Поиск

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

Бумеранг

(Роман)




Холдор Вулкан родился в 1959 году в Узбекистане. Окончил Ташкентский Государственный Университет. Пишет стихи и прозу с 1975 года. Живет в Канаде. Написал 4 сборника стихов, ряд повестей, рассказы и романы на двух языках.На узбекском и на русском.Его произведения переведены на английский язык.Не имеет званий и наград.


Любое коммерческое использование романа Холдора Вулкана "Бумеранг"запрещено без предварительного письменного согласия автора.(Холдор Вулкан)



В моем любовном романе "Бумеранг" я постарался передать боль и страдания своего народа, которые он пережил в недалеком прошлом. В романе повествуется о прекрасной и трагической любви главного косоглазого литературного героя по имени Саяк, который едет на заработки в Россию поисках лучшей жизни. Так же в романе рассказывается о смешных, порой грустных приключениях нашего литературного героя, кои не оставляют читателя равнодушным и не отпускают его до самого конца.В итоге узбекский трудовой мигрант Саяк возвращается обратно на свою историческую родину, словно бумеранг. Читайте и наслаждайтесь. Рекомендуем. Всем приятного чтения.

С глубоким уважением ко всем, Холдор Вулкан.




1 глава

Сторож виноградника






Саяк парень лет 25, среднего роста, косой, худощавого телосложения, черноволосый, кудрявый, курносый. Живет он в деревне Куйганяр со своей молоденькой женой по имени Зебо.
Он работает сторожем виноградного сада и целыми днями сидит в шалаше на высоких сваях, словно на пограничной сторожевой башне, откуда окрестность видна, как на ладони.Сидя в шалаше, Саяк прогоняет птиц с помощью отпугивателя, сделанный из - под пустых железных банок рыбной консервы и кока колы, подвешенные на проволоки.Он кричит на весь голос, громко хлопая в ладоши. Когда он дергает проволоки, раздаются оглушающие звуки пустых железных банок, отпугивая стаи прожорливых птиц.Саяк безумно любит наблюдать за стаями птиц, летящие тучей над виноградным садом, над хлопковыми полями, создавая шум птичьего бурана своими крыльями, резко изменяя свое направления, то туда, то сюда, словно снесенный ветром парашют.
Ночью он, зажигая керосиновую лампу, чистит стволов своего охотничьего ружья - двустволки шомполом и протирая до блеска тряпкой его деревянный приклад. Вокруг горящей керосинки молча начинают виться мотыльки. Небо над шалашом переполняется звездами.Потом наступает самые любимые моменты Саяка.Он восторженно наблюдает за луной, которая медленно и безмолвно поднимается над сентябрьскими хлопковыми полями, над тополиными и ивовыми рощами, освещая окрестность, словно мощный прожектор своим ослепительным светом.Такая тишина, что можно услышать гудение комариного роя, похожее на далекий и надрывный плач наемных плакальщиц на пышных похоронах усопших чиновников.Издалека доносится усталый лай бродячего пса. Лунный сумрак звенит от неугомонных сверчков. Запели лягушки в далеких болотах и подлунных тростниках реки "Кашкалдак", издавая звук кипящего супа в казане. Под луной можно увидеть невооруженным глазом безлюдные проселочные дороги и даже тропинки, как днем.На берегу реки в глубоких оврагах, заросшие можжевельниками, живут лисицы, которые любят не только полакомиться курами, но и помышкаться, иногда и не брезгуют сочными спелыми, гроздьями винограда.Под луной лисиц можно увидеть даже издалека. Лиса быстро двигается, нюхая землю, как бы попутно определяя запахи вещей. Иногда остановится на миг, осторожно нюхая воздух.Вот в таких трепетных моментах Саяк, вскинув ружье на плечо, внимательно прицеливается.Потом как пальнет!Дттиш!Дттиш!Ночная тишина вторит раскатистым эхом грохоту выстрела, как звуки весеннего грома в горных ущельях.Перепуганные птицы, сидящие на ветвях близлежащих деревьев, от испуга полетят восвояси.В безлунные ночи Саяк прицеливается зверям между глаз, которые горят в темноте, как яхонты и жмет на курок.
Луна, неспешно совершая свое путешествие по небу, сонно и долго бродит над безлюдными полями.Саяк, снимая верхнюю одежду, укрывается ватным одеялом, который называется "курпа" и ложится спать, думая о своем прошлом, глядя на несметные мерцающие звезды бескрайних небес и на луну, которая беспечно светит над дальними хлопковыми полями. Думает о своем далеком и трудном детстве.Также о своем отце, который злоупотреблял алкоголем, пил, не просыхая неделями и месяцами, уходя в запой. Придя домой пьяным, он начинал бить маму Саяка, волоча ее по двору, как сани зимой по снежному сугробу. Мама Саяка плакала, кричала, зазывая на помощь добрых людей. Саяк пытался как - то защитить свою будную маму, но ему было не в силах остановить своего сильного, как бык злого и пьяного отца. Соседи тоже молчали, хотя прекрасно слышали крики о помощи. Они вместо того, чтобы помочь, наоборот, тайно и с диким интересом наблюдали из - за щели глиняных дувалов, радовались, смеялись от души.Однажды, его отец взял детский трехколесный велосипед Саяка и направился на улицу, чтобы поменять его на водку.О, как бегал тогда Саяк за своим отцом, умоляя, чтобы он не продал его любимый велосипед.Но пьяный отец ударил его локтем по лицу и разбил ему нос. Из разбитого носа Саяка, сочилась кровь.Через год отца Саяка не стало. То есть его сбил огромный грузовик "Камаз", когда он начал переходить дорогу пьяный и он скончался на месте происшествия.После похорон отца его мама заболела.Несмотря на осенние холода, Саяк, чтобы помочь своей больной маме, решил работать, занимаясь мытьем легковых автомобилей, которые спускались с горных перевалов и останавливались у дороги, чтобы перекусить и отдохнуть в местной чайхане. Дули холодные ветры снежных вершин с горных склонов. Саяк стоял на обочине, беспрестанно крутя мокрую тряпку, как пропеллер самолета, чтобы как - то привлечь внимания богатых водителей.Тут один водитель остановил свой автомобиль на обочине и Саяк предлагал ему свою дешевую услугу.Водитель согласился. Маленький Саяк зачерпнул ведром ледяную воду из арыка и усердно начал работать.Пока он очистил грязные колёса, и мыл стекла автомобиля, руки его покраснели на морозе и начали болеть суставы окоченевших пальцев, кои он пытался пригреть своим дыханием.Он работал не покладая рук, думая о своей больной маме и сильно обрадовался, когда водитель дал ему денег.Правда небольшие, но дал. Саяк, чтобы сэкономить денег, вернулся домой голодным, не позволяя себе съесть что - нибудь на ужин. Собрав все деньги, которые он заработал честным трудом, побежал домой, чтобы порадовать свою маму.Но, когда зашел во двор, там он увидел соседских женщин и одна из них, крепко обняв Саяка, горько зарыдала.
- О, бедный Саяк, ты теперь остался совсем один! Твоей мамы больше нет! -сказала она рыдая и поглаживая ему голову. Как плакал тогда Саяк, о как плакал, обняв тело своей покойной мамы, трясясь всем телом! После похорон его хотели отправить в детский дом, где воспитывались осиротевшие дети, но бабушка Саяка прогнала приехавших, размахивая своим посохом.
- Уходите сейчас же, окаянные, никому его не отдам, пока я жива!Вы можете увести моего внука только через мой труп! - кричала она, плача и оказывая отчаянное сопротивление.
Шли годы. Саяк вырос. В те времена он неохотно посещал школу, как беспородная собака, которая хозяин ведет на охоту, волоча за собой. Школа для Саяка была, как исправительная колония, где он себя чувствовал узником в полосатой робе.
Учителя казались ему злыми надзирателями, а директор школы напоминал ему начальника тюрьмы. Саяк сидел за партой, сделанной из сосновых досок, расположенной у окна, которое иногда было открыто, где он сделав бумажные самолётики из тетрадного листа отправлял в полет. Он первым выбегал из класса во время перемен, особенно тогда, когда кончались уроки, чувствуя себя заключенным, освобожденный по УДО. Летом на каникулах Саяк с утра до вечера пас корову в пойме реки "Кашкалдак".Пока его буренка паслась с другими коровами на лугу, он с друзьями купался на речке, над которой летали стаями драчливые чайки, дружно и шумно крича, словно неугомонные бабы на базаре. С приходом задумчивого сентября, его дни снова становились пустыми, грустными, как сама осень, как глаза осла с печальным взглядом.Вопросы учителей казались ему допросами под пыткой в следственном изоляторе.Однажды Саяк с рюкзаком на плечах пошел в школу, шурша опавшими листьями осенних кленов, попутно спланировав побег из школы. Но увиденное в начале урока, резко изменило его планы и ему пришлось отложить побег на другой день.

-Так, тихо, товарищи ученики! У нас новая ученица из города!Познакомьтесь, ее зовут Зебо!Фамилия Ниязова!Документы показывают, что она училась на отлично в своей школе -сказал учитель Увадагуппиев.

Ученики молчали. Зебо тоже.Она глядела из - под земли на своих новых одноклассников большими оленьими глазами, краснея от смущения и играя кончиками своих косичек.Эта тощая, черноволосая и черноглазая новая ученица с длинными коровьими ресницами оказалась очень привлекательной девушкой. Ее алые губы, напоминающие спелые ягоды черешни, тонкая и нежная шея гладкая, как слоновая кость, тонкие и длинные, как у музыкантов пальцы рук просто околдовали Саяка.

-Ну, Ниязова, садитесь за парту рядом с учеником Сатыбалдиевом. Его Саяком зовут.Он у нас неуспевающий ученик.Вот вы ему и поможете -сказал учитель Увадагуппиев, указывая новой ученице парту, где сидел Саяк, как загипнотизированный.

Зебо села за парту.Учитель Увадагуппиев обратился к Саяку.

-Чего ты уставился на меня, школьник Сатыбалдиев?! Чем - то недоволен?! Ты, это, даже не вздумай обидеть ее!Не то, я сам лично напишу жалобу на тебя участковому милиционеру товарищу Дрылдаеву, и он отправит тебя в детскую колонию?! -сказал он.

-Понял, товарищ Увадагуппиев, понял... Чуть что милиция, детская колония... Да я не на вас смотрю, а на нее, то есть на новую ученицу. А что мне делать, если у меня такие косые глаза?! -сказал Саяк.

Услышав это ученики хором засмеялись. А Зебо еще сильнее покраснела.

Учитель Увадагуппиев захохотал, как джинн волшебной лампы Аладдина, глядя в потолок. Он долго смеялся, угорая от смеха.Потом, еле подавив свой смех и утирая слезы своим клетчатым дырявым носовым платком, сказал:

-Ну ладно, садитесь, товарищ школьник Сатыбалдиев.

Саяк присел, думая о том, как хорошо, что он косой.Теперь никто не будет подозревать, когда он смотрит на эту красивую девушку Зебо. Наивный учитель Увадагуппиев тоже подумает, что Саяк смотрит в доску...
Такими мыслями Саяк долго лежал в шалаше, похожий на сторожевую вышку исправительных колоний, глядя на луну и даже не заметил, как заснул.



eb23ebae4e2f0a5747a3836a73a792433eb756231883193 (700x510, 39Kb)

 

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Далаказан

(Повесть)




Любое коммерческое использование повести Холдора Вулкана "Далаказан" запрещено без предварительного письменного согласия автора.

(Холдор Вулкан)




Глава 1

Ограбление банка средь бела дня




В банк неожиданно ворвалась вооруженная до зубов банда грабителей в масках, с дикими криками, угрожая пристрелить, как куропатку каждого, кто осмелится оказать малейшее неповиновение или сопротивление. Они приказали всем сотрудникам банка лечь на пол и не двигаться.
- Тот, кто попытается поднимать голову, тут же получит пулю в лоб! - крикнул один из них.
Одного из сотрудников банка, лет сорока, высокого роста, худошавого телосложения, с носом, похожий на клюв орла по имени Далаказан, бандиты подняли, направив на него нервно дрожащими руками дуло автомата:
-Ставай, гад! Ты нам поможешь совершить ограбление века!Давай, падла, открой сейф и быстро положи деньги в эти мешки! Попытаешься подать сигналы ментам, нажимая на кнопку тревоги, то тебе хана, моментально превратишься в труп! Давай шевелись задницей! -крикнул бандит, изо всех сил ударив ногами по заднице Далаказана.
-Хорошо, хорошо! Я сделаю все, что вы прикажете!Только, прощу вас, не убивайте меня!У меня семья и несовершеннолетние дети! -умолял их Далаказан. Он покорно шел в сторону кассы, высоко подняв свои худые руки, как молодой солдат в горячей точке планеты, который только что попал в плен.Но он неожиданно повернувшись назад, молняносными движениями повалил бандита на пол и быстро отобрал у него автомат "Калашников". Потом нажал на курок автомата, чтобы обезвредить банду грабителей и спасти сотрудников, но выстрела не последовало.

 

 

Подробнее...

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

 

 

Дедушка Холдора Вулкана

 

1 глава повести "Далекие огни"






Бабушка Холдора Вулкана

Детство



Я задумчиво смотрел на падающий снег. Он падал, кружась, то торопливо, то тихо. Крупные белые снежинки, кружились в воздухе, словно пушинки пристреленных лебедей, собравшихся улететь на юг.

Снег падал так красиво и так густо, что я едва различал деревянный забор, стройные березы, кафе под названием "У Ахмеда" и частную лавку, которая в народе называлась "Камок", где торговала продуктами добрая дунганка по имени Халима.


Я здесь жил, днем убирал снег, рубил топором дрова и иногда топил баню. Я любил колоть дрова. Это было одно из моих любимых занятий. Когда я орудовал топором, я чувствовал себя лесорубом, который валит вековые сосны и кедры в глубине далекой тайги, где от стука дятлов дрожит воздух, где с грохотом падают срубленные деревья, пронизывая воздух запахом свежей и сочной сосновой коры. Я колол дрова и забывал на какое-то время о моем изгнании из родных мест, где я родился и вырос.

Я колол дрова, а из окна глядел на меня мой маленький сын Саид, улыбаясь и махая мне ручкой.


Проклятое изгнание не пощадило даже моих сыновей, лишив их друзей, которые остались на родине. У Саида здесь не было друзей. Он играл один, и, глядя на него, я чувствовал, как на глаза мои наворачиваются слезы. Жалко мне было сына.


Я думал о своей прошедшей жизни, которая было похожа на трагикомедию. Если хорошенько подумать, то мне представляется, что я был врожденным оппозиционером. Помню, я часто играл в футбол со своими друзьями во дворе старого, заброшенного свинарника, который располагался на берегу реки Карадарьи, где в маленьком хуторе жили каракалпаки. Хутор находился недалеко от глубоких оврагов и ущелий. Какие высокие тополя росли тогда в этом хуторе! Как шумели воробьи, оглушая своим щебетаньем всю окрестность, когда садилось солнце, скрываясь за горами Тянь-Шаня, господи!


Я вспоминаю, как-то раз мы, ребята с нашей округи, долго играли футбол, не заметив, как стало вечереть, и возвращались по пыльной дорогой домой, голодные, усталые и довольные. Приближаясь к дому, я вспомнил о заданиях, которые дал мне отец, и в сердце моем тоже начали опускаться сумерки. Отец у меня был строгим, и я чувствовал всегда его пытливый взгляд и боялся его. Я хотел зайти в дом тихо и незаметно, продвигаясь на цыпочках, как аист в рисовом поле, который шагает осторожно, чтобы не вспугнуть лягушек, надеясь полакомиться ими. Но тут вдруг появился отец и - хоп! - я попался. Начался "суд" надо мной, в котором отец единолично был одновременно и прокурором, и судьей. Он вынес мне суровый приговор и определил наказание.

Лишённый адвокатов, я оказался на улице.

В такие моменты я знал, что мне делать. Не раздумывая долго, я пошёл к дедушке с бабушкой, которые любили и жалели меня. Я попросил у них политическое убежище, и они, не требуя особых документов, дали мне убежище. Помывшись, я сел на курпачу обильного дастархана*. Накормив меня, бабушка постелила мне мягкую постель с пуховой подушкой и, поцеловав меня в лоб, пожелала мне спокойной ночи.


Низкий дом, где жили дедушка с бабушкой, имел глиняный пол, на котором была расстелена мягкая солома, покрытая ковром. Человек, который наступал на этот ковер, чувствовал себя человеком, стоящим над огромной резиновой грелкой с теплой водой.

Смотрю - дедушка мой сидит и при свете керосиновой лампы читает какую-то книгу с пожелтевшими страницами, надев очки с овальной оправой, какие люди носили во времена Антона Павловича Чехова. Бабушка латала белый яктак*, похожий на японское мужское кимоно моего деда. В лачуге царила такая арктическая тишина, что я слышал громкое, ритмичное тиканье старинных часов, похожих на голос ящерицы Геккона, которая жила в щелях не отштукатуренных стен и в сумраках охотилась за мотыльками. Дед мой в то время пас колхозных лошадей. Хотя он был пастухом лошадей, он был большим ученым, то есть муллой, который знал наизусть "Куръони Карим" и умел правильно трактовать ояты из этой священной Книги мусульман. Как он гонял лошадей на водопой! Какие были красивые лошади! Красные, белые, черные, серые, пятнистые! Как они пили воду отражаясь в воде арыка, шевеля своими смешными губами и храпя, у края арыка, где мы купались, где на ветру шумели высокие зеленые ивы и стройные тополя! Как эти лошади скакали дробя своими копытами по наших улиц, теребя на вольном ветру свои гривы словно разноцветные флаги государств мира у задании ООН!


Дед мой был стариком высокого роста, худого телосложения и с короткой бородой. А бабушка моя - напротив, была низкорослая и полная. Дедушка с бабушкой напоминали мне Дон Кихота с Санчо Пансой. Но, несмотря на различие, жили они дружно. Когда бабушка смеялась, во рту у неё виднелся один единственный сохранившийся зуб, как у зевающего бегемота. Лежа в постели, я глядел в окно низкой лачуги.


За окном сияла огромная луна, тихо поднимаясь из-за деревьев. Неподалёку стояло огромное дерево бака терек*- белый тополь, который принадлежал соседке дедушки с бабушкой по имени Куки-хола, то есть тетя Куки. Это была чересчур худая женщина, кривая на одну руку, которая высохла, к тому же она была почти без нижней челюсти и слепая на один глаз. Слепой глаз её был похож на белый камень, торчащий из щели в заборе. С непривычки, человек, увидев её в первый раз, упал бы в обморок от сильного испуга. Но эта одинокая старуха была доброй, любила детей, и мы, дети, тоже любили её и не боялись её внешнего вида. Было ли имя Куки её псевдонимом или настоящим именем, я до сих пор не знаю. Знал только, что она всю жизнь ждала своего любимого мужа, который ушёл на фронт и не вернулся домой после второй мировой войны. Она всё время ждала его, так и не выйдя замуж. Тетя Куки хотя была внешне некрасивая, но она была самой красивой женщиной внутри, то есть в душе. Я часто вспоминаю тётю и её дом с низким окном, где вечерами за окном грустно тлела керосиновая лампа, освещая её грустное лицо, покрытое тенью одиночества.

Я лежал на постели и думал о ней, но тут неожиданно дед, сняв с глаз очки с круглой оправой, сказал бабушке:
- Ну, старуха, кончай штопать! Ты ляжешь спать, в конце концов, или нет, латтапарст! Если честно, я до этого никогда не слышал такое смешное слово как латтапараст и не знал, что оно означает Женщина, которая любит тряпки. Я чуть не захохотал. Еле удержался. Я давил свой смех так, что от напряжения весь покраснел до самой шеи, набрав полный рот воздуха. Сижу и думаю, не дай бог, я захохочу, ведь они тоже могут выгнать меня из своей лачуги. Куда я пойду, на ночь глядя. Но я не смог удержать себя и взорвался. Захохотал. Смотрю, дедушка с бабушкой тоже смеются. При свете керосиновой лампы я снова увидел единственный сохранившийся у бабушки зуб, и ещё сильнее начал смеяться. Сам шайтан алайхуллаъна попутал меня. Смеюсь - и не могу остановиться.

Тогда дедушка снова сделал серьезный вид и, глядя на свои ногти, как бы подавляя смех, сказал:
- Астагфируллах, Астагфируллах!*


И мы перестали смеяться. Потом, потушив керосиновую лампу, легли спать. Утром после завтрака дед мой взял меня за руки и депортировал меня обратно, то есть отвёл домой.

 

 

 

Холдор Вулкан

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Жестокая расплата

(рассказ)




- Мехмет, сынок, ты прости меня, если я сам того не замечая, огорчил тебя когда-нибудь. Я люблю тебя больше всего на свете - сказал Султан Санджар Саваш, обнимая своего сына и поглаживая его голову.
Мехмет удивился, услышав слова своего отца Султана Санджара Саваш.
- Отец, я не понимаю, почему ты так говоришь? Тебе еще слишком рано проститься с нами. Ты еще долго будешь жить на этом свете, и будешь править страной до глубокой старости. Дай Бог тебе крепкого здоровья и долгую жизнь. Я тоже люблю тебя больше жизни, отец! Также мою маму и моего брата Ахмеда - сказал Мехмет, обнимая отца.
У Султана Санджара Саваш на глазах появились слезы, и, чтобы не показывать их сыну, он еще крепче обнял его и поцеловал в голову. Губы его тряслись, и с его глаз невольно покатились слёзы, сначала по лицу, а потом по густой бороде, словно утренняя роса, которая осыпается с травы. В ту ночь Султан Санджар Саваш не спал, нервно расхаживая туда-сюда по огненно-красному ковру. Он чувствовал себя, как хищник в клетке, кой беспрестанно ищет выхода на свободу. Потом он позвал своего старшего сына принца валиахда(наследника трона) Ахмеда, и они долго беседовали. В ходе разговора Султан Санджар Саваш намеревался сказать принцу Ахмеду что-то важное, но не смог. После того, как принц Ахмед ушел к себе спать, Султан Санджар Саваш горько заплакал, тряся плечами и причитая:
- О, Боже всемогущий, ты дал мне больше чем я просил! Я стал великим султанам! Но я не знал, что трон бывает столь безжалостным и потребует таких жертв! Если бы я знал об этом раньше, то я бы никогда не стал султанам! Наоборот, я повесил бы на свою шею торбу попрошайки и жил бы всю жизнь нищим! О, Боже, как счастливы эти твои нищие голодранцы, которые живут в трущобах! Я завидую им по белому! Они абсолютно свободны и довольствуются куском хлеба. Ходят, где хотят, и уходят, куда им вздумается. Шагают без охраны по тропинке на широких полях, по пояс во ржи, где гуляют ветры и поют жаворонки, заливаясь трелью. Останавливаются посреди утреннего ржаного поля, где над рожью беззаботно летят веселым роем белые бабочки как в раю. Потом снова идут, куда глаза глядят.
Нищий, в отличие от меня, может совершенно свободно бродить по летним лугам, по пояс в высокой траве, где задумчиво летят на ветру пушинки одуванчиков, пульсируя в воздухе, словно медузы в море. Он часами может внимать далекому стуку дятла и печальному голосу одинокого удода, который поет где - то за полями, зовя его, как далекое детство. Слушать журчанье речки, густо заросшей белыми ромашками и высокими камышами в человеческий рост. Даже может ночевать в стогах сена на поле под звездным небом, любуясь молча сияющей луной в тишине, слушая монотонные, первозданные песни сверчков и хоровое кваканье далеких лягушек, похожие на шепот. Он засыпает без снотворного, сосчитывая далеких рыжих звезд. Просыпается в предрассветной мгле, когда начнутся переклички перепелок в росистом клеверном поле. Замирает он, глядя на бледный небосвод, где тает и медленно исчезает сонная звезда и туго растягиваясь по горизонту рвутся бледно - желтые тучи, напоминая весеннюю борозду. Умываясь утренной, прозрачной росой, он позавтракают, чем ты, Боже, пошлешь, и даже не думают о возможности отравления. Спокойно съест свой скудный завтрак, поблагодарив Тебя, снова отправится в путь, пешком по тропе, поздороваюсь с крестьянами на полях, кивая им головой, с дружелюбной улыбкой на устах. Останавливается на миг, прислушиваясь к печальному голосу кукушки, который доносится из далёкой тополиной рощи. Живет он легко, сбрасывая ненужный груз со своих плеч. Живет счастливо, в гармонии с природой.
А я? Я ни на шаг не могу выйти из крепости без усиленной охраны. Не могу передвигаться свободно и гулять по полям и лугам, даже не могу спокойно пройтись по улицам столицы своей империи. Живу с непреодолимым страхом в сердце. Не сплю ночами, думая о том, не поднимет ли бунт разгневанный народ, словно тайфун на побережье океана, разрушающий всё на своем пути? И с содроганием думаю, а не повесит ли меня на самую высокую виселицу у входа на центральный базар столицы, сбросив меня с трона, народ, который недоволен моей политикой? Сердце мое обливается кровью, когда я начинаю думать о моих чиновниках-подхалимах в своем окружении,которые легко отвернутся от меня, когда я лишусь трона султаната, и именно они первым будут поливать меня грязью, восхваляя нового султана! Они будут вилять своими задницами перед новым правителем, вскидывая ему брови и улыбаясь губами, похожими на бутон росистой утренной розы, который вот вот раскроется.
Думаю, думаю и не могу уснуть до утра. Даже снотворные лекарства мне не помогают.
Оказывается, быть правителем не так легко, как я раньше это себе представлял. Я твердо убедился в том, что быть правителем - это все равно, что гореть в аду при жизни и варится заживо в адском котле с кипящей смолой. За что мне такая кара, Господи?! Разве это жизнь, Боже, подумай Сам! Ведь даже бездомная собака, и та счастливее меня в сто раз! Теперь вот, меня ждет еще одно невыносимое тяжелое испытание. Ну, за что, ты меня караешь, Боже?! Что я тебе сделал плохого?! - плакал Султан Санджар Саваш.
Он долго плакал. Потом вызвал своего премьер-министра вазира азама. Вазири азам пришел, не задерживаясь долго. Вернее, его привели навкери, в руках которых ноги вазира азама не коснулись даже землю. Он был в длинном восточном халате с белой чалмой на голове. У него не только длинная борода и волосы были белоснежными, но и брови тоже были такого же цвета.
- Вызывали, мой господин, султан всех султанов мира? - спросил вазири азам , не глядя в глаза Султана Санджара Саваш, и низко кланяясь.
- Да, вазири азам. Ты, это, скажи мне, неужели у нас нет другого выхода, чтобы решать возникшие проблемы? - спросил Султан Санджар Саваш, глядя своему министру с надеждой.
Вазири азам на миг умолк, погружаясь в раздумье. Потом сказал:
- Нет, мой султан, к сожалению у нас нет другого выхода, кроме как... ну, вы сами знаете... Если хотим, чтобы наша великая империя не рухнула, то мы просто вынуждены решить возникшую проблему таким жестоким способом. К сожалению, у нас нет другого пути. То есть это твердое решение принято улемаи кирамом на закрытом заседании. Что касается принца Мехмету, он намного уступает принцу Ахмеду в смысле мышления, ума и здоровья. О, мой султан всех султанов мира! Если бы вы знали, как мне трудно говорить вам обо всем этим, ой как трудно! Но я вынужден сказать вам об этом, так как я являюсь вашим главным советником. Мне жаль... - сказал вазири азам, печально склоняя голову.
-Будь ты проклят! Немедленно убирайся отсюда, негодяй! И чтобы ты больше не попадался мне на глаза! - истерично закричал Султан Санджар Саваш, и рука его потянулась к мечу, сделанный из исфаханской стали.
Вазири азам стоя на колени и низко опустив свою голову перед Султаном Санджаром Саваш, горько заплакал, тряся своей белоснежной бородой и костлявыми плечами.
- Отрубите мою голову, о мой султан всех султанов мира! Рубите! Лучше умереть от вашего меча, чем видеть вас в таком положении! - плакал он, роняя слезы.
- Уведите его немедленно! - заорал Султан Санджар Саваш своей охране и тоже заплакал, отвернувшись в сторону и вытирая слезы.
Охрана увела вазира азама.
Ранним утром палач привел приговора в исполнение, отрубив голову спящему молодому принцу валиахду Мехмету острым мечом и стёр белой простынёй алую кровь с лезвия меча.
Перед тем похоронить принца Мехмета, привели супругу Султана Санджара Саваш, чтобы она смогла попрощаться со своим сыном, о смерти которого, она еще не знала. Увидев страшную картину, мать Мехмета упала в обморок.
Султан Санджар Саваш, обнимая своего убитого младшего сына Мехмета, рыдал, трясясь всем своим телом.
- Прости меня, сынок за то, что я принес тебе в жертву! Прости, у меня не было другого пути! Пришлось так поступить лишь ради того, чтобы не рушилась наша империя в ходе борьбы за трон между тобою и твоим братом в будущем. Мне пришлось так жестоко расплатиться за сохранение престола. Да прибудет твоя душа в зеленых садах вечного Рая, мой любимый сын Мехме-е-ет! - плакал он.



05/04/2014 год.
1:20 дня.
Канада.г.Бремптон.

 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers

 

 

"Cruel payback"

(The story)


Mehmet, son, you must forgive me if I unwittingly upset you ever. I love you more than anything in the world - said Sultan Sanjar Savash, hugging his son and stroking his head.
Mehmet was surprised to hear the words of his father Sultan Sanjar Savash.
Father, why are you saying that? It's too early for you to say goodbye. You will live in this world for a long time, and you will rule the country until old age. God grant you good health and a long life. I love you more than life, father! Just like my mother and my brother Ahmed - said Mehmet, hugging his father.
Sultan Sanjar Savas had tears in his eyes, and in order not to show their son, he hugged him even harder and kissed him on the head. His lips trembled, and his eyes involuntarily rolled tears, first in the face, and then his thick beard, like morning dew that showered with leaves of grass, which sways in the wind. That night Sultan Sanjar Savash did not sleep, walking nervously up and down the fiery red carpet. He felt like a predator in a cage, constantly looking out at freedom. He then called his eldest son Prince Valiahd (heir to throne) and Ahmed and they had a long conversation. During the conversation, Sultan Sanjar Sawash intended to tell Prince Ahmed something important, but could not. After the Prince had gone to his room to sleep, Sultan Sanjar Savash wept bitterly, shaking her shoulders and lamenting:
Oh, God Almighty, you gave me more than I asked! I have become great sultans! But I didn't know that the crown and the throne are so ruthless and would require such a sacrifice! If I had known this before, I would never have become a Sultan! On the contrary, I would hang a sack of beggars on his neck and live life to the poor! Oh, my God, how happy are those poor hungry people of yours who live in slums! I envy them white envy! They are absolutely free and content with a piece of bread. They go where they want. Walk without protection on a footpath on wide fields where winds walk and larks sing, being filled in with a trill, morning stop in the middle of a rye field, where the rye carefree fun flying a swarm of white butterflies in heaven. Then again go where eyes look. Poor, unlike me, can freely roam the summer pastures, waist-deep in tall grass, where thoughtfully fly on the wind like a feather in the wind, like a jellyfish in the sea. For hours he could hear the distant knocking of a woodpecker and the sad voice of a lone hoopoe, who sang somewhere over the fields, calling it as a distant childhood. Listen to the murmur of the river, overgrown by white daisies, Angelicas, sweet clovers meadows, can even sleep in the haystacks on the field under the starry sky, admiring silently Siauliai the moon in silence, listening to the monotonous, primeval songs of the crickets and choral croaking of distant frogs, like a whisper. To consider the distant blue star and tired to sleep. Wake up in the pre-dawn hour, when the quail will sing, reminding cough gray guard, who sweeps territory, rhythmically waving a broom. He freezes, looking at the pale sky, where it melts and slowly disappears, the last star and tightly stretching across the horizon torn pale yellow clouds, resembling a spring furrow. Your beggar washes of transparent dew, eats Breakfast, then thou, you, will send, and goes on a long journey. The beggar does not even think about the possibility of poisoning: eat your Breakfast, thank you, and again hit the road, by walking along a path overgrown with two sides of high and dense grass. He greets farmers in the fields, nodding his head, with a friendly smile on his lips, stops for a moment, listening to the sad voice of the cuckoo, which comes from a distant poplar grove. The poor have no heavy burden of responsibility. They live easily, throwing off all unnecessary loads. They live happily and easily, in harmony with nature.
How about me? I can't get out of the fortress one step without strong security. Cannot move freely, as an ordinary person, can not only freely walk the fields and meadows, but can't even safely walk the streets of the capital of the Empire. I live with insuperable fear in my heart. Not sleeping at night, for fear, would you raise a riot the angry people, like a Typhoon in the ocean, destroying everything in its path, and with a shudder, I wonder if I will be hung on the highest gallows at the entrance to the Central market of the capital, dropping me from my throne, a people who are not satisfied with my policy. My heart is filled with blood when I start to think about my officials, the sycophants in his entourage that are easy to turn away from me when I fall from the throne of the Sultanate (government), and they will be the first to throw mud at me, praising the new Sultan! They will wag their Asses in front of the new ruler, throwing up his eyebrows and smiling lips, like a Bud of rosy morning rose.
Think, think and not fall asleep until morning. Even sleeping pills don't help me.
It turns out that being a ruler is not as easy as I thought it would be. I was convinced that being a ruler is like burning in hell in life and boiling alive in a hell of a cauldron. What kind Punishment of, Lord?! Is it life, God, think about it! After all, even a stray dog, and it is happier than me a hundred times! Now, there's another unbearable ordeal waiting for me. Why are you punishing me, God?! What have I done to you?! - cried the Sultan Sanjar Savash.
He cried for a long time. Then he summoned Prime Minister Vazir Azam. Vazir Azam came, not lingering long. Rather, it led Naukars (security service), in whose hands the feet of Wazir Azam not even touched the ground. He was wearing a long Oriental robe with a white turtleneck on his head. Have him not only the long beard and hair were white, but eyebrows, too, were such the same color of.
Called, my Lord, the Sultan of all the sultans of the world? - asked Wazir Azam , not looking into the eyes of Sultan Sanjar Savash, and with a low bow.
Yes, Vaziri Azam. You, this, tell me, don't we have another way to solve our problems? - Sultan Sanjar Savash asked, looking to his Minister with hope.
Vaziri Azam paused a second, plunging into meditation, and then said:
No, my Sultan, unfortunately we have no other choice but... well, you know... If we want our great Empire not to collapse, then we just have to make this decision. Otherwise cannot be. That is a firm decision taken by Kiramaie Ulemas (The meeting of advisers) in closed session. As for Prince Mehmet, he is far inferior to Prince Ahmed in terms of thinking, mind and health. Oh, my Sultan of all sultans of the world! If you knew how hard it was for me to tell you all about it, Oh how hard! But I have to tell you this because I'm your chief Advisor. I feel sorry... - said Vaziri Azam, sadly bowing his head.
Damn you all! Get out of here now, you scoundrel! And so you're never caught my eye! - Hysterically cried Sultan Sanjar Savash and began to reach for the sword.
Vaziri Azam kneeled down and lowered his head in front of Sultan Sanjar Savash bitterly wept, shaking his snow-white beard and bony shoulders.
Chop my head off, o my Sultan of all sultans of the world! Cut! It is better to die from your sword than to see you in this position! - He cried, dropping tears.
Get him out now! - shouted the Sultan Sanjar Savash my security and cried, turning away to the side and wiping tears.
The guards took away Vazir Azam.
Early morning brought the executioner of the sentence, beheaded the sleeping young Prince Valiahd Mehmet with a sharp sword and wiped the white sheets of crimson blood from the blade of the sword.
Before to bury Prince Valiahd Mehmet , brought the Princess, so she could say goodbye to his son, on whose death she did not know. Seeing the terrible picture, the Princess fainted.
Sultan Sanjar Savash, hugging his murdered younger son Mehmet, wept, shaking his whole body.
Forgive me, son, for I have brought you a sacrifice! I'm sorry, because I had no other way! I had to do this just for the sake of not collapsing our Empire in the struggle for the throne between you and your brother in the future. I had to pay so much for preserving the throne. May your soul arrive in the green gardens of eternal Paradise, my beloved son Mehme-e-et! - He cried.


05/04/2014.
1:20 of the day.
Canada, The city of Brampton.

 

 

x_15d42282 (604x453, 162Kb)

 

 

Холдор Вулкан

Член Союза писателей Узбекистана

 

Ключ

(рассказ)



Когда письмо Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками Генерала Томаса Яккабалона и его заместителя, полковника Паскаля Салваторе Альфонса де Вальдемара дошло до президентского аппарата, Пресс-секретарь Президента, Господина Аполлона Габриеля Толедо Пуэрто Карлоса Доменика, глубоко задумался, пристально глядя на конверт, не зная что делать.
Тут прозвучала страшная команда охраны
- Внимание, все сотрудники президентского аппарата! Закройте двери своих кабинетов на засов и освободите коридор! Господин Президент идет! - закричала охрана в жестяный рупор. Пресс-секретарь Президента замер, как на фотографии по стойке смирно. Наконец в коридоре появился Президент в окружении усиленной охраны. Через некоторое время Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик подошел и на миг остановился у входа своего шикарного любимого шарообразного кабинета. Перед тем, как войти в свой кабинет, он бросил беглый взгляд на стол Пресс-секретаря, где лежали куча писем.
- Ну, какие новости? Что за письма? Опять от народа, что ли? Ох, как надоели эти сволочи анонимщики своими вечными жалобами. Как будто нет у меня других дел, кроме как читать эти дурацкие письма, где они пишут только о своих проблемах. Нет среди них хоть одного человека, который мог бы писать не о своих проблемах, а о проблемах, если не глобального масштаба, то хотя бы те, которые касаются жизни нашего государства. Ну-ка, дай-ка мне этот большой красный конверт. Тут я вижу, чего-то неординарное. Это письмо либо от руководителей других государств, либо из дипломатических корпусов стран содружество - сказал, как бы угадывая, Президент страны Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, беря и с интересом разглядывая конверт. Потом широко улыбнулся, глядя на адрес письма.
- Ни фига себе, письмо из психбольницы! - воскликнул он и засмеялся, трясясь всем телом. - Хувах-хах-хах-хах-хах-хаааах! Иехх-ххах-хах-хах-хааааа! Ваххахахахахахаааа! Смотрите, письмо из психиатрической больницы?! Ё-моё... Я впервые получаю такого рода письмо на протяжении 45-летнего своего президентства, честное слово! А интересно, о чем пишут они? Это должно быть смешно... - сказал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, вытирая в свой огромный клетчатый дырявый платок слезы,которые наворачивались на глаза от смеха.
Войдя в свой шарообразный кабинет он распечатал конверт и с интересом начал читать письмо пациентов психбольницы, Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками генерала Томаса Яккабалона и его заместителя полковника Паскаля Салваторе Альфонс де Валдемара.
"Президенту нашей любимой страны господину Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменику
Господин Президент!
Хотя здоровые люди нас считают дураками, чокнутыми, но мы, пациенты центрального дурдома столицы нашей независимой страны, как ни парадоксально, являемся самыми интеллектуальными, самыми гениальными людьми на планете. У нас есть знаменитые поэты мыслители, философы всех мастей, есть экстрасенсы, ясновидящие, предсказатели, великие ученые, астронавты, доблестные непобедимые полководцы, телепаты, читающие чужие мысли, объявившие себя пророками и даже богами, кочевниками времени, властелины вселенной, защитники гуманоидов в солнечных системах и в туманностях вселенной, великие оперные певцы с голосами сопрано, баритоном, тенором. Есть среди нас также опальные лидеры оппозиционных партий, правозащитники пьянь да рвань, то есть не состоявшиеся ваши "коллеги". Тут возникает вопрос: почему нашему государству нельзя воспользоваться бесплатными услугами этих способных, талантливых пациентов в решении возникших проблем на политической арене мира? Решать вопросы нашими силами, силами пациентов нашего дурдома в области обороны. Мы часто слышим о том, что в горячих точках нашей планеты погибают сотнями, иногда и тысячами ни в чём не повинных психически здоровых молодых солдат нашей страны. А что если призвать нас, психопатов, параноиков и шизофреников в армию в место здоровых ребят, в душевном смысле этого слово? Во-первых, мы сильные, здоровые, смелые, отважные люди. Во-вторых, мы ничего не боимся, и нам нечего терять. В-третьих, мы не будем тут сидеть, сложа руки на дотациях, как говорится, на шее у нашего бедного независимого государства тогда, когда в горячих точках умирают наши безвинные молодые соотечественники. Нас не интересует ни деньги, ни должность, ни премии, ни звания, ни ордена и медали. Не нужны нам также ни квартиры, ни семья и ни прочие совсем ненужные вещи. Мы, то есть доблестные и храбрые душевнобольные нашей родины, можем защитить наши территории от любых захватчиков, включая инопланетян! И мы думаем, что на фронте нам будет гораздо веселее, чем здесь, в скучном лечебном центре, поверьте, Господин Президент. Я не устаю повторять, что мы очень способные люди и, стоит только нас учить, как пользоваться огнестрельным оружием, как управлять Зенитно Ракетным Комплексом, бомбардировщиками и истребителями и как угонять их, как летать на военных вертолетах типа, "Акула", "Апачи", использовать атомные подводные лодки с крылатыми межконтинентальными баллистическими ракетами и так далее, то я уверяю Вас и гарантирую, что наши братья по болезни быстро освоят эту суперсовременную военную науку, не хуже чем психически здоровые талантливые курсанты. Они будут свободно летать на современных сверхзвуковых самолетах бомбардировщиках как ястребы и бомбить населенные пункты в горячих точках планеты, сравнивая с землей красивые города, православные и католические храмы, мечети, синагоги, жилые кварталы, заводы и фабрик, школы, больницы, аптеки, детские сады в аккурат, не оставляя там ни одной живой души. Будьте уверены в том, что армия шизофреников и параноиков, используя Зенитно-Ракетные Комплексы, будет сбивать тысячи гражданских авиалайнеров с сотнями пассажирами на борту, попадая ракетами в десятку, чтобы потом в этом чудовищном преступлении обвинить ВВС и ПВО противника!
С огромным уважением,
Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами и Сухопутными Войсками
Генерал Томас Яккабалон.
Заместитель Генерала Томаса Яккабалона, полковник Паскаль Салваторе Альфонс де Вальдемар."
Прочитав письмо несколько раз, вдоль и поперек, Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик задумался, глядя затуманенным взглядом в бронированное пуленепробиваемое окно своего кабинета, похожий на бункер Гитлера.
-Ндаааа, вот это письмо! Они в отличие от здоровых людей в душевном смысле этого слово, писали не о своих проблемах, наоборот, пишут о наболевших проблемах нашего общества и об укрепление обороноспособности нашей многострадальной страны. Хотя это письмо из психлечебницы, но всё же стоит подумать об их инициативах. Тем более, что они обещают защищать Отечество совершенно бесплатно. Если осуществим их мечты, то тут же уменьшатся финансовые расходы на оборону, на армию, на вооружение, на провианты, на одежду и на кирзовые сапоги без подошв миллионы и миллионы пар для наших солдат и офицеров. Сэкономим денежных средств колоссального размера, которые мы ежегодно выделяем из государственного бюджета.
А эти наши шизофреники готовы воевать в любой точке планеты, защищая интересы нашей страны, без военного обмундирования, босиком.Им не надо платить ежемесячную получку. Они обещают выполнять любую задачу партии, в любое время суток, даже на сорока пяти градусном морозе зимой и пятидесяти пяти градусной жаре в пустыне. Эвон сколько силы и денежные средства будут сэкономлены! Почему мы раньше не думали об этом проекте? Этим живым роботам нечего терять. Ведь они камикадзе -самоубийцы и не боятся смерти. А эти наши, так называемые, солдафоны и офицеры, при первой же опасности разбегаются, или, лежа в окопах, простреливают себе ногу и героем возвращаются домой, звеня гроздьями орденов и медалей на груди. Если честно, я не получал такого предложения даже от своих военных специалистов, от экспертов, которые получают ежемесячную зарплату в огромном размере в долларах. Паразиты! Никакого толка от них! Я должен признаться, что раньше хохотал до слез, слушая анекдоты про душевнобольных. Видимо, зря я смеялся тогда. Наоборот, надо было плакать и рыдать в огромный и дырявый клетчатый платок. Вот как они рассуждают! Надо же, такие гениальные люди томятся в дурдомах нашей необъятной страны! А мы этих гениальных людей якобы лечим! Мне кажется людям, которые считают себя здоровыми давно пора идти к врачам психиатрам и лечиться как следует, пока не обострились их душевные болезни. Да, эти люди с неуравновешенной психикой, люди, склонные к насилию опасно для общество. Но если отнестись к этому умом, то я уверен на сто процентов, что мы можем решить много проблем. Мы возложим всю ответственность их докторам, санитарам и воспитателям, призвав их вместе со своими пациентами в армию, и отправим в горячие точки планеты. Сегодня в мире устанавливают тотальный контроль не только над народом и над Средствами Массовой Информации, над оппозицией, но и даже над цунами, над тайфунами, землетрясениями, извержениями вулканов и т.п. А мы что, хуже их что ли? Мы тоже умеем установить контроль над больными, через их врачи в белых халатах, у которых есть сверхсовременные снаряжения, электрошокеры, успокаивающие препараты - транквилизаторы и прочные смирительные рубахи с длинными рукавами. Самое главное - мы автоматически избавимся от ненужных пикетов и митингов, которые организовываются со стороны крикунов правозащитников, грантоедов, защищающих права матерей миллионов погибших солдат, которые возвращаются домой в герметичных цинковых гробах с поле боя, где они героически погибают, защищая экономические и геополитические интересы нашего государства. А смерть душевнобольных на поле боя, не вызывает жалости ни у кого, наоборот, вызывает неконтролируемый смех и люди будут смеяться от души, увидев по телику или услышав об их нелепой смерти в кровопролитных боях. Короче говоря, этот законопроект я немедленно должен представить на рассмотрение парламента страны.Пусть наши, так называемые малограмотные депутаты - дармоеды обеих палат и сенаторы - подхалимы, обсуждают и утверждают этот стратегический вопрос в закрытых заседаниях парламента без свободных журналюг, единогласно в первом чтении проекта. Ясное дело, что эти так называемые депутаты и сенаторы с рабской психологией никогда не проголосует против того, что я предлагаю им. Мне не стоит сильно беспокоиться по этому поводу - подумал Президент страны, Господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, закуривая золотую трубку с бриллиантовыми украшениями, набитую драгоценным ароматизированным табаком.
Президент страны господин Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик перед тем, как представить проект на рассмотрение парламента, решил сперва тайно повстречаться с авторами секретного письма и дал указание своим силовикам, чтобы они организовали тайный разговор с авторами уникального проекта из психушки. Силовики четко и аккуратно выполнили приказ Президента, и привезли двоих гениев в смирительной рубахе босиком и без головного убора и, переодев их в костюмы чиновников и в белые рубашки с накрахмаленными воротничками и с тугими галстуками на шеях. Они работали так ювелирно, что даже помощники Президента страны господина Аполлона Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, увидев тех двоих больных в штатском, приняли их за высокопоставленных гостей из-за рубежа и спешно отдали честь, замирая столбом. В ходе разговора выяснилось, что эти двое способны не то, что там решать проблемы касающиеся укрепление обороноспособности страны, но и создавать совершенно немыслимые фантастические вещи, придумывать уникальные, неслыханные идеи и гипотезы.
Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик, крепко обняв обоих, заплакал.
- Простите, господа, и не удивляйтесь. Это слезы счастья на моих глазах искрятся и дрожат, как далекие звезды в декабрьском холодном небе нашей независимой страны, когда народ наш топит свои буржуйки вонючим кизяком, еле узнавая друг друга сквозь завесу едкого дыма, кашляя, словно хмурые дворники в густом тумане осеннего парка. Я хочу попросить у вас прощения, господа, за наших врачей психиатров, которые неправильно поставив диагнозы, упрятали вас в психиатрические больницы нашей страны, принудив выпить отвратительные жидкости и таблетки. Воспитатели амбалы били вас как боксерские мешки, подвешенные в спортивных подпольных тренировочных залах. Прошу также прощения, за наших соотечественников, которые смеялись до упада и смеются до сих пор над вами, рассказывая друг другу смешные анекдоты про вас, ржут, угорают! Я сегодня воочию убедился в том, что вы, так называемые больные душевной болезнью, в тысячу, а то и миллионы раз умнее, чем наши депутаты и чиновники -взяточники! Оказывается, мы по ошибке заперли в психушки гениальных людей не только нашей страны, но и планеты! Я завтра же издам указ о том, чтобы выпустить всех ваших братьев по болезни из психушек нашей независимой страны и вместо них запереть самих медиков, врачей-психиатров и воспитателей. Прикажу, чтобы немедленно арестовали всех моих помощников - подхалимов, поэтов и писателей - лизоблюдов, чиновников и депутатов -взяточников и министров-дармоедов. Они ничего не делают, но получают большие зарплаты в американских долларах, а граждане нашей страны из-за тотальной безработицы уезжают в другие страны, надеясь найти там хоть какую-нибудь работу. Они согласны даже на грязные работы, ради того, чтобы найти кусок хлеба и прокормить свою семью. Работают дворниками и сторожами, трудятся в мусорных свалках, почти бесплатно. Все, я буду проводить кадровую перестановку во всех сферах нашего общество, то есть назначу своими главными помощниками вас обеих, а также прикажу, чтобы депутатами парламента обеих палат и сенаторами Конгресса назначали только тех людей, которые ранее лечились в психических больницах нашего многострадального и необъятного государства. Губернаторы областей и районов, в том числе председателей колхозов и махаллинских комитетов, тоже будут назначаться из гениальных людей, то есть из ваших братьев по болезни. Все губернаторы и председатели нынешней системы теперь будут пожизненно и принудительно лечиться в психиатрических больницах до тех пор, пока они полностью не выздоравливают. Вы оба сейчас же можете принять пост любого министра, с чем и поздравляю вас заранее, господа! - сказал Президент, завершая свою речь.
Генерал Томас Яккабалон с Паскалем Салваторе Альфонс де Вальдемаром в свою очередь выразили огромную благодарность Президенту Аполлону Габриелю Толедо Пуэрто Карлос Доменик, за теплый прием, за взаимопонимание и высокое доверие. Перед тем уйти, полковник Паскаль Салваторе Альфонс де Вальдемар обратился к Президенту Аполлону Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик :
- У меня небольшой сюрприз для Вас, господин Президент, закройте глаза - сказал он.
Президент закрыл глаза с голливудской улыбкой на устах.
- Теперь откройте, Господин Президент! - произнёс полковник Паскаль Салваторе Альфонс де Вальдемар, улыбаясь беззубым ртом.
Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик открыл глаза и, увидел ключ, который протянул ему полковник Паскаль Салваторе Альфонс де Вальдемар.
При виде ключа у Президента екнуло сердце, и расширились его глаза.
- Ну, спасибо Вам, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Какой Вы честный человек! Где Вы его нашли? Он же лежал в кармане моих брюк!..
С этими словами Президент Аполлон Габриель Толедо Пуэрто Карлос Доменик быстро проверил карманы своих брюк и покраснел от стыда, обнаружив в кармане своих брюк дырку, откуда возможно упал ключ на ковер.
- Я нашел этот ключ вот здесь, под этим креслом, где я сидел. Дай, думаю, подберу его и отдам Господину Президенту нашей страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик, может, думаю, Господин Президент случайно потерял ключ от своей скромной однокомнатной квартиры, расположенная на окраине столицы страны, где он живет со своей большой семьей плюс с тещей - объяснил полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар.
- О, нет, нет, господин полковник Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! Это ключ не от однокомнатной квартиры, а от ядерного чемоданчика! Вы даже не представляете себе, какой героизм Вы совершили на моих глазах перед лицом нашего многострадального народа! Вы спасли нацию! Хорошо, что этот ключ не попал в руки моих сумасшедших министров, которым я издавна не доверяю. Ведь эти дармоеды коррупционеры, могли бы запросто продать злодеям террористам ваххабитам этот бесценный ключ за пачку зеленых купюр! А там загремела бы третья мировая атомная война! Не-е-ет, на мой взгляд Вы спасли не только нацию, но и спасли человечество и всю Вселенную от явной гибели, от термоядерной войны! Я Вас награждаю Орденом Героя Отечества первой степени! Вы теперь национальный герой нашей страны! С сегодняшнего дня Ваше военное звание не полковник, а маршал! Спасибо Вам от имени нашего многострадального угнетенного независимого и трудолюбивого народа и от имени всего человечество, господин Маршал Паскаль Салваторе Алфонс де Валдемар! -сказал с восторгом президент.
- Служу отечеству! - крикнул Паскаль Салваторе Альфонс де Вальдемар, отдавая честь президенту страны Аполлону Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменик. Когда оба офицера высокого ранга вышли из дворца Господина Президента Аполлона Габриелью Толедо Пуэрто Карлос Доменика, генерал Томас Яккабалон поздравил с высоким военным званием своего соратника и брата по болезни.
- Поздравляю Вас, Господин Маршал, с высоким званием! - сказал он, синея и зеленея от черной зависти.
- Вольно, генерал, вольно! Спасибо за поздравления - сказал маршал Паскаль Салваторе Альфонс де Вальдемар, хлопая по плечу и по голову генерала Томаса Яккабалона.
Генерал Томас Яккабалон продолжал:
- Простите, Господин Маршал, с одной стороны, достичь такого успеха хорошо. Но, с другой стороны, боюсь, что мы с Вами упустили исторический шанс. Овладев ключом ядерного чемоданчика, мы бы могли заставить Президента распустить Правительство и Парламент и уйти с поста Президента. После всего этого Вы бы сегодня ночью поспали бы хорошенько, и утром проснулись бы Президентом страны! Эх, какой шанс упустили, Господи! - сказал генерал Томас Яккабалон.
- Да, ты не волнуйся, генерал латтапогон (Тряпичный погон), я не такой дурак, как ты думаешь! Когда я зашел в туалет, тайно и аккуратно снял с ключа ядерного чемоданчика слепок, придавив его на этот кусок мыла. Теперь по этому слепку мы можем изготовить дубликат ключа ядерного чемоданчика. Как говорится, еще не вечер. Есть ещё время для того, чтобы мне стать Президентом страны, а тебе - Министром Обороны! Весь мир в наших руках! - сказал маршал Паскаль Салваторе Альфонс де Вальдемар с коварной и хитрой ухмылкой на устах.


28/08/2014.
3:40 дня.
Канада.г. Бремптон.


 

Holder Volcano

Member of the Uzbek Union of Writers



"Key"

"The story"


When the letter from the commander-in-Chief of The Air And Land forces, General Thomas Yakkabaloon, and his Deputy, Colonel Pascal Salvatore Alfonso de Valdemar, reached the presidential office, the Press Secretary of the President, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, thought deeply, staring at the envelope, not knowing what to do.
Then came the terrible command of the guards:
Attention, all members of the presidential staff! Close the door of their offices on the bolt and clear the corridor! Mr. President is coming! -the guards shouted through a tin horn. The President's press Secretary stood at attention as if in a photograph. Finally, the President appeared in the corridor, surrounded by heavy security. After a while, the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, came and stood for a moment at the entrance of his chic favorite spherical office. Before entering his office, he glanced briefly at the Press Secretary's Desk, where a pile of letters lay.
Well, what news? What are they? Again from the citizens, or what? I am so tired of these stupid letters. Like I don't have anything else to do but read those stupid letters where they only write about their own problems. There is not among them at least one person who could write about the global economic problems, at least about those which concern problems of our state. Give me that big red envelope." Here I see something extraordinary. This letter is either from the leaders of other Countries, or from the diplomatic corps of the Commonwealth countries -said, as if guessing, the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, taking and examining the envelope with interest. Then he smiled broadly at the address of the letter.
Oh a letter from a mental hospital? - looking at the letter, and he started laughing, shaking his whole body. - Huwah-hah-hah-hah-haaaah! Iehh-hah-hah-hah-haaaaa! Ahahahahahahaaaa! See, the letter from the mental hospital?! no way... This is the first time I've received this kind of letter in my 45-year presidency, honestly! I wonder what they wrote about. It's supposed to be funny... the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, said, wiping tears from his eyes with his huge checkered handkerchief.
Entering his spherical office, he opened the envelope and began to read the letter of the patients of the mental hospital with interest , the commander-in-Chief Of the Air And Land forces, General Thomas Yakkabaloon and his Deputy Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar.
To the President of our beloved country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic.

Mr. President!


Although healthy people consider us fools, crazy, but we, patients of the Central mental hospital of the capital of our independent country, paradoxically, are the most intelligent, the most brilliant people on the planet. We have famous poets, thinkers, philosophers of all stripes, there are psychics, clairvoyants, soothsayers, great scientists, astronauts, valiant invincible generals, telepaths, reading other people's thoughts, who declared themselves prophets and even gods, nomads of time, masters of the universe, defenders of humanoids in solar systems and in the nebulae of the universe, great Opera singers with soprano voices, baritone, tenor. There are also disgraced leaders of opposition parties, human rights activists pyan yes ragged, that could not become your "colleagues". This raises the question: why can't our state use the free services of these capable, talented patients in solving the problems that have arisen in the political arena of the world? To solve questions our forces, patients of our mental hospital in area defense. We often hear that hundreds, sometimes thousands, of innocent, mentally healthy young soldiers of our country are dying in the hot spots of our planet. And what if we, psychopaths, paranoids and schizophrenics, were drafted into the army in the place of healthy children, in the spiritual sense of the word? First, we are strong, healthy, brave, courageous people. Second, we have nothing to fear and nothing to lose. Thirdly, we will not sit here idly on subsidies, as they say, on the neck of our poor independent state when our innocent young compatriots die in hot spots. We are not interested in money, position, awards, titles, orders and medals. We also do not need any apartments, no family and no other completely unnecessary things. We, that are valiant, brave, and mentally ill of our homeland, can protect our territories from any invaders, including aliens! And we think we'll have a lot more fun at the front than we have here in a boring treatment center, believe me, Mr. President. I never tire of repeating that we are very capable people and, once we are taught how to use firearms, how to operate an anti-Aircraft Missile System, bombers and fighters and how to hijack them, how to fly military helicopters such as "shark", "Apache", use nuclear submarines with cruise Intercontinental ballistic missiles and so on, then I assure You and guarantee that our brothers in healthy talented cadets. They will fly freely on modern supersonic aircraft bombers like hawks and bomb city points in hot spots of the planet, comparing with the earth beautiful cities, Orthodox and Catholic churches, mosques, synagogues, residential neighborhoods, factories , schools, hospitals, pharmacies, kindergartens exactly, without leaving there a single living soul. Be sure that the army of schizophrenics and paranoids, using anti-Aircraft Missile Systems, will shoot down thousands of civilian Airliners with hundreds of passengers on Board, getting missiles in the top ten, then in this monstrous crime blame the air force and air defense of the enemy!
With great respect, Commander-in-chief, Air Force and Land Forces General Thomas Yakkabaloon. Deputy General Thomas Yakkabaloon , Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar ."
After reading the letter several times, up and down, the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic thought, looking bleary-eyed through the armored bulletproof window of his office, like a Hitler bunker.
Yeaaaah, here is this letter! Unlike healthy people in the spiritual sense of the word, they did not write about their problems, on the contrary, they wrote about the urgent problems of our society and about strengthening the defense capacity of our long-suffering country. Although this letter is from a mental hospital, it is still worth thinking about their initiatives. Moreover, they promise to protect the Fatherland for free. If we realize their dreams, then immediately decrease the financial costs for defense, for the army, for weapons, for provisions, for clothing and for canvas boots without soles millions and millions of pairs for our soldiers and officers. We are spending enormous amounts of money, which we annually allocate from the state budget.
And these schizophrenics of ours are ready to fight anywhere in the world, protecting the interests of our country, without military uniforms, barefoot.They don't have to pay a monthly salary. They promise to perform any task of the party, at any time of the day, even in the forty-five-degree frost in winter and fifty-five-degree heat in the desert. Oh all the money we can save with this idea! Why didn't we think about this project before? These living robots have nothing to lose. After all, they are kamikaze-suicide and are not afraid of death. And these our so-called soldiers and officers, at the first danger run away, or, lying in the trenches, shoot themselves in the leg and return home a hero, ringing clusters of orders and medals on their chest. To be honest, I have not received such an offer even from my military specialists, from experts who receive a huge monthly salary in dollars. Parasites! They're no good! I must confess that I used to laugh till I cried when I heard anecdotes about the insane. I guess I shouldn't have laughed then. On the contrary, it was necessary to cry and sob in a huge and leaky plaid handkerchief. That's how they reason! It is necessary, such ingenious people languish in mental hospitals of our immense country! And we ostensibly treat these brilliant people ! It seems to me that people who consider themselves healthy should go to psychiatrists and be treated properly before their mental illness worsens. Yes, these people with unstable mentality, people prone to violence are dangerous for society. But if you think about it wisely, I am one hundred percent sure that we can solve a lot of problems. We will put all the responsibility to their doctors, nurses and caregivers, calling them together with their patients in the army, and sending them to the hotspots of the planet. Today in the world establishes total control not only over the people and over the Media, over the opposition, but even over tsunamis, typhoons, earthquakes, volcanic eruptions, and so on. Are we worse than them? We, too, are able to establish control over patients, through their doctors in white coats, who have ultra- modern equipment, stun guns, sedative tranquilizers and durable straitjackets with long sleeves. Most importantly, we will automatically get rid of unnecessary pickets and rallies that are organized by human rights screamers, grant-eaters who protect the rights of the mothers of millions of dead soldiers who return home in sealed zinc coffins from the battlefield, where they heroically die defending the economic and geopolitical interests of our state. And death mentally ill on the field battlefield, not only causes pity, on the contrary, causes people to uncontrollably laugh at, seeing on tv or having heard about their ridiculous death in bloody battles. In short, this bill I must immediately submit to the Parliament of the country.Let our so-called illiterate MPs-parasites of both chambers and senators- sycophants, discuss and approve this strategic issue in closed sessions of Parliament without free journalists, unanimously in the first reading of the draft. It is clear that these so-called deputies and senators with slave psychology will never vote against what I offer them. I shouldn't worry too much about that, thought the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, lighting a gold pipe with diamond ornaments, stuffed with expensive flavored tobacco.
The President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, before submitting the project to the Parliament, decided to first secretly meet with the authors of the secret letter and instructed his security forces to organize a secret negotiation with the authors of the unique project from the psychiatric hospital. Security forces accurately executed the order of the President, and brought two geniuses in a straitjacket barefoot and without a headdress and, having dressed them in suits of officials and in white shirts with starched collars and with tight ties on necks. They worked so well that even the aides of the President of the country, Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, seeing those two patients in civilian clothes, took them for high-ranking guests from abroad and hastily saluted, pausing like sticks. During the conversation, it turned out that these two are not only able to solve problems related to the strengthening of the country's defense, but also to create absolutely unthinkable fantastic things, to come up with unique, unheard-of ideas and hypotheses.
President Mr. Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic hugged them both and wept.
Excuse me, gentlemen, and don't be surprised. These are tears of happiness in my eyes sparkle and tremble like distant stars in the December cold sky of our independent country, when our people drown their bourgeois stinking dung, barely recognizing each other through a veil of acrid smoke, coughing like frowning wipers in the thick fog of an autumn Park. I want to ask your forgiveness, gentlemen, for our psychiatrists, who incorrectly diagnosed, locked you up in psychiatric hospitals of our country, forcing you to drink disgusting liquids and pills. Care-givers beat you like punching bags suspended in sports underground training halls. I also apologize for our compatriots who laughed until they fell and still laugh at you, telling each other funny anecdotes about you. I saw with my own eyes today that you, the so-called patients with mental illness, are a thousand or even millions of times smarter than our deputies and bribe-taking officials! It turns out that we mistakenly locked you brilliant people in mental hospitals not only in our country, but also the planet! I will issue a decree tomorrow to release all your brothers in sickness from the mental hospitals of our independent country, and to lock up the physicians, psychiators, and care-givers themselves in their stead. I will order that all my assistants - sycophants, poets and writers, officials and deputies-bribe takers and Ministers-parasites are immediately arrested. They do nothing, but receive large salaries in American dollars, and the citizens of our country because of total unemployment go to other countries, hoping to find at least some work there. They agree even on dirty work, sake of moreover, to find a slice of bread and feed their family. They work as janitors and watchmen, work in garbage dumps, almost for free. That's all, I will carry out a reshuffle in all spheres of our society, that is, I will appoint you both as my main assistants, and I will also order that only those people who were previously treated in the mental hospitals of our long-suffering and vast state are appointed as deputies of the Parliament of both houses and senators of Congress.
Governors of regions and districts, including chairmen of collective farms and committees, will also be appointed from brilliant people, that is, from your sick brothers. All governors and chairmen of the current system will now be treated for life and involuntarily in psychiatric hospitals until they fully recover. You can both accept the post of any Minister at once, and I congratulate you in advance, gentlemen! - said the President, concluding his speech.
General Thomas Yakkabaloon and Pascal Salvatore Alfons de Valdemar, in return, expressed their gratitude to the President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic for the warm welcome, mutual understanding and high trust. Before leaving, Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar appealed to the President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic:
I have a little surprise for you, Mr. President, close your eyes, - he said. The President closed his eyes with a Hollywood smile on his lips.
Now open your eyes, Mr. President! - Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar - said, smiling toothlessly.
President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic opened his eyes and saw the key that Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar handed him.
The President's heart skipped a beat at the sight of the key, and his eyes widened.
Well, thank you, Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar ! What an honest man you are!
Where did you find it? - It was in my pocket!..
With that, President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic quickly checked his pants pockets and blushed with shame when he found a hole in his pocket where a key might have fallen on the carpet.
I found this key here, under this chair where I was sitting. Let me, I think, I will pick it up and give it to Mr. President of our country Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, maybe I think Mr.
President accidentally lost the key to his modest one-room apartment, located on the outskirts of the capital of the country, where he lives with his large family plus with his hungry fat grouchy mother in law
explained Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar.
-Oh, no, no, Colonel Pascal Salvatore Alfons de Valdemar ! This key is not for a one-room apartment, but instead for the nuclear football! You have no idea what heroism You have committed before my eyes in the face of our long-suffering people! You saved the nation! It is a good thing that this key did not fall into the hands of my crazy Ministers, whom I have long distrusted. After all, these corrupt parasites could easily sell villains religion fanatic terrorists this priceless key for a wad of dollars! And there would have been a third world atomic war! Nope, in my opinion You saved not only the nation, but also saved humanity and the entire Universe from apparent destruction, from thermonuclear war! I award you the order of the Hero of the Fatherland of the first degree! You are now the national hero of our country! From now on, your military rank is not Colonel, but Marshal! Thank you on behalf of our long-suffering oppressed independent and hardworking people and on behalf of all mankind, Mr.
Marshal Pascal Salvatore Alfons de Valdemar! - the President said enthusiastically.
Serving the Fatherland!" Pascal Salvatore Alfons de Valdemar shouted, saluting President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic. When the two high-ranking officers left the Palace of Mr.
President Appalon Gabriel Toledo Puerto Carlos Dominic, General Thomas Yakkabaloon congratulated his colleague and brother on his high military rank.
I congratulate you, Marshal, On your high rank." "Oh, no!" - he said, turning blue and green with black envy.
At ease, General, at ease!" Thank you for your congratulations, - said Marshal Pascal Salvatore Alphonse de Valdemar, clapping General Thomas Yakkabaloon on the shoulder and head.
General Thomas Yakkabaloon continued:
Excuse Me, Monsieur Le Marechal, but on the one hand, it is good to achieve such success. But on the other hand, I'm afraid we've missed a historic opportunity. By seizing the key to the nuclear briefcase, we could force the President to dissolve the Government and Parliament and resign as President. After all This, you would sleep well tonight, and Wake up in the morning the President of the country! Oh, what a missed chance, my God! - said General Thomas Yakkabaloon .
Yeah, don't you worry, General Lattapagon (Rag shoulder straps), I'm not such a fool as you think!
When I went to the bathroom, I secretly and carefully removed the mold from the key of the nuclear suitcase, pressing it on this piece of soap. Now we can make a duplicate of the key of the nuclear suitcase from this cast. As they say, it is not yet evening. There is still time for me to become President of the country, and you - the Minister of Defense! The weight of the world is in our hands!-said Marshal Pascal Salvatore Alphonse de Valdemar, with a sly smile.


28/08/2014.
3:40 of the day.
Canada.the city of Brampton.


 

 
Еще статьи...