Поиск

Холдор  Вулқон

Япон  шеъриятидан  янги  таржималар

 

Буюк  япон  шоири, хайкучиликнинг  сўнги  вакили Масаока  Сики 17  сентябр, 1867  йили Ие  провинциясидаги Мацуяма  шаҳрида  истеъфодаги  ўртаҳол  самурай  оиласида  дунёга  келди.Масаока 12  ёшида  биринчи  шеърини  ва  насрий асарларини ёзди.У  Токиодаги  Император  Университетининг  адабиёт  факультасига ўқишга  кирди.1892  йилдан  бошлаб  Масаока  Сики  ўз  ҳаётини  тўлалигича  хайку  ёзишга  бағишлади."Ҳайку" терминини  ҳам Масаока  Сики  истеъмолга  киритган. Масаокадан  аввал  хайку  "Ренги"  санъатидаги  учлик  деб  аталар  эди.Масаока  Сики  19  сентябр, 1902 йили Токиода  оламдан  ўтди.

 


Масаока  Сики

 

***


Чирилдоқлар  чириллар,

Аммо,   афсуски

Қулоқлари  кардир  отамнинг...

 

***


Қишлоқдан  шаҳарга  келиб,

Гуллаган  гилосни  томоша  қилаётган

Дехқон  ҳамёнини  кесиб  кетишди...

 

***


Ой  порлаган  оқшом.

Менинг  бирдан

Тарвуз  ўғирлагим  келди  негадир.

 

***


Ўғрини  тутиб,

Симёғочга  боғлаб  қўйдилар.

Тунги  аёз...

 

***


Оқшом,

Ҳовуздаги  ўрдаклар  устига

Қор ёғаётир.

 

***


Шом  пайти  қийналиб  юриб,

Фонусни  осдим

Гуллаётган  гилос  шохига...

 

***


Туманларнинг  қаъридан  чиқдим,

Эҳҳе, қандай  буюк  денгиз

Рўпарамда  ястаниб  ётар!

 

***


Ёзги  дарё.

Кўприк  бору лекин,

Отлар  ўтар  саёз  кечувдан...

 

***


Жуда  кўпчилик

Ётиб  олган  кема  сахнига

Порлар  ёзги  ой...

 

***


Ортимга  ўгрилган  пайтим,

Ҳозиргина  ёнимдан ўтган  йўловчи

Туманларда  кўринмай  кетди...

 

***


Қайиқдан,  кўприклардан

Кир  ёядиган  жойдан,

Ҳамма  ёқдан  қарарлар  ойга...

 

***


Баҳор  оқшоми,

Кимдир  ўтди  ёнимдан

Сибизға  чалиб...

 

***


Қандай  қайғули  кўриниш!

Ўргимчак  тўрига

Капалаклар  илиниб  ётар...





 

 

Осербай Хожаниязов

НА РАССВЕТЕ

 

Восток оделся позолотой,

Роса упала на поля.

Легко с себя стряхнул дремоту,

И подошёл к окошку я:

Поля—их словно вышил кто-то—

Сверкали, сердце веселя.

А солнце счастья, солнце мира

Брало стремительный разбег,

Как будто это из тандыра6)

Хозяйка вынула чурек.

А в поле, не жалея силы,

Уже трудился человек;

Равнял хлопчатника квадраты,

Рвал с корнем травы-сорняки.

Селитрой и суперфосфатом

Питал зелёные полки...

Был воздух густ от ароматов

Трав, солнца, ветра и реки.

 

Пер. Н.Поливина

ПРИ ЛУНЕ


Словно девичьи косы, черна,

Ночь морозом пахнула в лицо нам,

И лежала вокруг тишина

На просторе, давно заснеженном.


Еле слышно поскрипывал снег

На дороге у нас под ногами

Да звенел колокольчиком смех—

Твой серебрянный смех над снегами.


В поле не было видно ни зги,

А сердца были полными света,

Мы вперёд устремляли шаги

По равнине, в сугробы одетой.


Нет мне этой дороги милей!

Помнишь—вместе осенней порою

Хлопок в город возили по ней.

Я впервые был рядом с тобою.


Поглядев в просветлённую высь,

Чуть замедлив шаги, ты сказала:

—    Вот и звезды, на небе зажглись,

Отчего же луна запоздала?


Бьётся сердце, а в сердце—весна.

Я ответил, подругу целуя:

—    Ты моя золотая луна,

И другой никогда не найду я.


И тогда-то в просвет облаков

Нам дорогу луна озарила,

Словно эту картину снегов

Нам на память о встрече дарила.

 

Пер. Л.Хаустова.

ВЕСЕННИМ УТРОМ


Рассвет. По глади небосвода

Плывут отары облаков,

Светло на сердце и легко,

Поёт восторженно природа.

Зари пурпурное крыло

Тьму мощным взмахом раскололо,

И солнечный поток на сёла

Обрушился... И вот пошло!—

В саду загомонили птицы,

На стане трактор заурчал,

Вол за рекою промычал,

Кому-то жалуясь:

—    Не спится!...

И петушиное "ура"

В окно влетело с сеновала.

Вот горлица заворковала ...

Я сел за стол, сказал:—пора...

И песни полились с пера.

Пер. Н.Поливина.



Источник:  ZiyoUZ.UZ  сайти

 

 

 

 

 

Абдулазиз Махмудов


Рука пустыни

 

 

Ночь в песках.

 

 


Весна на исходе.Вечереет.Над барханами,где спряталось солнце,ярко алеет горизонт.

Воцарилась благоговейная тишина,которую не тревожит даже шаловливый ветерок.Только шаги  мои  нарушают величавое молчание природы.Через несколько минут уже не определить,куда  спряталось солнце.Вся  западная кромка неба стала нежнорозовой.Останавливаюсь на привал.

Небесный свод из бледно-голубого превращается в синий.Постепенно синь сгущается,нехотя  уступая место сиреневым тонам,которые внезапно поглощаются  плотной серой вуалью...

Появляются первые звёзды,но ночь пока ещё не полноправная хозяйка.Между днём и ночью  очень незаметная черта,схожая с ничейной полосой на границе.Звёзд становится всё больше и больше. И очень скоро густая темень окутывает землю.Кусты вдали теряют очертания,приходится напрягать зрение,чтобы увидеть даже близлежащие предметы.А ещё через несколько  минут меня окружает вполне осязаемая бархатная чернота.И сколько не пытаюсь,не могу увидеть ничего даже в двух шагах от себя.Только надо мною одни весело,другие грустно горят звёзды,смеясь над моей беспомощностью,или, возможно, сочувствуя мне.

Луна появится не скоро.Не скоро её бледное сияние развеет мрак. Похолодало,но
песок под ногами ещё не расстался с дневным теплом – нижний слой его даже горячий.Просыаются и выходят на промысел обитатели песков…

Затаите дыхание! Внимательно вслушайтесь! И услышите! Вы услышите  дыхание пустыни.

Вы почувствуете её пульс и поймёте,что она наполнена жизнью наперекор всем представлениям  о ней.Ночь наполнена таинственным шумом. Стрекочут цикады,геккон заводит свою птичью песню,скрипя панцирем по бархану движется черепаха.Прошуршала ящерица,а может змея.Ветерок  колышет ковыль.Совсем рядом пролетела большая птица,наверное сова.

Спотыкаясь в кромешной тьме собираю хворост-пора разводить костёр.Скоро крошечное  пламя освещает мою ложбинку.Мрак отступил и ещё более сгустился.Окружающая меня чернота  спугнутая огнём враждебно насторожилась.Даже цикады замолкли на некоторое время. Однако  через минуту прежний шум вновь заполнил воздух,а настороженность и ожидание остались.

Сижу чутко прислушиваясь к тишине. Едкий дым от сырого хвороста забивает глаза и лёгкие,возвращая меня к действительности.Слышу странные звуки,будто кто плачет вдалеке.

Жуть!Плачь переходит в истерический хохот.Замолк.Вот опять!Знакомому хохоту вторит целый  хор душераздирающих воплей.Страшно.Машинально подвигаюсь к огню.Сонливость улетучивается, сердце бьётся учащённее. Это шакалы!.. Очень скоро вой удаляется,но прежнее спокойствие  ещё долго не возвращается ко мне.

Готовлюсь к ночлегу.Тщательно расчищаю площадку,раскладываю спальный мешок,подбрасываю  хворост в костёр.Можно спать.Но беспокоят тревожные мысли.Пытаюсь внушить себе,что я неотъемлемая частичка живой природы,только несколько одичавшая от неё. И нечего бояться!

Это успокаивает.Как жаль, что люди могут разрушить пустыню и потомки не увидят её перво- зданной красоты.Глаза слипаются.Ночь мириадами звёзд ласково смотрит сверху.Сон  осторожно обволакивает меня.

 

 

 

1972 год. г.Ашхабад .

 

 

Рука пустыни

 

 

Xoldor Vulqon

Badiiy adabiyot bo‘yicha xalqaro "Naslediye" mukofotining nomzodi

 

 

Yapon  she‘riyatidan

Япон  шеъриятидан

Taneda Santoka xaykulari


(1882 - 1940)

 

 

Хайкуларни  рус  тилидан  ўзбекчага  Холдор  Вулқон  таржима  қилган.

Xaykularni  rus  tilidan  o‘zbekchaga  Xoldor  Vulqon  tarjima  qilgan

 

 

 

 

 

 

 

 

Yaxshilab chaynash kerak,

Hafsala bilan.

Guruch bu guruchda…

 

-----------------------

 


Sake ichib

Chirildoqlar bilan

Uxlab qolibman.

 

------------------------


Ayozli qish kechasi.

Sovuq izg‘irin.

Men qaerda tunayman endi?..

 

------------------------------------


Qayoqqadir shoshar

Sovuq bulutlar

Cheksiz osmonda…

 

--------------------------------


Dalada izg‘irin.

Toshlarni teraman

Kuzgi shamolda…

 

------------------------------


Qanday ivib ketdima!

Boyagina huv anavi,

Bulutlardan yoqqan yomg‘irda!..

 

---------------------------------------


Uzuliksiz kovshanaman.

Mening ovqatim -

Guruch kepagi.

 

-----------------------------


Hoy ,noinsof chigirtka!

Xaltadagi guruch o‘zi oz!

Ertagacha yetsin…

 

----------------------------

Yolg‘iz kapalak pildirab

Uchib aylanyapti.

Hamma yoqda tosh.

 

--------------------------------------


Oqshomda uyga qaytayapman

Qor ustini qoplab borar qor.

Taraladi sukunat xidi.

 

--------------------------------------


May oqshomi.

Baqalar qurillashi aro

Poezd shovqini.

 

-----------------------------------


Ayvonda o‘ltirib

Tongi shabbodada

Uembosi qiyomin yeyman . . .

 

------------------------------


Yolg‘iz va sokin

Jim - jit o‘ngirlarning

Shaffof tonglari . . .

----------------------------

Iyul jalasi

Toshib ketdimi deymanda ,

Samo to‘g‘oni . . .

 

----------------------------------


Xotiralar uchib kelar

Qaydandir birdan

Oppoq yuvosh kapalak bilan . . .

 

---------------------------------------


Atrof tog‘ o‘rmoni ,

Boshim ostida tosh .

Va bulutlar kuzgi osmonda . . .

 

--------------------------------------

Yo‘lda kasal bo‘lib qoldim ,

Mana endi tungi zulmatda ,

Tinglayapman sel shovqinini . . .

 

-------------------------------------


Qorong‘i tushdi

Endi oydin tog‘lardan

Axtaraman tunamoqqa joy

 

--------------------------------------


Naxot shu kul qolgan bo‘lsa

Yoqib yuborilgan kundaligimdan ?. . .

 

-------------------------------------------


Tong pallasi yirik tomchilar

Nog‘ora qilib chalar

Kulbaning tomin .

 

-------------------------------------


Burga chaqib uxlatmayapti . . .

Yulduz to‘la bepoyon osmon . . .

 

---------------------------------------


Dengizlarga tikilganimcha

Soxildagi o‘tloqda

Bo‘shanaman , xojat qilaman

 

------------------------------------


Bolakaylar o‘ynab yuribdi

Qabrlar aro . . .

Oqshom qo‘ng‘irog‘i jaranglar . . .

 

-----------------------------------------


Oyoqlarim yurmay qo‘ydi . . .

Kuzgi shamollarda

Ot sug‘oraman . . .

 

-----------------------------------


Cho‘chqa menga tikildi ,

Qiziqishdan ochilgan og‘ziga

Kirmoqda kuzgi shamol .

 

----------------------------------------


Kun bo‘yi yomg‘ir yog‘di .

Men o‘yladim xasratga cho‘mib ,

Olislarda qolgan Vatanimni .

 

----------------------------------

Buncha ham mazali

Bo‘lmasa guruch .

Kavshanaman bir o‘zim o‘ychan .

 

--------------------------------------


Oftob qizdirmoqda

Ustarada qirilgan

Taqir boshimni

 

 

------------------------------------

 

 

 

 

 

 

 

Abduvali Qutbiddin.

 

Hayol  kechasi

 

Toshkent “Yozuvchi” nashriyoti 1994

 

* * *


Quyosh, yurting qayda, so‘ragan edim,
Tong-la nuringga dil o‘ragan edim,
Men ham sen bor yerga boraman dedim,
Ammo osmoningga ko‘ymading, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Muyishib, mungrayib ishlagan edim,
Men ham ko‘p toshlarni tishlagan edim,
Qahring shomlarida qishlagan edim,
Hayron yoshligpmni ho‘ngratding, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Urfu rusumingdan boshlagan edim,
Eski do‘koningni xushlagan edim,
Duru marjoningni ushlagan edim,
Oqibat manglayim mushtladim, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Tilimni kundaga ko‘ygil, chop dedim,
Keyin dil uyiga borib yot dedim,
O‘g‘lim u, o‘zim u, asta yoq dedim,
Kulu to‘zonidan mahv bo‘lgin, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

Men odam edim-ku, men odam edim,
Loydan-da yo‘g‘rilgan matodan edim,
Iblisga aldangan atodan edim,
Ey quyosh, men seni sevaman, quyosh,
Biror bor boshimga tekkizmading bosh.

 

 

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Далекие огни

(Повесть в мемуарах)

Глава 17

Аъзам Уктам




После дормонских событий я лишился работы. Но у меня была торгово-производственная фирма, в которой мои художники оформители и монтажники работали и получали зарплату. Мы занимались обшивкой стен и потолков зданий и их художественным оформлением. Потолочные обшивки делались из пенопласта серого света. Настенные обшивки мы делали из пластиковых покрытий серого света, похожих на доску. Эти материалы, во-первых, были несгораемыми, во-вторых, они выглядели красиво, придавая комнате комфортный и уютный вид. Кроме того, мы монтировали и устанавливали на пластиковых потолках маленькие, но ярко светящие светильники марки "Филипс". Эти серые пластиковые квадраты прикреплялись на алюминиевые каркасы, которые гармонично сливались своим блеском и цветом с серыми квадратиками, сделанными из пенопласта. К нам тогда обращались с заказом в основном банки, госучреждения и другие более богатые организации. Монтажники у меня были сдержанными и дисциплинированными. Но художники мои злоупотребляли спиртными напитками. Мне не хотелось увольнять их с работы, так как они были очень талантливыми. С другой стороны, мне было их жалко. Бедняги, они работали честно, выполняли заказы вовремя, получали неплохую зарплату, но всегда ходили подвыпившими. Они любили выпить и пропивали в кабаках свою заработную плату всю до копейки. Но они не были бомжами, имели дом, семью и прилично одевались. Одного звали Шурик (Шухрат) другого- Алик (Адхам). У них был отдельный офис в аварийном здании старого медицинского института. Наши клиенты боялись заходить туда, опасаясь, как бы ни остаться под завалами, в случае обвала крыши. Но художникам было все равно, то есть они привыкли как-то к этому. Поскольку мои художники, как и я, были художниками-оформителями, я просто обязан нарисовать их словесный портрет. Так вот. Шурик был высокий тощий, мордастый, смуглый, с черными волосами и бровями, с лошадиным лицом, узкоглазый, с большим ртом, с тонкими губами, со впадинами на лице и с орлиным носом. Шухрат в детстве воспитывался в интернате, поэтому он без акцента говорил по-русски. Алик (Адхам) был человеком невысокого роста, с рыжеватыми волосами и бровями, с большими глазами и коричнево-золотистыми зрачками. Он тоже бегло говорил по-русски и играл на гитаре. Оба они были веселыми по природе и умели рассмешить своих собеседников, рассказывая смешные байки и анекдоты. Они меня называли отцом. Когда я приходил к ним, они радовались, как маленькие, выходя ко мне на встречу и пританцовывая:

- Отец наш вернулся! Наш кормилец пришел! - шумели они, отрываясь от работы, держа в руках кисти или щетки. Потом начинали жаловаться:

- Отец, мы умираем от жажды. Головы наши трещат от боли. Дай нам денег на похмелье! - умоляли они.

Они даже шашлык не ели без водки.

Однажды я отправил Алика (Адхама) на улицу, чтобы он купил сначала самсу, а потом водку. Он вернулся с тревожными глазами и с бледным лицом.

- Что случилось? - спросил я у Алика.

- Блин, иду я по улице и встречаю лоб в лоб человека, которому я должен 500 долларов США. Еле избавился. Он хочет подать на меня в суд. Дело в том, что я когда-то был посредником одной сделки, но тот человек, с которым я познакомился, обманул нас и исчез вместе с товаром. Он сказал так: "Ты был посредником, ты и заплатишь". Не знаю, что теперь делать. Если об этом узнает моя мама, то она выгонит меня из дома - сказал Адхам.

- Да ты сильно не переживай, Алик. Мы тебе поможем - сказал я.

- Да? А как? - удивился Алик.

- Очень просто. Мы с Шуриком каждую неделю будем навещать тебя, когда тебя посадят за мошенничество, и ты будешь мотать свой срок в зонах, в лагерях, напевая лагерные песни в холодных бараках - сказал я.

Услышав это, Алик засмеялся. Шурик хохотал. Я тоже.

- Нет, я серьезно говорю, друзья мои. Если не найду на днях деньги, он меня точно отдаст под суд. Я не боюсь тюрьмы. Боюсь только, что я - единственный сын у мамы, и ей трудно будет пережить мой арест. Тем более я вырос без отца. Вот поэтому, когда я встречаю того человека, у меня возникает такое чувство, как будто передо мной стоит сам ангел смерти Азраил. Боюсь прихватить когда-нибудь обширный инфаркт. Вам смешно. конечно... - сказал Адхам.

Я опять стал подшучивать над ним:

- Ну, тогда, тебе придется приобрести сварочный щит, ну такая маска сварщиков - сказал я.

- А зачем? - спросил Адхам.

- Ну, для того чтобы скрываться от долга. Когда ты будешь ходить по улице, надев сварочную маску, тот человек не узнает тебя - говорю я.

Снова смех.

Так мы жили тогда, преодолевая горе и страдания с помощью юмора.

Но вскоре местные власти добрались и до моей фирмы. Начали возникать различные финансовые проблемы, типа когда я захожу в банк, чтобы внести определенную сумму или, наоборот, когда хочу перечислить деньги на банковские счета моей фирмы, операторы приостанавливают денежные операции под различными предлогами, и мне приходится бегать из одной организации в другую. В конце концов, они прикрыли мою фирму. Надо мной начали сгущаться черные тучи. Я лишился не только имущества, но и друзей тоже. Друзья мои, которые когда-то, присутствуя у меня дома на банкетах, произносили красивые тосты и клялись что, если надо, то ради меня они не пощадят даже свою жизнь, исчезли - как в воду канули. Знакомые поэты и писатели тоже стали переходить на другую сторону улицы, случайно увидев меня. Но что интересное, - те люди, которых я не приглашал на банкеты и которые ничего не просили у меня, когда я был богатым, стали мне помогать. Мне стало стыдно от того, что я забывал о них, когда у меня было почти всё.

Однажды я поехал в Ташкент, чтобы пообщаться с друзьями, которые работают в газетах и журналах. Приехав в Ташкент, я зашел в шестнадцатиэтажное здание, в котором располагался журнальный центр. Поскольку у них работа начиналась в 9 часов, мне пришлось подождать. Я стоял в сторонке, наблюдая за людьми, которые начали приходить на работу. И я заметил, как несколько так называемых поэтов и писателей прошли мимо меня, не желая поздороваться со мной. Смотрю - идет ещё один поэт по имени Аъзам Уктам. Я стоял у висячих телефонов, делая вид, что изучаю список, а на самом деле незаметно наблюдал за Аъзамом Уктамом. Вдруг Аъзам Уктам остановился и, глядя в мою сторону, говорит:

- Холдор Вулкан? Я обернулся и сказал:

- А-а, Аъзам Уктам, Саламалейкум.

Аъзам подошёл ко мне, и мы поздоровались, обнявшись. Спросили друг у друга, как дела и так далее.

- Ну что, Вы хотите подняться на какой-нибудь этаж? Может, зайдем ко мне - сказал Аъзам Уктам.

- Да, пожалуй - сказал я.

Аъзам Уктам показал своё удостоверение милиционерам и сказал, указывая на меня:

- Этот человек со мной. Милиционер дал добро, и мы с Аъзамом Уктамом поднялись на лифте наверх. Аъзам Уктам был очень религиозным человеком. Поэтому открывая ключом свой кабинет, он произнёс: "Бисмиллахиррохманиррохийм ".

Мы зашли в его кабинет. Аъзам указал на кресло.

- Садитесь, Холдор Вулкан. Я сейчас быстро приготовлю чай, и мы вместе будем завтракать. Где-то здесь должны быть печенье и пряники.

С этими словами Аъзам Уктам налил воду в маленький чайник и, перед тем включить кипятильник, сказал:

- Всю ночь я молился и читал Коран. От напряжения у меня опухли ноги - сказал он.

- Ну, как поживаете, поэт? Как Андижан? - спросил он.

- Спасибо, всё хорошо сказал я, и Аъзам продолжал:

- Недавно к писателю Анвару Абиджану приехал из Ферганы его друг-одноклассник. Они зашли в кафе и начали беседовать. Анвар Абиджан спросил у своего друга, мол, как там в Фергане. Его друг сказал:

- Ты, помнешь, нашего одноклассника Каппанова?

- Да, а что? - спросил Анвар Абиджан.

- Он умер - сказал его друг.

- Эх, Худо рахмат килсин. Царство ему небесное - сказал Анвар Абиджан делая аминь, проведя ладонями сверху вниз по лицу.

- Потом, ты наверно ещё не забыл нашего одноклассника Супиева Адихалима? - сказал друг-одноклассник Анвара Абиджана.

- Конечно, помню. А что, он тоже умер что ли?

- Д-а-а, бедный, попал под машину и...

Анвар Абиджан снова совершил аминь, проведя ладонями по лицу, и произнес:

- Да будет ему земля пухом. Он был воистину хорошим человеком.

Его друг снова заговорил:

- Потом, этот Дуралеев тоже неожиданно...

- О-оо-оо! Бедолага. Он что, тоже в аварию попал? - спросил Анвар Абиджан.

- Нет, он злоупотреблял спиртными напитками, и в результате его печень отказала. Потом начались сахарный диабет, инсульт и так далее... Его тоже похоронили - сказал друг Анвара Абиджана, который приехал из далекой Ферганы.

Тогда Анвар Абиджан сказал своему другу:

- У меня такое чувство, что только мы с тобой и остались в живых. При этих словах двое друзей громко засмеялись.

Закончив свой рассказ, Аъзам Уктам хотел поставить чай и, опустив в чайник с водой маленький кипятильник, вставил вилку в розетку. Тут возникло короткое замыкание, и кипятильник взорвался. Аъзам Уктам отскочил назад и от бессилья присел на стул. Мы засмеялись. Смеялись, смеялись, потом Аъзам сказал:

- Эх, я чуть не погиб! Слава Аллаху, Алхамдулиллах, Алхамдулиллах! Если бы что-нибудь случилось со мной, то люди распространили бы страшную весть, что Холдор Вулкан, укокошив Аъзама Уктама, скрылся в неизвестном направлении. Мы снова засмеялись.

Через год я зашел в библиотеку имени Захириддина Мухаммада Бобура в Андижане, чтобы убить время, читая подшивки газет. Я листал подшивку литературной газеты "Узбекистан адабиёти ва санъати", и вдруг на одной из её страниц я увидел фотографию Аъзама Уктама. Смотрю - там напечатан некролог и написано крупными траурными буквами "Узбекская Литература понесла большую утрату. Ушел из жизни поэт Аъзам Уктам". Прочитав некролог, я долго не мог придти в себя. Потом по мусульманскому обычаю совершил аминь, проведя ладонями по лицу и произнес: "Да благословит Аллах моего друга, честного мусульманина, талантливого поэта и хорошего человека Аъзама Уктама!

 

 

 

 

Подробнее...

 

Saidahror Abdusalomov  (8  years  old)

(Small  son of  Holdor Volcano)

 

The giant  man

 

 

(Short  story)

 

 

 

One saponatime there was a sientist he was working on a giant potion. And after he made it  he spild it and he ternd giant, and broke the cealing. He got out of his house and evrey buty was so scared the,  poleses had lotes of armer and the solders were shooting the monster and geting a rope and tiying the giant.  He was trieing to get out but he coud'nt get out and then the giant rememberd that he had a shrink formela and he drank it and he ternd small. And  ran  away to  his brokin  house.

The end.

 

 

09/06/2012

City Toronto.

 

 

 

НОСИР

 

 

 

 

 

Кимдир салом деди эшигим очиб,
Банд эдим — китобдан кўтармадим бош.
Менга маъқул эди тақдирдан қочиб,
Шу хилват хонада дарвешдек яшаш.

Сездим, қимтинганча ўзига суриб,
Омонат ўтирди эски стулга
Ва ҳамма аёллар каби иш кўриб,
Бирров разм солди юпун устимга.

Сўнг нигоҳи кўчди деворимдаги
Бўёғи униққан кўҳна суратга.
Уни ҳайрон қилди бир энлик чанги,
Менинг лоқайдлигим солди ҳайратга.

Сездим, тақдиримнинг ўзи эди у,
Шу ғариб хонага юборилган бахт.
Мен қанча тунларда билмасдан уйқу
Китоблар ичидан топган буюк дард.

Аммо, минг афсуски, ҳатто бир лаҳза
Унга боқмоқ учун қизғандим вақтдан.
Айни шу пайт қалбга солганча ларза
Ремарк жаноблари ошарди ҳаддан.

Айни шу лаҳзада йиғлади Робби,
Патрица жон берди...
Мен дилгир эдим.
Кимдир хайр деди, эшигим ёпди,
Унинг юзларига қарай олмадим.


* * *


Ҳар кунгидай қозон бошида
куймаланиб юрган бир тақдир
қўлларини артди-ю келиб
оқ кўйлакка бўйинбоғ тақди.

Кўйлак йўлга тушди ҳилпираб —
ишга бориш керак вақтида,
автобусдан тушгунича то
ўйлаб кетди тақдир ҳақида.

Ҳар кунгидай қозон бошида
вақтни зўрға ўтказган тақдир
қўлларини артди-ю келиб
туш пайти кимгадир сим қоқди...

Ва шу билан ҳикоя тамом,
ўша куни - етмасдан шомга
оқ кўйлакнинг ёқасидаги
тугмалари тўкилди полга.


* * *


Тақвимни девордан юлиб отаман,
Агар ўтган бўлса бир куним дардсиз.
Балки бутун умрим билан хатоман,
Аммо мен ҳеч кимман хотираларсиз.

Гул дедим, бу ҳаёт бир чаман берди,
Гуллар сувдек оқди анҳорларимда.
Менда ўйлаш учун фурсат бор эди
Қайта-қайта келган баҳорларимда.

Бироқ ҳаётимдан ясадим ўйин,
Гулдек хазон қилдим ҳар ўтган кунни.
Энди ечмоқ қийин, унутмоқ қийин
Юрагимда қолган эски тугунни.

Бугун шивирлайман ўзимга секин:
Майли, келгусим ҳам ўтмасин дардсиз.
Эҳтимол, бахтиёр бўларман, лекин
Мен ким ҳам бўлардим хотираларсиз.

 

 

* * *


Шамол олиб келар уйимга
уфқдаги сариқ боғларни,
сўнг эринмай ҳар битта шохни
устунларга бир-бир боғлайди.

Худди мўмин болалар каби
одоб сақлар бир ҳовли дарахт,
аммо ҳали замон уларнинг
оёғидан ўта бошлар зах.



ЁШЛИККА МАКТУБЛАР


1

Мен ўзим кузатдим
Қўлидан тутиб,
Мени ардоқловчи
Одамлар кетди.
Ҳамма гуноҳим
Чин дилдан унутиб,
Айбимни оқловчи
Одамлар кетди.

Ўтмишим ҳаддимдан
Сал ташқарида,
Билмайман кимларни
Эслашни тағин.
Чиройли қизларнинг
Йиғлашларидан
Бўлак хотира йўқ
Кўнглимга яқин.

Ўжар, қайсар эдим
Ва бироз шоир,
Тан олмай яшадим
Ҳаёт шартини.
Тушунсам, бир томон
Айланаркан ер,
Бошқачароқ экан
Яшаш тартиби.

Такрор сўз ўзимнинг
Жонимга тегар.
Энди ким гапимга
Қулоқ солади.
“Ҳар ким ўзи учун
Ўзи жавобгар”—
Шу бўлди умримнинг
Хулосалари.

Мен ўзим кузатдим
Қўлидан тутиб,
Мени ардоқловчи
Одамлар кетди.
Бошқа бағирда ҳам
Бир мени кутиб,
Бир мени хоҳловчи
Одамлар кетди.

Сунбула. Олмалар
Таранглашган кез.
Қовунлар ҳидига
Тўлганда ҳовлим.
Ўзим билан ўзим
Дардлашиб ёлғиз,
Бундан сиқилишни
Сира кутмовдим.

Кузнинг салқинини
Соғинган кўйи.
Ётаман.
Ёнимдан ўксиб олислар.
Қўлида мен бехос
Жон беpиб қўйиб
Ниятга етмаган
Чиройли қизлар.


2

Ёш эдим, ғўр эдим,
Эҳтимол ёшим
Ўн етти-ўн саккиз
Ораламаган.
Ҳали айланмаган
Севгидан бошим,
Қўлим ҳали бир шеър
Қораламаган.

Ўшанда райҳонни
Атардим райҳон,
Ўшанда қизғалдоқ
Қизғалдоқ эди.
Бир қиз ҳаётимга
Кирди ногаҳон,
Билмадим, у кезлар
Қиз қандоқ эди.

Ўша қиз қоп-қора
Сочларин ёзиб,
Менинг вужудимни
Чирмади бирдан.
Шунда бутун борлиқ
Ақлдан озиб,
Бир хил овоз келди
Осмону ердан.

"Сизни билмадим, мен
Сизни севаман!"
Шунча бўларми бир
Сўзнинг қудрати?!
Бир ўлиб-тирилдим
Бу иқрордан ман
Муҳаббат ҳаққи-ю
Кўнгил ҳурмати.

Кейин кунлар кечди
Рангсиз, файзи йўқ.
Тунимда липиллар
Хира шамчироқ.
Қиз кетди (тўғри-да,
Мендан қарзи йўқ.
Қайтанга қарз берди
Бўса ва титроқ).

Қарийб ўн йил ўтди
Бир кун дардида -
Илтифот кўрсатган
Қизнинг куни у.
Айтсам, минг тўққиз юз
Тўқсон олтида
Хазонларга тўлган
Кузнинг куни у.

Энди хумор қилар
Май билан бирга
Шамолда ўйнаган
Сочларнинг бўйи.
Соқоллари ўсган
Ғариб шоирга
Оғирлик қиляпти
Хотира куйи.

Титиб ўлтираман
Кундалигимни,
Эҳтимол, у кунлар
Менга дарс эди.
Ўшанда бўларди
Севсам ҳам кимни,
Ўшанда муҳаббат
Муқаддас эди.


Бир пул бўлганида
Энди ҳаммаси,
Ўзимча муҳаббат
Ҳақида ёздим.
Аммо адашибман,
Билсам, чамаси,
Ахир мен ўн йилни
Бекор ўтказдим.


3

Тавқи лаънат билан,
Қарғишлар билан
Шеър ёзиб дилингиз
Оғритган менман.
Жабрдийда, юзи
Сарғишлар билган
Юзларга тортилган
Сўнгги оминман.

Феруза кўзлардан
Қараманг менга,
Биламан, сиздаги
Ҳаёт бокира.
Мен қайсар одамман,
Шоир кўнглимга
Ёлғизлик ёқади
Сиздан ҳам кўра.

Мен сизни севаман,
Севганим шунча -
Бир кунда бир марта
Салому алик.
Бироқ туғилгандан
Ўла-ўлгунча
Сизни севолмайман
Битта сўзчалик.

Астойдил эътибор
Бермай бахтимга,
Йўлимда яратдим
Шунча изтироб.
Сизни қучиш учун
Кетган вақтимга
Ёзсам тугар эди
Ёстиқдай китоб.

Йигирма йил зиёд
Яшадим шодон,
Одамлар улашган
Ҳарорат билан.
Бундан буёғига
Шодлик даргумон
Битта қиз қолдирган
Ҳақорат билан.


Мен сизни севаман,
Ичимда айтиб
Юрган шеърларимдан
Кўп бўлмаса ҳам.
Ўша шоирликдан
Бир зумга қайтиб,
Севиб туриш керак
Баъзида одам.

Ёзув столимга
Кўзёш тўкилар,
Бугун иродаси
Сал ожиздекман.
Мени кўриб қолинг,
Кейин кеч бўлар
Машҳур бўлиб кетсам
Чорасизликдан.

Мен сизни севаман,
Севганим шунча...

---------------------------------------------------

Манба: "Ёшлик"  журнали

 

 

 

 

 

 

Холдор Вулкан

Ўзбекистон Ёзувчилар уюшмасининг аъзоси

Таржимачилик ҳақида

 

 

Гарчанд  қачонлардин  япон  шоирларининг  шеърларини  ва  ҳикояларини  рус  тилидан  она  тилимизга  ўгирган  эсамда,  мен  ўзимни  таржимон  дея  хисобламайман. Ваҳоланки,  бу  ишга   менинг  вақтим  ҳам  йўқ.

Лекин,  таржима  ҳақида  қайғураман  ва  ҳамиша  қайғуриб  келганман.

Мен  қачонлардир  Абдулла  Ораз  деган  Хоразмлик  талантли  бир  шоирга: -Ука,  сен  ғоят  талантлисан. Аммо,  сен  фразеологизмдан  қоч. Негаки,  сенинг  ажойиб  шеърларинг  таржимада  деярли  ўз  таъсир  кучини  йўқотиб  қўяди - дея  огоҳлантирган  эдим. У  менинг  маслахатимни  олдими, ё   у  гаплар  ҳавода  қолдими, билмадим.

Унинг  фразеологизмини  қаранг:

 

Бахтим  кулди  нихоят.

Кулди  бахтим...  менинг  устимдан...

 


Бундай  олиб  қаралса, шеърга  гап  йўқдай. Аммо  таржимада  у  деярли  йўқ  бўлиб  кетади.

Чунки,  ҳеч  қайси  таржимон: унинг  юқоридаги  мисраларини "Счастье  моя  смеялось" дея  таржима  қилолмайди.

"Счастье  мое  улыбнулось,  наконец"  шаклида  таржима  қилиши  мумкин.

Аммо,  минг  афсуски,  бу  мисрани  иккинчи  мисра билан  боғлаб  бўлмайди.

Агар  "Мое  счастье  улыбнулось,  наконец. Надо  мной"  дея   таржима  қилса,  таржимон  кулгига  қолади.

Боринг  ана,   таржимон  "Мое  счастье  смеялось надо  мной"  дея  "ухмылка"  маъносида  таржима  қилди  дейлик.

Бу  кўринишда  ҳам  барибир,  таржима  шоир  мақсадини  аниқ  ифодалай  олмайди.Боз  устига шоирнинг  шеъри  бадтар  ўз  бадиийлигини, охорини, рангини,  мазмунини,  ҳатто  шаклини  йўқотади.

Тўғри,  шеърни  дурадгор  каби  тахтадан  ясамайдилар. У  инсон  ақлига  бўйсунмайдиган,  илоҳий  руҳий  оқим  ва  уни  ромга, қолипларга  солиш  мумкин  эмас.

Аммо  шоирнинг  миллати - унинг  ўша  Худо  берган  рутбаси  бўлгани  каби,  унинг  шеърлари  ҳам  умуминсоният  мулкидир(Агар  у  шеърлар  санъат  асари  бўлса,  арзиса).

Бу  маънавий  мулкнинг  таржимада  барчага  тушунарли  бўлиши  мавҳумлашаётган  пайтда, ("Изм"лар  маъносида  эмас, луғовий  маънода  мавхумлаша  бошласа) шоир  ўз  йўналишини  ёки  ёзиш  услубини  ўзгартирмоғи  керак.

Акс  ҳолда,  унинг  шеърлари  маълум  бир  қатлам  қаърида  қолиб  кетади,  унутилади.

Таржиманинг  шундай  қалтис  тамонлари  тўғрисида  ҳам  бироз  ўйлаб  қўйсак,  зарар  қилмайди  дея  ўйлайман.

Раҳматли  Ҳожибой  Тожибоев  айтганидай,  яна  ўзларинг  биласизлар.Мен  айтдим, қўйдим.

 

 

 

 

22  апрель,  2012  йил.

Кундуз  соат  11  дан  32   минут  ўтди.

Торонто  шаҳри,  Канада.

 

 

 

 

Айрилиқ они яқиндир, кема йўл бонгин чалур,

Вах мани ташлаб фироққа ёр йироққа йўл олур.

 

 

 

Суратда  Саидаҳрор

 

lets  interdus  to  new young  writer  from  Canada

Saidahror  Abdusalomov !

(8  ears old. Sun  of  H. Vulkan)

 

 

 

 

The  majic


(short story )

 

 

 

One  day  the boy was bord, then the nexst day   relized  his friend  was a wizerd, he come  and said: - I'm  bord.His  friend  got  an  idea. -Ha? - the  boy  asked.The  boy  who  have  the  idea, was  so  jelous.End  his   made a  trick.  I  cant  beleve  it. Thhe  boy's  friend  made another  trick  and  said: -Poof, candy  upeyred! And  the  candy  was  upeyred.The  boy  was  saying: -Wow!The  boy  so  exited  and  said:  - Could  i  have  one  icecream  cone? The  boy's  friend  said: - Yes!  His  friend made  tric  and  said: - lot  of  icecreams  apeyred! And  icecreams  are  apeyred. -Thanks, for  the  icecreams,  my majic  friend! - said  the  boy  and  he  eat  all  icecreams.   Icecreams  are  was  to  cold  and  the  boy's  friend have  cold  had  a  sore  troute. The  next  day  he  was  feeled  not  good  because the  boy's  friend  was  so  sick. And  his  got a  high  fevear. After  his  mother  colled  the  doctor  and  when  the  doktor  came the  boy  who    eat  the  cold,  majic  icecream gote a  nedle  and  drank  a  spisy  medesin.He  all  day  lied  on  the  bed  in  a  hospital. The  boy  was  never  majic  again.

 

 

06/04/2012.
10/35
Toronto  city.


------------------------------------------------------------------------------------

 

 

Саидахрор  Абдусаломов (восьмилетный  сын  Холдора  Вулкана)

Магия

 

(Короткий  рассказ)

 

 

 

Один  мальчик  гулял  на  улице  и  ему  было  скучно. Вдруг  он  увидел  другого  мальчика,  и   подошел  к  нему. Тот  мальчик  сказал  ему :  -Хочешь, покажу  фокус? -Да - ответил  он. Мальчик  фокусник  громким  голосом  произнес: -Куф - суф! Появись,  конфет! И  тут  же  в  его  руке  появился  конфет. -Вау! - сказал  мальчик  с  восхишением. Потом  спросил  у  мальчика  фокусника: - Могу  ли  я  тоже  попробовать?! -Конечно - сказал  мальчик  фокусник.  Тогда  тот  мальчик  тоже  произнес  магические  слова: - Куф - суф! Пусть  появляются  много  мороженое! Тут  же  исполнилось  его  желание и  появились  много  мороженое. Мальчик  обрадовался  и  стал  есть  мороженое. Они  были  очень  холодными  и  мальчик  простудил  свое  горло. На  следуюший  день  поднялась  у  него  температура  и  его  мама   вызывала «скорую помощь". Приехали  доктора  и  осмотрев  мальчика  делали  ему  уколы.Потом  увезли  его  в  больницу. Там  ему  пришлось  пить горькие  медикоменты. Лежа  в  больничной  койке  мальчик  обещал  сам  себя,  чтобы  отнюд  не  заниматся  магией.

 

 

06/04/2012.
10/35
Tоронто.

 

 

(Рассказ   переведен   с  английского  на  русский  язык   Холдором  Вулканом )

 

 

 

 

 

Подробнее...