Поиск

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Письмо Барону Мюнхгаузену


-----------------------



Многоуважаемый господин фон Барон,
Если открыть глаза пошире,
То можно увидеть, что вы не лгун, а наоборот,
Самый правдивый человек в мире.

Смеялись мы, когда рассказывали о том,
Как спасали вы себя сами,
Поднимая себя за волосы, потом,
Вытаскивая из ямы.

Мы поняли Вас только сегодня,
И начали умственно расти.
Выяснилась, что нас кроме себя,
Никто не может спасти.

Оказывается, человек спасет себя сам,
Побеждая греховные желания,
Которые оставляют в душе шрамы,
Наводя печаль, причиняя страдания.

Я уверен в том, что вы думали о нас,
Высоко на пушечном ядре летая,
Разбудив нас всех от глубокого сна,
От Африки до самого Китая.

Барон, вы четко и ясно объяснили нам,
Что человечество - единая семья,
И летит оно, как пушечное мясо,
На ядре, под названием "Земля"...


-----------------------

24 /03/2014.
3:35 дня.
Канада.г. Бремптон.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

 

03-11-2017_SH.Rashidov-s-suprogoj (400x305, 28Kb)

Вечный долг

(Светлой памяти Шарафа Рашидовича Рашидова)

 

В истории Узбекистана есть много ярких исторических личностей, которыми мы узбекистанцы гордимся.

Один из таких великих сыновей Узбекского народа это Шараф Рашидович Рашидов.

Не секрет, что как все другие народы мира народ многонационального Узбекистана тоже всем сердцем любит столицу своей родины Ташкент.

Пусть не обижаются на меня, братские народы соседних стран, если я скажу правду о том, что Ташкент является самым красивым городом не только в регионе, но и  во всем мире.

Его неповторимая уникальная архитектура пленит душу любого человека, и он влюбляется в этот город на всю жизнь.

Под руководством Шарафа Рашидовича Рашидова город Ташкент буквально восстал из руин, после страшного землетрясения, которое произошло 26 апреля 1966 года.

Метро на западе считается транспортной коммуникацией для бедных.

Тем не менее, этот вид средства продвижения создает большое удобство для горожан и пользуется большой популярностью среди населения страны.

В этом смысле ташкентское метро – это единственное подземное строение во всем среднеазиатском регионе. Своей красотой  оно не уступает московскому метро.

Злые языки говорят, что Шараф Рашидович Рашидов, надул Леонида Ильича Брежнева, рапортовав ему о выращенных и собранных шести миллионах тонн хлопка, часть которых существовали только лишь на бумаге.

Но они не хотят говорить о порабощении нашего народа, отравляя его ядовитыми препаратами, такие как гербициды и пестициды, которые вываливали тоннами из самолетов-кукурузников, которые  низко пролетали над населенными пунктами нашей страны, специально не прыкрыв заслонки опрыскивателей своих летательных агрегатов.

Они молчат в тряпочку о разрушении генофонда нашего народа, который собирал хлопок, пребывая в густых ядовитых туманах  пестицидов, которые высыпали им на головы из сельскохозяйственных самолетов с надписью "ссср".

Они забыли тот период, когда центральные власти превратили нашу страну в сырьевую базу,  придумывая различные проекты по освоению новых земель в пустынях, осушая при этом наши реки и море, неразумно используя водные ресурсы.

Вот и наш Шараф Рашидович Рашидов отомстил за все это по-своему. Это была тайная война за интересы народа, где Шараф Рашидович Рашидов победил, борясь один против громадной красной империи под названием "ссср".

Если учесть огромные потери нашей страны в экономическом, физическом и духовном плане, то никто не имеет права обвинять в чем-то Шарафа Рашидовича.

Наоборот, Шараф Рашидович Рашидов является национальным героем независимого Узбекистана!


Дорогой Шараф Рашидович, пусть Ваша душа пребудет в раю!

Перед Вами, мы вечно в долгу!

--------------------------


24/03/2014.

7:01 утра.

Канада. г. Бремптон.

 

 

Sh-Rashid-haykal.jpg_thumbnai_full (500x359, 28Kb)

_98631214_c21e0127-90eb-c656-5992-41b854fdfa5a-2 (660x371, 47Kb)

 

Ўзбекистон Президенти Шавкат Мирзиёев бошчилигида Жиззах шаҳрида давлат арбоби ва адиб Шароф Рашидов ҳайкали очилди.

BBC O'zbek

 

 

 

Holder Volcano

Eternal duty

(To the Bright memory of Sharaf Rashidovuch Rashidov)




There are many outstanding historical figures in the history of Uzbekistan, of whom we Uzbeks are proud.


One of such great sons of the Uzbek people is Sharaf Rashidovich Rashidov.


It is no secret that, like all other people of the world, the people of multinational Uzbekistan also love the capital of their homeland Tashkent with all their hearts.


Let the fraternal people of neighboring countries not take offence to me if I tell the truth that Tashkent is the most beautiful city not only in the region, but also in the whole world.


It's unique architecture will captivate the soul of any person, and they will fall in love with this city for life.


Under the leadership of Sharaf Rashidovich Rashidov, the city of Tashkent rose from the ruins after the terrible earthquake that occurred on April 26, 1966.


The metro in the west is considered a transport system for the poor.


Nevertheless, this type of means of transportation creates great convenience for citizens and is very popular among the people of the country.


In this sense, the Tashkent metro is the only underground structure in the entire Central Asian region. Its beauty is not inferior to the Moscow metro.


Evil tongues say that Sharaf Rashidovich Rashidov cheated Leonid Il'yich Brezhnev by sending to him about six million tons of cotton grown and harvested, most of which did not even exist.


But they do not want to talk about the enslavement of our people, poisoning them with poisonous drugs, such as herbicides and pesticides, which were dumped from agriculture planes that flew low over populated areas of our country, leaving open the flaps of the sprayers of their aircraft units.


They are silent about the destruction of the gene pool of our people, who collected cotton, staying in thick poisonous mists of pesticides that were poured on their heads from agricultural planes with the inscription "USSR".


They have forgotten the period when the central authorities turned our country into a raw source of materials, coming up with various projects to develop new lands in the deserts, draining our rivers and the sea, using water resources unreasonably.


So Sharaf Rashidovich Rashidov took revenge for all this in his own way. It was a secret war for the interests of the people, where Sharaf Rashidovich Rashidov won, fighting alone against the huge red empire called the "USSR".


If we take into account the huge losses of our country in economic, in physical and spiritual terms, then no one has the right to blame Sharaf Rashidovich for anything.


On the contrary, Sharaf Rashidovich Rashidov is a national hero of independent Uzbekistan!

Dear Sharaf Rashidovich, may your soul be in paradise!


We are forever in debt to you!



24/03/2014.
7:01 am.
Canada. G. Brampton.

 

images (275x183, 9Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

 

Письмо человечеству





Ну, здравствуй, Человек!


Как твое здоровье? Все скрываешься за медицинской маской, боясь выходить на улицу?


Чего ты боишься? Ты же царь природы!


Ты ради богатство, роскош и господство в мире, все тайно разрабатываешь новые и новые виды оружие массового поражения, гиперзвуковые крылатые ракеты, оснащенные ядерными боеголовками, превращая в ядерные полегоны прекрасные острова и райские атоллы, закапывая смертоносные ядерные радиоактивные отходы в леса, в моря и океаны, загрязняя воду и воздух, не интересуясь здоровьем матушки природы, которое ухудшается день за днем, час за часом.


Ты не слушаешь ученых - экологов, которые бьют в набат, звонят во все колокола, предупреждая тебя о том, что от выхлопных газов автомобилей, от  химических пар, которые поднимаются из дымоходов твоих заводов и фабрик, от вредных веществ, как гербициды и пестидциды, от радионуклидов задыхается бедная природа.


У нее уже половина легкие нет. Мало того, ты уничтожил ее аппарат естественной вентиляции лёгких, беспощадно истребив вековые леса, остальные сгорели в пожарах. Ты не говори, что леса на планете горят сами по себе и виноват в этом парниковый эффект. Парниковый эффект на планете возникает только от дыма, от углекислого газа, который поднимается в отмосферу из многомиллионнных труб нефтоперерабатываюших, металлургических заводов, тепловых электростанций, где сжигают уголь, торф, кокс, газ и даже мазут. Утечки радиации на Атомных электростанциях, от выхлопных газов автомобилей, которые не дают проникновение солнечных лучей на поверхность нашей планеты, ускоряя глобальное потепление в мире.


В результате тают ледники на северном полушарии, образуя новоднении, пробуждая замерзших смертоносных микробов чумы, создавая экологический дисбаланс.Это все результат твоей деятельности.


Вот, чтобы тебя предупредить еще раз, матушка природа вынула свое маленькое оружие, которое трудно разглядеть даже под микроскопом. Против которое бессилна твоя многомиллионная армия, бессильны  термоядерные и водородные бомбы, которые ты создал, танки, корабли - ракетаносцы, сверхзвуковые самолеты бомбардировшики, ударные дроны, военные беспилотники, зенитные установки, гиперзвуковые крылатые ракетаносители с ядерными боеголовками, сверхсовременные установки противоракетной обороны.


Где твоя мощь?!


Здороваешься друг с другом локтем и идя по улице сторонишься даже  от своей собственной тени, боясь заразиться опасным вирусом. Опустошаешь полки в магазинах и на рынках, не оставляя даже туалетную бумагу для других.


Покупаешь тоннами сухие продукты и консервы, запасаешься, прячешь в подвалы своего особняка, не оставляя даже долю бедных детей, которые растут в малоимущих семьях, кои не способны купить продукты первой необходимости.


Человек, открой свои сонные глаза пошире!Не загрязняй экологическую среду! Отдай матушке природе аппарат естественной вентиляции лёгких, то есть леса и чистые водоемы!

Береги свой единственный, плавучий, шарообразный, глинобитный дом!





18/03/2020.

4:13 дня.

Канада, Онтерио.


x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers


Apricot grove

(Story)

------------------------
I believe you've never read a story like this. I recommend reading it. It's very interesting, an exciting story. It is also easy to read.
-------------------------


It is said that friends are proven as real friends in difficult times. So I decided to visit my former boss, who got sick.
When he saw me, he wanted to get up, but I stopped him in time:
- No, no, sit down, sit down, Sotkin Sattarovich.
I greeted him and asked about his health.
- Thank you for coming, Bazarkul Baltabayevich. I got sick," said the boss, Comrade Salafanov Sotkin Sattarovich, wheezing and moaning.
- Don't worry so much, Sotkin Sattarovich. Everything will be alright. Man is made of clay, not iron. That is, he can sometimes get sick. Illness is like a guest, it comes and goes, I said to him.
Thank you. Bazarkul Baltabayevich. I just wanted to tell you a secret before I left this world," Sotkin Sattarovich said.
Then he continued:
- The fact is that I live in two phases, waking and dreaming. One day I dreamed of beautiful valleys, large rivers that originate from emerald mountain peaks. The clear waters of these rivers shone in the sun like a mirror among the spruce forests and green meadows, where a sea of white daisies and blue-eyed cornflowers waved in the wind like a wave. Walking through a meadow waist-deep in tall grass, I waded through shallow rivers, centuries-old coniferous forests where woodpeckers crackle and stopped at the foot of mountain peaks. Powerful streams of water bubbled under the high granite rocks. A lone eagle soared in the sky, shouting majestically, its beak wide open. I crossed the suspension bridge. On the other side of the bridge, the apricot grove was rustling in the wind. Ripe yellow apricots with a red-pink tint sparkled in the sunlight. There I met an old man with a white beard, a white turban on his head and white clothes. We said hello. Then the old man said: - Taste, my son, a ripe apricot. If you like it, take it and bring it home to the children.
I thanked him, picked some ripe apricots, then rinsed them in the spring water and ate.
The apricot was as sweet as the honey of wild bees. I collected some dried apricots into his worn skull-cap and saying goodbye to the old man, came back through pine forests, through the fir woods, passing the shallow waters of rivers, rippling and sparkling like silver in the sun among the meadows, where wild flowers grew and bloomed, over which larks sang, bursting trills. Suddenly, from the direction of the spruce forest, red army horsemen appeared with military hats "budenovka" on their heads. They were armed with rifles and sabers. When the red Commissar saw me, he shouted:
-Here he is, one of the warriors of basmachi comanders Ibragimbek Lakai! I order it on behalf of the revkom! Kill, comrades of the red army, this worst enemy of the proletariat! Forward to the victory of communism under the red banner of the workers and peasants! Long live the world revolution, the hammer and sickle, and the leader of the proletariat, comrade Lenin! Down with the bourgeoisie and the minions of world imperialism! Uraaaaaa! With these words, he, sitting on the saddle of his horse, blew a bugle, as if inspiring the Komsomol members to the feat.
Waving their sabres left and right, firing rifles with long bayonets, inspired red army soldiers with battle cries of " Hurrah! " they sent their horses in my direction. I clutched my skullcap to my chest so as not to drop the apricots, and ran across the meadow as fast as I could. Firing their rifles, a squad of Komsomol members in a greatcoat and with military hat "budenovka" on their heads, all approached.
Bullets whizzed past me. One of the bullets pierced through the hem of my cotton chopan coat. I ran no matter what and I managed finally to escape in the midst of the forest.
The red army soldiers stopped at the cordon, as it was impossible to ride in the forest. They left their horses and began to run after me.
I kept running, gasping and stumbling. Suddenly the ground gave out from under my feet, and I rolled down the slope and went down like a broken wheel of an old creaking cart. I stopped by a girl who was rinsing her clothes in the river.
From fright, she first screamed in horror and jumped back. When I got up and started asking for forgiveness, she came to her senses and started hitting me with a wet sheet. I told her:
Stop! What are you doing, Mademoiselle? I didn't mean to! I am an alien from a world called "Reality". I'm being chased by a gang of communists!
At my words, she stopped and looked at me in surprise. I say to her,
- What are you standing for, Madame?" Hide me quickly. Otherwise, these red bandits will come, catch and shoot me without trial, and then cut off your head with a saber, accusing you of aiding a particularly dangerous kulak, harmful to the bourgeois, that is, me.
Just at this time, the voices of the Reds were beginning to be heard on the top and shots were being fired. They were shouting:
He couldn't have gone far, comrade Commissar! Basmach is here somewhere! - said one pot-bellied red army man with a hat on his head. - Maybe he went down! Did this bastard get away?!
After that, the girl grabbed me by the hand as if I were a small child and led me into a dense thicket.
We fled the scene. A mounted detachment of red army soldiers went in the other direction in search of me. Then I sincerely thanked my savior for helping me in a difficult moment. She was so beautiful that I fell head over heels in love with her, as they say at first sight. Her thick and delicate hair was like black silk, swaying in the wind. Her big eyes like a deer's, thick and long lashes, soft lips like rose petals, smooth as white marble chin, neck, arms and legs like ivory, just drove me crazy. We met.
It turns out that her name is Malika, and she was born here in the dream world.
I Salafanov Sotkin Sattarovich. I live in reality. I am the Director of a large factory that produces chemicals that are used in agriculture in our vast country - I said.
I'm glad to meet you, Mr. Sotkin Sattarovich. I'm sorry that I hit you on the head with a wet rag, " Malika apologized, smiling prettily, showing her teeth like white pearls.
No it's okay, it could have been worse. Where I'm from, wives sometimes hit their drunken husbands on the head with a rolling pin and a frying pan when they return home on all fours. But their husbands still drink, not drying out for weeks, or even months. They even drink kerosene if it gives them a high. Once I was hit on the head with a bag of flour. I still thank God that this bag didn't contain some heavy object, such as a stone boulder or, say, a dumbbell - I said.
Hearing my words, Malika laughed merrily:
-Are you also a humorist? That's great! - she said. Then asked:
Will you sleep over in our world tonight?
No, I must go home before my wife wakes up.You know, a rolling pin, a frying pan, and all that - I sighed sadly.
-Sorry - she said. Then she asked again,
Can I come with you?
No, Mrs. Malika, it is impossible, because our air is polluted with carbon dioxide from smoking chemical plants and factories, and the environment is contaminated with radiation. There you can suffocate and die like a fish in a broken aquarium. A gas mask won't even protect you, that's how bad the pollution has gotten, and I want you to live in this world for a long time, even forever, but don't worry, I will come again, I will definitely come, believe me! - I said, preparing to leave.
Take care of yourself! Be careful, Sotkin Sattarovich! There are ruthless red thugs out there -Malika warned me as she walked me home.
I was kicking, and I woke up next to my wife, who was lying like a crocodile on the banks of the raging Nile river in Egypt. When she woke up, she started scolding me:
What's wrong with you? Drunk again, or what? Hair like a stork's nest, clothes covered in mud! Oops! What about your old cotton coat?! What's the hole? Burned a cigarette what?! Oh, My God! What's in the skullcap? Apricots? What is it? - she asked.
Yes - I say - this is for you, my love, try it. You know, I was in a dream. I walk in short across the summer meadow, singing in the tall grass, like a lone mower with a scythe, whistling merrily. Larks sing over the meadow, filling with a ringing trill. White butterflies roam silently in a swarm, gently kissing each other in the air, not shy of me. They fly, quietly and weightlessly, as if in Paradise. From far away where swaying in the wind birch grove, I heard the sad voice of a lone hoopoe. The air was light and smelled of meadow flowers. You would want to lie down on the grass and die, looking at the endless blue sky, where white clouds float! I stopped on a path in the middle of the meadows to listen to the distant voice of the cuckoo, which came from the direction of the ravine. Suddenly there was a cavalry unit of the red army. The Reds in military hat "budenovka" and with sabres in their hands, firing rifles, chased me, and one of the bullets pierced the hem of my cotton chopan.
She didn't believe me. But still, after trying the apricot, she said:
Unbelievable! Is this really true? I can't believe it!. What an apricot, my God! I've never eaten anything like this. Just honey! Why did you take so little? You should have taken more. Now I'll give you a huge cardboard box and you will immediately go back to the world of dreams, and get a lot of dried apricots, you stupid director of a large factory that produces deadly, toxic chemicals! Try to bring as many apricots as possible, so that I can trade them smartly in the market. We'll use the leftovers to make sweet and thick jam for the winter - my wife said greedily. Then ask:
Can we go together?
I tell her:
No, don't. What are you, my white rose, covered with morning dew, full of red ones, armed to the teeth. Dangerous! How can I go on living without you in this world if they shoot you like a partridge?! No, I'd rather go alone.
After this conversation, my wife dressed me in a soldier's uniform, which I brought from the army, and before going to bed gave me a huge cardboard box in my hands. After a while I fell asleep again and again I began to dream of those gardens of Paradise. I walked through an uncut rye field, singing in the rye, and around me fluttered, as before, white, silent, harmless butterflies, some of them even touching me with their delicate wings. Then I was startled to see a man in a battered panama hat and an old patched jacket walking straight toward me, his arms wide open like a friend I hadn't seen in years. When I recognized him, I smiled. It turns out there was a scarecrow. Red cross-eyed dragonflies with transparent wings fluttered above the rye. A cuckoo was crying across the river, which was overgrown on both sides with tall reeds, which rustled in the wind like a green wave. Wading through shallow water with a huge cardboard box in my hands, I stopped at the foot of snow-capped mountain peaks, where a powerful stream of water bubbled under high granite rocks and foamed eddies, like the mustache of a man drinking Bovary, frothy, golden beer.
There was a steel-rope suspension bridge over a mountain river. I walked over the creaking, swaying bridge carefully, looking down in horror at the seething water. On the other side of the bridge, a grove of apricots rustled in the wind. A lone eagle soared high in the sky, circling majestically over the mountain gorge and shouting proudly. His cry, like a loud whistle, echoed. I see that old man with a white beard and white clothes, with a white turban on his head, sitting on the prayer carpet. Sitting on this carpet, he prayed. Without interrupting his prayer, I went cautiously towards the apricot grove.
At first, he ate the apricot himself, and then began to collect it in a cardboard box. After filling it with dried apricots and closing it securely, I went back across the suspension bridge, where the river was rushing in powerful streams under the high granite rocks of the mountain peaks, deafening the surrounding area with its noise. When I reached a meadow where a sea of daisies, melons, cornflowers and other meadow flowers were swaying in the wind, I suddenly saw a horse squadron of the national liberation army of kurbashi-commander of basmach Ibragimbek Lakai. Bearded warriors in striped robes were armed with machine guns, British-made Mausers, and bent Isfahan swords.
Warriors in striped clothing and hairy chests spurred their mounts and shot an arrow in my direction.
One of them shouted:
O warriors of Almighty Allah, strike this infidel, the red Satan! See his uniform, clothes, and shoulder straps?! Judging by the five-pointed red star on the cap, we can assume that he is a great chief of the communist army! This is the famous General, commander of the red army, for whose head Sheikh Abu Gibran Ibn Abdelrahman himself promised to pay thousands of gold coins! Having cut off the head of this godless communist with a sword, we will present it to the Sheikh!
Hearing this, my heart sank and I ran as fast as I could. How could it be otherwise? It's scary. I run recklessly with a huge cardboard box in my hands, filled to the brim with ripe sweet as honey apricots. A mounted squadron of bloodthirsty basmachs chased me in unison, waving razor-sharp Isfahan bent swords and firing randomly at me with British-made Mauser pistols. It was at this time that one stray bullet whistled and pierced through the cardboard box. I kept running, no matter what, and I think it's a good thing I didn't bring my wife. If they saw a woman without a burqa, they would be completely enraged. Besides, my wife is Russian. They would have cut me into small, small pieces with their bent sabers.
The bearded horsemen were still chasing me. But when I reached the forest, like the reds, they stopped their horses at the cordon, deciding to continue the chase on foot. Now I knew the road well and took advantage of the descent, similar to the slide of a playground for kids.
I went down, sitting like a little boy, who goes down a slide on a sled in winter. I started down the hill at a breakneck speed, holding a cardboard box filled with ripe apricots, sweet as honey. There, by the river, that girl was not there, and I, as before, hid in a dense thicket, so that I could come out carefully when the danger was over. But then, the basmach warriors caught me. Seeing a box of apricots one of the basmachs went crazy: -You bastard, did you steal the apricots from our sacred gardens? Well, that's it, you're finished, red pig! I'll skin you alive and stretch it over a tambourine. With these words, he wanted to smash my head with the butt of an British-made rifle, but he was stopped.
-No, Osman Ibn Nigman, wait! You'll ruin the face of that red godless Satan. I'm going to decapitate him carefully myself - said a thin and tall warrior, wearing a striped coat and a turban on his head. Then, drawing his sharp, tinkling steel dagger from its scabbard and licking its blade, he began to decapitate me, and then I woke up with a wild cry, covered in cold sweat. My wife also woke up from my scream and was happy to see a cardboard box with apricots. Still, she did not forget to reproach me for not protecting a cardboard box that had been pierced through by an enemy bullet during the firefight. After that, she rewarded me, that is, finally gave me a two-day break, so that I didn't have to sleep during these days. To be honest, I myself was afraid to fall asleep and find myself in a dream world where day and night fighting is going on, between warring parties, shots are fired and explosions are thundering. Fields and forests are burning, cities are Smoking, every day hundreds and sometimes thousands of young soldiers die on the battlefields, as well as innocent people, especially helpless children who are afraid to go to school to study.
Two days later, in the evening, when I came home from work, my wife again ordered me to go to the world of dreams for apricots. I say, my love, there's a full-scale civil war going on there. Seeing me in the national cotton chopan, the communists didn't hesitate and shot at close range, just riddled with machine guns, taking the Basmach. And the soldier's uniform that I brought from the army, on the contrary, will crush a gang of basmachs and they will catch me and kill me like a sheep! - I explained.
-Oh, you miserable coward! Also called the Director of a large factory that produces deadly toxic substances such as pesticides and herbicides! Such a big man, and afraid of bullets! Let the bullets be afraid of you! Come on, let's move faster and into the world of dreams, now! - she said. I had no choice but to obey and go to bed with a huge cardboard box in my hands, drinking a solid dose of sleeping pills with vodka, which my wife gave me. After a while, I fell asleep and found myself in a dream world with a huge cardboard box in my hands. I see the cities are Smoking, the rye fields are burning! Well I think about things. Then an armed fighter plane flew over me with such a roar that my ears were deafened by the noise. Bombers also flew, deafening the entire neighborhood. Blackened birch groves and pine forests burned to the ground. Residential buildings with low huts of villages turned into ashes and ruins. Only the stoves were left from the burned huts. A tired crowd of scowling people rode creaking carts to where the hills smoked. And the mobilized recruits went to the front on cargo half-trucks, saying goodbye to their beloved wives and other loved ones. Just at this time a young lieutenant came up to me and asked: - You also decided to go to war? I was confused by this unexpected question, and didn't know what to say.The young Lieutenant continued: - You're doing the right thing, comrade. After all, the Fatherland is in danger! The German-fascist invaders treacherously invaded the territory of our country! At such a time, every citizen of our country, whether they are Uzbek or Russian, Tatar or Tajic, Kazakh or Kyrgyz, Georgian or Jew, Armenian or Azerbaijan, Estonian or Latvian, Ukrainian or Belarusian, must voluntarily go to the defense of the Fatherland. The USSR is our common home. Let's hurry up, comrade. until the half-breed war caravan left. Get in the back of the truck now! - he said. After the fiery speech of the young Lieutenant, I had no choice but to obey, and I climbed into the back of the half-truck with a cardboard box in my hands. The half-truck started. I see a beautiful girl running down the lane, stumbling and crying in the direction of the semi-truck, in the back of which I was sitting. Good - Bye, Sotkin Sattarovich! I'll be waiting for you! Write me love triangle letters! O cursed war! You damned Hitler! She wept, wiping her burning tears on the edge of her Orenburg scarf. I recognized her and said good-bye to her. Goodbye, Malika! I love you! Wait for me and I will return, having defeated the fascist.
Horde! Don't mention it with a vengeance! - I shouted good-bye to her, waving my hand. After that, the military truck drove for a long time along a bumpy country road to the West, and only in the evening we arrived at the designated point, where we were given food, uniforms and weapons with ammunition.
The next day, early at dawn, we were sent by train to the front line, where there were fierce and bloody battles. We were ordered to go forward, with a chorus of cheers, and we rushed forward. The fascist command, watching our movements from afar with binoculars, was terribly frightened and lifted military planes into the air, which began to attack us from the air. Shells began to fall directly on us, air bombs with an ominous whistle and exploded. Despite this meat grinder, the brave and valiant soldiers of our Fatherland did not run away, on the contrary, they rose to the attack, inspiring each other- Forward, fellow soldiers for the Motherland! For comrade Stalin! - I shouted, too, with a huge cardboard box in my hands. After the airstrikes, artillery fire from cannons and howitzers began. There were sounds of cannonade, the clang of tracks, and the rumble of tanks. We had PPSh sub-machine guns, pistols, rifles, daggers and sapper shovels. Anti-tank grenades hung in clusters from their belts. But they were all made of wood. Even the bullets were made of wood. This is a unique military trick that was invented by our top military leadership, talented generals of the shock army. This was not only a unique military strategy, but also an unheard-of tactic, a military art. Well, what should we do if our state was not ready for such an unexpected large-scale war, experiencing an acute shortage of ammunition and small arms? As they say in war, all means are good. Then it turned out that we, that is, recruits from Central Asia, were sent to the front line like cannon fodder. It may sound bitter, but this is a historical fact. The horrors of war cannot be described with a simple pen. I see someone calling for help. I crawled up to him and when I saw his laceration, I involuntarily covered my mouth with my hand, making a sound of " Umk!". I was sick. It turns out that the exploding shell tore off his leg. I struggled to lift my wounded fellow soldier, and then another survivor started shouting: - leg! Take his leg, too! With these words, he ran in my direction, with a severed leg in his hands. - Are you crazy? Drop that leg! Bury it for God's sake! - I shouted back, walking with my wounded countryman on my shoulders. Then an air bomb exploded with a bang not far from me. When I woke up, I saw the fascists, who were shouting nervously in their own language, kicking the bodies of wounded soldiers with their boots: Get up, Schwein Soldat!
Sneila, sneila! So I was captured. I was betrayed in the concentration camp. The Gestapo SS found out that I was a member of the Communist party of the Soviet Union and sentenced me to death by hanging. I walked with my head held high to the scaffold where the gallows were set up. Angry service dogs barked all around, ready to tear me to pieces. The sound of drums rattled the air, smelling of burning meat and hair. After that, I climbed on a stool and the traitorous policeman put a noose around my neck, carefully soaping it with household soap. After these procedures, the officer of national Germany started to speak, but I didn't understand until the traitorous policeman translated his words into Russian.
Ger standartenfuhrer SS Otto Klaus says that we, the zuldats und officigin of Nazi Germany, will hang and shoot all Communists and Jews! Strangle them in gas chambers and burn them alive in crematoriums! You are given the last word and your final wish will be fulfilled by the loyal and kind executioners of the third Reich! Then we'll hang you! What do you want?! Bread? Vodka? Speak quickly, Schweine Communist, we don't have much time! - translated by the traitorous policeman.
-No, gerr SS standartenfuhrer, I don't care about bread and vodka right now! Finally, please give me a big empty cardboard box! - I said. Hearing my last words, SS standartenfuhrer Otto Klaus said "Fool!" and began to laugh uncontrollably , shaking all over, the guards, and the executioners too. They laughed. I see that the prisoners, that is, my countrymen, are also laughing at me. After a long laugh, they finally satisfied my request by holding an empty cardboard box and started to hang me. Hundreds of drums thundered again, giving the event a vile backdrop. The traitorous policeman was about to kick the stool out from under my feet, when suddenly someone ran up to the fascist officer and whispered something in his ear.
The officer ordered the execution to be stopped. Then he began to speak, and the traitorous policeman began to translate his words.
Achtung, zoldat und officigin Deutschland! Wehrmacht headquarters has just received more detailed information from our military intelligence officers that this commie whom we are going to execute worked as the Director of a large factory that produced deadly toxic drugs such as pesticides and herbicides, which are sprayed by tons of aircraft on the cotton fields of Sunny Uzbekistan, where local violence, University students, schoolchildren and even small children work, collecting white gold, that is, cotton, almost for free, disappearing in a fog of toxic chemicals, which paralyze the brain and liver of a person, turning healthy people into disabled people, destroying the gene pool of rape. We will need such chemical weapons of mass destruction very much in the future, and this prisoner of our comfortable concentration camp will help us in this, and his people, who worked heroically, not disappearing from the face of the earth on cotton plantations without chemical protection suits and gas masks, when with the help of aviation they sprayed tons of toxic pesticides over them! From such hardened people who were used as guinea pigs in secret medical research, we will create an army of Legionnaires! In this regard, this Communist and Director of a large chemical plant, we decided to award the highest order of Nazi Germany-the iron cross! Heil Hitler! - translated by a traitor with a white police armband on his sleeve.
I was startled and shouted in confusion: - no, no, Gerr SS standartenfuhrer, don't give me the iron cross! If I go home wearing this medal, I'm finished! My wife will immediately file for divorce, and enraged Uzbek people themselves will cast kill me with rocks and stones, making a "toshboron" and the local authorities, accusing me of treason, shoot in the center of Tashkent, in downtown, where the shot of the great Uzbek writer Abdulla Kadiriy!..
With these words I again woke up with an empty cardboard box in my hands.
I was afraid that my wife would make a terrible scene when she saw an empty cardboard box, and would rush at me with a rolling pin or a frying pan in her hand, shouting: - Where are the apricots?! I'm asking you! Did you eat them yourself, you bastard! I'm going to hit you in the head with this rolling pin, you stupid! Come on, go back to sleep and don't come back here without the apricots!.. But no, she was sleeping sweetly, like a baby in a cradle! If she was very tired, then she also went to the world of dreams, looking for me. - Oh, thank God my wicked wife didn't Wake up this time! - I whispered a sigh of relief. But I shouldn't have been happy. It turns out that my wife fell into an eternal sleep! -My poor girl, how will I live in this pitiless world without you, alone! I'm sorry, my dear, I'm sorry that I couldn't bring the honey-sweet apricots you asked for from the dream world! I cried, hugging her frozen body and putting my hand over her eyes, which remained open like the Windows of an abandoned old house. At my wife's funeral, it was raining heavily in the autumn, and I caught a cold. It was as if the sky was mourning her, too. - Forgive me, my love, and good-bye for ever and ever! Let the earth rest you in peace! - I cried, not being shy of those present and coughing. That night, after the funeral, while dressing warmly, I took an empty cardboard box and went to the world of dreams for sweet apricots to please the soul of my deceased wife. I walked carefully along the bumpy road, disappearing in and out of the smoke. But at the foot of the snow-capped mountain peaks, I was stopped by soldiers, informing me that there is a drone unfair war, where drones are used to launch pinpoint strikes from the air on military and civilian objects of the parties. Fields and forests are burning, cities, towns and villages are smoking, where thousands of people are dying, not the children of the instigators of war, but the sons of poor people, very young soldiers.
I had to go back home. Since then, I can't sleep and I don't go to the dream world for apricots. They say that now there are no longer flying drones, but Intercontinental ballistic missiles with nuclear warheads and hypersonic cruise missiles, that is, the third and last world war is underway.
finishing off his speech, Salafanov Sotkin Sattarovich, Director of chemical plant became silent.

-----------------------
15/11/2020.
2:07 of the day.
Canada, Ontario.



 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилар уюшмасининг аъзоси

Машъал Ҳушвақтни ёд этиб





Эл севган шоир Машъал Ҳушвақт Андижон вилоятининг Асакада туманида валодат топган.


У ўзбек замонавий адабиёти осмонида порлаган энг ёруғ юлдузлардан бири, ёниқ, ёрқин шоир эди.


Жингалак сочли, кўзларида гўё ўт чақнаб тургувчи бу шижоатли шоир давраларда муштларини қисиб, шеър ўқиса, анжуман иштирокчилари ўтирган зал пашша учса сезилгудек жимиб қолар, бадиий адабиёт, шеърият муҳлислари унинг шеърларини диққат билан тинглар эди.


Чунки Машъалнинг руҳ билан ёзилган шеърлари ҳавас қилса арзигулик юксак санъат асарлари эди.


Бу кўнглида ғубори йўқ шоир бошқа шоирларнинг шеърларига хасад қилиб эмас, ҳавас қилиб яшар, қайсидир шоир санъат асари яратса, ундан қаттиқ тасирланиб, анча вақтгача "вах, вах" дея тамшаниб юрарди. Айниқса, Шавкат Раҳмон ва Абдували Қутбиддинларнинг шеърларини ўқиб, ҳаяжонга тушар, соф сўз санъатини, шеърдаги бадиий дидни, юксакликни, теранликни қадрлар эди.

Шавкат Раҳмоннинг:

 

Қиличдек ялонғоч новдаларимда,

Бир япроқ қолмабдир шивирлайтурғон



каби байтларидан ва  Абдували Қутбиддиннинг:



Юрак деб аталган қизил офтобадан

ўзим қон ичгайман, сенга қуймайман.



каби мисраларидан, ёки, дейлик:



Қўрқиб ҳаётимни кузатавердим,

Журъат этолмадим, қарияпманми,

Сабр шимавериб чирияпманми,

Ирияпманми хунук...



деган ажойиб ва ғаройиб шеърларидан завқланар, ҳайратдан ёқа ушлар эди.
Машъал айниқса, баҳор фаслини севарди. Баҳор манзараларини тасвирлар экан, қишдан омон чиққан қушларнинг титраётган мадорсиз ингичка оёқлари, ўчоқ бошида куймаланаётган хотиннинг баҳорда қони қайнаган эр кўзига чўғдай кўринаётган ҳолатини, лирик манзаралар орқали кўзгудагидай аниқ акс этдириб, бутунлай янги руҳда, баҳордай ёруғ, туйғули шеърлар ёзар эди.
Қуйида Машъал Ҳушвақтнинг ёшлик чоғларида ёзган шеърларидан мисол келтирамиз.

Қишнинг сўнги тунлари


Кечагидек тун саросимали,
Нотинч яна кечагидек тун.
Тушига киради шўрлик қарғанинг
Қор - ўғирланган оқ пўстин.

Яна тонгга қадар бу ойдин ғусса
Қолади қарғанинг бўғзида қотиб.
Ухлаёлмай чиқар қиш бўлса,
Елкасига майсалар ботиб...

Баҳорда


Узоқларга учиб кетар қор,
Ўзгаради кунлар тўсатдан.
Кўз ёради ҳадемай анҳор,
Ўт-ўланлар туғиладилар.

Сабр қилгин, бойчечак сўзсиз,
Туғилган кунига сени айтади.
Қачонлардир шавқати йўқ куз
Сургун қилган қушлар қайтади.

Эшитилар ҳадемай сенга,
Шошилинч қадамлар, қадамлар...
Анҳор бўйларига – ўт-ўланларга
Ном қўйгани чиқар одамлар...

-----------------------------------
Бир куни Андижон вилояти ўлкашунослик музейида ўтказиладиган ижодкорларнинг адабий анжуманига бордим. Ичкарига кириб кетаётсам, Андижон шаҳрида яшовчи, балиқчилик шоир Аҳмаджон Далиевга дуч келиб қолдим. Кўришдик.
- Дўстим, мен ҳозир қайтиб келаман. Ҳамма ижодкорлар шу ерда. Шоир дўстларимиз Ҳалим Карим, Машъал Ҳушвақт ҳам. Тошкентдан Мукаррама Муродова деган шоира келибди - деди.
Мен ичкарига кирдим. Зал тўла андижонлик ижодкорлар.Машъал мени ёнига чақирди. Ёнма ён ўтириб, ҳол аҳвол сўрашдик. Аҳмаджон Далиев ҳам қайтиб келиб, бизнинг ёнимизга ўтирди. Мушоира бошланиб, шеърлар ўқилди. Муҳокама бошланди. Бир маҳал Машъал билан паст овозда суҳбатлашиб ўтирган Аҳмаджон Далиев, кутилмаганда ранги бўздек оқариб, оғзини катта очиб, хириллаганича нафас оларкан, қўл, оёқлари акашак бўлиб, шундоқ ёнимизда жон таслим этди қўйди. Анжуман иштирокчилари саросимага тушиб, давра чўп тиқилган ари инидай тўзғиб, айниқса, аёллар қаттиқ қўрқиб кетди. Машъал шошиб ўрнидан туриб, менга: -Холдор Вулқон, Аҳмаджонни оёқларидан кўтаринг. Мен қўлларидан кўтараман. Ташқарига, тоза ҳавога олиб чиқайлик -деди. Иккаламиз Аҳмаджон Далиевни кўтариб, ташқарига олиб чиқдик. Машъал Аҳмаджоннинг этикларини ечди. Мен шоирнинг бўйинбоғини бўшатиб, кўксига қулоқ тутдим. Артериясини текшириб кўрдим. Шоирнинг юраги аллақачон уришдан тўхтаган экан. Бир зумда дўхтирлар билан милиция етиб келди. Аёллар йиғлаяпти. Айниқса, Мукаррама Муродова: -Мен келганимда ҳам шунақа бўладими? -дея изиллаб йиғлаб юрарди. Биз эса, шоир дўстимиз жасади устида, нима қилишни билмай,  серрайиб турибмиз. Аҳмаджоннинг аёлига қўнғироқ қилишди. Бечора, шоирни жуда қаттиқ севар экан. Сочлари тўзғиб, йиғлаб, чопиб келиб, Аҳмаджоннинг жонсиз жасадини қучиб, узоқ йиғлади.Шоир жасади моргга, суд.мед.экспертизага олиб кетилгунича милиция ходимлар ёзувчи ва шоирларни тарқалмасликка чақирди. Сўраб, суриштириб, воқеа ҳақида далолатнома ёздилар. Шоирнинг киссасидан юраги касал одамлар ичадиган таблетка хапдорини топдилар. Билсак, Аҳмаджон Далиев оғир инфарктга йўлиққан бўлиб, ўзи анча йиллардан бери поликлиниканинг махсус хисобида турар экан.Шундан кейингина бизга тарқалиш учун рухсат беришди. Ўша куни барча ёзувчи ва шоирлар Балиқчига, Аҳмаджон Далиевнинг ота юртига, дафн маросимига бордик. Кўчада турнақатор бўлиб, қўл қовуштириб турибмиз. Ичкарида қиёмат қойим. Аҳмаджоннинг яқинлари, оҳ чекиб йиғлар, айниқса онасининг: -шоир боламма! -дея чеккан фарёдлари юракларни тилка пора қилди гўё. Дафн маросими чоғи шоир жасадини қабрга қўяётганларида шоирнинг 7-8 ёшлардаги ўғли Хуршид кўзи тўла жиққа ёш, қабр ичига қараб, дадамлаб йиғлаётган пайти, айниқса, чидаб бўлмади. Ҳаммамиз ерга қараганимизча унсиз йиғладик. Дафн маросими тугаб, уйга қайтар эканмиз, машинада ўтирган ёзувчи Камчибек Кенжа бошлиқ Одилжон Олимов, Қобил Мирзо каби ижодкорлар менга йўл йўлакай: -Холдор Вулқон, Олтинкўлингизга келиб қолибмиз. Биронта кафеми, ресторангами кириб, озгина тамадди қилсак бўларди -дейишди. Мен таклифни қабул қилдим ва уларни Олтинкўл туман марказидаги  ресторанга бошладим. Емоқ ичмоқ келгач, ёзувчи ҳамкасбларнинг шайтони қўзиди. -Озгина қиттак қиттак қилсак қандай бўларкин? - дейишди улар, бир бирларига маъноли қараб. Бунақаси менинг режамда йўқ эди. -Ахир, эндигина шоирни дафн қилдикку. Қандай бўларкин? -дедим мен, ниҳоят. Э, бўлаверади. Шу тариқа Аҳмаджонни ҳотирлаймиз -дейишди улар. Ароқ тўлатилган графинлар бир неча марта қайтарилгач, давра еб ичиб, кекириб, дуо қилиб, ширакайф ўрнидан қўзғолди. Официант бола менга хисобни келтиргач, тўловга пулим етмаслигини англадим. Нима қилишни билмай,пулни олиб келишимни, паспортим билан палтом гаровга қолишини айтдим. Официант рози бўлди. Ташқарига чиқдим. Кейин машинага чиқиб, шоир ёзувчилар билан жўнаб кетдик. Улар мени уйга ташлаб қўйишди. Аммо, нега кастимчансан, палтонг қаерда қолди? -дея биронтаси сўрамади ҳам. Мен уйдан пул олиб, Олтинкўлга қайтиб бордим. Пулни топшириб, паспортим ва палтомни олдим. Йиллар ўтди. Бир куни Андижон шаҳридаги шимолий даҳага жойлашган "Олтин водий" радиоси биносига бордим. Шеър ўқидим. Овозимни ёзиб олишди. Кўчага чиқиб кетаётсам, кутилмаганда кимдир менинг исмимни айтиб чақирди. Қарасам, бир йигит мен тамон югириб келяпти. У халлослаб етиб келаркан, ҳаяжон ичра: -Холдор ака, мен марҳум шоир дўстингиз Аҳмаджон Далиевнинг ўғли Хуршид бўламан -деса бўладими. Турган жойимда тахтадек қотиб қолдим гўё. Қучоқ очиб кўришдик. Хуршид катта бўлиб, журналистлик касбини танлабди. Радиода ишлар экан. Иккаламиз кўзда ёш билан марҳум шоир дўстим Аҳмаджон Далиевни ёд этдик, ҳотирладик. Шоирнинг қўлёзмаларини сақлаяпсизларми? -дедим мен, ниҳоят. Ҳа, дадамнинг қўлёзмаларини авайлаб, асраб, ижодхоналарини музей қилиб қўйганмиз -деди Хуршид.

Ўша мудхиш фожиани эсладик дегунча, Машъал иккимиз чуқур қайғуга ботиб, бир зум жимиб қолар эдик. Бугун энди дўстим Машъал Ҳушвақт ҳам фано тупроғини тарк этди, уқбога кўчиб кетди.
Мени қаттиқ ҳайратлантирган нарса, шундай ёниқ, ёрқин истеъдод эгаси, халқимизнинг севимли шоирларидан бири Машъал Ҳушвақт оламдан ўтган кунлари, биронта шоир ўлса, қулоч қулоч мусибатномалар ёзиб, ижтимоий тармоқларга тарқатадиган Ўзбекистон Ёзувчилар уюшмаси ва ҳатто уюшманинг Андижон вилоят бўлими ҳам шоир вафоти ҳақида чурқ этмади. Сукут сақлади.
Машъал, сен уларга нима ёмонлик қилувдинг?
Нечун улар оламдан ўтганинг ҳақидаги, машъум хабарни эшитмаганга олиб, терс қараб турдилар?
Ахир сен, ўзбекнинг энг ёрқин, ёниқ шоирларидан бири эдингку?!
Сен қайси шоирдан кам эдинг?
Нега сенинг сайланма асарлар тўпламинг давлат бюджети тамонидан планли равишда нашр этилмади, нега ёзганларинг дафтарларингда қолиб кетди?Ахир сенинг ҳам ҳаққинг бор эдику.Нега ҳаққинга хиёнат қилдилар?
Нега шундай демократия гуллаб яшнаётган замонда қатағонга учрадинг?
Ахир сен Ватанда эдингку?
Интенсив боғ роғлар барпо қилиб, Асакадаги мактаблардан бирида ўқувчиларга тил ва адабиётдан дарс берардингку?
Наҳотки сенинг оламдан ўтганингни Ўзбекистон ёзувчилар уюшмаси мутасаддилари эшитмаган бўлса?
Шеърларингни мақтаб, қўлларингни қисиб, кўзларинга жилмайиб боққувчи дўстларинг қайга кетди? Адолат ва ҳақиқат ҳақида ҳаммадан кўп гапирадиган нишондор шоирлар, ёзувчилар, адабиётшунос олимлар қаёққа ғойиб бўлди?
Ё алхазар! Шуми шоирга муносабат? Шуми оқибат?!.. -дея ҳайқиргим келади менинг.

 

------------------------------
Холдор Вулқон

Баҳор

(Машъал Ҳушвақт ҳотирасига)
------------------------


Узанар лойпахса деворлар оша,
Боғларда гуллаган ўриклар шохи.
Булутлар карвони қайгадир шошар,
Дала дашт устида тўрғайлар оҳи.

Баҳорий боғларда кезардинг хурсанд,
Эркалаб бойчечак, майса, хулвони.
Кўклам келиб, сен ҳам гуллагандирсан,
Мангуга тарк этиб телба дунёни?


----------------------
08/04/2022.
Кундуз соат 2:04.
Канада, Онтерио.


 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана



 

 

Урюковая роща

(Рассказ)

 



Говорят, что друзья познаются в беде. Вот и я, решил посетить своего бывшего начальника, который заболел.
Увидев меня, директор хотел встать, но я его вовремя остановил:
- Нет-нет, лежите - лежите, Соткин Саттарович .
Я поздоровался с ним и спросил о его здоровье.
- Спасибо что зашёл, Базаркул Балтабаевич. Я заболел - сказал директор товарищ Салафанов Соткин Саттарович, со свистом дыша и стоная.
- Вы так сильно не переживайте, Соткин Саттарович. Всё будет хорошо. Человек создан из глины, а не из железы. То есть он иногда может захворать. Болезнь - как гость, приходит и уходит - подбодрил я его.
Спасибо тебе. Базаркул Балтабаевич. Я как раз хотел открыть тебе тайну, перед тем, как покинуть этот мир - сказал Соткин Саттарович.
Потом продолжал:
- Дело в том, что я живу в двух фазах, наяву и во сне. Однажды мне приснились красивые долины, большие реки, берущие истоки с изумрудных горных вершин. Прозрачные воды этих рек блестели на солнце, словно зеркало среди лесных ельников и зелёных лугов, где море белых ромашек и синеглазых васильков колыхается на ветру волной. Идя по лугу по пояс в высокой траве, я перешел вброд мелководье рек, вековые хвойные леса, где трещат дятлы и остановился у подножия горных вершин. Под высокими гранитными скалами бурлили мощные потоки вод. В небе парил одинокий орёл, величественно крича, широко раскрыв свой клюв. Я перешел через подвесной мост. На той стороне моста под ветром шумела урюковая роща. В солнечных лучах сверкали спелые желтые ягоды урюк с красно розовым отливом. Там я встретил старика с белой бородой, в белой чалме на голове и в белой одежде. Мы поздоровались. Потом старик сказал: - Отведай, сын мой, спелого урюка. Если понравится - бери и неси домой детям.
Я поблагодарил его, сорвал несколько спелых ягод урюка, прополоснул их в арычной воде и поел.
Урюк был сладким, как мёд диких пчел. Я насобирал урюка в свою поношенную тюбетейку и, попрощавшись со стариком, вернулся обратно через сосновые леса, через ельники, пройдя мелководье рек, журчащих и сверкающих, как серебро в солнечных лучах среди лугов, где росли и цвели дикие цветы, над которыми звонко пели жаворонки, заливаясь трелью. Вдруг со стороны ельника появились всадники красной армии с буденовками на головах. Они были вооружены винтовками и саблями. Увидев меня, красный комиссар закричал:
- Вот он, один из воинов курбаши Ибрагимбека Лакая! Приказываю от имени ревкома!Убейте, товарищи красноармейцы этого злейшего врага пролетариата! Вперед к победе коммунизма под красным знаменем рабочих и крестьян! Да здравствует мировая революция, серп и молот и вождь пролетариата товарищ Ленин! Долой буржуазию и приспешников мирового империализма! Урраааааа! Такими словами он, сидя на седле своего коня протрубил в горн, как бы вдохновляя комсомольцев на подвиг.
Махая саблями налево и направо, стреляя из винтовок с длинными штыками, вдохновленные красноармейцы с боевыми криками "Ура! " направили коней в мою сторону. Я, прижав к груди тюбетейку, чтобы не уронить урюк, побежал через луг что есть мочи. Стреляя из винтовок, отряд комсомольцев в шинеле и с буденовками на голове, все приближались. Пули со свистом пролетали надо мной. Одна из пуль пронзила насквозь подол моего ватного чапана. Я бежал, не взирая ни на что и мне удалось наконец скрыться в гуще джангалов.
Красноармейцы остановились у кордона, так как в джангалах невозможно было скакать верхом. Оставив своих коней, они стали преследовать меня бегом.
Я всё бежал, задыхаясь и спотыкаясь. Вдруг почва ушла из-под моих ног, я скатился под уклон и полетел вниз. Остановился возле девушки, которая полоскала в реке бельё.
От испуга она сначала закричала в ужасе и отскочила назад. Когда я встал и начал просить прощения, она пришла в себя и начала бить меня мокрой простыней. Я ей сказал:
- Остановитесь! Что вы делаете? Я пришелец из мира "Явь". Меня преследуют банда большевиков!
После этих моих слов она остановилась и удивлённо посмотрела на меня. Я ей говорю:
- Что вы стоите, мадам? Спрячьте меня скорей. А то придут эти красные бандиты, поймают и расстреляют меня без суда и следствия, а потом отрубят вам голову с помощью сабли, обвинив вас в пособничество особо опасному кулаку, вредному буржую, то есть мне.
Как раз в это время на верху уже начали слышаться голоса красных и стали прозвучать выстрели. Они кричали:
- Он не мог уйти далеко, товарищ комиссар! Басмач где-то здесь! - сказал один пузатый красноармеец с папахой на голове. - Может он покатился вниз! Неужели этому сволочу удалось улизнуть?! Тфуйё!..
После этого девушка, схватив меня за руку, как маленького, повела в густые заросли.
Мы скрылись. А конный отряд красноармейцев ушел в другую сторону в поисках меня. Тогда я сердечно поблагодарил мою спасительницу за то, что она помогла мне в трудную минуту. Она оказалась такой красивой, что я влюбился в нее по уши, как говорится с первого взгляда. Ее густые и нежные волосы, как черный шелк, колыхались на ветру. Ее большие глаза, как у олени, густые и длинные ресницы, нежные губы, напоминающие лепестки роз, гладкий, как белый мрамор подбородок, шея, руки и ноги, похожие на слоновьи кости, просто свели меня с ума. Мы познакомились.
Оказывается, ее зовут Маликой и она родилась здесь, в мире сновидений.
- А я Салафанов Соткин Саттарович. Живу наяву. Являюсь директором крупного завода, где производится химические вещества, кои используются в сельском хозяйстве нашей необъятной страны - сказал я.
- Я рада с вами познакомиться, господин Соткин Саттарович. Простите, что я тогда била вас по голове мокрой тряпкой - извинялась Малика, красиво улыбаясь, показывая зубы, похожие на белые жемчуга.
- Ничего, то есть бывает и хуже. У нас, на яву жены бьют скалкой иногда и сковородкой по голове своих пьяных мужей, которые возвращаются домой на четвереньках. Но их мужя всеравно пьют, не просыхая неделями, а то и месяцами. Пьют даже керосина, если он даст кайф. Однажды меня били по голове мешком муки. До сих пор благодарю бога за то, что в этом мешке не находился какой-нибудь тяжёлый предмет, например каменный булыжник или, скажем, гантель - сказал я.
Услышав мои слова, Малика весело засмеялась:
- А вы еще и юморист? Вот здорово! - сказала она. Потом спросила:
- Сегодня вы останетесь со мной во сне?
- Нет, я должен идти домой, пока жена моя не проснулась. А то сами знаете, скалка, сковродка, кочерга и все такое - с грустью вздохнул я.
- Жаль - сказала она. Потом спросила:
-А можно мне пойти с вами?
- Нет, Маликахон, нельзя. Потому что у нас загрязненный воздух углекислыми газами дымящих химических заводов и фабрик, экологическая среда зараженная радиацией. У нас вы можете задохнуться и погибнуть, как рыба разбитого аквариума. А я хочу, чтобы вы жили на этом свете долго, даже вечно! Но вы не волнуйтесь, я ещё приду, обязательно приду, поверьте мне! - сказал я, собираясь уходить.
- Берегите себя! Будьте осторожны, Соткин Саттарович! Там бродят безжалостные красные головорезы - предупредила меня Малика, провожая домой.
Я - брык, и очнулся рядом со своей женой, которая лежала, словно крокодил на берегу бурлящей реки Нила, в Египте. Проснувшись, она начала меня бранить:
- Что с тобой а? Опять напился, что ли? Волосы, словно гнездо аиста, одежда вся в грязи! Ой! А что с твоим ватным чапаном?! Что за дырка? Прожег сигаретой чтоли?! О Господи! А в тюбетейке что? Урюк? - удивилась она.
- Да - говорю - это для тебя, любимая, попробуй. Знаешь, я был во сне. Иду короче по летнему лугу по пояс в высокой траве, словно одинокий косарь с косой, весело свистя. Над лугом поют жаворонки, заливаясь звонкой трелью. Безмолвно бродят белые бабочки роем, нежно целуясь между собой прямо в воздухе, не стесняясь меня. Летят, тихо и невесомо, словно в раю. Издалека, где колышутся на ветру березовая роща, доносится печальный голос одинокого удода. Легкий воздух, пропитанный запахом луговых цветов. Хочется прям, лечь на траву и умереть, глядя на бескрайное синее небо, где плывут белые облака! Я остановился на тропинке посреди лугов для того, чтобы внимать далекому голосу кукушки, который доносился со стороны оврага. Тут вдруг появился конный отряд красной армии. Красные в буденовке и с саблями в руках, стреляя из винтовок, погнались за мной. И одна из пуль пронзила подол моего ватного чапана.
Она не поверила мне. Но всё-таки, попробовав урюка, сказала:
- Невероятно! Неужели это правда? Просто не верится!. Какой урюк, господи! Я такого никогда не ела. Просто мёд! Что же ты так мало взял? Надо было брать больше. Сейчас же я дам тебе огромную картонную коробку и ты немедленно пойдешь обратно в мир сновидений. И набери побольше урюков, слышишь, ты дуралей, вонючий директор крупного завода, где производится смертельно опасные, ядовитые химикаты! Постарайся принести, как можно побольше урюков, чтобы я могла бойко торговать ими на рынке. Из остатков будем готовить сладкое и густое варенье на зиму - сказала моя жена с жадностью. Потом спросила:
- А может вместе пойдём?
Я ей говорю:
- Нет, не надо. Ты что, моя белая роза, покрытая утренней росой, там же полно красных, вооруженные до зубов. Опасно! Как я могу дальше жить без тебя на этом свете, если они пристрелят тебя, как куропатку?! Нет уж, лучше пойду я один.
После этого разговора, жена моя одела меня в солдатскую форму, которую я привез из армии, и перед сном дала мне в руки огромную картонную коробку. Через некоторое время я снова уснул и опять мне начали сниться те райские сады. Я шел по скошенному ржаному полю, по пояс во ржи и вокруг меня порхали, как в прошлый раз белые безмолвные безобидные бабочки, некоторые из них даже прикасались ко мне своими нежными крыльями. Тут я испугался, увидев человека в потертой панаме и в старом залатанном пиджаке, который шел прямо в мою сторону, широко распахнув свои объятия, словно мой друг, с которым мы долгие годы не встречались. Когда узнал его, я улыбнулся. Оказывается, там стояло пугало. Над рожью трепетали красные косоглазые стрекозы, с прозрачными крыльями. Плакала кукушка за речкой, заросшей с двух сторон высокими камышами, кои шумели на ветру зеленой волной. Переходя вброд по мелководью с огромной картонной коробкой в руках, я остановился у подножья заснеженных горных вершин, где под высокими гранитными скалами бурлил мощный поток воды и пенились водовороты, как усы немца, пьющего баварское, пенистое, золотистое пиво.
Там над горной рекой был перетянутый стальными канатами висячий мост. Я прошёл этот скрипучий качающийся мост осторожно, глядя с ужасом вниз, где бурлила вода. На той стороне моста на ветру шумела урюковая роща. Высоко на небе парил одинокий орел, величественно кружась над горным ущельем и гордо кричал. Его крику, похожую на громкий свист вторило эхо. Смотрю, на молельном коврике сидит тот старик с белой бородой и в белой одежде, с белой чалмой на голове. Сидя на этом ковре, он молился. Я, не мешая его молитве, осторожно пошёл в сторону абрикосовой рощи.
Сначала наелся урюка сам, а потом стал собирать в картонную коробку. Наполнив урюком и надёжно закрыв ее, я пошел обратно через висячий мост, где под высокими гранитными скалами горных вершин, мощными потоками бурлила река, шумом своим оглушая окрестность. Когда я дошёл до луга, где на ветру колыхались море ромашек, донники, васильки и прочие луговые цветы, вдруг я увидел конный эскадрон национально освободительной армии курбаши Ибрагимбека Лакая. Бородатые воины в полосатых халатах были вооружены с пулеметами, маузерами английского производства и согнутыми исфаханскими мечами.
Воины в полосатой одежде и с волосатыми грудями пришпорили своих скакунов и полетели стрелой в мою сторону. Один из них закричал:
- О воины всемогущего Аллаха, бейте этого неверного кафира, красного шайтана! Видите его форму одежду и погоны на плечах?! Судя по пятиконечной красной звезды на картузе, можно предполагать, что он большой начальник армии большевиков! Это тот прославленный генерал, командир красной армии, за голову которого сам Шейх Абу Жибран ибн Абдельрахман обещал заплатить тысячи золотых динаров! Безмозглую голову этого безбожного большевика, подарим господину Шейху!
Услышав такое, сердце мое ушло в пятки и побежал изо всех сил. А как же иначе? Страшно ведь. Бегу, безоглядно с огромной картонной коробкой в руках, переполненная до краев спелыми сладкими, как мед абрикосами. За мной дружно гнался, военным кличем конный эскадрон кровожадных басмачей, махая острыми, как бритва исфаханскими согнутыми мечами и открыв беспорядочную пальбу по мне из винтовок и пистолетов "Маузер" английского производства.Именно в это время одна шальная пуля свистнула и пронзила насквозь картонную коробку. Я невзирая ни на что всё бежал. И, думаю, хорошо, что жену не привёл. Они, увидев женщину без паранджи, совсем бы взбесились. К тому же моя жена - русская. Они бы своими изогнутыми саблями разрубили меня на мелкие-мелкие кусочки.
Бородатые всадники всё гнались за мной. Но когда я добрался до тугаев и побежал среди джангалов, они, так же как и красные, остановили коней у кордона, решив продолжать погоню пешком. Теперь я хорошо знал дорогу и воспользовался спуском, похожим на трамплин детского сада.
Я спустился вниз, сидя, словно маленький мальчик, который спускается с горки на санях зимой. Я спускался вниз с бешенной скоростью, не выпуская из рук наполненную спелыми и сладкими, как мед урюком картонную коробку. Там, у речки той девушки не было и я, как в прошлый раз, спрятался в густые заросли, чтобы выйти оттуда осторожно, когда минует опасность. Но тут, цоп и меня поймали. Увидев коробку с урюком один из басмачей взбесился: -Ах ты ублюдок, ты еще украл урюков из наших священных садов?! Ну, все, тебе конец, красная свинья! Заживо спущу с тебя шкуру и натяну ее на бубен.Такими словами он хотел разбить мне голову прикладом винтовки английского производства, но его остановили.
-Нет, Осман ибн Нигман, постой! Ты испортишь физиономию этого красного безбожного шайтана. Я сейчас сам аккуратно его обезглавлю - сказал худой и высокий воин, в полосатом чапане и с чалмой на голове. Потом, вытащив из ножен свой острый звенящий стальной кинжал и лизнув его лезвие, начал меня обезглавить и тут я проснулся с диким криком, весь в холодном поту. От моего крика жена моя тоже проснулась и увидев картонную коробку с урюком, обрадовалась. Но все же она не забыла упрекнуть меня за то, что я не уберег картонную коробку, которая насквозь пронзила вражеская пуля во время перестрелки. После этого она наградила меня, то есть дала мне наконец двухдневный отпуск, чтобы я в эти дни мог не спать. Если честно, я сам боялся заснуть и оказаться в мире сновидений, где день и ночь идут боевые действия, между враждующих сторон, звучат выстрелы и гремят взрывы. Горят поля и леса, дымят города, каждый день на полях сражений погибают сотнями, а иногда и тысячами молодые солдаты, так же умирают ни в чем не повинные люди, особенно беспомощные дети, которые боятся идти в школу учиться.
Через два дня, вечером, когда я пришел с работы, жена моя снова приказала отправиться в мир сновидений за урюком. Я говорю, любимая, там же идет полномасштабная гражданская война. Увидев меня в национальном ватном чапане, большевики долго не раздумывая расстреляют в упор, просто изрешетят из пулеметов, приняв за басмач. А солдатская форма, которая я привез из армии, наоборот, раздражает банду басмачей и они поймав меня, могут зарезать, словно овца! - объяснил я.
-Эх ты жалкий трус! Еще называется директором крупного завода, где производят смертельно опасные ядовитые вещества, такие как пестициды и гербициды! Такой большой человек, а боится пуль! Пусть пуля боится тебя! Давай давай шевелись быстрее и в мир сновидений, живо! -сказала она. Мне не оставалось ничего другого, кроме как повиноваться и лечь в кровать с огромной картонной коробкой в руках, выпив солидную дозу снотворного с водкой, которая дала мне моя супруга. Через некоторое время я уснул и оказался в мире сновидений с огромной картонной коробкой в руках. Смотрю, там дымят города, горят ржаные поля! Ну думаю дела. Тут надо мной с таким грохотом пролетел военный самолет - истребитель, что мои уши оглохли от шума. Летели и бомбардировщики, оглушая всю окрестность. Чернели сгоревшие до тла березовые рощи и сосновые леса. Превратились в пепелища и руины жилые дома с низкими хатами деревень. Только печки остались из сгоревших избушек. Усталая толпа хмурых людей ехали на скрипучих телегах туда, где дымят холмы. А мобилизованные новобранцы отправлялись на фронт на грузовых полуторках, прощаясь с любимыми женами и другими близкими.Как раз в это время один молодой лейтенант подошел ко мне и спросил: -Вы тоже решили ехать на войну? Я растерялся от такого неожиданного вопроса и не знал что сказать.Молодой лейтенант продолжал: -Правильно делаете, товарищ. Ведь отечество в опасности! Немецко -фашистские захватчики вероломно вторглись на территорию нашей страны! В такое время каждый наш соотечественник, кем бы он не был, узбек или русский, татарин или таждик, казах и кыргыз, грузин или еврей, армянин или азербайджанец, эстонец или латыш, украин или белорус должен добровольно отправиться на защиту отечества. СССР - наш общий дом. Давайте поторопитесь, товарищ, пока не уехал военный караван полуторок. Залезайте живо в кузов! -сказал он. После этого я залез в кузов полуторки с картонной коробкой в руках. Полутерка тронулась. Смотрю, бежит одна красивая девушка, по проселке, спотыкаясь и плача в сторону полуторки, в кузове которой сидел я. - Прощайте, Соткин Саттарович! Я буду ждать вас! Пишите мне любовные треугольные письма! О проклятая война! Проклятый ты Гитлер! - плакала она, утирая жгучие слезы на край своего оренбургского платка. Я узнал ее и попрощался с ней. Прощайте, Малика! Я вас люблю! Ждите меня и я вернусь, разгромив фашистскую орду! Не поминайте лихом! - кричал я ей на прощание, махая рукой. После чего военный караван полуторке ехал долго по ухабистой проселочной дорогой на запад и только к вечеру мы прибыли в назначенный пункт, где нам дали еду, обмундирования и оружие с боеприпасами. На следующий день, рано на рассвете нас отправили эшелоном на линию фронта, где шли ожесточенные и кровопролитные бои. Нам приказали идти вперед, с дружными криками ура и мы ринулись вперед. Фашистское командование, наблюдая за нашими движениями издалека в бинокль, страшно испугались и подняли в воздух военных самолетов - штурмовиков, которые начали атаковать нас с воздуха. Прямо на нас стали падать снаряды, авиабомбы со зловещим свистом и взрывались. Не смотря на эту мясорубку, храбрые и доблестные солдаты нашего отечества не разбежались, наоборот, поднимались в атаку, вдохновляя друг друга - Вперед, товарищи солдаты за родинуууу! За товарища Сталинааааа! - кричал я тоже, с огромной картонной коробкой в руках. После авиаударов начались артобстрелы из пушек и гаубиц. Доносились звуки канонады, лязг гусениц и рокот танков. У нас были автоматы ППШ, пулеметы, пистолеты, винтовки, кинжалы и саперные лопаты. На ремнях висели гроздьями противотанковые гранаты. Но они все были деревянными. Даже пули были сделаны из дерево. Вот такую вот уникальную военную хитрость придумали тогда наше высшее военное руководство, талантливые генералы ударной армии. Это было не только уникальной военной хитростью, но и неслыханной тактикой, военным искусством. Ну что прикажете делать, ежели тогда наше государство не было готово к такой неожиданной широкомасштабной войне, испытывая острую нехватку боеприпасов и стрелкового оружия? Как говорится в войне все средства хороши. Потом выяснилось, что нас, то есть новобранцев из Центральной Азии отправили на линию фронта, словно пушечное мясо. Как ни звучало горько, но это исторический факт. Ужасы войны не описать простым пером. Смотрю, кто - то зовет на помощь. Я подполз к нему и увидев его рваную рану, невольно прикрыл свой рот рукой, издавая звук "Умк!". Меня стошнило. Оказвается, взорвавшийся снаряд оторвал ему ногу. Я с трудом поднял своего раненного однополчанина, тут другой уцелевший солдат начал кричать: - нога! Нога его тоже забери! Такими словами он бежал в мою сторону, с оторванной ногой в руках. -Ты что, с ума что ли сошел?! Бросай эту ногу! Закопай ради Бога! - крикнул я ему в ответ, шагая с раненным соотечественником на плечах. Тут недалеко от меня с грохотом взорвалась авиабомба. Очнувшись, я увидел фашистов, которые нервно кричали на своем языке, пиная тело раненных солдат сапогами: -Поднимайт, швайне зультат! Шнейло, шнейло! Таким образом я попал в плен. В концлагере меня предали. Гестапо СС узнав о том, что я член коммунистической партии советского союза, приговорило меня к смертной казни через повешение. Я шел с высоко поднятой головой на эшафот, где была установлена виселица. Кругом лаяли злые служебные собаки, готовые растерзать меня в клочья. От звука барабанов задребезжал воздух, пропитанный запахом горящего мясо и волос. После чего, я залез на табуретку и предатель - полицай надел на мою шею петлю, тщательно намылив ее хозяйственным мылом. После этих процедур, офицер нацистской Германии начал говорить, но я не понял, пока предатель - полицай не переводил его слова на русский язык.
-Гер штандартенфюрер СС господин Отто Клаус говорит, что мы, то есть зольдат унд официгин нацисткой Германии будем вешать и расстрелять всех коммунистов и евреев! Задушим их в газовых камерах и сожжем заживо в крематориях! Тебе предоставляется последнее слово и твое финальное желание будет исполнено верными и добрыми палачами третьего рейха! Потом мы тебя повесим! Что хочешь ты?! Хлеб? Водка? Говори быстрее, швайне коммунист, у нас мало времени! -переводил предатель - полицай.
-Нет, герр штандартенфюрер СС, мне сейчас но до хлеба и водки! Я прошу вас на последок, дайте мне большую пустую картонную коробку! - сказал я. Услышав мои последние слова, гер штандартенфюрер СС Отто Клаус сказал "Дурак!" и начал безудержно смеяться , трясясь всем телом, конвоиры, палачи тоже.Захохотали. Смотрю, узники, то есть, мои соотечественники тоже смеются надо мной.Ну думаю, дела. После долгого смеха, наконец удовлетворили мою просьбу, предоставив пустую картонную коробку и начали меня вешать. Сново загремели сотни барабанов, придавая мероприятию гнусный фон. Полицай -предатель хотел было выбить пинком табуретку из-под моих ног, тут вдруг кто - то подбежал к фашистскому офицеру и шепнул ему что - то на ухо.
Офицер приказал остановить казнь. Потом он начал говорить, а предатель - полицай стал переводить его слова.
- Ахтунг, зульдат унд официгн Дойчланд! Только что в штаб Вермахта поступило от наших военных разведчиков более подробное информация о том, что этот коммунуст, кого мы собираемся казнить, работал директором крупного завода, где производились смертельно опасные ядовитые препараты такие, как пестициды и гербициды, которые тоннами распиливаются с помощью летательных аппаратов на хлопковые поля солнечного Узбекистана, где трудится местное население, студенты Вузов, школьники и даже маленькие дети, собирая белое золото, то есть хлопок, почти бесплатно, исчезая в тумане ядовитых химических препаратов, которые парализуют мозг и печень человека, превращая здоровых людей в инвалиды, разрушая генофонда населения. Такое химическое оружие массового поражения в будущем нам очень понадобится и этот узник нашего благоустроенного концлагеря в этом как раз будет нам помогать. А его народ, кой героически трудился, не исчезая с лица земли на хлопковых плантациях без костюмов химзащиты и противогазов, когда с помощью авиации распыляли над ними тоннами ядовитые пестициды! Из такого закаленного народа, кого использовали как подопытных кроликов в тайных медицинских исследованиях, не исчез с лица земли, мы создадим армию легионеров! В связи с этим, этого коммуниста и директора крупного химического завода, решили наградить высшим орденом нацистской Германии - железным крестом! Хайль Гитлер! - переводил предатель с белой повязкой полицая на рукаве.
Я испугался и растерянно крикнул: -Нет, что вы, гер штандартенфюрер СС, не надо меня наградить железным крестом! Если я пойду домой, надев такой орден, то мне конец! Жена моя сразу подаст на развод, а разгневанный узбекский народ сам закидает меня камнем, сделав "тошбурон" а местные власти, обвинив меня в предательстве, расстреляют прямо в центре Ташкента, в массиве Юнусабад, где расстреляли великого узбекского писателя Абдуллу Кодирий!..
Такими словами я снова проснулся, с пустой картонной коробкой в руках.
Я боялся того, что моя жена устроит сейчас ужасный скандал, увидев пустую картонную коробку и бросится на меня с кочергой в руке, крича: - Где урюки а, где? Я спрашиваю тебя! Съел что ли, сволочь! Как дам этой кочергой по башке, хрен бестолковый! Давай иди обратно в сон и чтобы без урюков не возвращался сюда!.. Ан нет, она спала сладким сном, словно младенец в люльке! Толи она сильно устала, то ли тоже ушла в мир снов, в поисках меня. - О слава тя, господи, что моя злая жена на сей раз не проснулась! - прошептал я, облегченно вздыхая. Но я зря тогда радовался. Оказывается, жена моя уснула вечным сном! - Бедная моя, как же теперь я буду жить в этом безжалостном мире без тебя, один! Прости, дорогая моя, прости за то, что я не смог принести из мира снов сладкие, как мед урюков, которые ты просила! - плакал я, обнимая ее застывшее тело и закрывая рукой ей глаза, которые остались открытыми, словно форточки заброшенного старого дома. На похоронах моей жены лил осенний дождь, как из ведра и я простудился. Будто небо тоже оплакивало ее. -Прости меня, любимая и прощай во веки веков! Пусть земля будет тебе пухом! -плакал я, не стесняясь присутствующих и кашляя. Той же ночью, после похорон, одевшись потеплее я взял пустую картонную коробку и направился в мир снов за сладкими урюками, чтобы порадовать душу моей усопшей жены. Я шел осторожно, по ухабистой дорогой, то исчезая в дыму, то появляясь. Но у подножия заснеженных горных вершин меня остановили солдаты, оповещая о том, что там идет дроновая нечестная война, где с помощью беспилотников наносят с воздуха точечные удары по военным и гражданским объектам сторон. Горят поля и леса, дымят города, поселки и села, где гибнут тысячами не дети зачинщиков войны, а сыновья бедных людей, совсем молодые солдаты.
Мне пришлось возвращаться обратно домой. С тех пор я не могу спать и не хожу за спелыми абрикосами в мир снов. Говрят, что сейчас там уже летят не беспилотники, а межконтинентальные баллистические ракеты с ядерными боеголовками и гиперзвуковые крылатые ракеты, то есть идет третья, последняя мировая война.
Высказавшись, директор химического завода Салафанов Соткин Саттарович умолк. Глядя на него, я задумался.


-------------------------------
15/11/2020.
2:07 дня.
Канада, Онтерио.

 

 

 

eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

9 глава повести "Листопад"

 

Лесоруб





Султан ехал на своем тракторе по проселочной дороге, думая о красавице Хуршиде, забыв обо всем другом, кроме руля и дороги.
- Какая прекрасная девушка! Какие у неё волосы, какие волосы, Боже мой! Они похожи на вьющиеся водоросли в прозрачной воде на побережье океана, на каком-то тихом атолле! А фигура её? Глаза, губы, гладкий подбородок, лебединая шея и белые нежные руки! Если Хуршида будет участвовать на международном конкурсе красоты, я уверен на сто процентов, что она займет первое место и овладеет титулом "Самая красивая девушка на планете". А интересно, нет ли у Хуршиды парня? Странно, почему об этом я сразу не спросил у нее? Эх, быстрее бы ехала это колымага! Почему время медлит как черепаха с Галапагосских островов? В другие дни солнце быстро поднимается над полями и будит полевых жаворонков, которые самозабвенно заливаются трелью на голодный желудок, а там смотришь - оно уже катится на закат, где жалобно жужжат комары. О, это красавица медленно и безмолвно поднимается словно луна, тихо освещая безлюдные поля моей души, сводя меня с ума! Как теперь я могу спокойно работать и жить без нее? А как звонко она смеется!
С такими раздумьями Султан приехал на поле, где хлопкоробы с утра начали сбор хлопка. Он остановил свой трактор в удобном месте, куда в обеденный перерыв хлопкоробы приносят на взвешивание собранный хлопок в огромных тюках. Сидя в кабине, он сразу нашел взглядом Хуршиду, спрыгнул с кабины и подошел к ней. Они поздоровались.
- Ну, господин бездельник мосье Султан де ла Круа же мопьель Аламизон Женегал тге бьен мегси боку муа , поможете мне собирать хлопок? Вот, возьмите, у меня лишний фартук и наденьте его - весело улыбнулась Хуршида.
- А как же, конечно, помогу, госпожа Хуршидаханум мадам де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манежа - сказал Султан и надел фартук, так что спереди него образовалась сумка как у кенгуру.
- Ну, как, похож я теперь на кенгуру? - спросил Султан подпрыгивая.
- У кенгуру руки бывают очень короткие а у Вас эвон какие длинные. - сказала Хуршида весело и звонко смеясь.
- Да? Вы находите? Тем не менее госпожа княгина Хуршидаханум мадам де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манежа, Вы можете залезть в мой кенгурятник и я Вас покатаю по саванне хлопковых полей, совершая двухметровые прыжки - сказал Султан.
Хуршида снова залилась смехом. Так, беседуя, влюбленные начали собирать хлопок.
- Султан-ака, кем Вы работали раньше, до того, как сюда приехали? - спросила Хуршида.
-О, это долгая история - начал вспоминать о своем прошлом Султан, не отрываясь от работы и продолжал.
- Я работал раньше гастарбайтером - лесорубом в далекой Tайге. Там мне не платили, то есть я работал добровольцем, как говорится, по зову сердца. Работа была довольно-таки интересная и она мне нравилась. Хуршида, вы когда-нибудь были в Тайге? Нет? Ну, тогда вы вовсе не жили на этом свете. Ох, эта тайга! Как я люблю ее! Знаете, дорогая, ну, ни с чем сравнить запах сосен, которые с жалобным скрипом и с грохотом рушались на землю, пугая лесных птиц и зверей, когда я валил их бензопилой. Как сыпались шишки!Словно сувениры!Ими можно украшать новогоднюю елку.После рубки лес снова стихает, и воздух наполнялся таким запахом свежей коры, что я пьянел от этого аромата! Однажды, поработав на славу, все мы, гастарбайтеры из Средней Азии, сидим у костра, суша свои промокшие портянки и кирзовые сапоги без подошв. А в это время где то там, в далеке начал долбить кору засохшей сосны одинокий дятел, типа "Тррррррр! Тррррррр!". Мы, лесорубы, с особым вниманием прислушивались к романтичному стуку дятла. А дятел то тут, то там, то в другом месте неустанно долбит и долбит засохшую сосну. Дробным звукам его стука вторит эхом дремучая тайга. А костер с треском горит, выбрасывая в воздух оранжевые искры и серым драконом поднимался невероятный дым. Сижу, слушаю этот волшебный дробный звук, создаваемый твёрдым клювом лесного дятла и никак не наслушаюсь. Тут смотрю, горят мои портянки, которые сушились над моими казенными кирзовыми сапогами без подошв.
- Е моё! - дико крикнул я в панике и, резко вскочив с места, начал было тушить портянки руками, но не тут-то было. Пламя перекинулось на мои брючины с многочисленными заплатками. Я, весь в растерянности, бью, значит, руками по горящим брючинам, но увы, локализовать пожар мне так и не удалось. Чем больше я бил, тем страшнее бушевал огонь. Хорошо, что друг мой Турик, ну этот, Таппаров из Тюмени налил воду из ведра мне в сапоги без подошв, в которых горели портянки и - боже мой! - в ведре оказался не вода, а бензин марки А-93 для заправки бензопилы. Как тут вспыхнули ярким пламенем мои сапоги, портянки и брючины! Я кричу и бегу от греха подальше, ругаю этого Турика Таппарова из Тюмени, зазываю на помощь своих земляков гастарбайтеров, которые спали в спальных мешках висячем виде на деревьях, словно летучие мыши в темных пещерах . Вокруг росли зверобои, густая высокая трава в купыри, лопухи, боршевики, донники, папоротники крапивы, ромашки, васильки, незабудки, чертополох, колыхаясь на ветру, словно зеленое море. Как батанический сад, ей Богу. Пламя, естественно, перекинулось на траву, вспыхнул страшный лесной пожар и с треском начала гореть бескрайная тайга.Горящий лес загудел. К счастью, как раз в этот момент, как по заказу, разразились гроза, засверкала молния, раскатами загремел гром, и с шумом хлынул ливневый дождь. Одним словом, свершилось чудо. То есть матушка природа сама бесплатно локализовала лесной пожар, спасая нас вместе с птицами и зверями, и с деревьями от явной гибели. После ливневого дождя я обнаружил сильные ожоги на ногах. Но, несмотря ни на что, я продолжал валить налево и направо вековые сосны и березы с помощью бензопилы.
К вечеру нам пришлось надеть москитные сетки, так как в это время на охоту вышли голодные комары, жужжа и гудя роями как вихрь на поле. Они безжалостно начали кусать нас, впиваясь в открытие участки наших тел с острыми хоботками. Они кусали даже сквозь толстые фуфайки, стремясь полакомиться бесплатной кровью бедных гастарбайтеров из Средней Азии. Кругом были болота, которые представляли собой благоприятную атмосферу для москитов и других семейств гнусных насекомых-кровопивцев. Лежать там, особенно в подвыпившем состоянии, было очень опасно. Эти мелкие на вид безобидные насекомые запросто могут убить пьяного человека, высосав из него всю кровь. Но мы, гастарбайтеры, не доноры и, кровь наша нужна самим. Сядем у костра, надев москитные сетки, и, как только отойдет духота в тайге заметно похолодает. Вот тогда туча крылатых вампиров резко исчезает.
Есть и другие опасности в тайге, такие как волки, медведи и грызуны. От волков, можно как-то спастись, забравшись, скажем, на высокое дерево. Но от медведя бежать бесполезно. Он забирается на дерево не хуже, чем опытный электромонтер, который залезает на электрический столб с помощью железных когтей, чтобы проверить перемычку проводов и заглянуть заодно во двор своей любовницы, чтобы узнать не уехал ли ее муж в командировку. Одним словом, нет спасения от разгневанного косолапого медведя. А мы, гастарбайтеры, умеем спастись от кого угодно, от медведя или голодной стаи полярных волков. Увидев медведя ночью, около нашего лагеря, мы начинали дружно шуметь, ударяя черпаком или кочергой по пустым громыхающим бидонам и вёдрам. Этот огромный зверь, несмотря на свой устрашающий размер, боится шума. Встанет на ноги во весь рост как человек, злобно зарычит и уходит обратно в дремучий лес, прям как на картине великого художника Шишкина.
Я как то лежу в висячем виде в спальном мешке как летучий мыш в темней пещере, луна самозабвенно светит над тайгой, звезды мерцают. И вдруг я уснул, недосчитав звезд даже до четыре тысячи восемьсот пятидесяти семи. Во сне иду я по какому-то базару, там огромная толпа, толкучка, шум и гам. Смотрю, в сторону барахолки бегут люди, окружая плотным кольцом одного типа, который рекламировал что-то громким голосом. Это был некий брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла. Он говорил быстро, словно опытный маклер на аукционе.
- Мальчика, значит, хотите приобрести, да? Ну, тогда вам сюда, господа! У нас широкий ассортимент товаров, как говорится, на любой вкус, то есть вот в этих клетках - мальчики, а в этих - девочки. Можете купить и заставить их работать на хлопковых плантациях рабом под свистящим длинным кнутом.Они в возрасте от одного года до десяти лет. Вы можете выбрать. Не беспокойтесь, они не украденные. У каждого из этих товаров есть соответствующие сертификаты, свидетельство о рождении и вот, как раз, их родители тоже стоят здесь. Они готовы вступить с вами в торг. Не забудьте, господа покупатели, что самых дешевых детей в мире вы найдете только у нас. Почти бесплатно! Таких продавцов, как эти родители, такого товара, как эти дети и такого и честного брокера, как я, вы нигде больше не встретите! Например, я бы предложил вам вот этого мальчика Камбалкардона. Он у нас очень умный и послушный... С этими словами брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла торжественно открыл дверцу клетки, чтобы выпустить ребенка наружу.
- Давай, выходи, Камбалкардон, за тобой пришли покупатели... - сказал он, помогая ребенку выйти из тесной клетки с помощью палки. Ребенок на четвереньках вышел из клетки. Брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла продолжал:
-Ну-ка, Камбалкардон, продемонстрируй нам быстренько свое искусство. Что ты умеешь делать? Может, прочитаешь нам стихи Александра Сергеевича Пушкина?
- Я умею считать до ста - ответил ребенок, хвастаясь, и начал бойко считать: - один, два, тги...
- Ну достаточно, достаточно, Камбалкардон, молодец... Вот видите, господа, какого вундеркинда вы собираетесь приобрести. А вы, уважаемые родители, назовите быстро цену! Сколько просите за вашего ребенка?!
Отец и мать ребенка называли цену.
- Ну вот, почти что бесплатно, давайте, гоните бабки быстрее, господа, покупатели, и забирайте мальчика! Не то родители Камбалкардона передумают - сказал брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла, судорожно пожимая руку одному из покупателей. Покупатели хотели было поторговаться, но тут бедный Камбалкардон, крепко обняв ногу своей матери, горько заплакал и начал умолять со слезами на глазах:
- Мама, папа, не пгодавайте меня, пожалуйста, я буду слушаться вас. Буду пгисматгивать за своим бгатиком и не буду ничего бгать из холодильника. С пготянутой гукой буду попгошайничать на автобусных остановках. Потом собганные мелочи буду пгиносить вам, все до последней копейки. Если вы пгодадите меня, то я буду скучать по вас и по моему бгатишке, и по нашей собаке Бобику. Я пгосто умгу от тоски. Я вас люблю папа, мама... Я никогда не буду пгосить вас купить мне могоженое - сказал он, глядя на родителей как на телеграфные столбы с надеждой, глазами полными слез.
Тем временем начался торг.
- Товарищ брокер, вы говорите ребенок почти бесплатный, а родители Камбалкардона называют такую цену, за которую можно купить сотню детей вместе с детским садиком. К тому же ребенок этот - косой и картавый. Пусть родители Камбалкардона сделают скидку на косые глаза ребенка и за картавость тоже - сказал один из покупателей, недовольно глядя на мальчика.
- Ну, господа покупатели. Какой он косой? Он просто боится вас. А что касается его картавости, то это признак гениальности. Многие знаменитые люди были кортавыми.Например Владимир Ленин.Тут такая низкая цена, а она вас не устаревает. На самом деле дети бесценны! Древние мудрецы так говорили! Я знаю многих богатых людей, которые за то, чтобы их жены забеременели и родили, готовы истратить все свои сбережения, золото и бриллианты, которые они хранят в швейцарских банках тоннами! Дети это... Тут брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматуллу перебил другой покупатель:
- Да, не надо, нам лекцию читать, господин брокер. Мы купим Камбалкардона за полцены. Если нет, то мы уйдем - сказал он решительно.
- Ну, теперь слово за вами, дорогие родители Камбалкардона. Не упустите исторический шанс. Между прочим, они назвали хорошую цену - обратился брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла к родителям Камбалкардона, пожимая руку отца ребенка.
- Ну, ладно уж, пусть забирают ребенка, мы согласны. Давай, Камбалкардон, иди к ним и не суетись. Тебе не придётся присматривать за братишкой. Потому что завтра мы его тоже продадим. Потом собаку. А из пустого холодильника тебе просто не придётся брать ничего потому что, даже если ты найдешь ключ от висячего замка и откроешь холодильник, ты в нём ничего съедобного не найдёшь, там ничего нет и, скорее всего, не будет в ближайшие годы. После того, как мы пропьем твоего братишку и твоего Бобика, будь спокоен, доберемся и до холодильника. То есть, его тоже продадим на барахолке. Ты, Камбалкардон, пойми нас правильно. Нам нужны деньги на выпивку, понимаешь? Мы без выпивки как космонавт без воздуха в открытом космосе, как рыба без воды. Только спиртное может расширить наши жилки в организмах, и мы успокоимся на время. А что касается тех денег, которые ты намериваешься собирать, попрошайничая на автобусных остановках, я скажу тебе по секрету, как бывший экономист, что это не реальный доход. Поверь мне, Камбалкардон. Тем более, той мелочи, которую ты будешь собирать неделями, не хватит не то, что на бутылку водки, но и даже на закуску. Кроме того, там есть милиционеры - рекетёры, которые крышуют местных попрошаек за определенную сумму денег. А еще там рыщут голодные налоговики, которые могут отобрать у тебя всю мелоч за то, что ты не платил государственные налоги. Так что, ступай, как говорится, с Богом и, не плачь как женщина, которую поколотил муж-алкаголик - сказал отец Камбалкардона.
Покупатели, вновь и вновь, пересчитывая мятые и грязные купюры, передавали их родителям Камбалкардона. Бедный Камбалкардон не хотел расставаться с родителями и, ухватившись за подол юбки мамы, он всё продолжал умолять о том, чтобы его не продавали. А отец и мама Камбалкардона жадно пересчитывали полученные за него деньги. Отец Камбалкардона даже проверял купюры, выставляя их на свет солнечных лучей и говорил:
- Вы не удивляйтесь, господа покупатели. Сейчас такое время, что никому нельзя доверять. Кругом ходят фальшивомонетчики с огромными чемоданами в руках, напичканными фальшивыми купюрами различных достоинств... Ну, вот, полюбуйтесь.., вы засунули в пачку рваную и отвратительную купюру, которую склеили скотчем. Поменяйте их на целые. А на эту купюру шариковыми ручками написаны нецензурные слова. А на обратной стороне? Ну вот... тоже написано что-то не разборчиво... Какие нехорошие слова! А тут даже нарисовали половой орган ишака... Какая гадость...Тфу мля! Поменяйте это тоже. Остальные купюры вроде нормальные - сказал отец Камбалкардона. Покупатели ребенка поменяли купюры и забрали живой товар вместе с клеткой, напоминающей чемодан сталинских времён. Камбалкардон бился и плакал, стараясь улизнуть от рук покупателей, но этого ему не удалось. Сильные и надежные руки крепко схватили его и, впихнув обратно в клетку, собрались уходить. Камбалкардон всё плакал, тряся железными прутьями клетки, как маленькая макака в зоопарке. Между тем, когда родители Камбалкардона пересчитывали полученные деньги от покупателей, те стали уходить. Брокер Абу Абдуллатиф ибн Рахматулла остановил покупателей и сказал:
- Господа, куда спешим? А моя доля? Гоните долю, которую я заработал честным трудом. Так нельзя. Ведь я должен сдать выручку в бухгалтерию нашего базара, а бухгалтер, в свою очередь, должен отчитаться перед высшем руководством о том, сколько сегодня умных и талантливых детей продано и на какую сумму.То есть у нас есть соответствующий годовой план, который мы должны выполнить, не смотря не на что. Иначе базарком выгонит нас в шею с работы. И что тогда? Как мне прокормить своих любимых детей? Я, между прочим, не хочу продавать своих детей здесь даже тогда, когда заставит меня нужда!
Покупатели, извинившись, отдали его брокерскую долю, и ушли из базара. Брокер абу Абдуллатиф ибн Рахматулла подошел к продавцам своего ребенка.
- Ну, родители проданного Камбалкардона, когда вы намериваетесь заплатить за мои брокерские услуги? - сказал он.
Родители бедного Камбалкардона тоже отдали его долю и ушли с довольной улыбкой на устах в сторону винно-водочного магазина.
Тут я проснулся в висячем спальном мешке. Но друзья мои, то есть гастарбайтеры из солнечной Средней Азии все еще спали крепким сном. Над моим висячим спальным мешком мерцали далекие звезды, и над бескрайней Тайгой бродила одинокая луна.
-Ну, Султан-ака! Слушая ваши рассказы, не знаю, смеяться мне или плакать. Какие смешные истории и ужасные сны! - восхищённо сказала Хуршида.
- Да -сказал Султан и продолжал. - Теперь извольте задать Вам один деликатный вопрос, госпожа Хуршидаханум мадам де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манеже - скзал Султан и, не дожидаясь ответа, продолжал:
- Я, конечно, прошу прошения за то, что задаю Вам иногда глупые вопросы, как неопытный следователь в следственном изоляторе. Это от того, что я Вас люблю, и без Вас я не могу жить не только на этом свете, но и даже в раю. Ну, посудите сами, если я начинаю тосковать по Вас спустя несколько минут после того, как мы расстаёмся, как же я могу жить без Вас в раю, где люди живут вечно? Я так Вас люблю, что, когда увижу Вас, я тут же замираю на миг словно стена, словно человек на фотографии. Ответьте мне честно и прямо -у Вас парень есть или нет? Успокойте душу бедного механизатора, который безумно любит Вас. Неужели Вам трудно произнести два коротких слова - да или нет?
Выслушав Султана, Хуршида снова покраснела. Она старалась не смотреть в глаза Султана, который ждал ответа от нее на свой трудный пытливый вопрос. Наконец, Хуршида заговорила:
- Знаете, Вы задаете мне очень трудные вопросы. Ну, что же, Султан-ака, раз Вы настаиваете, то мне придется всё-таки ответить на этот вопрос. Только обещайте, что Вы не обидетесь - сказала Хуршида, опустив глаза.
- Обещаю. Слово мужика - сказал Султан, приготовившись слушать.
- Даже не знаю как Вам сказать...Ну, если коротко, то... да , то есть... у меня есть парень - призналась Хуршида. От этих слов Султан содрогнулся, побледнел лицом от чувства ревности и бессилия.
Да? - произнёс он с трудом, так как у него пересохло в горле. Хотя Султан был достаточно крепким и сильным парнем, но тут он присел от бессилия на большой тюк хлопка.
- Да - сказала Хуршида.
- А кто он? - спросил Султан.
-Я боюсь сказать. Он такой красивый, сильный, умный - Хуршида начала перечислять положительные стороны своего возлюбленного парня.
- Ну, что Вы режете меня без ножа. Ну... в общем, ясно. Значит, есть все-таки у Вас парень. Ну что же, жаль, конечно, что вышло так. Ладно прощайте тогда, я пожалуй уйду, чтобы не мешать Вам. Огуа, госпожа Хуршидаханум мадмуазель де ла Маркиза ла тумбала неже пасе суа э фасеблу манеже, огуа - сказал Султан и поднявшись, собрался уходит. Но тут ее удержала Хуршида и сказала.
- Это Вы! То есть нету у меня парня, кроме Вас, Султан-ака! - сказала Хуршида улыбаясь и покраснея.
-Да?! - спросил Султан тараща глаза.
- Да - тихо, почти с шепотом ответила Хуршида.
Султан от радости хотел было кричать на всё поле, что он самый счастливый человек в мире, но Хуршида закрыла ему рот ладонью своей нежной руки. Султан обнял свою возлюбленную девушку крепко и поцеловал ей в губы, в глаза, в шею...
- Ура! - сказал он, глядя в красивые глаза Хуршиды. А она всё улыбалась сквозь слезы.

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

 

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers




An article about the Ukrainian-Russian conflict, written in 2014.


Addresses of Holder Volkano to the presidents of all countries of the world.




Dear sirs!


The war in Ukraine is a black hole in the galaxy of the world community and it threatens the last big, thermonuclear war for all mankind. What is happening now in Ukraine is just a flower. This is just the beginning. The beginning of the end.

Yes, tens of thousands of people have died in Iraq, Libya, Syria and other countries of the world, and they are still dying. Especially innocent children who have no relation to confrontations. Millions and millions of people became refugees, forced to leave their native places where they were born, grew up, fell in love, married and lived happily until the war broke out there. Beautiful cities collapsed to the ground, the economy of the warring countries collapsed. The infrastructure built for centuries has failed, where universal famine and devastation are rampant.

But the war was going on there and is still going on in the middle east not for the territorial integrity of a particular state. That's where the difference is.
A war for territories has been unleashed between Russia and Ukraine, where the parties dictate their rightness in their own way and you don't know who is right here and who to believe.

Pro-Ukrainian experts say that Russia has cut off Crimea and continues to violate the territorial integrity of Ukraine, they say, what would Russia do if they annexed part of its territory?

And the pro-Russian ones say that the war in Ukraine is worse for Russia than to cut off part of its territory, and what would a particular country do when military bases are being built near its border?

And some people think that during the war Russia will finally get tired and its economy will collapse to the ground, the discontent of the people will increase inside Russia itself and a civil war will break out, breaking it apart.

There are other opinions that Russia will not get tired, on the contrary, the war in Ukraine unites the patriots of Russians as never before and, as a single organism, they will fight against world fascism, liberating the territory of Ukraine from them, as in the Second World War. Then the surrender, the new Nuremberg and all that. long story short, many people hope that everything will fall into place in the near future.

And what if NATO starts actively supporting Ukraine militarily? What then?
In this case, the pressures of Europe and the West will automatically contribute to the discussion to strengthen military-technical cooperation with China.

Yes, Western and European sanctions may partially weaken Russia's economic power, but sanctions cannot solve the political problems that have arisen in the world.

It is obvious that a political procedure of this kind does not heal the open bleeding wounds of the world community, on the contrary, it gives a side effect, severing trade and economic ties of states around the world.

To drive this or that state into a corner in such ways is very dangerous and fraught with consequences. That is, this method of punishment forces the cornered state to apply the last measure. I hope you all understand what I'm talking about.

So wake up, gentlemen presidents, and do not be naive, thinking that the war in Ukraine is controlled and, they say we have a reliable Anti-missile defense, a space shield and with what you can prevent the danger.

Here we must not forget about the guarantee that there is no guarantee in the world that the other side of the barricade has not developed new types of ultramodern nuclear missiles beyond the control of our or your space shields. That's where the danger that threatens all of humanity lies.

They say that only victory will stop the war. But this so-called victory will cost too much for the belligerents, since it is won at the cost of the lives of millions and millions of innocent people.

War is a spark that arises when the geopolitical and economic interests of the parties clash and turns into a terrible fire that covers all the territories of the planet.

In order to realize, feel or somehow experience the pain and suffering of those people who have become hostages of the warring parties, a person should try to mentally put themselves, their children, their family in their place for at least an hour, at least for a minute.

When a fire breaks out, we shout, call the fire fighters and run, clutching buckets in our hands to put out the fire. When forests are burning, we take helicopters and Emergency Situations planes into the air to localize a forest fire.

Why are we sitting idly by when the World is burning, where hundreds and thousands of people are dying?! Where many innocent children are dying!

We have one universal house, one planet!
Here everyone has to do something to stop the war.
Why are those people who are the first responsible persons for the preservation of human life, for the preservation of peace and tranquility on the planet, inactive?

Gentlemen presidents, the peoples voted for you, entrusting their destinies to you, and today you must feel responsible not only to your peoples, but also to humanity.
Find ways to prevent bloodshed in Ukraine before the whole planet explodes.

With great respect to all the Presidents of the states of the world, Uzbek writer Holder Volkano.




04/09/2014.
11:37 p.m.
Brampton, Canada.

 


 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана


Статья про украинско -российский конфликт, написанная в 2014 году.


Обращения Холдора Вулкана президентам всех стран мира.

 

Уважаемые господа!


Война в Украине это черная дыра в галактике мировой общественности и она грозит последной большой, термоядаерной войной всему человечеству.То что происходит сейчас в Украине, это только цветочки.Это еще начало.Начало конца.

Да, в Ираке, в Ливии, в Сирии и в других странах мира погибли десятками тысячи людей, и погибают до сих пор.Особенно ни в чем не повинные дети, которые не имеют никакого отнашения к противостояниям.Миллионы и миллионы людей стали беженцами, вынужденно покидая родные места, где они родились, выросли, влюблялись, женились и жили счастливо, до тех пор, пока не загремела там война.Рухнули красивые города до основании, рухнула экономика воюющих между собой стран.Вышла из строя веками построенная инфраструктура, где лютует всеобщый голод и разруха.

Но там война шла и до сих пор идет не за территориальной целостности того или иного государства.
Вот где разница.
Между Россией и Украиной развязалась и идет война за территории, где стороны по своему диктуют свою правоту и не знаешь кто тут прав и кому верить.

Проукраинские эксперты говорят, что Россия отяпала Крым и продолжает нарушать территориальную целостность Украины, мол как бы поступила Россия, если аннексировали часть ее территории?

А пророссийские же твердят, что война в Украине для России хуже чем отяпать у нее часть территории.А что бы предприняла та или иная страна, когда рядом с ее границы строят военные базы?

А некоторые думают, что в ходе войны Россия устанет наконец и рушится ее экономика до основании, будет усиливаться внутри самой России недовольство народа и вспыхнет гражданская война, разваливая ее на части.

Есть и другие мнения, что Россия не устанет, наоборот, война в Украине объединяет урапатриотов россиян как никогда и, они как единый организм станут бороться против мирового фашизма, освобождая от них территорию Украины, как на Второй Мировой Войне.Потом капитуляция, новый Нюренберг и все такое.Одним словом, многие надеются, что в ближайшее время всё станет на свои места.

А что, если НАТО начинает активно поддержывать Украину в военном плане? Что тогда?
В таком случае давления Европы и Запада автоматически будут поспособствовать Рассию укрепить военно-техническое сотрудничество с Китаем.

Да, санкции Запада и Европы могут частично ослабить экономическую мощ России, но санкциями не возможно решать возникшые политические проблемы в мире.

Очевидно, что политическая процедура такого рода не излечивает раны мировой общественности, наоборот, дает побочный эффект, разрывая торговые экономические связы государств всего мира.

Загонять того или иного государство в угол такими способами, это очень опасно и чревато последствиями.То есть этот способ наказание вынуждает загнанный в угол государство, применять последную меру.Надеюсь, вы все поняли, о чем я говорю.

Так что проснитесь, господа президенты ото сна, и не будьте наивными, думая, что война в Украине контролируема и, мол есть у нас надежная Противоракетная оборана, космический шит и с помощью чего можно предотвратить опасность.

Тут нельзя забывать о гарантии, которое нет в мире на то, что у другой стороны баррикады не разработаны новые виды сверхсовременных ядерных ракет, неподконтрольные нашим или вашим космическим щитам.Вот где кроется опастность, угрожающая всему человечеству.

Говорят, что войну остановит только победа.Но эта, так называемая победа слишком дорого обойдется, для воюющих сторон, так как она одержывается ценой жизни миллионов и миллионов ни в чем не повинних людей.

Война эта искра, которая возникает при столкновении геополитических и экономических интересов сторон и преврашающаяся в страшный пожар, который позже быстро охватывает все территории планеты.

Для того, чтобы осознать почувствовать или хоть как - то испытовать в себе боль и страдания тех людей, которые стали заложенниками воюющих сторон, человек должен попробовать мысленно поставить хоть на часок, хоть на минуты на место их себя, своих детей, свою семью.

Когда вспыхывает пожар, кричим, вызываем пожарную команду и бежим, скрепя ведрами в руках, чтобы потушить огонь.Когда горят леса, поднимаем в воздух вертолетов и самолетов МЧС, чтобы локализовать лесной пожар.

Почему сидим, сложа руки, когда горить Мир, где погибают сотны и тысячи людей?!Когда гибнут беспомошные дети?!

У нас же один всеобщий дом, единая планета!
Тут каждый ЧЕЛОВЕК должен сделать что - то, для того чтобы остановить войну.
Почему бездействуют те люди, которые являются первыми ответственными лицами за сохранение жизни человечества, за сохранение мира и спокойствие на планете?

Господа, за вас проголосовали народы, доверяя вам свои судьбы и вы должны сегодня чувствовать ответственность не только перед своими народами, но и перед человечеством.
Найдите способы по предотврашения кровопролития в Украине, пока не взорвалась вся планета.

С огромным уважением ко всем Президентам государств мира, узбекский писатель Холдор Вулкан.




04/09/2014.
11:37 дня.
Канада.город Бремптон.

 

 

 

 

Холдор Вулқон

Ўзбекистон Ёзувчилар уюшмасининг аъзоси

 

Дехқон пахта ҳақида, дурадгор тахта ҳақида, бўзчи бўз ҳақида, шоирлар сўз ҳақида доимий ўйлагани ва ўша ўйлаган нарсаси билан шуғиллангани каби, ким нима ҳақида кўп гапирса ва кўп ўйласа, билингки, у кимса ўша иш билан мунтазам ва астойдил шуғилланади.


Холдор Вулқон.

 

Миннатдорчилик

Ниҳоят, китобимиз азиз маҳалладошларимиз, халқимиз қўлига етиб борди.Бу китоб нашрини молиялаштирган фарзандларимнинг умрлари узоқ бўлсин, барчалари яхши нийятларига, муроду мақсадларига етсин.