Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 


Мебель

(Рассказ)



Сегодня исполнился ровно шесть месяцев, как я завязал играть в азартные игры, которые принесли мне столько горя и страдания. С тех пор я иногда играю в карты, но не на деньги. Так, для развлечения.
Я люблю игру в карты, которая называется "дурак". В этой игре Уста Гариб мне вечный и невезучий соперник. Каждый раз он проиграет мне, оставаясь в дураках. Выиграв игру, из этих колод карт я специально оставляю две шестёрки и кладу их на плечи Уста Гариба, а затем говорю ему:
Это вам на погоны. Вы - легендарный генерал дураков.
Помню, как-то в очередной раз мы сидели у распахнутых окон парикмахерской Уста Гариба и играли в карты. Психически атакуя моего соперника, я говорю:
-  Уста, вы знаете, кто такой Осип Мандельштам?   -    Нет - ответил Уста, глядя на разложенную газету "Ёш ленинчи" - "Молодой ленинист", где лежали ещё не битые колоды карт.
-   А, кто такой этот Мандельштам?
- Это поэт и он когда-то написал стихи про вас.
- Да-а?.. - сказал Уста Гариб поднимая все карты, которые лежали на разложенной газете "Ёш Ленинчи" из-за отсутствия в его руках козыря.Игральные карты в его руках напоминали японского веера.
- А что за стихи? - спросил Уста Гариб, поправляя карты. Я ответил:
- Он писал так:

Власть отвратительна как руки брадобрея.

Слово "брадобрей" означает парикмахер. То есть власть отвратительна, как руки парикмахера - писал он. Не о нынешние власти, а об эпохе Сталина он так написал.
- Он так и писал? А почему он пишет такие странные стихи и причем тут я? Что плохого я сделал ему? Ну, блин, служишь людям, служишь от чистого сердца, бреешь их, постригаешь и вот на тебе... Клиенты неблагодарные... В какой редакции он работает этот, как его...ну этот поэт?
- Он уже давно не работает. Толи его застрелили во время сталинских репрессий, толи он сам умер с голоду в холодных бараках, где узники вскармливали своей кровью вшей, блох и клопов.Некоторые историки пишут, что он сошел с ума от безисходности, не спал по ночам, глядя безумными глазами из дырявого одеяло, боясь, о том, что его хотят отравить - сказал я.
- Да? - сказал Уста Гариб.Я думал он наш современник. Но, всё же правильно сделал Исталин, застрелив его. Подумайте сами на самом деле, зачем писать такие вредные стихи? Писал бы он про цветы, там... Про женщин... Про любовь. Или, например, про вино или водку как Омар Хайям, да? А он, этот дурак, взял и строчил про парикмахеров, называя их руки отвратительными.
Уста Гариб, глядя на свои руки, на миг задумался. Потом сказал:
- Интересно. А что, Исталин тоже был парикмахером?
Посмотрев с изумлением на Уста Гариба, я ответил:
- Да, был большим парикмахером. Огромной бритвой он сбрил всё, что растёт.
- Коллега, значит? Ну, я просто не знал - восхищался Уста Гариб
- Наверно у него много было клиентов? -поинтересовался  он.
- Да, клиентов у него было миллионы... миллионы... Он своей огромной и острой бритвой... Эххее, сколько его клиенты сгнили зажива в тюрьмах, под пытками! Умерали от истощения, от тифа, холеры и дизентерии, как мухи в концентрационных лагерях расположенные в далеком и холодном Магадане и в архипелаге Гулаг.Многие из ных утонули в болоте во время рубки леса. Большенство из них были расстрелены, под клеймом "Враг народа".  С такими словами я закончил игру, произнеся победоносно:
Вот вам две шестёрки на погоны. Пришейте на свой пиджак.
- Аль Касум, как вы умудряетесь всё время выигрывать? Вам, наверное, сам Шайтан Алайхуллаъна подсказывает - сказал Уста Гариб, собирая карты. 
Сыграем ещё раз?- сказал он.
Я отказался:
- Нет, спасибо. Я, пожалуй, пойду. А вы смотрите в зеркало, и продолжайте игру со своим отражением. И я верю что, вы когда нибудь обязательно выиграете.
Но на мои слова Уста Гариб не среагировал. Наоборот, через распахнутое окно уставился на улицу, где был расположен его дом, и на грузовик, похожий на мясовоз. А там люди разгружали что-то похожее на мебель. Наблюдая за этим процессом, Уста Гариб с удивлением сказал:
- Ё моё... Что они разгружают? Мебель что ли?! Наверно Адыл отправил свой долг товаром. Жена моя ругает их. Ну, Адыл! Он должен был отдать долг наличными. Это противоречит уличному закону. Это за падло. Этого я так не оставлю. Сегодня же пойду к разборщикам и поставлю их в курс дела. Век воля не видать.
-  А ну-ка, Аль Касум, пошли. Я сейчас его мебель отправлю обратно. Пусть гонит долг наличными. Зачем мне мебель? Без мебели обойдусь. Городской что ли...
Мы с Уста Гарибом побежали туда, где стояла машина. Когда мы подошли поближе, увидели одного офицера и четверых солдат. Они, повесив на плечи автоматы Калашникова, и склонив головы, стояли у железного гроба. Жена Уста Гариба, обнимая гроб, плакала. При виде этого у Уста Гариба резко побледнело лицо и судорожно задрожали губы.
Офицер подошёл к Уста Гарибу, снимая с головы свою фуражку. Потом, указывая на адрес и принося соболезнование, дал ему письмо командования.
Уста Гариб взял письмо трясущими руками и прочитав, заорал как дикий человек:
- О - о - о! Только не это! О, боже! За что?!.. Салахиддун! Салахиддуууууууун! Сынок! Мой единственный! Нет, нехе - е - ет! Салахиддун! Это всё из-за меня! Аллах меня наверно покарал за то, что я играл в кости! Как мы мечтали с твоей мамой поженить тебя на соседскую девушку Гульбахор, которая ты любил!Как я хотел, чтобы у меня тоже были внуки!Как я радовался тогда, увидев вас вместе на берегу реки, среди юлгуновых зарослях, где вы разговаривали, смеялись, не замечая меня.Как заливались тогда трелью полевые жаворонки над цветущим лугом! Помню, вы оба умолкли на какое то время, внимая далекому голосу одинокой кукушки.Видемо кукушка куковала, предвещая тебе короткую жизнь, а мы этого не понимали!Как мне теперь жить дальше на этом свете без тебя, сынок!Я сам виновать! Это, я отправил тебя в армию!Прости, меня, сынок! Прости, ради Бога!
Уста Гариб, обнимая гроб своего единственного и любимого сына, плакал. Тогда я узнал, что полк сына Уста Гариба, который служил в рядах Советской Армии, был дислоцирован в Афганистан, где шла кровопролитная вайна и он вернулся домой в гробу. Я старался как-то успокоить Уста Гариба и его жену, но они не слушались меня.
Услышав шум, вышли соседи, и быстро собралась толпа. Жена Уста Гариба от горя рвала на себе волосы и ударяя голову об электрический столб, разбила себе лоб. Она потеряла сознание. Из раны хлынула кровь, образуя лужу красного цвета. От крови голова жены уста Гариба стала красной. Женщины, приводя её в себя, подняли её и чтобы приостановить кровь, кто-то принёс сажу от котла. Потом эту сажу посыпали на рану и перевязали тряпкой.
Уста Гариб всё ревел. Я тоже не смог сдержать слёзы и плакал от чистого сердца, потому что Салахиддун был неплохим парнем в Матараке. Уста Гариб всё ревел. Солдаты, вытирая слёзы в пилотку, тоже молча плакали.
В этот момент занесли гроб в дом. К обеду собрались все родственники Уста Гариба, а на улице, разделяя скорбь беднего парикмахера, стояли сочувствующие люди, разговаривая шепотом.
Наконец пришёл имам масжида Шейх Гайнутдин Ибн Зайнутдин, чтобы зачитать джаназу (мусульманская панихида) усопшему, и сказал:
-Мулла Абдусалам, вы быстро идите к могильщику и вместе с ним на кладбище начинайте копать могилу. Мулла Халмурза, вы бегите за "Гассалам". Пусть он приедет и омывает усопшего. Мулла Абиджан, вы на своей машине срочно привезите сварщика Иргашбая Ибн Райимджана и вместе с ним с помощью сварки отрежьте крышку железного гроба.
Когда его слова перевели на русский язык, офицер, подойдя к Зайнутдину Ибн Гайнутдину, начал говорить. Я переводил его слова. В частности, он сказал:
-  Я категорически запрещаю вам, товарищ, открывать крышку гроба и требую, чтобы вы соблюдали законы Союза Советских Социалистических Республик. Ибо Конституция гласит, что перед законом от мала до велика все равны. Вот у меня есть соответствующий документ о том, что открывать крышку этого гроба строго запрещается! Если хотите, чтобы не распространилась страшная эпидемия на территории вашей Республики, остановитесь.
Но шейх Гайнутдин Ибн Зайнутдин резко отверг слова офицера:
- Да вы правы. Перед законом все равны. Но Советские законы, то есть Государственная Конституция не для усопших. По этой простой причине вы не имеете права нам запрещать, совершить адат.
Тем более, после смерти человек становится независимым от всяких законов, которые созданы людьми. Мы просто обязаны открыть гроб, чтобы по шариатскому закону очистить священным омовением тело усопшего и должны завернуть в саван.
Тогда офицер сказал:
- Ну, хорошо, товарищ мулла. В таком случае вы должны нам дать письменный отказ, чтобы я мог отчитаться перед своим начальством.
-Хорошо - сказал шейх Гайнутдин Ибн Зайнутдин. На бумаге, который дал офицер, шейх написал объяснительную записку.
В это время мулла Абиджан привёл сварщика с автогеном, который жил не вдалеке от дома Уста Гариба. Они с помощью автогена начали резать крышку гроба. Наконец открыли крышку. Мулла Абиджан снял крышку гроба и замер, как статуя, сделанная из бронзы. Те люди, которые осмелились посмотреть во внутрь гроба, тоже стояли словно окаменевшие. В гробу лежал не сын Уста Гариба, а совсем другой, рыжеволосый парень с перерезанным горлом. По его лицу бегали маленькие жёлтые сороконожки.
Муллу Абиджана стало рвать. Он блевал на крышку гроба. Уста Гариб глядел то в гроб, то на офицера. Потом, рывком вынимая свой нож из ножен, бросился туда, где стоял офицер с солдатами. Но мы его удержали. Он орал, хрипя, как сумасшедший.
- Убью, блядь! Зарежу, век воли не видать! Что за надругательство?! Где мой сын?! Отвечайте шакалы?! Где мой Аллаяр?!
Изо рта Уста Гариба появилась пена, как у бешеной собаки. Испугавшись, офицер вынул пистолет из кобуры и прицелился в Уста Гариба. Гайнутдин Ибн Зайнутдин начал успокаивать Уста Гариба:
-  Мулла Гариб, возьмите себя в руки. Вероятно, ваш сын жив и здоров. Поблагодарите Бога. Ибо он любит благодарных...
Пользуясь моментом, перепуганный офицер велел солдатам, чтобы они быстро погрузили в машину гроб молодого солдата Советской Армии, которого зарезали в Афганистане. Солдаты затолкнули гроб обратно в машину, выполнив приказ своего командира, и быстро уехали.
Матаракчане не знали, что делать. Гайнутдин Ибн Зайнутдин дал отбой могильщикам и гассалам, которые омывают тело усопших и хоронят. Потом он снова обратился Уста Гарибу и сказал:
-   Успокойтесь, Мулла Гариб. Хорошо, что открыли гроб. Дай Бог, чтобы ваш сын вернулся домой живым и здоровым. Оказывается, тут случилось большое недоразумение. Но и того молодого солдата жалко. Где-то в далёких странах его тоже ждут родители. Царство ему небесное. Все люди, независимо от их вероисповедания и расы - сыновья и дочери Адама и Евы. Все люди в мире равны перед Богом, а проклятая война - дело рук Сатаны! Давайте, помолимся, чтобы в мире не было войны, и чтобы не погибали молодые ребята в горячих точках планеты. Помолимся, чтобы сын Уста Гариба вернулся домой живым и невредимым. Омин!
И мы все присутствующие помолились за солдат всего мира и за сына Уста Гариба тоже. Потом разошлись по домам.

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Туманы



На верхных ветвях деревьев сидя,
Качаются как на качелях вороны.
Из - за тумана им наверно не видны,
Вспаханные поля и дороги.

Кричит, кортавит воронье хором,
Пугаясь от собственного крика само.
Молчат туманами укутанные боры,
Где уснули деревья давно.

Сгушаются туманы разлуки эти,
Я в них растворяюсь и таю.
Туман, где сливались наши силуэты,
Ты вспоминаешь часто, знаю.



22/10/2015.
9:24 утра.
Канада.



Ласточки грелись на утренном солнце


Я видел раны небосвода на рассвете,
В лугах туманы встали дыбом.
Бродил шпана, беспризорный ветер,
Кто то полоснул бритвой небо.

Сотни ласточек на проводах сидели,
Греясь на солнце, глядя на юг.
Скворечники из под ладони глядели,
На поля, где жаворонки поют.

 


20/11/2017.
1:07 дня.
Канада, Онтерио.

 


Небо вспахано журавлиным плугом


Осень подустала как рыжая рабыня,
Звеня цепями золотых оков.
Колышется на ветру пьяная рябина,
Качая гроздьями у низких окон.

Торчат из тумана макушки сосен,
Где я растворяюсь душой и таю.
Я люблю тебя, рыжая рабыня осень,
Но, любишь ли ты меня, не знаю.

Горит осени погребальный костер,
Леса и рощи полыхает кругом.
Полей опустелых широкий простор,
Небо вспахано журавлиным плугом.



04/10/2018.
2:30 дня.
Канада, Онтерио.

 


Равнодушие



Да, я пронзил своим пальцем небо,
Открыв новую озоновую дыру.
Тишина в пруду молчала как рыба,
Храпел дятел в дремлющем бору.

Кто то пырнув бритвой в живот,
Выпустил заката кровавые кишки.
А сосна спокойно по косогору идет,
Держа на кончиках пальцев шишки.



04/09/2018.
10:44 дня.
Канада.Онтерио.



Заём


Снова всемирное облысение деревьев,
Тихий листопад, унылая беспечность.
Дни как птицы без крыльев, без перьев,
Улетели стаями в вечность.

Чтобы в долговую яму не попасть,
Деревья выпустили из листьев заем.
Кружится несметный золотой запас,
И гудит ветер в кармане моем.



23/10/2013.
9:49 утра.
г. Кембридж, Канада.

 

Тишина бродит туманы волоча



Ромашки как бабочки не знают обид,
Колышутся на ветру, тихо дрожат.
Их нежный взгляд невозможно забыть,
Райские цветы, похожие на глаза.

Луна незаметно и медленно уходит,
В небесном своде зажелтеет полоса.
Утренняя тишина по лугам бродит,
За собой мягкие туманы волоча.



20/06/2017.
9:54 ночи.
Канада, Онтерио.


Острая нехватка



У меня есть хлеб и на зиму дрова,
Кров над головой тоже.
Мне только не хватает слова,
Дай мне слова, Боже!

Чтобы изобразить из него миг каждый,
Боль, печаль и лунный блик,
Раскаты грома, шум дождей,
Журавлей прощальный крик,

Нужны мошные слова, которые,
Разварачивают пласты плугом.
Чтобы можно было на осеннем поле,
Пахать ими в тумане глухом.

Дай мне слова, которые бы пели,
Удодом за оврагами, на краю.
Чтобы я тосковал по моей деревне,
Не только на чужбине, но и в раю!




09/11/2014.
6:51 утра.
г.Бремптон, Канада.

 


Полуночный дождь



Нет, дождь не плакал и слезы не лил,
Просто исполнял на улице танец.
Клокоча каплями чечёточку бил,
Словно гордый испанец.

На пустых улицах грустели фонари,
И бескрайное небо долго рыдал.
Город светящимися окнами до зари,
Глядел молча в дождливую даль.



08/09/2017.
10:28 дня.
Канада.Онтерио.


Знойное лето



В знойных полях вдали тоскливо,
Плачут удоды, дрожит марево.
С закрытыми глазами под старой ивы,
Лежат и жвачку жуют коровы.

Летят ласточки, низко над рекой,
Луг цветущий и пышный.
В тенистых садах тишина и покой,
Где кровоточат вишни.

Бабочки налету целуются тихо,
Вкус поцелуев у ромашек на губах.
На грунтовой пыльной дороге вихрь,
Танцует с кинджалом в зубах.



29/07/2017.
1:43 дня.
Канада, Онтерио.


Бежали волны, спотыкаясь о камни




Белая бумага на столе моем лежит,
Напоминая мне белые ночи.
И зимнюю мглу где тихо снежит,
Когда город спит, не смыкая очи.

Она и раньше так безмолвно лежала,
Как лунный берег детства давный.
Где ко мне на встречу дружно бежали,
Белые волны, спотыкаясь о камни.

Чем она не рассвет тихий и бледный,
Как туманами поседевший утренний луг.
Над которым жаворонка веселые трели,
Сиротливый полет бабочек вокруг.

Как напоминает она сентябрские поля,
Где народ мой собирает хлопок.
Она больно похожа на белые тополя,
На белизну луной освещенных тропок.

От этой безлюдной безмолвной белизны,
Не сложно человеку сойти с ума.
Вдали мчится скакун железный,
И в окно молча заглядывает луна.



19/07/2018.
10:40 дня.
Канада, Онтерио.

 


Осенняя пустота безлюдных дорог



Пожелтели леса, поляны заалели,
Октябрь деревья как свечи зажег.
Там, где березы полыхали горели,
Бедная рябина получила ожог.

Я видел в тумане, где усиливался холод,
Смутный силуэт человека в шляпе.
И спросил у него дорогу в город,
А его рот кто то заткнул кляпом.

Пугалом огородным оказалось оно,
От одуванчиков луг стал седым.
Излить душу туманам не каждому дано,
Плача как в кабаке, пьяный в дым.

Старуха в тумане окликает, ищет,
Козла своего, который пропал.
Бармочет листопад все тише и тише,
Зима идёт туманной тропой.



08/08/2018.
10:44 дня.
Канада, Онтерио.

 


Сольный танец в осеннем саду

 


Бездомные ветры свистят тоскливо,
Птицы воздушными караванами уходят.
Облетают беспечно тополя и ивы,
От потер они с ума не сходят.

Легкоронимая осень тихо с дождями,
Причитая шепотом плачет о ком?
Тонкая рябина хвастается гроздьями,
Пляшет за низким старым окном.

Нет, в рощах клены не распяты,
Они прихода зимы с нетерпением ждут.
И широко распахнув свои объятия,
К нам огромными толпами идут.

Только одуванчик лысый на ветру плачет,
Среди крапивы и высокой травы.
Рябина свои раны ни от кого не прячет,
Танцует на ветру вся в крови.



28/08/2017.
10:00 утра.
Канада.Онтерио.

 

Рваная рана ветерана

(Участникам Второй Мировой Войны посвящается)



Весенний праздник девятого мая,
Духовой оркестр играет вальс легкий.
Плачет ветеран, по улице шагая,
Вспоминая друзей и дни далекие.

Майское небо над земным шаром,
Ветер трепещет волосы ветерана.
Шагает он мерно в пиджаке старом,
В душе неизлечимая рана.

Захотелось мне поздравить его,
Праздник победы как никак.
Я хотел пожать ему руку, но у него,
Отсутствовала рука.

Его терзает невыносимые боли,
От его друзей не осталось ни кого.
На ветру как у пугало в поле,
Трепещут его пустые рукава.



14/03/2014.
3:08 дня.
г. Бремптон, Канада.

 

 

Утро



Бумага на столе как заснеженная тундра,
Куда тишина полярная легла.
Бледнеет небосвод охрой и умброй,
Рассеивается туманная мгла.

Утренний воздух свежий и молод,
Скоро в саду запоет зяблик.
С утра заядлый курильщик город,
Дымит сигарами заводов и фабрик.

Гуляет по пустынной улице ветер,
Молча бледнеет звезда вдалеке.
Дворник гребет метлой на рассвете,
Словно веслом по туманной реке.



09/08/2018.
10:18 дня.
Канада, Онтерио.


Оледенела от одиночества луна




Заглажены утюгом ветрами зимы,
Заснеженные холмы и равнины.
Устало глядят огоньки из тьмы,
Деревья как белые павлины.

Далекие звезды, покрытие инеем,
Мерцают, не нарушая людского сна.
От одиночества в небосводе синем,
Оледенела озябшая луна.



28/09/2018.
7:58 утра.
Канада, Онтерио.

 

 

В сумраке дождливом и пустом



Шелестит дождь, как из ведра льет,
И стучит в окна, не зная покой.
Тает в зеркалах тротуаров мед,
Стекая с сот непогашенных окон.

На улице дождь босиком пляшет,
На зеркальном площади чистом.
Как танцор в темном и мокром плаще,
В сумраке безлюдном и пустом.

А рябина голая от стужи онемела,
Осень, ты ее снегами укрой!
Чтобы она зимой стайку свиристелей,
Угощала красной икрой.



23/09/2018.
12:17 дня.
Канада, Онтерио.




Луна как в кружке нищего монета



За окном неугомонные сверчки,
Стрекочут, ничей не нарушая покой.
Туманы словно кудрявые овечки,
Пасутся стадами над рекой.

Лягушки о чем то самозабвенно пели,
Изрешетив своим рокотом мрак.
В пруду заснули с согнутой шеей,
Лебеди как вопросительные знаки.

А луной освещенный сумрак седой,
Как сиротливая душа поэта.
Луна дрожала под прозрачной водой,
Словно в кружке нищего монета.



19/09/2018.
9:55 ночи.
Канада, Онтерио.


Луга с испугом глядят на дымящие города



Небеса от стаи птиц загудели,
Улетели огромными стаями гости.
О, деревья вы сильно похудели,
Как узники, кожа да кости!

Вы лупите друг друга локтями,
Вдоль проселочной дороги.
Там, где вытерает рыжий октябрь,
На алый ковер осени ноги!

Даль нас тянет к себе и манет,
Тихо приближаются холода.
С испугом глядят сквозь туманы,
Луга на дымящие города.



30/10/2018.
9:50 утра.
Канада, Онтерио.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

Село Маслахат, где родился и вырос Холдор Вулкан.

 

Кўнглима орзулар солган, қишлоғим,
Олис-олисларда қолган, қишлоғим.

Келиб қоларми деб, ҳар саҳар, ҳар шом,
Кўзлари йўлимда толган, қишлоғим.


Равшан Файз

 

Подробнее...

 

 

Наши поздравления


Хабиб Нурмагомедов на турнире UFC 229 в полулёгком весе одержал яркую победу над чемпионом мира по смешанным единоборством Конором Макгрегором.

Уважаемый Хабиб Абдулманапович, поздравляем Вас от чистого сердца c грандиозной победой!


С огромным уважением, Холдор Вулкан.

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Абдельвахид

(рассказ)



-Абдельвахид дома? - спросил глазастый мальчик в белой майке и в шортах, глядя на женьщину, как на вершину.
-Нет - ответила женщина, мотая головой, сквозь слезы -Твоего друга больше нет.
Глазастый мальчик стоял, хлопая ресницами, потом начал уходит, опустив голову.



6/10/2018.
3:08 ночи.
Канада, Онтерио.

 

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)


 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

16 глава романа "Журавлиные крики в тумане"

Университет




Перед тем, как уехать в Ташкент, Зульфия посоветовалась со своим отцом и бабушкой по поводу своей учебы.Она рассказала все.


-Отец, я тебя понемаю, но я вынуждена сказать все.Сам в курсе, что я вот уже месяц готовлюсь к экзамену, чтобы учиться в Вузах. Недавно мне позвонила одна женщина и она сообщила о том, что мама моя хочет мне помочь поступить в Университет и готова оплатить контракт. Что ты думаешь по этому поводу? Мне нужно твое согласие - сказала она.

Мирзомухиддин задумался на миг, потом сказал:

-А что я могу сказать... Я согласен, доченька.Пусть она помогает.Ты должна учиться. Я хочу только, чтобы у тебя все было хорошо.Ты выросла в городе, но все же, будь осторожна. Старайся избежать ошибок.Мне очень жаль, что у меня нет такие деньги, как у твоей мамы, чтобы оплатить твою учебу -сказал Мирзомухиддин, обнимая свою дочь.

-Так не говори, отец.Не все на свете измеряется деньгами.Главное, что ты жив-здоров.Я люблю тебя! Ты самый хорошый отец на свете! - сказала Зульфия, глядя на своего отца полными слез глазами.

Увидев это бабушка Зульфии тоже прослезилась и благословила ее.Просила, чтобы она звонила ей почаще.

Мама Зульфии Зебо сдержала свои слова и оплатила учебу и передала достаточную сумму денег через своего знакомого на непредвиденные расходы своей дочери.Зульфия поступила в Университет и это было самым незабываемым событием в ее жизни.Поздравляли ее родные и близкие по телефону.Бабушка ее даже заплакала от радости.Больше всего за нее радовался Магриб. Он даже отправил поздравительное сообщение.

Здравствуйте госпожа герцогиня Джулиана Людовик Зулизаветта ханум!

Услышав радостное сообщение о том, что вы поступили в Университет, я даже молча заплакал от радости, тайком вытирая слёзы с косых глаз в дырявые рукава своей полосатой тельняшки.Потом запригнул в телегу, взял в руки вожжи и поехал в Ташкент, стегая осла длинным свистящим кнутом.Осел побежал по проселочной дорогой через бескрайные луга и поля нашей необъятной страны.Осленок тоже бежал, не отставая от телеги.Еду я стоя, радостно кричу.Длинный кнут как лопасти вертолета кружится над моей головой и мне казалось, что вот вот я полечу вместе с телегой запряженной ослом над бескрайными хлопковыми полями, где трудится наш народ. Ехал я с бешенной скоростью и чуть не сбил жену Камариддуна Таппарова, бывшую библиотекаршу Шарифахона, которая собирала на лугу кизяки на зиму, со своими маленькими детьми.Мешок ее зацепился за край телегии и порвался как парус старинной шхуны в штормовом море.Кизяки, которые она собрала полетели и покатились в разные стороны. А я даже не думал тормозить, спешил к вам, чтобы поздравить вас с грандиозным событием.Еду, стегая осла кнутом и дико крича, а осел бежит изо всех сил.Осленок тоже.Тут случилось невероятное.То есть отвалилось одно колесо телеги, кое было намного крупнее другого и телега с грохотом перевернулась.Мои ноги запутались в вожжи, а испуганный до смерти осел все бежал, волоча перевернутую телегу и меня.Осленок тоже бежить, исчезая в облаках пыли.Я кричу, крою осла многоэтажным матом, но он вместо того, чтобы остановиться, бежал еще быстрее от испуга.Он бежал до того момента, пока от усталости не упал на землю.Но вы не волнуйтесь, госпожа герцогиня Джулиана Людовик Зулизаветта ханум, у меня все в порядке и я весьма рад, что вы поступили наконец в Университет.Примите мои сердечные поздравления!

С уважением, эрцегерцог Уильям Сотвальдсон.

Прочитав сообщение, Зульфия засмеялась.Ее новые подруги -сокурсницы тоже.

-Какой веселый парень!Он наверно высокий и красивый? -спросила одна из девушек, интересуясь.

-Да, сказала Зульфия, красиво улыбаясь. Тут зазвенел ее мобильник.Зульфия, увидев телефонные номера своего любимого парня, которые она выучила наизусть, обрадовалась.Потом включила телефон.

-Да, эрцегерцог Уильям Сотвальдсон, как у вас дела?Как мой отец с бабушкой, живы - здоровы? Как ваши родители? Какие новости? - спросила она сторонясь, чтобы девушки не мешали беседе.

-Все живы и здровы.Новости тоже есть, но не хорошие. Недавно Камариддун Таппаров сбежал из под стражы, сейчас его розыскивает милиция. В магазинах, на автобусных остановках расклеивали его фоторобот - сообщил Магриб.

Услышав это, Зульфия испугалась.

-Ой, что теперь будеть? Как ты думаешь, поймают ли его скоро? -забеспокоилась Зульфия.

-Я не Настрадамус и не Ванга, для того , чтобы предсказывать будущее. Но есть предположения о том, что особо опасный преступник Таппаров, вооруженный бритвой сел на плацкартный поезд, который отправлися в Ташкент.Кто знает, может он уже находится в студенческом городке.Вы, это, будьте бдительны и не забудьте закрыть двери на засов, перед сном - предупредил Магриб.

-Ты это серьезно, что ли? О,Боже! Неужели это правда, Магриб? - испугалась Зульфия.

Магриб смеялся.Потом начал говорить: - Да я пошутил! Не бойся.Ну, как у тебя дела? Как учеба? Не трудно учиться? Ты, это, если помощь нужна, скажи сразу и не стесняйся.Я увсехда хотов помочь! -сказал он.

-Ой, слава Богу, что жуткое сообщение о Таппарова оказалось шуткой! Ты напугал меня до смерти, юморист! -вздохнула облегченно Зульфия, потом продорлжала: - Спасибо, Магриб, у меня все в порядке, то есть проблем пока нет.Не хватает только одного. Тебя.Каждый день и каждый час, даже иногда на лекциях, сама того не замечая, начинаю вспоминать о тебе, о нашых встречах. Думаю о полях и оврагах, где мы с тобой внимали далекому голосу удода.Вспоминаю луг, где мы косили росистую траву на заре, когда пели жаворонки, звеня словно колокольчики, подвешанные к белым облакам, невидимой нитью.Ничем не сравнить тот воздух, пропитанный запахом цветущей облепихи. Помню райский запах скошенной травы на лугу и рой безмолвно порхающих белых безобидных бабочек. Не могу забыть и те весенние ночи, где пели сверчки звенящим голосом, оглушая окрестьность за открытым на распашку окном и плавала по небу одинокая луна, освещая просторы безлюдных полей - вспоминала Зульфия.

-Мне тоже не хватает тебя. Вчера я снова пошел на рыбалку, без тебя.Плыву на лодке в сторону дельты, думая о тебе. Остановил лодку посреди цветущих белоснежных кувшинок, где торчать по прежнему из прозрачной воды их крупные бутоны и листья, похожие на тонкие зеленые блины.Как ты восхищалась тогда, глядя на них! Я сидел в лодке, внимая тишине. Тихо шумели на ветру зеленые камыши, кои росли стеной в дельте и колыхались изумрудно - зеленой волной.Потом я поплыл к островку, заросший камышом и кугой.Поднял вершу, выташил из нее рыбы, не испытывая той радости, которая мы испытовали с тобой тогда.Квакали лягушки о чем то печальном.Воротился я обратно домой, под криками чаек, тихо гребя веслами и мне казалось, что чайки не кричали, а горько плакали - сказал Магриб. Зульфия молчала.

-Алло, Зульфия, ты меня слышишь? Чего молчишь? - спросил обеспокоенным голосом Магриб.

-Я плачу...Плачу как те чайки, которые летели над твоей лодкой - ответила Зульфия.

 

 

 

 
Еще статьи...