Поиск

Холдор  Вулкан

34  глава  из  романа  "Юлгун"

Митинг  в  Таппикасоде

 

 

Итак, урожай  на  рисовом  поле  Гурракалонов погиб. Дело усугубилось ещё и тем, заказов на ремонт обуви стало меньше. То ли   клиенты  разбогатели  и  купили  себе  по  десять  пар  дорогой обуви,  то ли,  наоборот,  решили  ходить летом   босиком.
Накануне  произошел  самый  странный  случай  в  истории  Таппикасода. И вот какой. Утром  Гурракалон  с  Фаридой  чуть  с ума не сошли от  удивления,  увидев  рядом  шкаф-квартиры  Далаказана  еще  один  такой же  шкаф,  но  размером  поменьше. Их  удивил  не  сам  шкаф, а  его хозяйка. Она  плясала  со  своим  шкафом  на  спине,  под   музыку  тановор  и  кричала  вместе  с  Далаказаном, который  тоже  танцевал  с  огромным шкафом  на  спине:
- Жить-жить- житталалалу- лалула! - Жить-жить- житталалалу- лалула!
Наблюдая  за   ритуальными  танцами  соседей,  Гурракалон  с  Фаридой  глядели  друг  на  друга  и  улыбались. Потом  с  любопытством подошли  к  ним,  чтобы  познакомится  с  новой  соседкой.
- Ассаламу алейкум, дорогие  соседи! - сказал  Гурракалон,  приветствуя  их.
-Ва  алейкум ассалам,  Гурракалон-ака! Ну,  вот,  познакомьтесь - это моя  знакомая Майрамхон  бинти  Битбылдик  из города пожаловала. Госпожа  Майрамхон  бинти  Битбылдик,  тоже,  как  я, обитает  в  шкафу,  - сказал  Далаказан,  указывая  на  женщину  с  пышными  волосами,  с  большими  и  круглыми,  как  у  Долгопята, глазами, с  большими  ладонями  размером  с  лопату   и  кривыми  ногами,  большие  пальцы  которых  торчали  из  рваных  зимних  ботинок.
- Познакомься,  дорогая  моя,  это  мой  сосед Гурракалон-ака, а это  его  жена  Фарида  Гуппичопоновна - добавил  Далаказан.
- Очень  приятно - сказала  знакомая  Далаказана  госпожа  Майрамхон бинти  Битбылдик.

- Мне  тоже - сказал  Гурракалон.
- И  мне  также - сказала  Фарида.
- Майрамхона  бинти  Битбылдик много  раз  пыталась  приехать  сюда,  но  ей  не  пускали  в  автобус,  говоря,  что  шкаф  её  не  влезет  в  автобус, так как не  подходит  по своим габаритам, то  есть  её  шкаф-квартира  не  соответствует  государственным  стандартам. Поэтому  она  добиралась  до меня   пешком,  передвигаясь по холмам и по  равнинам со шкафом  на  спине. Теперь  мы  намерены  соединить  наши  шкафы  и  жить  вместе,  пока  нас  не  разлучит  смерть - пояснил  Далаказан.
- Да, соединив  наши  шкаф-квартиры,  мы  хотим  установить   дверь,  как в тамбуре поезда,  чтобы  можно  было  переходить из  шкафа в  шкаф как переходят пассажиры из вагона в вагон или   как  космонавты   переходят  из отсека в отсек  при  стыковке  космических  кораблей - прибавила  госпожа  Майрамхон  бинти  Битбылдик.
- А что,  это неплохая  идея. Только  я бы вам вот что посоветовал:  вам нужно соединить свои шкафы резиновой гармошкой, как в длинном автобусе «Икарус», чтобы на поворотах эти самые ваши шкафы  поворачивались  гибко,  эластично  и  свободно. Ведь вам придётся не просто стометровку пробегать, а совершать марафон по  улицам  Таппикасода
- Вот  видишь,  дорогая,  тут  и    подтвердились  мои  слова! Я  же  тебе  говорил, что мой  сосед  очень  умный  человек - обрадовался Далаказан  и  крикнул:
- Жить-жить- житталалалу- лалула!
- Не  то  слово,  милый мой. Твой  сосед - гениальный  человек  современности! Гигант  мысли! Титан! Да, мы  должны  соединить  наши  шкафы  с  помощью  гармошки,  как у  трамваев  и  троллейбусов, которые  на  поворотах  звучат,  словно  одинокая  гармонь,  которая бродит  где-то  за  рекой,  когда  сияет  луна, и на небе светятся, словно  алмазы царя Соломона, крупные звезды! Спасибо вам за  романтический  совет,  Гурраклоун-ака! - сказала  госпожа  Майрамхон  бинти  Битбылдик. И  радостно  крикнула:
- Жить-жить- житталалалу- лалула!  Жить-жить- житталалалу- лалула!
- Да-а-а,  я  вижу,  что  вы,  так  же  как  и  мы, -  счастливая  пара. Только не  пойму  одного. Как  же  вы  нашли  друг друга?  Встретились  на  симпозиуме  или  на  курорте  у  Чёрного  моря,  где-нибудь  там,  в  Алуште  или  в  Пицунде, сидя  рядом  на  шезлонге  на берегу моря,   задумчиво  глядя  на  закат? - заинтересовался  Гурракалон.
- Нет,  Гурракалон- ака, мы  с  Майрамхоном  бинти  Битбылдик  познакомились  в  фейсбуке, то  есть  в  Интернете. Вы  же  знаете,  что  мой  компьютер "эйч пи"  последнего  поколения  подключен к Интернету.  А  у  моей  возлюбленной есть  американский  ноутбук  "лэп  топ", который нарисован    на  стене  её  шкафа. Мы  в  основном  общались  по  фейсбуку,  и по  электронной  почте,  а иногда  по  чату  или  скайпу. Она  писала  свои  письма  на  мой  электронный  адрес: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript Электронный  адрес Майрамхона  бинти  Битбылдик: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript     Мы  переписывались  с  ней  иногда  всю   ночь  напролет. Она  писала  мне  такие  интимные  письма,  что  мне  часто  приходилось  менять   трусы  и  брюки  и  умываться в  реке  под  яркой  луной,  словно  человек,  который  пользовался  услугами вертуального  иртернет  притона "секс  по  телефону". Я  сохранил  её    интимные    письма  в  файлах,  разместив их в отдельной папке. Это - как досье,  для  истории. Однажды  она  прислала  мне  свою  фотографию,  и  я  отправил  ей  прикольное  письмо.  Вот что я  писал  тогда:
«Добрый вечер,  дорогая  моя Майрамхон  бинти  Битбылдик ! Увидев   твою  фотографию, я подумал,  что  на твою  голову  кто-то  нечаянно  вылил  кефир  или  йогурт. Потом  понял,  что это твои  волосы поседели. Но, ничего,  не  расстраивайся,   милая. Наоборот, радуйся,  что  не  облысела  как  осенний  одуванчик,  у  которого  злой  ветер сорвал  пышную  прическу.
С  вертуальным  поцелуем, 
твой Далаказан Оса  ибн  Коса»

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор  Вулкан

 

 

 

33  глава  из  романа  "Юлгун"

 

 

 

Наказание  за  клевету

 

 

 

По  улицам,  освещенным  луной, гулял легкий  ветерок. Бармен  по  кличке  Тилло, по  имени  Махамадилло,  с  силой  вышвырнул  на  улицу  последнего  своего  клиента,  который  сильно  охмелел и  начал  ругатся. Он закрыл  на  несколько  висячих  замков зарешёченные  двери своего  кабака, в котором он  все годы  независимости  страны  бойко торговал пивом,  водкой, коньяком,  а  также  копчёной  рыбой и  салом. Закрыв  свой  кабак,  он  стал  на  колени  и  шепотом  произнёс  молитву,   обращаясь к  Богу:

-О,  Аллах! Сохрани  мой  кабак  от  грабителей,  от  злодеев-поджигателей, от  дурных  глаз,  от  налоговиков,  от  правазащитников, от  "журналист"ов  и  «писателей»,  амин!

Он провёл ладонями  по  лицу  и  подул на замки с цепями,  говоря спасительные   слова "Куф! Суф!".

Потом  он  встал  с  колен  и  пошел  домой  с  небольшой  сумкой,  напичканной  деньгами. Над  Хаджикишлаком  всё  так же светила  одинокая  и  тихая  луна, мерцали  звезды.

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

32 глава из романа "Юлгун"

Ливень






Утром, выйдя во двор, Гурракалон увидел Далаказана, который около своего шкафа бил камнем алюминиевую миску, сплющивая и превращая её в плоский диск.

- Бог в помощь, сосед, что ты делаешь, если, конечно, не секрет?! - спросил Гурракалон.

- Да вот, строю параболическую антенну! А то мой телик не улавливает всех телевизионных передач нашей страны! - пояснил Далаказан.

- Аа-а-а, понятно. Это, наверное, от того, что у нашего государства нет своего спутника на орбите, который передаёт сигналы через космические реле-передатчики на наши антенны!

- Да?! А почему нет у нас спутника, когда в соседних государствах их по нескольку?! Говорят, что наша страна - самое великое государство в мире по росту внутреннего валового продукта, а тут такое! - удивился Далаказан, прекратив на миг бить алюминиевую миску камнем.

- Не знаю, дорогой сосед! Я не вмешиваюсь в политику! Мы - маленькие люди! - сказал Гурракалон, с опаской оглядываясь вокруг.

Далаказан продолжал бить миску камнем, словно первобытный человек, который делает орудие охоты из камня, прикрепляя его с помощью коры дерева к деревянному черенку. Когда параболическая антенна из алюминиевой миски была готова, Далаказан приставил к шкафу лестницу и полез на него. Установив самодельную антенну на шкафу, он подсоединил провода и спустился обратно вниз по лестнице. Потом зашел в шкаф-квартиру, но через минуту вышел из неё и снова полез на крышу.

- Ну, что, сосед, теперь твой телик показывает намного лучше?! - спросил Гурракалон, умываясь под самодельным умывальником и чистя зубы.

- Нет, почему-то не показывает. А я во что бы то ни стало должен посмотреть программу Игоря Кваши "Жди меня". Кто знает, может меня тоже где-то, кто-то ищет. Они ищут меня, ищут, потом господин Игорь Кваша с Машой Шукшиной скажут, мол, просим прощения, товарищи, но мы не смогли найти Далаказана Осу ибн Косу! Что тогда? Нехорошо ведь пропадать без вести, правильно?! Что Вы думаете по этому поводу, Гурракалон-ака?! Пожалуйста, выскажите своё мнение вкратце - сказал Далаказан.

- Да ты, сосед, сильно не переживай! Слава Богу, у нас в махалинских комитетах есть пасбаны (доносчики), есть также родная милиция, на худой конец. Если нужно, они тебя найдут, хоть из-под земли и без программы "Жди меня" Игорья Кваши и Маши Шукшиной. То есть, ты не пропадешь! - сказал Гурракалон с зубной щеткой во рту.

Тут, как в пословице узбеков "Борини гапирсанг, кулоги коринади" "Заговоришь о волке - тут же покажутся его уши", появились двое в синих спецовках, в пластмассовых касках и с папками подмышками. На них были резиновые сапоги и надетые на руки резиновые перчатки. На поясах у них были подтянутые ремни с цепями, как у альпинистов, и когтями на ногах, с помощью которых электрики лазят по столбам. Когда Далаказан спустился вниз, они показали ему свои удостоверения и один из них сказал:

- Мы - инспекторы из райэлектросети. Нам стало известно, что Вы незаконно пользуетесь электричеством. Не помешало бы взглянуть на Ваш счетчик, гражданин Далаказан Оса ибн Коса.

- Что вы говорите, господин инспектор?! Я - честный и добропорядочный гражданин своей страны! Как же я могу воровать электричество у родного государства?! Пожалуйста, можете взглянуть на мой счетчик, если не верите моим словам - сказал Далаказан.

- Ага, знаем мы вас, добропорядочных людей! Живете, блин, словно цари в шкаф-особняке с огромными алюминиевыми локатороми на крыше и ни копейки не платите за электричество! Вот из-за таких жуликов, как вы, опустела казна нашей страны, и поэтому у нас до сих пор нет своего собственного спутника на орбите! Это вы и ваши друзья, которые живут в шкафах, виноваты во всем этом! А ну-ка, покажите нам счетчик! Не то мы взломаем двери вашей загородной виллы! - пригрозил инспектор. Далаказан открыл дверь, и они ворвались в его шкаф- квартиру. Через несколько минут Далаказан начал кричать, зазывая на помощь Гурракалона, который протирал свое лицо полотенцем.

- Помогите! Гурракалон-а-каа-аа! Жить-жить- житталалалу- лалула! - Жить-жить- житталалалу- лалула!На помоо-о-оощь! - орал он.

Гурракалон встревожился и побежал вручать своего соседа, который попал в беду. Когда он зашел в шкаф, Далаказан спорил с инспекторами из райэлектросети.

- Гурракалон-ака, вот Вы, живой свидетель! У меня счетчик показывал ноль. Дело в том, что я сам собственноручно написал карандашом на экране датчика цифру ноль. А этот государственный служащий указал на портрет нашего мудрого демократора страны и спросил, кто мол, этот кретин. Я говорю, ё мое, это же наш многоуважаемый и великий лжедемократор страны! И когда я оглянулся в сторону портрета, этот негодяй к цифре ноль, который показывал мой честный счетчик, прибавил спереди цифру один, а сзади пять нулей! - сказал Далаказан, указывая на счетчик, который он сам нарисовал на стене своего шкафа-квартиры.

- Да ты еще и клеветник, миллиардер поганый! Ты, урод, мало что самовольно установил счетчик на своем роскошном замке, но еще и провода к нему подсоединил без фарфоровых изоляторов! То есть без соблюдения техники безопасности! Если вспыхнет пожар или током убьет кого-нибудь, например, наших электриков, которые придут проверять твои долги перед государством за электроэнергию, кто за это ответит?! - возмущённо кричал на Далаказана рассерженный инспектор из райэлектросети.

- Но, но, полегче, господин инспектор, Вы вместо того, чтобы читать мне мораль, повысили бы уровень своих политических знаний. Вы не узнали даже нашего многоуважаемого лжедемократора страны, и еще учите меня, как учит не очень умный ученик умного ученого! - сказал Далаказан.

Когда инспектора оглянулись в сторону портрета, он с ловкостью рук фокусника быстро нарисовал пару фарфоровых изоляторов на стене своего шкафа квартиры. Но инспектора не хотели сдаваться и один из них сказал:

- Между прочим, такой открытый монтаж проводов давно устарел. Сейчас провода монтируется в закрытом виде под штукатурку, а у тебя, вон как смонтировано! Провода буквально висят, как лианы в джунглях амазонки!Как лагман - вермишель, ей богу. Всё! Мы напишем сейчас протокол, и ты заплатишь не только огромный долг за электричество перед родиной, но и штраф в большом размере! - сказал другой инспектор из райэлектросети.

Услышав эти слова, Далаказан остолбенел. Потом закричал:

- Жить-жить- житталалалу- лалула! - Жить-жить- житталалалу- лалула!

Тут брык - и Гурракалон проснулся.

В это время на улице шел сильный дождь, гремел гром, сверкали молнии, а за окном под ливневым дождем танцевал Далаказан со своим шкафом на спине.

- Жить-жить- житталалалу- лалула! - Жить-жить- житталалалу- лалула!- каричал он и дико смеялся.

Хотя часы показывали 11 часов дня, от черных туч, которые покрыли небо, день был мрачным. Обычно, когда идет дождь, человек крепко засыпает. Вот и семья Гурракалонов тоже проспала. Их разбудили раскаты грома, которые гремели, сотрясая землю и небо.

- Ох, если дождь будет лить такими темпами, то река может выйти из русла и смыть дамбу - забеспокоился Гурракалон. И продолжал:

- Дорогая, ты присмотри за детьми, а я пойду на берег и постараюсь соорудить с помощью кетменя хотя бы небольшую дамбу у нашей шолипои, чтобы хлынувшие волны не смыли её. Ведь пропадёт наш труд - сказал он, надевая брезентовую штормовку с капюшоном и беря лопату с кетменём.

- Может не надо, милый. То есть, может быть, дождь перестанет - сказала Фарида, переживая за Гурракалона.

- Нет, дорогая, я должен идти спасать урожай. Если не вернусь домой живым, будьте мною довольны, и не поминайте лихом - сказал Гурракалон

Попрощавшись с членами семьи, он исчез в ливне дождя, который лил как из ведра. Идя по дороге под ливнем, он увидел муллу Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун Садык ибн Абдельрахмана, который ехал на осле. Осёл двигался мелкими шажками по проселочной дороге.

-Ассаламу алейкум, господин мулла Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахман! - приветствовал Гурракалон достопочтенного муллу, чтобы он не проклял его за неуважение к старшим.

-Ва алейкум ассалам, ботам мулла Гурракалон - ответил мулла Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахман, весь мокрый, с чалмой на голове. Гурракалон продолжал идти к берегу, ориентируясь по знакомым ему деревьям. Гремел гром, словно кто-то катил пустую железную бочку над куполом неба. Сверкали молнии, освещая шелковый занавес дождя, и при свете этих молний лицо Гурракалона сверкало как маска из золота. Далаказан всё танцевал под музыку дождя со шкафом на спине, словно огромная черепаха с деревянным панцирем. Тут Гурракалон почувствовал, что кто-то идет за ним, и когда он обернулся, то в метрах полтора от себя увидел Ильмурада.

- Ты, чего, сынок, идешь за мной?! А ну-ка сейчас же вернись домой! - сказал Гурракалон.

- Нет, я тоже пойду! Я помогу Вам строить дамбу! - сказал Ильмурад упрямо громким голосом. Они громко разговаривали, словно рыбаки в шумном море, где бушует шторм, качая лодки рыбаков как щепки.

- Эх, вы непослушные дети! Ну, ладно, только будь осторожен при спуске на берег! Там дорога скользкая!- предупредил приемного сына Гурракалон.

- Хорошо! - согласился с отчимом Ильмурад.

Пока они шли под грозой и дождем, дорога превратилась в мелкую речку, и шагать по ней стала труднее. Наконец они добрались до шолипои и начали строить дамбу. В это время с высокого ущелья с шумом водопада начала литься мутная вода. Гурракалон с Ильмурадом строили дамбу именно для того, чтобы изменить русло этих вод, которые стекали с высоких ущелий. Вдруг Ильмурад закричал:

- Смотрите, сель смыла дамбу!

- О, Господи, только не это! - сказал Гурракалон, глядя на хлынувшие волны. - Пошли быстрей отсюда, сынок! Беги к оврагам! - крикнул он в панике.

Спотыкаясь и скользя по грязи, они побежали в сторону оврагов, чтобы спастись от наводнения. Наконец, им удалось забираться на крышу стана, возле которого росли дикие тополя, огромные старые ивы и лохи. Сидя на крыше стана, отчим с приемным сыном наблюдали, как надвигаются мутные волны цвета какао. В этот момент они услышали голос человека, который зазывал на помощь. По голосу Гурракалон сразу узнал его. Этим человеком оказался мулла Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахман, который держался за бревно и кричал. Он был без головного убора, видимо, его чалму сорвала волна. Гурракалон не мог спокойно смотреть на эту трагедию. Прыгнув в воду, он поплыл в сторону муллы Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахмана, чтобы помочь ему. Но очередная нахлынувшая волна унесла муллу Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахмана. Гурракалон долго плыл, зовя шейха, но в водовороте потерял его из виду. Только когда перестал дождь, Гурракалаон с Ильмурадом обнаружали опухший труп осла муллы Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахмана, который торчал в воде вверх ногами, будто кто-то надул его с помощью насоса.

После обеда начался отлив, и волны ушли в прежнее русло, погубив рисовые поля. Чайки стаями летали над водой и весело кричали.

- Пап, смотри! Большая рыба в нашей шолипое! - крикнул неожиданно Ильмурад.

- Да, да, вижу сынок! - сказал с волнением Гурракалон, и они оба, шлепая по воде, поспешили в сторону шолипои, где трепыхалась, показывая свой горб, большая, длиной почти в метр, рыба. Отчим с приемным сыном бросились к ней, и пока они ловили и усмиряли ее, их лица и вся одежда покрылись грязью. В конце концов, они вытащили большую рыбу на сушу. Она лежала, трепыхаясь и сверкая своей крупной чешуёй золотистого цвета с бронзовым отливом. Хвост у этой метровой рыбы был красного света. Но она не смогла радовать Гурракалона с Ильмурадом, так как они потеряли бедного муллу Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахмана.

- Жалко бедного муллу Абу Абдулатиф Алаутдин Ибрагим шейх Салахуддун ибн Абдельрахмана - с грустью сказал Гурракалон.

Они взяли рыбу и пошли домой, осторожно шагая по скользкой, мокрой от дождя тропе. Когда они поднялись наверх, в небе появилась огромная радуга, и на умытых ветвях деревьев защебетали птицы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Холдор Вулкан

31 глава из романа "Юлгун"

 

 

Бой без правил в рисовом поле

 

 

 

Наконец поле Гурракалонов было готово к посеву риса. Фарида с  Гурракалоном  оставив Мекоила  с  Зулейха  Ильмураду,  пошли по тропе к берегу, где их шалипоя серебрилась своей прозрачной водой и издалека казалась чистым зеркалом квадратной формы. День был солнечным. В бескрайном синем небе не было ни облачка. Гурракалон шел впереди с мешком на плечах, напичканным семенами риса. Вдоль тропы, по которой он шёл, тянулась полоса пышной зеленой травы, на которой сверкали, словно огни, алые маки. Мешок был довольно тяжелым и мокрым, так как влажные рисовые семена в нем уже дали остроконечные, бледно-зеленые ростки, которые уже распустили слабые корни и были готовы к посеву. Фарида шла с ведром в руках, которое скрипело, издавая печальный звук, похожий на крик гусей, летящих в осеннем небе над хлопковым окутанным туманом полем, на котором работал одинокий бульдозер "Алтай" тракториста Газинияза. Над полем гулял легкий ветерок, колыхая заросли юлгунов (юлгуны - степные можжевельники), порхали бабочки и стрекотали стрекозы. Над глубокими оврагами, на ветвях дикорастущих ив и тополей пели птицы. Издалека доносился тоскливый голос удода.
Когда Фарида с Гурракалоном подошли к берегу, они услышали хор квакающих лягушек и кряканье уток, которые доносились из тростника. Чувствовался запах водорослей. В прозрачной воде шолипои, как в зеркале, они видели своё отражение.
Гурракалон осторожно поставил мешок с семенами риса на небольшую горку щебня, на котором рос большой куст койтикана (бараньего чертополоха), у которого зеленые колючие коробочки были похожи на ежа, размером с горошину. Эти колючки к осени становились коричневыми и крупными, и своими острыми кручеными колючками прилипали к одежде человека, особенно к брючинам, и к хвостам коров и лошадей. Эти койтиканы особенно нелегко оторвать, если они вцепятся в шерсть овцы.
Открыв мешок, Гурракалон высыпал часть семян риса в ведро, которое подставила Фарида, и с ведром в руках босиком вошёл в прозрачную теплую воду. Взяв охапку семян, он начал рассыпать их, размахивая рукой плавными движениями. Семена рассыпались по рисовому полю, смешиваясь в тишине с шепотом дождя. Падая в воду, они оседали в мягкий грунт под тяжестью прозрачной воды.
Помогая мужу, Фарида наблюдала за его движениями и радовалась. Закончив работу, они сели на пригорок щебня, на котором рос большой куст койтикана, и, довольные своим трудом, стали любоваться рисовым полем с зеркально прозрачной водой, где, словно под стеклом виднелись только что разбросанные семена риса.
- Скажи, дорогой, почему ты при нашей первой встрече купил у меня рис? Ведь ты, как я вижу, - профессиональный рисовод, и у тебя тогда не было нужды в рисе - поинтересовалась Фарида.
- Вот в том то и соль, милая. Я тогда сидел и работал в своем вагончике, ремонтируя обувь, и по утрам слышал твой голос. Однажды я увидел тебя из окна мастерской и... влюбился с первого взгляда. С тех пор я каждый день стал ждать твоего прихода. Как я видел тебя, то я сразу столбенел, и сердце мое замирало. Я начал искать повод, чтобы встретится с тобой и увидеть тебя с близкого расстояния, желая утолить духовную жажду. Вот так мы с тобой и встретились тогда. Рис связал наши души, любимая! После этого я ещё больше полюбил рис и своё рисовое поле. Я счастлив!
- Я тоже - сказала Фарида.
- Ну вот, теперь нужно следить, чтобы в шолипое всегда было свежая вода - сказал Гурракалон. - Если в нем не окажется воды, то воробьи, налетая стаями, уничтожат семена. В прошлом году мой сосед по шолипое Арратопанов Калтакапан ночью выкопал канавку с той стороны моей шолипои, и вся вода ушла в сброс. Этот алкаш ненавидел меня из-за своей жены, которая ушла от него. Дело в том, что однажды его жена пришла ко мне домой, то есть сюда, где я жил один. Я думал, она принесла обувь на ремонт. Потом выяснилась, что жена алкоголика Арратопанова Калтакапана пришла сказать мне, что она безумно любит меня. Я,   конечно, растерялся, но, успокоившись, сказал, что мол, пардон, барышня, мне очень жаль, но я не люблю Вас. Она, конечно, горько заплакала и ушла ужасно растроенная. Потом она бросила  Арратопанова Калтакапана и уехала в город. После этого Арратопанов Калтакапан с горя  спился. Короче говоря,  он в ту ночь  выкопал канавку с той стороны моей шолипои, и вся вода ушла в сброс. К утру на высохшее поле прилетала огромная стая воробьёв и вылущила, как семечки, все семена, которые оказались на поверхности грунта, без воды. Когда я пришел, стая воробьёв с шумом поднялась в воздух как туча и улетела, сказав мне на своем птичьем языке "спасибо" за вкусный завтрак. В отчаянии я кидал в них камни и чуть не плакал. Мне пришлось заново засеять поле, и поэтому я намного опоздал с посевом. Когда я поздней осенью пришёл на поле с косой, чтобы собрать урожай, погода резко ухудшалась. Выпал снег. Урожай погиб под толстым покровом снега. Бывает и такое, моя любимая.
- А откуда ты знаешь, что шолипою высушил именно алкоголик Арратопанов Калтакапан? - сказала Фарида. Может это был другой человек?
- Ты права, дорогая, - сказал Гурракалон - как говорится, не пойманный - не вор. Но у меня было подозрение на Арратопанова Калтакапана, который по природе очень вредный и завистливый человек. Я уверен, кроме него никто не поступил бы так подло. Ну, как говорится, человек, который обжёгся на горячем молоке, будет осторожно пить даже холодный кефир. Так что мы с тобой теперь должны зорко охранять шолипою до момента, пока семена, пустив корни, не начнут прорастать. Иначе, нам придётся засеивать поле заново.
- Ты прав - сказала Фарида.
И они пошли домой.
Поднявшись наверх, они остановились на краю поля, слушая, как поют жаворонки, легко порхая в воздухе. Услышав песню жаворонков, они заулыбались, глядя друг на друга. Им послышался также голос Далаказана, который весело бегал по лужайке и кричал:
- Жить - жиииить - житталалалу - лалула! Жиииить - жить - житталалалу - лалула!
За Далаказаном бежал Ильмурад, у которого уже выздоровели ноги. А крикун бегал со своим шкафом на спине, распахнув руки, словно крылья авиалайнера, и не переставал:
- Жить - жиииить - житталалалу - лалула! Жиииить - жить - житталалалу - лалула!
В окне шкафа-квартиры Далаказана Фарида увидела Мекоила и Зулейху .
- Мамочка, папа! Дядя Далаказан катает нас в своем шкафу! - кричали они, весело смеясь. Услышав слово "папа",  Гурракалон с Фаридой на миг остолбенели от удивления. Фарида даже заплакала, глядя на Гурракалона.
- Дорогая, почему плачешь? Мы, наоборот, должны радоваться тому, что дети уважают меня! - сказал Гурракалон, махая рукой детям.
- Я плачу от счастья, любимый - сказала Фарида.
Наконец, Далаказан остановился и произнес громким голосом:
- Дорогие пассажиры! Наш лайнер приземлился в международном аэропорту "Таппикасод"! Так как у нас отсутствует трап, просим всех спрыгнуть на землю! Потом он нажал на рычаг, который был под рукой, и дверь шкафа наземного круизного лайнера открылась. Спрыгнув из шкафа, дети подбежали к Фариде, и они вместе пошли домой.
Когда человек живет счастливо, то он не замечает, как быстро проходят дни. Вот так и Фарида не заметила, как прошёл день, и быстро повечерело.
Когда Фарида с Гурракалоном пошли сторожить шолипою, оставив под присмотр Мекоила с Зулейхой Ильмураду, над сонными оврагами и полями взошла луна. Вдалеке слышался лай собак. Сначала они шли по тропинке, потом по узкому краю шолипои, передвигаясь, словно канатоходцы, по натянутым канату, без шеста, отбиваясь от москитов. Луна и звезды отражались на воде шолипаи, которую бороздил ветерок. Квакали лягушки. Гурракалон шел с фонарем в руке, а Фарида с одеялом подмышкой. Они пришли к берегу, где плескалась вода. Дугообразные волны, серебрящиеся при свете луны, лизали песчаный берег и, словно золотоискатели, промывали звезды, скопившиеся на белой фарфоровой тарелке луны. В реке, сверкая серебряными чешуями, резвились небольшие рыбки, выпрыгивая из воды и ныряя, словно дельфины в океане.
Гурракалон сел на одеяло, которое постелила Фарида, поставил на песок зажженный фонарь и притянул к себе супругу. Они начали страстно целоваться, крепко обнимаясь и пьянея от наслаждения и прогоняя хлопками надоедливых комаров. Своими сильным руками Гурракалон прижимал к себе Фариду до хруста костей. Потом они скинули с себя одежду и начали заниматься любовью, не обращая внимания даже на укусы комаров. Гурракалон подмял под себя Фариду, и она сладко стонала, лежа под Гурракалоном с поднятыми вверх ногами, которые при лунном свете блестели, переливаясь цветом слоновой кости. В тишине раздавался стук их ритмично бьющихся тел и чмокание страстных поцелуев.
- Ох, ещё, ещё! - прошептала Фарида, ухватившись за ягодицы Гурракалона и с силой притянув его к себе. От напряжения у неё вздулись шейные артерии
- Ассали-и-им! Я люблю тебя! Ты - моя прекрасная роза! Я буду наслаждаться твоим телом до самого утра! - шептал Гурракалон, лаская губами её упругие груди, покусывая их и продолжая движения, оскалив зубы как волк, который терзает свою жертву.
Они долго занимались любовью под открытым звездным небом. Наконец, они остановились. Теперь они лежали в сладкой истоме с переплетёнными ногами и обнявшись. Их разбросанная одежда эротично лежала на песке.
- Какое счастье - сказал Гурракалон, вновь и вновь целуя Фариду в мягкие губы и глядя ей в глаза, прихлопывя при этом комаров, которые кусали его.
- Да - сказала Фарида, тоже отгоняя москитов, лежа с раскинутыми руками и распущенными волосами. Потом они голыми купались в неглубоком месте реки, обнимаясь и страстно целуясь. Тела их сплелись, и они снова занялись любовью в воде. После долгих движений они остановились под ярко светящей луной и начали нырять в воду вместе и плавать. Они весело смеялись и их сплетённые тела были похожи на существо с двумя головами и четырьмя руками и ногами.
После купания они оделись и сели, обнявшись у светящего фонаря, отбиваясь от комаров. Вокруг фонаря, радуя глаза супруг, летали мотыльки и коричневые жучки.
Вдруг Фарида увидела вдалеке человека, который шел по спуску.
- Смотри, милый, человек спускается на берег по тропе - сказала она.
- Аха, вижу, вижу, дорогая - сказал Гурракалон, быстро потушив фонарь, чтобы не засветиться.
Они тихо наблюдали за передвижением человека, который спускался на берег. Когда он подошел поближе, Гурракалон узнал его.
- Ах, он, сволочь! Это же алкоголик Арратопанов Калтакапан! Я так и знал! - зашептал он, когда тот человек подошел к их шолипое.
- Ты оставайся здесь милая, я подойду поближе и узнаю, что же он намерен делать - пошептал Гурракалон.
- Нет, я боюсь оставаться одной - сказала Фарида тоже с шепотом.
- Ну, тогда - за мной. Только без шума, хорошо? - сказал Гурракалон негромким голосом как командир разведчиков на войне.
Фарида одобрительно кивнула головой и последовала за Гурракалоном. Когда они, пригнувшись, тихо подошли к рисовому полю, они увидели, как тот человек, лопатой копает канаву и вода вытекает из шолипои. Гурракалон не сдержался и крикнул возмущённо:
- Стой, Арратопанов Калтакапан! Что ты делаешь, завистник несчастный! Наконец-то я поймал тебя, гнида!
Услышав голос Гурракалона, алкоголик Арратопанов Калтакапан растерялся, но быстро взял себя в руки, поднял лопату и, крепко ухватив черенок двумя руками, словно американский бейсболист, держащий в руках биту, сказал:
- Аа-аа, ты здесь да, башмачник проклятый? Ну, иди сюда, с помощью вот этой лопаты я отделю твою башку от туловища и отправлю тебя на тот свет! Я ненавижу тебя, гад! Из-за тебя я потерял свою любимую жену! Я убью тебя! - пригрозил он.
- Ах ты алкаш конченный, вместо того, чтобы попросить у меня прощения, ты ещё и убить меня хочешь?! Но, но! Будь осторожен, как бы сам не отправился раньше меня в заоблачный мир! У меня такое ощущение, что ты ненавидишь меня за то, что я отверг любовное признание твоей жены! Я что ли виноват в том, что твоя жена влюбилась в меня по уши?! - сказал Гурракалон, подойдя к алкоголику Арратопанову Калтакапану .
- Будь осторожен, милый! Он вооружен лопатой! - крикнула Фарида Гурракалону.
- Ты не волнуйся, дорогая, я не первый раз вижу таких придурков, как этот алкаш! Пусть только попробует напасть на меня, и я его одним ударом отправлю в нокаут! Черенок останется в его руках, а лопата застрянет в его заднице! - сказал Гурракалон, готовясь голыми руками покончить с вооруженным противником.
Началась драка. Первым напал алкоголик Арратопанов Калтакапан, мобилизовав все свои силы и собираясь нанести Гурракалону удар лопатой по голове. Наконец, он ударил его, но лопата согнулась. То ли блок Гурракалона оказался достаточно мощным, то ли лопата алкоголика Арратопанова Калтакапана была гнилой, но на удивление своего хозяина, лопата согнулась буквой "Г". А Гурракалон, как ни в чём не бывало, по-прежнему стоял в стойке боксера и неожиданно нанес алкоголику Арратопанову Калтакапану прямой удар в голову. Алкоголик Арратопанов Калтакапан закачался, но, быстро придя в себя, ещё раз нанёс удар по голове противника. На этот раз он попал своей согнутой лопатой в ребра Гурракалона, и черенок его лопаты разломался на две части. Тут алкоголик Арратопанов Калтакапан по неосторожности пропустил правый апперкот и свалился, повернувшись лицом к шолипое. Гурракалон бросился на злоумышленника, словно голодный снежный уссурийский тигр, который бросается на кабана. Схватив Арратопанова Калтакапана, он начал бить его. Тот в панике закричал, зазывая на помощь людей, которые в это время спали сладким сном, или смотрели телик, или занимались более важными делами... Оба дерущихся сплошь покрылись грязью, шлепая по воде и мутя её. Они дрались, пыхтя под луной,  превратив рисовое поле в своеобразный ринг в воде. .   Лицо и одежда противников покрылись грязью, и при свете луны блестели только их зубы и белки глаз. Гурракалон, словно участник боя без правил, который дерется на сетчатом ринге, резко схватил Арратопанова Калтакапана за шею и начал душить его словно питон, применяя удушающий захват. От нехватки воздуха язык у алкоголика Арратопанова Калтакапана высунулся, и глаза у него расширились. Если бы их не разняла Фарида, то Гурракалон точно убил бы алкоголика Арратопанова Калтакапана , применив еще более опасные боевые приемы.
- Хватит, Гурракалон, перестань! Прошу тебя! Возьми себе в руки! А то убьешь его, и тебя посадят в тюрьму! Если ты любишь меня, остановись и отпусти его сейчас же! - сказала она, умоляя Гурракалона.
Пока она держала Гурракалона алкоголик Арратопанов Калтакапан быстро встал на ноги, весь в грязи, и,  выкарабкавшись из шолипои, спотыкаясь, побежал в сторону оврагов, где извивалась освещённая луной тропа, теряясь в зарослях юлгунов.

 

 

 

 

 

 

Холдор  Вулкан

30  глава  из  романа  "Юлгун"

 

 

Одноногий  покупатель

 

Великий  сапожник  ХХI  века  Абу Кахринигман бужур Каландар Дукки Кара булут Ибн Абдель Касум  шел  по  обувному  базару,  как  хищный  зверь  по  тайге,  который  ходит и помечает  мочой  территорию  своего владения. На этом базаре   у  Абу Кахринигмана бужур Каландар Дукки Кара булут Ибн Абдель Касума   были  точки,  где  он  реализовывал свои  товары.  Раз  в  день  он  приезжал  сюда  на  своём  "Запорожце",  похожем  на  майский  жук,  проверял  ход  торговли, собирал выручку,  словно  инкассатор, и  уезжал  домой.

 

 

Мабода  уйда  кондиционер  ишламай  қолган  бўлса, романни  шу  оловда  исиниб - исиниб  ўқинглар.

 

 

 

Подробнее...

 
Еще статьи...