну этот, Таппаров из Тюмени налил воду из ведра мне в сапоги без подошв, в которых горели портянки и - боже мой! - в ведре оказался не вода, а бензин марки А-93 для заправки бензопилы. Как тут вспыхнули ярким пламенем мои сапоги, портянки и брючины! Я кричу и бегу от греха подальше, ругаю этого Турика Таппарова из Тюмени, зазываю на помощь своих земляков гастарбайтеров, которые спали в спальных мешках висячем виде на деревьях, словно летучие мыши в темных пещерах . Вокруг росли зверобои, густая высокая трава в купыри, лопухи, боршевики, донники, папоротники крапивы, ромашки, васильки, незабудки, чертополох, колыхаясь на ветру, словно зеленое море. Как батанический сад, ей Богу. Пламя, естественно, перекинулось на траву, вспыхнул страшный лесной пожар и с треском начала гореть бескрайная тайга.Горящий лес загудел. К счастью, как раз в этот момент, как по заказу, разразились гроза, засверкала молния, раскатами загремел гром, и с шумом хлынул ливневый дождь. Одним словом, свершилось чудо. То есть матушка природа сама бесплатно локализовала лесной пожар, спасая нас вместе с птицами и зверями, и с деревьями от явной гибели. После ливневого дождя я обнаружил сильные ожоги на ногах. Но, несмотря ни на что, я продолжал валить налево и направо вековые сосны и березы с помощью бензопилы.

К вечеру нам пришлось надеть москитные сетки, так как в это время на охоту вышли голодные комары, жужжа и гудя роями как вихрь на поле. Они безжалостно начали кусать нас, впиваясь в открытие участки наших тел с острыми хоботками. Они кусали даже сквозь толстые фуфайки, стремясь полакомиться бесплатной кровью бедных гастарбайтеров из Средней Азии. Кругом были болота, которые представляли собой благоприятную атмосферу для москитов и других семейств гнусных насекомых-кровопивцев. Лежать там, особенно в подвыпившем состоянии, было очень опасно. Эти мелкие на вид безобидные насекомые запросто могут убить пьяного человека, высосав из него всю кровь. Но мы, гастарбайтеры, не доноры и, кровь наша нужна самим. Сядем у костра, надев москитные сетки, и, как только отойдет духота в тайге заметно похолодает. Вот тогда туча крылатых вампиров резко исчезает.

Есть и другие опасности в тайге, такие как волки, медведи и грызуны. От волков, можно как-то спастись, забравшись, скажем, на высокое дерево. Но от медведя бежать бесполезно. Он забирается на дерево не хуже, чем опытный электромонтер, который залезает на электрический столб с помощью железных когтей, чтобы проверить перемычку проводов и заглянуть заодно во двор своей любовницы, чтобы узнать не уехал ли ее муж в командировку. Одним словом, нет спасения от разгневанного косолапого медведя. А мы, гастарбайтеры, умеем спастись от кого угодно, от медведя или голодной стаи полярных волков. Увидев медведя ночью, около нашего лагеря, мы начинали дружно шуметь, ударяя черпаком или кочергой по пустым громыхающим бидонам и вёдрам. Этот огромный зверь, несмотря на свой устрашающий размер, боится шума. Встанет на ноги во весь рост как человек, злобно зарычит и уходит обратно в дремучий лес, прям как на картине великого художника Шишкина.

Я как то лежу в висячем виде в спальном мешке как летучий мыш в темней пещере, луна самозабвенно светит над тайгой, звезды мерцают. И вдруг я уснул, недосчитав звезд даже до четыре тысячи восемьсот пятидесяти семи. Во сне иду я по какому-то базару, там огромная толпа, толкучка, шум и гам. Смотрю, в сторону барахолки бегут люди, окружая плотным кольцом одного типа, который рекламировал что-то громким голосом. Это был некий брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла. Он говорил быстро, словно опытный маклер на аукционе.

- Мальчика, значит, хотите приобрести, да? Ну, тогда вам сюда, господа! У нас широкий ассортимент товаров, как говорится, на любой вкус, то есть вот в этих клетках - мальчики, а в этих - девочки. Можете купить и заставить их работать на хлопковых плантациях рабом под свистящим длинным кнутом.Они в возрасте от одного года до десяти лет. Вы можете выбрать. Не беспокойтесь, они не украденные. У каждого из этих товаров есть соответствующие сертификаты, свидетельство о рождении и вот, как раз, их родители тоже стоят здесь. Они готовы вступить с вами в торг. Не забудьте, господа покупатели, что самых дешевых детей в мире вы найдете только у нас. Почти бесплатно! Таких продавцов, как эти родители, такого товара, как эти дети и такого и честного брокера, как я, вы нигде больше не встретите! Например, я бы предложил вам вот этого мальчика Камбалкардона. Он у нас очень умный и послушный... С этими словами брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла торжественно открыл дверцу клетки, чтобы выпустить ребенка наружу.

- Давай, выходи, Камбалкардон, за тобой пришли покупатели... - сказал он, помогая ребенку выйти из тесной клетки с помощью палки. Ребенок на четвереньках вышел из клетки. Брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла продолжал:

-Ну-ка, Камбалкардон, продемонстрируй нам быстренько свое искусство. Что ты умеешь делать? Может, прочитаешь нам стихи Александра Сергеевича Пушкина?

- Я умею считать до ста - ответил ребенок, хвастаясь, и начал бойко считать: - один, два, тги...

- Ну достаточно, достаточно, Камбалкардон, молодец... Вот видите, господа, какого вундеркинда вы собираетесь приобрести. А вы, уважаемые родители, назовите быстро цену! Сколько просите за вашего ребенка?!

Отец и мать ребенка называли цену.

- Ну вот, почти что бесплатно, давайте, гоните бабки быстрее, господа, покупатели, и забирайте мальчика! Не то родители Камбалкардона передумают - сказал брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла, судорожно пожимая руку одному из покупателей. Покупатели хотели было поторговаться, но тут бедный Камбалкардон, крепко обняв ногу своей матери, горько заплакал и начал умолять со слезами на глазах:

- Мама, папа, не пгодавайте меня, пожалуйста, я буду слушаться вас. Буду пгисматгивать за своим бгатиком и не буду ничего бгать из холодильника. С пготянутой гукой буду попгошайничать на автобусных остановках. Потом собганные мелочи буду пгиносить вам, все до последней копейки. Если вы пгодадите меня, то я буду скучать по вас и по моему бгатишке, и по нашей собаке Бобику. Я пгосто умгу от тоски. Я вас люблю папа, мама... Я никогда не буду пгосить вас купить мне могоженое - сказал он, глядя на родителей как на телеграфные столбы с надеждой, глазами полными слез.

Тем временем начался торг.

- Товарищ брокер, вы говорите ребенок почти бесплатный, а родители Камбалкардона называют такую цену, за которую можно купить сотню детей вместе с детским садиком. К тому же ребенок этот - косой и картавый. Пусть родители Камбалкардона сделают скидку на косые глаза ребенка и за картавость тоже - сказал один из покупателей, недовольно глядя на мальчика.

- Ну, господа покупатели. Какой он косой? Он просто боится вас. А что касается его картавости, то это признак гениальности. Многие знаменитые люди были кортавыми.Например Владимир Ленин.Тут такая низкая цена, а она вас не устаревает. На самом деле дети бесценны! Древние мудрецы так говорили! Я знаю многих богатых людей, которые за то, чтобы их жены забеременели и родили, готовы истратить все свои сбережения, золото и бриллианты, которые они хранят в швейцарских банках тоннами! Дети это... Тут брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматуллу перебил другой покупатель:

- Да, не надо, нам лекцию читать, господин брокер. Мы купим Камбалкардона за полцены. Если нет, то мы уйдем - сказал он решительно.

- Ну, теперь слово за вами, дорогие родители Камбалкардона. Не упустите исторический шанс. Между прочим, они назвали хорошую цену - обратился брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла к родителям Камбалкардона, пожимая руку отца ребенка.

- Ну, ладно уж, пусть забирают ребенка, мы согласны. Давай, Камбалкардон, иди к ним и не суетись. Тебе не придётся присматривать за братишкой. Потому что завтра мы его тоже продадим. Потом собаку. А из пустого холодильника тебе просто не придётся брать ничего потому что, даже если ты найдешь ключ от висячего замка и откроешь холодильник, ты в нём ничего съедобного не найдёшь, там ничего нет и, скорее всего, не будет в ближайшие годы. После того, как мы пропьем твоего братишку и твоего Бобика, будь спокоен, доберемся и до холодильника. То есть, его тоже продадим на барахолке. Ты, Камбалкардон, пойми нас правильно. Нам нужны деньги на выпивку, понимаешь? Мы без выпивки как космонавт без воздуха в открытом космосе, как рыба без воды. Только спиртное может расширить наши жилки в организмах, и мы успокоимся на время. А что касается тех денег, которые ты намериваешься собирать, попрошайничая на автобусных остановках, я скажу тебе по секрету, как бывший экономист, что это не реальный доход. Поверь мне, Камбалкардон. Тем более, той мелочи, которую ты будешь собирать неделями, не хватит не то, что на бутылку водки, но и даже на закуску. Кроме того, там есть милиционеры - рекетёры, которые крышуют местных попрошаек за определенную сумму денег. А еще там рыщут голодные налоговики, которые могут отобрать у тебя всю мелоч за то, что ты не платил государственные налоги. Так что, ступай, как говорится, с Богом и, не плачь как женщина, которую поколотил муж-алкаголик - сказал отец Камбалкардона.

Покупатели, вновь и вновь, пересчитывая мятые и грязные купюры, передавали их родителям Камбалкардона. Бедный Камбалкардон не хотел расставаться с родителями и, ухватившись за подол юбки мамы, он всё продолжал умолять о том, чтобы его не продавали. А отец и мама Камбалкардона жадно пересчитывали полученные за него деньги. Отец Камбалкардона даже проверял купюры, выставляя их на свет солнечных лучей и говорил:

- Вы не удивляйтесь, господа покупатели. Сейчас такое время, что никому нельзя доверять. Кругом ходят фальшивомонетчики с огромными чемоданами в руках, напичканными фальшивыми купюрами различных достоинств... Ну, вот, полюбуйтесь.., вы засунули в пачку рваную и отвратительную купюру, которую склеили скотчем. Поменяйте их на целые. А на эту купюру шариковыми ручками написаны нецензурные слова. А на обратной стороне? Ну вот... тоже написано что-то не разборчиво... Какие нехорошие слова! А тут даже нарисовали половой орган ишака... Какая гадость...Тфу мля! Поменяйте это тоже. Остальные купюры вроде нормальные - сказал отец Камбалкардона. Покупатели ребенка поменяли купюры и забрали живой товар вместе с клеткой, напоминающей чемодан сталинских времён. Камбалкардон бился и плакал, стараясь улизнуть от рук покупателей, но этого ему не удалось. Сильные и надежные руки крепко схватили его и, впихнув обратно в клетку, собрались уходить. Камбалкардон всё плакал, тряся железными прутьями клетки, как маленькая макака в зоопарке. Между тем, когда родители Камбалкардона пересчитывали полученные деньги от покупателей, те стали уходить. Брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла остановил покупателей и сказал:

- Господа, куда спешим? А моя доля? Гоните долю, которую я заработал честным трудом. Так нельзя. Ведь я должен сдать выручку в бухгалтерию нашего базара, а бухгалтер, в свою очередь, должен отчитаться перед высшем руководством о том, сколько сегодня умных и талантливых детей продано и на какую сумму.То есть у нас есть соответствующий годовой план, который мы должны выполнить, не смотря не на что. Иначе базарком выгонит нас в шею с работы. И что тогда? Как мне прокормить своих любимых детей? Я, между прочим, не хочу продавать своих детей здесь даже тогда, когда заставит меня нужда!

Покупатели, извинившись, отдали его брокерскую долю, и ушли из базара. Брокер абу Абдуллатиф ибн Рахматулла подошел к продавцам своего ребенка.

- Ну, родители проданного Камбалкардона, когда вы намериваетесь заплатить за мои брокерские услуги? - сказал он.

Родители бедного Камбалкардона тоже отдали его долю и ушли с довольной улыбкой на устах в сторону винно-водочного магазина.

Тут я проснулся в висячем спальном мешке. Но друзья мои, то есть гатарбайтеры из солнечной Средней Азии все еще спали крепким сном. Над моим висячим спальным мешком мерцали далекие звезды, и над бескрайней Тайгой бродила одинокая луна.

-Ну, Султан-ака! Слушая ваши рассказы, не знаю, смеяться мне или плакать. Какие смешные истории и ужасные сны! - восхищённо сказала Хуршида.

- Да -сказал Султан и продолжал. - Теперь извольте задать вам один деликатный вопрос, госпожа Хуршидаханум мадам де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манеже - скзал Султан и, не дожидаясь ответа, продолжал:

- Я, конечно, прошу прошения за то, что задаю вам иногда глупые вопросы, как неопытный следователь в следственном изоляторе. Это от того, что я вас люблю, и без вас я не могу жить не только на этом свете, но и даже в раю. Ну, посудите сами, если я начинаю тосковать по вас спустя несколько минут после того, как мы расстаёмся, как же я могу жить без вас в раю, где люди живут вечно? Я так вас люблю, что, когда увижу вас, я тут же замираю на миг словно стена, словно человек на фотографии. Ответьте мне честно и прямо -у вас парень есть или нет? Успокойте душу бедного механизатора, который безумно любит вас. Неужели вам трудно произнести два коротких слова - да или нет?

Выслушав Султана, Хуршида снова покраснела. Она старалась не смотреть в глаза Султана, который ждал ответа от нее на свой трудный пытливый вопрос. Наконец, Хуршида заговорила:

- Знаете, вы задаете мне очень трудные вопросы. Ну, что же, Султан-ака, раз вы настаиваете, то мне придется всё-таки ответить на этот вопрос. Только обещайте, что вы не обидетесь - сказала Хуршида, опустив глаза.

- Обещаю. Слово мужика - сказал Султан, приготовившись слушать.

- Даже не знаю как вам сказать...Ну, если коротко, то... да , то есть... у меня есть парень - призналась Хуршида. От этих слов Султан содрогнулся, побледнел лицом от чувства ревности и бессилия.

Да? - произнёс он с трудом, так как у него пересохло в горле. Хотя Султан был достаточно крепким и сильным парнем, но тут он присел от бессилия на большой тюк хлопка.

- Да - сказала Хуршида.

- А кто он? - спросил Султан.

-Я боюсь сказать. Он такой красивый, сильный, умный - Хуршида начала перечислять положительные стороны своего возлюбленного парня.

- Ну, что вы режете меня без ножа. Ну... в общем, ясно. Значит, есть все-таки у вас парень. Ну что же, жаль, конечно, что вышло так. Ладно прощайте тогда, я пожалуй уйду, чтобы не мешать вам. Огуа, госпожа Хуршидаханум мадмуазель де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манеже, огуа - сказал Султан и поднявшись, собрался уходит. Но тут ее удержала Хуршида и сказала.

- Это вы! То есть нету у меня парня, кроме вас, Султан-ака! - сказала Хуршида улыбаясь и покраснея.

-Да?! - спросил Султан тараща глаза.

- Да - тихо, почти с шепотом ответила Хуршида.

Султан от радости хотел было кричать на всё поле, что он самый счастливый человек в мире, но Хуршида закрыла ему рот ладонью своей нежной руки. Султан обнял свою возлюбленную девушку крепко и поцеловал ей в губы, в глаза, в шею...

- Ура! - сказал он, глядя в красивые глаза Хуршиды. А она всё улыбалась сквозь слезы.


eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Волны как дни приходят и уходят



Изумрудно -зеленые шелковистые волны,
Приходят и уходят обратно в море.
И покрасневшие глаза заката больно,
Похожи на твои заплаканные взоры.

Соленая как слезы морская вода,
Колыбели волн короблей качают.
Расстаются как мы и прощаются суда,
И крикливо друг друга встречают.

Они плачут, гудят и с ума сходят,
Разбудив тишину, развеивая сны.
Шелестящие волны приходят и уходят,
Как разлукой пропитанные дни.



20/04/2018.
9:35 утра.
Канада, онтерио.


Осенняя дорога


Сиротливо танцуют на дороге листья,
Их беспамятство никому не вредит.
Деревья возвращают золотом чистым,
Полученный зеленый кредит.

Как будто на закате пылают камыши,
Которые на берегу подожгли дети.
Листопад шепотом плачет в тиши,
О том, что рощи и леса раздеты.

Летят как из костра алые искры,
Сухие листья осенних лесов.
Их полет задумчивый, не быстрый,
А калитка твоя закрыта на засов.


19/04/2018.
6:09 вечера.
Канада, Онтерио.



Человек в тумане



Я живу один в гостинице, "Туманный",
В огромном номере пустом.
Сплю на облачном мягком диване,
В домашнем тихом тумане густом.

Туман любит по вершинам ползти,
Как человек счастливый и богатый.
На вершинах белые снежные холсты,
Варенье из малины варят закаты.

Мое ремесло и промысел -слово,
Никогда с вершины не спущусь к вам.
Даже тогда, когда от раскатистого грома,
Вершины трещат по швам!

В этом тумане тишина снежная,
Здесь моя Родина, мой край далекий.
Пусть не рассеивается эта безбрежная,
Космическая туманность во веки!



19/03/2014.
11/02 ночи.
г.Бремптон, Канада.

 


Грусть



Ветер опавшие листья кружит,
Свистит, увядшую траву теребя.
Клены с удивлением глядят в лужи,
С трудом узнавая себя.

Их пожелтевшие рукописи листая,
Осень неустанно ворошить.
Вдали скворцов обезумевшая стая,
Как ветром снесенный парашют.

Под ногами сухих листьев хруст,
Ты выйдешь во двор за дровами.
И смотришь долго с грустью,
На улетающие гусиные караваны.



18/04/2018.
6:05 вечера.
Канада, Онтерио.


Над лугом клубятся ленивые туманы



Мне не нужно идти далеко, господа,
Чудеса рядом, в осенних лесах.
В речке покоется задумчивая вода,
Здесь даже листья умеют плесать.

Осень дождями плачет и рыдает,
В желтый платок, дырявый и рваный.
Журавлиная стая крикливо улетает,
Над лугом клубятся ленивые туманы.

Там пасутся, колокольчиками звеня,
Дружно и мирно безобидные коровы.
Так печально гудя не зовите вы меня,
В дождливой реке далекие паромы!



16/04/2018.
4:44 дня.
Канада, Онтерио.


Опадают листья как грустные слова



Бродит по рощам золотая чума,
Какой кризис, Боже, о какой крах!
Разносили ветры, сходя с ума,
Одуванчика в пух и прах.

В волшебном костре без дыма горя,
День за днем редеет ясень.
Ветрами багровый календарь октября,
Разорвала в клочья осень.

Опадают листья как грустные слова,
Которые осень выучила наизусть.
Плачет и дрожит придорожная трава,
Парк туманный и пуст.

Траву не отличишь от шерсти лисиц,
Облетают дубравы рощи и леса.
Смотрит на стаи улетающих птиц,
Осень хитрая рыжая лиса.



16/04/2018.
9:22 утра.
Канада, Онтерио.


Любовь



Там берег для тебя плетет венок,
В зеркальной дельте из кувшинок и лилий.
Ушли дни, которые удержать я не смог.
Они как паромы по реке уплыли.

Снова, в сумраке через цветущие луга,
Одиноко к дельте реки я иду.
За полями костер гигантский угас,
Пылающий закат, я имею в виду.

Поднимаешься тихо, словно во сне,
Над горизонтом без ступени лесниц.
О лысая луна, ты нравишься мне,
Даже без брови и ресниц!



14/04/2018.
1:10 дня.
Канада, Онтерио.

 


Ветер гуляет на улице пустой



Разноцветные пазлы разбрасывала осень,
Чтобы дворник не смог их сложить.
А голым деревьям холодно очень,
Увядшая трава на ветру дрожит.

День тоже какой то сиротливый, серый,
Прохожие молча как призраки идут.
Перелетные птицы давно улетели,
Деревья зимы с ужасом ждут.

Оставаясь совершенно голыми сами,
Они укрыли траву опавшей листвой.
Задумчивый пейзаж за оконной рамой,
Ветер гуляет на улице пустой.



14/04/2018.
10:51 дня.
Канада, Онтерио.

 

 

 
Еще статьи...